Михаил Богуславский

Аналитическая справка

об обеспеченности высших учебных заведений
пособиями по новейшей истории СССР и России

Аналитическая справка, подготовленная Михаилом Викторовичем Богуславским, членом-корреспондентом РАО, доктором педагогических наук, профессором, главным научным сотрудником группы методологии историко-педагогических исследований Института теории образования и педагогики РАО, к школьному преподаванию истории прямого отношения, казалось бы, не имеет.

При этом совершенно очевидно, что описываемые и отчасти рецензируемые в тексте учебные пособия для вузов во многом определят (и уже определяют) облик тех, кто придет работать в школу в самые ближайшие годы.

Обращает на себя внимание тот факт, что практически все издания характеризуются автором в качестве «достоверных и объективных», причем чаще всего — в целом. Такая оценка, как можно предположить, — и автор сам заявляет об этом, — связана с тем, они «не содержат прямых фальсификаций развития отечественного исторического процесса ХХ в.», «обличительно-очернительного уклона», «однозначно разоблачительных характеристик и оценок».

Высоко оценивается и тот факт, что описанные пособия «не наносят урона престижу России».

Следует заметить, что «престиж» страны (государства) — понятие слишком сложное, а определять, какие именно факторы его роняют, а какие — поднимают, — занятие весьма и весьма рискованное. Кроме того, как-то не верится, что ни одно историческое явление так-таки и не заслуживает «однозначно разоблачительных характеристик и оценок».

Думается, что поиск положительных сторон геноцида или применения пыток, имевших место в истории многих государств и народов, вряд ли стоит относить к проявлениям «достоверности и объективности», как и умиляться отсутствию «прямых фальсификаций», которые вряд ли много лучше или хуже фальсификаций косвенных.

Впрочем, все эти замечания отнюдь не снижают ценности глубокого анализа, представленного в «Справке...», который, будем надеяться, позволит нашему читателю — в т.ч. и студенту — лучше ориентироваться в море учебной литературы по истории.

В конце 1980-х и в 1990-е гг. в отечественной исторической науке происходил сложный, даже мучительный процесс переосмысления прошлого нашей Родины. Начавшись в конце 1980-х гг. с ряда тогда наиболее острых и болезненных проблем: истории гражданской войны, политической борьбы 1920-х гг., оценок личностей и деятельности В.И.Ленина, Н.С.Хрущева и особенно всего того, что было связано с И.В.Сталиным — процесс переосмысления далее продвигался вглубь и вширь.

В результате существенным переоценкам подверглась вся отечественная история: от праславян до начала 1990-х гг. Естественно, что этот многослойный, сложный процесс оказался неоднозначным. С одной стороны, несомненно, освещение истории СССР и России ХХ в. стало значительно более многомерным, всесторонним, в определенной мере более достоверным. С другой — на смену прежних идеологических клише, стереотипов и мифов пришли новые.

Оценивая в целом результаты развития отечественной исторической науки в 1990-е гг., можно констатировать, что, несмотря на существенные достижения объективное и достоверное представление о развитии нашей страны в ХХ в. не достигнуто. В первую очередь это касается таких проблем, как внутренняя и внешняя политика СССР в 1920—1930-е гг. и — особенно — истории Великой Отечественной войны.

Еще предстоит написать объективную и достоверную историю развития России ХХ в.

Все достижения и пробелы исторической науки неизбежно, но не механически отразились на учебниках по новейшей истории СССР и России ХХ в.

В начале 1990-х гг., когда процесс переосмысления носил особенно острый характер, выходили книги по отдельным проблемам и периодам истории ХХ в. Собственно издание учебников по новейшей истории началось с 1994—1995 гг., когда наступила определенная стабильность и стало возможным написание книг такого жанра.

Дело в том, что учебники по своей сути должны отражать устоявшиеся исторические оценки и содержать достоверные факты.

За период с 1994 по 2001 г. согласно каталогу Российской государственной библиотеки в нашей стране было издано 26 учебников и учебных пособий для высших учебных заведений, в которых освещалась отечественная история ХХ в. При этом, правда, надо учитывать, что некоторые учебники выходили сначала как выпуски, а затем уже переиздавались отдельными изданиями. К тому же авторы комбинировали наличные материалы, создавая затем на базе учебников проблемные пособия по отдельным вопросам. В целом же можно сделать вывод, что в содержательном плане (наличие учебников) средние и высшие учебные заведения не должны сейчас испытывать иных — кроме финансовых и организационных — проблем с комплектованием соответствующими пособиями.

Характеризуя массив учебников, можно условно разделить их по следующим внешним параметрам:

— пособия, рекомендованные Министерством образования и, следовательно, имеющие общероссийское распространение;
— учебники, рекомендованные учеными советами вузов и имеющие локальное распространение;
— выпущенные относительно массовыми тиражами (от 10 тысяч) центральными издательствами или местными с тиражом до 5 тысяч, что существенно сужает круг потребителей;
— учебники, выходившие один раз или неоднократно переиздававшиеся, что также существенно сказывается на их реальном влиянии на образовательный процесс в высшей школе;
— учебники, специально посвященные истории ХХ в., и пособия, в которых освещалась вся отечественная история, что, естественно, приводило к более сжатому изложению событий новейшей истории, охватывающих весь ХХ век или же его отдельные периоды (например, 1941—1991 гг.).

Существенную роль играет и то обстоятельство, для какой аудитории предназначен учебник: для студентов исторических факультетов или только гуманитариев, студентов вообще.

Однако, несмотря на важное значение всех этих внешних обстоятельств, они не сказываются сколько-нибудь существенно на таких параметрах, как объективность и достоверность.

Здесь имеют значение совсем иные критерии:

— личная субъективная мировоззренческая позиция автора учебника (или, как правило, нескольких глав, разделов);
— мировоззренческая позиция титульных редакторов учебников, зачастую подбирающих авторский коллектив «под себя»;
— научно-исследовательский и преподавательский стаж и опыт авторов и редакторов;
— принадлежность их к различным возрастным генерациям (условно до 50 лет и после).

Существенное значение имеет и такой общий критерий, как время выхода учебника в свет. В данной связи в более выгодном положении с точки зрения анализируемых параметров находятся учебники, изданные в 1999—2000 гг., когда исторические оценки стали более устойчивыми.

В данной связи, на основании как внешних, так и внутренних критериев из массива учебных пособий по отечественной истории, в которых освещается ХХ век, были выбраны следующие:

1. Отечественная история. ХХ век / Под ред. А.В.Ушакова. М.: АГАР; РАНДЕВУ-АМ, 1999. 495 с.
2. Новейшая история Отечества. ХХ век: В 2 т. / Под ред. А.Ф.Киселева, Э.М.Щагина. — М.: ВЛАДОС, 1999. Т. 1. 495 с.; Т. 2. 447 с.
3. А.К.Соколов, В.С.Тяжельников. Курс советской истории. 1941—1991. М.: Высшая школа, 1999. 414 с.
4. Ш.М.Мунчаев, В.М.Устинов. История России. Изд. 2-е. М.: НОРМА, 2000. 647 с.
5. История России / Под общ. ред. Ю.И.Казанцева, В.Г.Деева. М.: ИНФРА-М, Новосибирск: Сибирское соглашение, 2001. 472 с.
6. История России / Под ред. М.Н.Зуева, А.А.Чернобаева. М.: Высшая школа, 2001, 479 с.

Эти учебники и учебные пособия были отобраны по следующим общим основаниям:

— они подготовлены солидными специалистами, имеющими, как правило, известную мировоззренческую и профессиональную репутацию;
— они изданы в Москве, причем достаточным тиражом, чтобы иметь распространение, а следовательно, оказывать определенное влияние на образовательный процесс;
— изданы в 1999—2001 гг.

Вместе с тем, учитывая заданные параметры анализа — объективность и достоверность, принципиально важно было рассмотреть именно те учебники, которые можно отнести к «полномочным представителям» того или иного типа пособия для высшей школы.

В данной связи были выбраны издания:

— адресованные как студентам исторических факультетов, так и в целом студентам вузов;
— специально посвященные истории ХХ в. и истории отечества в целом;
— рекомендованные как Министерством образования, так и Научно-методическими советами по истории УМО университетов;
— подготовленные двумя авторами или более значительным коллективом.

Выделенные вариативные параметры создают необходимые предпосылки для общих выводов о комплексе учебников и учебных пособий по новейшей истории для высшей школы. Однако эти предпосылки не являются достаточными именно в силу выделенных критериев анализа — объективности и достоверности. В данной связи необходимо было рассмотреть учебники, написанные авторами, условно принадлежащими к консервативно-традиционному и либерально-демократическому направлениям современной политической, общественной и научной ценностной ориентации.

Рассмотрим на основе выделенных критериев учебники в той последовательности, в какой они заявлены в списке.

1. Отечественная история. ХХ век / Под ред. А.В.Ушакова.

Учебное пособие адресовано студентам высших учебных заведений и подготовлено коллективом авторов из 5 человек, что существенно сказалось прежде всего на стилевой форме подачи материала.

Главным достоинством пособия, выгодно отличающим его от остальных, является наличие значительного блока документов и материалов, помещенного после каждой главы. В свете принципа объективности подчеркнем: документы подобраны так, что представляют различные политические и идеологические воззрения. Это создает благоприятные предпосылки для формирования у студентов самостоятельных выводов по рассмотренным вопросам. Кстати, и сами вопросы, и задания сформированы в проблемно-эвристическом плане. В целом учебное пособие (кроме гл. Х—ХV) достаточно традиционно и объективно.

К сильным сторонам его можно отнести:

— справедливые оценки личностей противников России (например, правомерные характеристики японских адмиралов и генералов русско-японской войны 1904—1905 гг.) как «образованных, энергичных, решительных» командующих;
— более уважительное отношение к тем, кто ранее «числился» врагами — белым генералам, альтернативным политическим деятелям: все они приводятся с указанием имен и отчеств (в советское время в учебниках «враги» фигурировали только под фамилиями), им даются емкие, достоверные исторические характеристики;
— анализ деятельности политических партий до Октября 1917 г. сделан достаточно объективно без прежней «большевистской» однобокости;
— комплексная (с учетом разных подходов) характеристика дается таким важнейшим историческим фигурам ХХ в., как
В.И.Ленин и И.В.Сталин;
— кардинально расширена и позитивно представлена роль интеллигенции: деятелей культуры и искусства различных направлений в отечественной истории.

Как следует из приведенных положений, главы I—IX написаны достаточно достоверно и объективно и все же слишком традиционно. В ряде исторических сюжетов авторы не сумели преодолеть прежних идеологических клише и стереотиов, за рамки которых они не хотят или не могут выйти. Всё это придает этому учебному пособию несколько архаичный характер.

Так, например, вне сложившихся в современной историографии оценок трактуются «корниловский мятеж», декабрьское восстание в Москве в 1905 г.; манифест 17 октября 1905 г. и ряд других. При описании этих сюжетов явственно проступает штамп приснопамятного «Краткого курса».

Есть и досадные пробелы, которые не носят характера случайных упущений. Особенно в этом плане не повезло истории Великой Отечественной войны. Студенты опять не узнают о таком крупнейшем сражении как Ржевская оборонительно-наступательная операция, в которой в 1942—1943 гг. погибло не менее 3,5 млн человек. Привычно однозначно оценивается фигура Власова (кстати, чуть ли не единственного не удостоенного в пособии имени отчества): только лишь как предателя. А ведь сейчас хорошо известна решающая роль армии А.А.Власова в успехе контрнаступления под Москвой в декабре 1941 г.

К сожалению, подобные недочеты отнюдь не единичны. Но дело не только в этом: историческим персонажам в пособии отказано во внутренней логике действий и поступков, что придает им «медальонный характер». Другим существенным, даже сущностным недостатком (в аспекте объективности и достоверности) является то, что историческим событиям и деятелям не дается нравственной оценки.

Как уже отмечалось, главы X—XV существенно отличаются от остального текста пособия. Особенно главы X—XIII, написанные Н.М.Островским. Автором выбран разговорный жанр изложения, который, несомненно, вызывает и поддерживает у читателей интерес, но выглядит в тексте конкретного учебника инородным.

Можно спорить, насколько такая манера изложения подходит к жанру учебника в целом. По нашему мнению, это, скорее, стиль лекции, даже урока в школе, механически перенесенный на страницы пособия, где видится излишне легковесным и поверхностным, хотя и занимательным. В итоге студенты не получают адекватного представления об эпохе от Великой Отечественной войны до перестройки. Вместе с тем автор более свободен в своих оценках и достаточно четко отразил в них слабые и сильные стороны того, что принято называть либерально-демократическим направлением в исторической науке.

2. Учебник «Новейшая история Отечества. ХХ век / Под ред. А.Ф.Киселева и Э.М.Щагина. Он даже внешне выглядит наиболее солидным: он предназначен студентам исторических факультетов и состоит из 2-х увесистых томов.

Хотя подготовлен он авторским коллективом, фамилии редакторов сразу говорят о его содержании и направленности — это известные ученые и опытные вузовские преподаватели. Мировоззренчески они всегда принадлежали к традиционно-консервативному крылу историков.

Открывает издание обстоятельный очерк социальной и национальной структуре российского (советского) общества. Здесь, как и везде далее, приводится масса цифр и статистических сведений. Основная цель национального блока — дезавуирование доминировавшего в советской исторической науке ленинского определения о «России — тюрьме народов».

Выясняется, что все народы жили в Российской империи достаточно хорошо, особенно евреи.

С тем же законным чувством гордости за империю излагается и последующий материал до февраля 1917 г. С большой симпатией характеризуются русские капиталисты, убедительно показывается взлет промышленности и позитивные тенденции в развитии сельского хозяйства. Среди политических событий преобладает опять-таки опора на позитив, даются обстоятельные характеристики Столыпина и Кривошеина как «выдающихся государственных деятелей».

Очень высоко — в противоположность другим пособиям — оценивается личность Николая II, а беды, постигшие Россию, списываются на ближайшее окружение царя.

Как кажется, период до первой мировой войны дан объективно и достоверно, в позитивном ключе. Даже поражение России в на Дальнем Востоке выглядит здесь достаточно случайным эпизодом.

Второй раздел носит название «Россия в период великих потрясений» и охватывает период с 1914 по 1920 г. Он производит очень благоприятное впечатление принципиальным отходом от клишированных штампов. Здесь правомерно указывается, что имело место «выступление Корнилова», а не «корниловский мятеж». Очень обстоятельно и уважительно даются характеристики и «белым», и «красным» военачальникам в гражданскую войну.

Определенные сомнения вызывает лишь глава «Февральский переворот». Согласно духу своей исторической концепции авторы оценивают события февраля 1917 г. преимущественно негативно, как событие, подготовленное масонами и низвергнувшее Россию в пучину тяжелейших испытаний.

Значение Февральской революции как демократической явно микшируется. Правда, и некогда судьбоносная Великая Октябрьская социалистическая революция характеризуется беспрецедентно скромно — «Октябрьско—ноябрьские события в Петрограде и Москве».

В целом трактовке событий от 1900 до 1921 г. свойственна значительная объективность и всесторонность, новизна оценок. Однако сказываются и идеологические пристрастия авторов — они государственники, державники, с большой симпатией, даже идеализацией, повествующие о великой Российской империи и белом движении и более чем сдержанно оценивающие демократические процессы.

При освещении истории 1920—1930-х гг. акцент делается на характеристику индустриализации и коллективизации. Авторы с большой симпатией относятся к зажиточному крестьянину, ставшему жертвой коллективизации, показывают альтернативные ей пути, сформулированные в работах Чаянова и Кондратьева, которым даются обстоятельные характеристики.

Описание общественно-политической жизни страны во второй половине 1930-х гг., не скрывая размаха Большого Террора, все же содержит отход от бытовавшей в «перестроечный» период оценки 1930-х гг. как «черной дыры».

Вообще, на протяжении всего повествования идет полемика с теми суждениями, которые были выдвинуты в конце 1980-х — начале 1990-х гг. В учебнике они последовательно критикуются за отход от реальной оценки исторических событий советской истории и преобладание «негатива» в их освещении. Вместе с тем, большим достоинством учебника является то, что его авторы не боятся освещать прежде «табуированные» темы. Например, здесь, пожалуй впервые в учебной литературе, объективно освещается личность Власова, подчеркивается его значительный вклад в успех битвы под Москвой. Характеризуются и «власовцы».

В целом отметим, что учебник под редакцией А.Ф.Киселева и Э.М.Щагина очень солидный и обстоятельный. Он насыщен (даже перенасыщен) фактическим материалом. Основные исторические события представлены объективно и достоверно.

Вместе с тем учебник написан в определенной «державнической» логике, что определяет авторские оценки событий. В целом он создает величественную картину полной драматизма и свершений истории отечества в ХХ в.

3. А.К.Соколов, В.С.Тяжельников. Курс советской истории. 1941—1991 / Под ред. А.К.Соколова.

Это пособие адресовано студентам высших учебных заведений и рекомендовано Министерством образования.

Сильной стороной издания является то, что в нем в ряде глав (к сожалению, не везде) даются различные оценки важных исторических событий. Наиболее удачно это сделано по отношению к истории Великой Отечественной войны. При этом авторы не уходят от острых вопросов: наступательного характера советской военной доктрины; ответственности Сталина за развязывание второй мировой войны. В их оценке делаются выводы — правомерные, но излишне лобовые и банальные (Германия первой напала, а союзники поддержали СССР). На этом примере хорошо видна специфика данного пособия — обычно авторы учебников стремятся остаться «за кадром», тщательно маскируя под флагом объективности собственную позицию и избегая оценок. А.К.Соколов и В.С.Тяжельников поступают диаметрально противоположно — они жестко и однозначно обозначают свою позицию по каждому вопросу, историческому сюжету, более того выделяют ее в тексте жирным шрифтом.

Сверхзадачей, ради которой собственно и создавалось пособие, является решительная и бескомпромиссная борьба с историками либерально-демократического направления конца 1980-х — начала
1990-х гг., чьи труды маркируются как «современная разоблачительная литература».

В противовес ей авторы пособия часто возвращаются к приемам 1970-х — начала 1980-х гг., когда ученые, расходившиеся с официальной советской исторической наукой, клеймились как «буржуазные фальсификаторы истории». В противовес анонимным «разоблачителям», имена которых то ли по рассеянности, то ли из предусмотрительности не называются, А.К.Соколов и В.С.Тяжельников стремятся воссоздать славную патриотическую историю СССР, используя, однако, новую фактографическую основу. В ткань повествования вводятся ранее не включаемые в учебники сведения. Например, хорошо показана операция «Уран», положившая начало окружению фашистов под Сталинградом, но ранее не афишируемая, так как по ходу ее были буквально раздавлены советскими танками 3-я и 4-я румынские армии, не оказывавшие сопротивления.

Видимо, в прежней историографии считалось, что подобный сюжет бросает тень на нерушимую советско-румынскую дружбу.

В целом же, непримиримая борьба с «современной разоблачительной литературой», действительно иногда «перегибавшей палку», привела авторов пособия к закономерному результату: сущностно они воспроизводят «доперестроечные» оценки исторических событий, например, характеризуя всех советских солдат и офицеров, расстрелянных по решению СМЕРШа, приговору трибунала или же вообще без суда и следствия, исключительно как «трусов и предателей».

Самая же разительная метаморфоза происходит со Сталиным и его политическим режимом. Речь даже не заходит о том, что репрессии 1930-х — начала 1940-х гг. выкосили наиболее ценный командный состав Красной армии, не упоминается о серьезнейших стратегических просчетах главнокомандующего в 1941—1942 гг.

Сталин вновь предстает как главный герой Великой Отечественной войны, мудрый стратег, выдающийся политический деятель, не совершивший ни одной ошибки.

При освещении послевоенной истории авторская концепция выглядит уже не такой жесткой — она модифицируется в зависимости от проблематики. В целом достоверно показаны внутренняя политика СССР в 1945—1953 гг., драматические противоречия общественно-политического развития, сложности экономики и — особенно — сельского хозяйства. Достаточно подробно раскрывается карательный характер власти. Подается этот материал без какой бы то ни было нравственно-эмоциональной оценки — подчеркнуто фактографично. Главным же «злодеем» в интерпретации авторов почему-то оказался классический аппаратчик Маленков. С ним связывается «вторая волна» Большого Террора конца 1940-х — начала 1950-х гг.

Внешнеполитические сюжеты, особенно те, что относятся к периоду начала и развертывания холодной войны (1946—1949 гг.), трактуются уже по-иному.

С гордостью показывая СССР как «активного игрока» на поле холодной войны и не скрывая его действий по «советизации» государств Восточной Европы, авторы, по сути, одобряют эти действия и резко негативно характеризуют акции, проводимые в то же время США и странами формируемого НАТО.

Особенно рельефно «новая позитивно-взвешенная историческая концепция» проступает при характеристике так называемого «хрущевского десятилетия». В противовес имевшей место в конце 1980-х — начале 1990-х гг. позитивно-неоднозначной оценки личности и деятельности Хрущева выдвигается иная — разоблачительно-объективная.

Авторы пособия очень не любят «нашего дорогого Никиту Сергеевича». Старательно, не забыв ни одного негативного эпизода, припоминают ему и целину, и кукурузу, и давление на интеллигенцию, и Карибский кризис, и «хрущобы». А вот позитивная сторона деятельности Хрущева (например, речь на ХХ съезде) подается с такими оговорками, что у студентов необходимо возникает сомнение в ее прогрессивности. Завершается же раздел безжалостным приговором.

«Полный провал внутренней политики Хрущева был очевиден всему обществу».

Несомненным достоинством пособия являются разделы «Зрелый социализм» и «Конец советского социализма и распад СССР».

К сожалению, авторы отказались в этом случае от историографического обзора, анализа различных взглядов и оценок. Такой подход, естественно, позволил избежать и полемичности.

В «Заключении» А.К.Соколов и В.С.Тяжельников развернуто представляют свою историческую концепцию, реализованную в пособии. Ее специфика — в принципиальном отказе от характеристики истории СССР как «тоталитарного общества».

В противовес утверждается цивилизационный и модернизационный подходы.

Учебные пособия, стоящие в списке под номерами 4—6: Ш.М.Мунчаева, В.М.Устинова; под ред. Ю.И.Казанцева и В.Г.Деева; под ред. М.Н.Зуева и А.А.Чернобаева — объединяет то, что они посвящены отечественной истории в целом. Понятно, что новейшая история СССР и России представлена здесь в достаточно сжатом изложении.

Вместе с тем, разумеется, эти пособия далеко не идентичны, особенно по занимаемым авторами позициям и приводимым оценкам исторических событий.

4. Учебник Ш.М.Мунчаева и В.Н.Устинова «История России» в основном воспроизводит систему воззрений, относящуюся к 1970—1980 гг. Читатель вновь погорюет о «ненадежных попутчиках» — меньшевиках и эсерах; убедится в крахе столыпинской аграрной реформы; посочувствует большевикам, на которых вдруг ни с того ни с сего ополчилось Временное правительство 3—4 июля 1917 г.; порадуется правомерности «Пакта о ненападении» между СССР и Германией 23 августа 1939 г.; вознегодует на коварную Финляндию, напавшую на мирный СССР осенью 1939 г. Именно так освещен весь спектр трактуемых вопросов.

Вряд ли случайным в этой связи видится тот факт, что все ссылки в тексте обрываются на исследованиях, увидевших свет до 1990 г.

В основном же цитируются работы 1970-х гг. Конечно, такое «реставрационное» освещение событий, да еще при проблемном подходе, затрудняет студентам объективное и достоверное понимание.

Преодолению такого положения могли бы способствовать документы, приводимые авторами учебника. Но их подборка не может не удивлять: так, например, документы об эвакуации «белых» и их жизни за рубежом формируют у читателя стойкое отвращение к «гнусным эмигрантам» и обеспечивают закономерный вывод о правомерности их жалкой судьбы.

Вместе с тем, в учебнике имеется и новый (сравнительно с периодом «застоя») исторический материал.

Даются краткие биографии исторических деятелей, где, правда, все лидеры большевиков описываются в привычном сугубо положительном ключе, а их враги — в отрицательном.

5. Учебник «История России» под общей ред. Ю.И.Казанцева и В.Г.Деева, подготовленный большим авторским коллективом новосибирских ученых оставляет самое благоприятное впечатление. Он написан на высоком концептуальном уровне, хорошо логически выстроена система исторических фактов. Каждой главе предпослан солидный историографический анализ, где объективно представлена основная палитра суждений авторитетных специалистов. При этом авторы не маскируют и свою позицию — каждый раз в заключение они ее приводят и, что важно, аргументируют.

Однако при всех несомненных достоинствах характеризуемое пособие можно обозначить как учебник только условно. Дело в том, что на протяжении всего ХХ в. рассматриваются, пусть глубоко и всесторонне, лишь две стержневые проблемы: социально-экономическое и политическое развитие.

Скорее всего, такой подход вызван сферой профессиональных интересов авторов — сотрудников Новосибирского архитектурно-строительного университета. Подобные предпочтения вполне объяснимы и обоснованны в монографии, но не в вузовском учебнике, тем более под таким широким названием.

В результате вне пособия остаются все вопросы развития культуры, до предела схематично изложены войны (например, освещению хода гражданской войны отведено полторы страницы, а Великой Отечественной — «целых» две).

Разумеется, при такой «скороговорке» никаких фактических сведений об этих важнейших событиях студенты не получат. Удивительно, но учебник совершенно «безличностный» — ни одной яркой биографической зарисовки, никакого исторического «портретирования».

На первый взгляд, это — проявление экономического и политического детерминизма, выглядящее в известной мере логичным, но недостатком.

Его не искупают как высокий научный уровень изложения, так и тот — до некоторой степени уникальный — факт, что при изложении и социальных, и политических событий и процессов, авторы постоянно акцентируют внимание читателя на нравственно-этическом и эмоционально-ценностном аспектах.

6. Учебник «История России» под ред. М.Н.Зуева и А.А.Чернобаева «вышит» по традиционной исторической канве. В нем воспроизводятся все «хрестоматийные» сюжеты. Вместе с тем, в их рамках авторский коллектив стремится к расширению фактического материала, введя в него те сведения, которые стали известны в 1990-е гг.

Такой материал играет роль «заместителя» авторской оценки, которая в пособии последовательно избегается. Читателю — на основе некоторого набора сведений — предлагается делать выводы самому.

При всей своей конспективности и некоторой старомодности учебник выглядит объективным и достоверным.

К удачам авторского коллектива можно отнести интересный материал о развитии диссидентства в СССР 1970-х гг. и — особенно — главы по современной истории (с 1985 по 1999 г.). В них достаточно четко расставлены акценты, хотя авторская позиция вновь не просматривается.

Общие выводы

1. Осуществленный анализ учебников и учебных пособий по новейшей истории России и СССР показал, что в целом они не содержат прямых фальсификаций развития отечественного исторического процесса ХХ в. В них отсутствуют обличительно-очернительный уклон, однозначные разоблачительные характеристики и оценки. Они не наносят урона престижу России и в данной связи могут с известными оговорками трактоваться как объективные и достоверные.

2. Вместе с тем, в учебниках достаточно рельефно воспроизведена новая историческая концепция, характеризуемая отказом от системы оценок и взглядов, свойственных либерально-демократическим историкам — «прорабам перестройки». Сейчас доминирует опора на конструктив, на заведомо позитивные страницы истории. Утверждается прогрессивно-конструктивный подход, формирующий у студентов патриотическое мировоззрение.

3. Наряду с этим, достижения исторической науки конца 1980-х — 1990-х гг. не прошли мимо внимания авторов. Существенно расширен фактический материал, круг упоминаемых исторических деятелей. В целом можно констатировать, что сведения и факты отобраны достаточно объективно, хотя и не без влияния неизбежной субъективной авторской позиции.

4. Однако утверждение конструктивно-патриотического начала в освещении отечественной истории ХХ в. привело к ряду последствий, которые не могут быть оценены однозначно. Заметен «реставрационный подход», воспроизводящий оценочные штампы, если и не «Краткого курса истории ВКП(б)», то догматического крыла советской исторической науки 1970-х — 1980-х гг. Снова, как будто не было десятков статей и книг, аргументированно дезавуирующих эти воззрения, в учебниках сплошь и рядом встречаются такие привычные, но антиисторические штампы, как «корниловский мятеж», «третьеиюньский государственный переворот», — и многое другое, столь же до боли знакомое.

Нельзя не обратить внимания на то, что утрачены и многие позитивные черты отечественной историографии конца 1980-х — начала 1990-х гг., когда во главу угла ставилось рассмотрение исторического процесса не только со стороны государства, но прежде всего человека. Ставились вопросы «цены» тех или иных исторических событий, например индустриализации или Великой Отечественной войны. Такое впечатление, что вне современного интереса авторов учебников теперь остаются прежде такие актуальные исторические сюжеты, как крестьянская война 1920—1921 гг.; красный террор в гражданскую войну; культурная миссия эмиграции и многое другое.

В целом история стала менее личностна, эмоциональна, нравственна, а значительно более экономически детерминистична. Сняты вопросы об альтернативах развития, исторических развилках.

5. В целом можно констатировать, что учебники отражают еще не завершившийся переходный этап. В них наблюдается заметная «чересполосица» — новые факты сопровождаются давно уже дискредитированными оценками-штампами; стремление представить спектр историографических подходов снижается лобовыми выводами. Всё это, естественно, не самым благоприятным образом сказывается на трактовке отечественного исторического процесса ХХ в. Впрочем, такое положение неудивительно — ведь по-прежнему отсутствует государственная историческая концепция.

КНИГИ ПО ИСТОРИИ, использованные при составлении обзора (май 2001 г.)

1. История: Учебное пособие для вузов. Ростов н/Д: Феникс, 2000. 608 с.
2. История России: Учебник для вузов / Под ред. Н.Н.Зуева, А.А.Чернобаева. М.: Высшая школа, 2001. 479с.
3. Новейшая история Отечества ХХ в.: Учебник для студентов высших учебных заведений: В 2 т. / Под ред. А.Ф.Киселева, Э.М.Щагина. М.: Гуманитарно-издательский центр ВЛАДОС, 1999. Т.1. 496 с.
4. Политическая история российского государства: Учебник для вузов / Под ред. проф. Ш.Н.Мунчаева. М.: Культура и спорт; ЮНИТИ, 1998. 487 с.
5. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учебное пособие для вузов. Изд. 4-е. Брянск: Курсив, 2000. 539 с.
6. История России: Учебник / Под общ. ред. Ю.И.Казанцева и В.Г.Деева. М.: ИНФРА-М, Новосибирск: Сибирское соглашение, 2001. 472 с. — (Серия «Высшее образование»).
7. История России. ХХ век: Справочные материалы. М.: Гуманитарно-издательский Центр ВЛАДОС, 1996. 336 с.
8. Протопопов А.С. и др. История международных отношений и внешней политики России (1648—2000): Учебник для вузов / Под ред. А.С.Протопопова.М.: Аспект Пресс, 2001. 344 с.
9. Отечественная история. ХХ век. М.: АГАР; РАНДЕВУ-АМ, 1999. 495 с.
10. Зуев М.Н. История России: Учебник для вузов. М.: ПРИОР, 2000. 688 с.
11. Дворниченко А.Ю. и др. Русская история с древнейших времен до наших дней / 4-е, стереотипное изд. — (Серия «Учебники для вузов), СПб., 2000. 448 с.
12. Соколов А.К., Тяжельникова В.С. Курс советской истории 1941—1991 / Под ред А.К.Соколова. М.: Высшая школа, 1999. 414 с.
13. История Российского государства: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. Ш.Н.Мунчаева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. 607 с.
14. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России. Учебник для вузов. 2-е изд., изм. и доп. М.: НОРМА, 2000. 656 с.

TopList