Ведущий рубрики
Анатолий БЕРШТЕЙН

БЫЛ ЛИ ЛЕНИН
НЕМЕЦКИМ ШПИОНОМ?

Вопрос этот из ряда острых и одновременно
спекулятивных, как и все подобные вопросы,
должен разбираться взвешенно и на основе
фактов. Выводы же пусть делают школьники.

Знаменитый приезд Ленина в апреле 1917 г. в запломбированном вагоне через территорию воюющей Германии не вызвал тогда существенных кривотолков. Скандал разразился в июле, после того как большевики фактически попытались cовершить переворот.

4 июля экс-большевик Г.Алексинский, который работал с Лениным в эмиграции, и эсер В.Панкратов выступили с обвинениями лидера большевиков в сделке с немцами. 5 июля обвинения появились в печати. По утверждению газет, большевики Владимир Ленин, Яков Ганецкий и Мечислав Козловский были немецкими шпионами.

Уже 6 июля был выдан ордер на арест Ленина, но дома его не застали. 7 июля он выступил с протестом против обыска на квартире его сестры и выразил намерение явиться на суд. Но 8 июля резко изменил своё решение. Дело в том, что Петроградский совет не дал ему стопроцентной гарантии безопасности.

В руководстве партии наметился раскол: одни считали, что Ленин должен появиться в суде и использовать его трибуну для разоблачения Временного правительства; другие – что это небезопасно. Был выбран нелегальный путь. Месяц Ленин и Зиновьев прожили на станции Разлив вблизи курортного городка Сестрорецк, в 32 км от столицы. 9 августа они перебрались в Финляндию.

Суть обвинений против Ленина сводилась к следующему: ещё в самом начале войны большевики выступили с беспрецедентным обращением к народам России — желать поражения собственному правительству и превратить войну империалистическую в гражданскую. Этим идеологическим ходом решили воспользоваться в Германии, чтобы ослабить Россию и заставить её подписать сепаратный мир. Человеком, который предложил германскому МИДу, а потом и Генштабу такой план, был Александр Лазаревич Гельфанд (больше известный под псевдонимом или партийной кличкой Парвус). Через него большевистской партии выдавались суммы на пропаганду против войны и организацию беспорядков. Парвус встречался с Лениным в 1915 г. в Берне, но они там как будто не договорись. Тем более что Парвус стоял, в общем-то, на меньшевистских позициях. Но вся дальнейшая логика событий наводит на мысль, что не всё так просто.

Через большевиков Якова Ганецкого (Фюрстенберга) и Мечислава Козловского, так же как и Парвус занимавшихся бизнесом, в большевистскую казну поступали какие-то суммы, чему были письменные доказательства (письма Ленина). Но суммы эти были незначительные – несколько тысяч рублей, и всем было известно, что Ленин и его единомышленники жили в Европе на деньги из партийной кассы не очень шикарно. Так что это были не доказательства. Но вот неожиданный приезд Ленина в апреле в Петроград через территорию воюющей Германии стал катализатором слухов о его сделке с немцами.

История проезда русских социалистов через Германию до сих пор остаётся мутной. Неизвестно даже, сколько было человек в этом специальном вагоне: по одним данным 33–34 человека, по другим – менее 20-ти. Чтобы придать этой странной поездке по территории воюющей с Россией страны благопристойный вид, в путешествие отправились не только большевики, но и меньшевики, и бундовцы.

Ленин с группой политэмигрантов в Стокгольме. 31 марта 1917 г.
Ленин с группой политэмигрантов
в Стокгольме. 31 марта 1917 г.

С другой стороны, Ленин, как юрист, сделал всё, чтобы оградить себя в будущем от кривотолков: всё происходило в форме интернирования. На протяжении поездки Ленин демонстративно ни с кем не встречался. В частности, в Стокгольме, куда вождь большевиков и его соратники прибыли из Германии, и где режим их жизни был свободным, Ленин наотрез отказался встречаться с Парвусом.

Вообще, Ленин и Парвус и в 1917 г., и позже, когда в годы Гражданской войны снова всплыл этот вопрос, отрицали свои контакты.

Когда появились «документы Сиссона», которые представляли собой 100 факсимиле документов, подобраных американским журналистом Эдгаром Сиссоном, и проливали свет на немецкую помощь большевикам в их приходе к власти, Парвус ответил в печати памфлетом. В 1918 г. он писал: «Читатель знает, что, несмотря на желание большевиков поражения России, между мной и ними не было согласия. Я принимал во внимание оптимальные факторы – экономику, политику, военную мощь, соотношение сил, возможные результаты. Большевики же имели один и только один готовый ответ на все вопросы – РЕВОЛЮЦИЮ. Их достаточно предостерегали и информировали о реальном положении и обстоятельствах.

Я встречался с Лениным летом 1915 г. в Швейцарии. Изложил ему свои взгляды на последствия войны для общества и революции. В то же время я предупреждал его, что, пока продолжается война, революции в Германии не будет, в этот период она возможна только в России в результате немецких побед». Кстати, «документы Сиссона» вскоре были признаны фальшивкой.

И всё же, несмотря на выступления Парвуса и гневные отповеди большевиков, дыма без огня не было. Есть и другие свидетельства сговора между Лениным и Парвусом. Керенский в своих мемуарах приводит замечание Людендорфа, начальника Генштаба Германии: «Отправляя Ленина в Россию, наше правительство возложило на него серьёзную ответственность. Эта поездка оправдывалась с военной точки зрения. Россия должна была пасть».

Подтверждают участие немцев в большевистском перевороте и Гинденбург, и командующий Восточным фронтом генерал Гофман, есть также признания по этому поводу немецкого социалиста Эдуарда Бернштейна.

После войны были рассекречены документы германского МИДа. Там, в частности, нашлась записка от 20 ноября 1917 г. министра иностранных дел Р. фон Кюльмана на имя кайзера: «Только получая от нас существенную постоянную помощь (по разным статьям и через разные источники), большевики могли создать свой главный орган “Правда”».

Тем не менее точные суммы неизвестны, а доказательства их получения — косвенны.

Ряд историков, правда, приводят и конкретные цифры. По некоторым данным Гельфанд-Парвус получил от МИДа и Генштаба Германии в 1915 г. три транша: 1 млн марок, ещё 1 млн рублей и 5 млн марок, которые глава немецкого МИДа фон Ягов выбил специально для «революционной агитации в России». Но эти деньги получил Парвус, человек, успешно занимающийся бизнесом в Европе.

Личные вещи В.И.Ленина. 1917 г.
Личные вещи В.И.Ленина. 1917 г.

К слову, его биография крайне примечательна. (Позволю себе вольное примечание: личность и деятельность Парвуса очень напоминают другого российского бизнесмена и политика конца 1990-х — начала 2000-х гг.).

А.Л.Гельфанд-Парвус был социалистом-марксистом. Рано увлёкся социалистическими идеями, уехал в Швейцарию, в конце XIX в. учился в Базельском университете (специальность — финансы и банковское дело). Потом жил в Германии, был тесно связан с немецкими социалистами, которые считали его одним из лучших теоретиков марксизма.

В 1905 г. он принял активное участие в русской революции, тесно сотрудничая с Петроградским Советом, с Троцким, считался даже его учителем. Был арестован. Сослан в Сибирь, бежал за границу, снова в Германию.

Именно Гельфанд предложил немецкому МИДу план по провоцированию революции в России. План простой: забастовки в столице и черноморских портах, политическая стачка и — падение режима.

Получив одобрение и финансирование от Германии, он начал вести переговоры с социал-демократами России, несмотря на то, что явно не симпатизировал Ленину. Но их позиция пораженчества, заявленная с самого начала войны, была с точки зрения Гельфанда более эффективной.

А.Л.Гельфанд-Парвус
А.Л.Гельфанд-Парвус

Сообразно своему плану Гельфанд пытался устроить забастовки и беспорядки в России — сначала в годовщину Кровавого воскресенья в январе 1916 г., потом зимой 1917 г. И как мы знаем, в 1917-м план принёс реальные плоды.

Но даже Керенский не принимал всерьёз мнение, что Ленин — шпион. «Конечно, он не был германским агентом в прямом значении этого слова», — писал в мемуарах лидер Февральской революции. Но тут же добавлял: «Но то, что Ленин совершил серьёзнейший акт предательства России в мировой войне, — неоспоримый, неопровержимый исторический факт».

Именно это подчёркивалось и в коммюнике, опубликованном прокурором Петроградского округа (в его составлении принимал участие Керенский) после июльского мятежа:

«Какими бы ни были их мотивы, Ленин со своими сподвижниками создали весной 1917 г. внутри большевистской партии некую организацию с целью поддержки враждебных действий воюющих с Россией стран. Для этого упомянутая организация вместе с вражескими агентами стремилась к дезорганизации русской армии путём активной пропаганды среди населения и солдат, финансируемой враждебными державами».

Но доказательств этому практически не было, и все обвинения выдвинутые в то время, типа «вторая азефовщина», так и остались не более, чем хлёсткими журналистскими заголовками.

Да, для Ленина была возможна сделка, поскольку для него принципиально не существовало морали вне революционной целесообразности, о чём он неоднократно заявлял. Его использовали, но не «втёмную». Он также использовал немецкие власти, которые в грош не ставил.

В конечном итоге стороны кое-чего добились: немцы получили революцию в России и смогли нанести ей несколько поражений, а в дальнейшем и аннексировать ряд территорий, заключив долгожданный сепаратный Брестский мир с большевиками (многие тогда говорили, что это была плата за помощь в революции). Но это не спасло Германию от сокрушительного поражения в войне.

Ленин же получил больше: власть в России. Однако он мечтал о мировой революции, о её победе в Германии и других странах. И вот это осталось его несбывшейся мечтой.


СОВЕТУЕМ ПРОЧИТАТЬ

Катков Георгий. Февральская революция. Пер. с англ. М., 2006.

Соболев Г. Тайна «немецкого золота». СПб., Нева, 2002.

TopList