© Данная статья была опубликована в № 11/2008 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2008
  • Клюква по-англосаксонски

     

    В газете «История»
    (№ 6/2008) был опубликован мой очерк «Английская Илиада» о древнеанглийской поэме «Беовульф». К сожалению, при подготовке к печати очерк оказался без ведома автора обильно проиллюстрирован кадрами из американского блокбастера режиссёра Р.Земекиса «Беовульф» (2007). Такие добавления к иллюст ративному материалу я нахожу совершенно неуместными. Цель очерка – ознакомить учителей истории с культурой древних англосаксов, и кадры из фильма Земекиса вводят в этом отношении в заблуждение. У читателя неизбежно возникнет впечатление, будто из этого фильма можно почерпнуть достоверную информацию о быте и нравах эпохи «Беовульфа».

     

    Клюква по-англосаксонски

    Режиссёр Р.Земекис
    Режиссёр Р.Земекис

    Все исторические фильмы обречены на некую долю «развесистой клюквы», но «Беовульф»-2007 представляет собой особый случай. А именно: он не содержит ни одной достоверной исторической детали вообще, даже на таком уровне, который был бы пригоден для комикса или пародии. Если бы Д’Артаньян оказался одет в костюм ковбоя, это бы заметили все. Но поскольку о «каких-то англосаксах» всё равно никто ничего не знает, то режиссёр фильма позволяет себе всё что угодно, выдавая при этом фильм за абсолютно серьёзную реконструкцию эпической древности.

    Вначале следует заметить, что и о сюжете поэмы фильм даёт крайне превратное представление. Мать Гренделя — отвратительная троллиха — у Земекиса становится роковой красоткой в босоножках на пятнадцатисантиметровых шпильках (!!!), которая соблазняет сначала Хродгара, а потом и самого Беовульфа. Грендель и дракон оказываются в фильме детьми Хродгара и Беовульфа от этой дьявольской очаровашки (не вдохновлялся ли Земекис мексиканскими сериалами?). Любовь и секс, конечно, были не чужды древним германцам, но именно в «Беовульфе» ничего подобного нет. Троллиха интересуется Беовульфом исключительно с точки зрения его съедобности, и Беовульф её убивает в схватке. Дракон же вообще никак не связан с этим сюжетом — это отдельное приключение. Измышление режиссёра — самоубийство Хродгара, после которого Беовульф наследует датский трон и женится на Вальхтеов. На самом деле судьба Хродгара благополучна, а Беовульф наследует трон не в Дании, а в Швеции, у себя на родине. И дракон появляется уже там. Это если не считать мелочей вроде того, что Беовульф в момент своего приезда в Данию должен быть намного моложе, чем он изображён в фильме, а Виглаф, в фильме сопровождающий его с самого начала, на самом деле появляется лишь в финале поэмы (в начале событий его, по-видимому, ещё не было на свете).

    Это если говорить о чисто литературной стороне сценария. Перейдём теперь к вопросу об «историзме» Земекиса. Освещать все подробности заведомо не хватит места, поэтому перечислим лишь наиболее выдающиеся «шедевры».

    1. Режиссёр вообще не имеет представления об архитектуре Хеорота, хотя о древнегерманских холлах можно за пять минут справиться в Интернете (есть множество популярных англоязычных сайтов). Об их устройстве я уже писала в своей статье, поэтому не буду повторяться. Напомню лишь, что эти здания были деревянными, а не каменными — исконная германская традиция не знала каменного зодчества. Не менее фантастичен полёт Беовульфа на люстре — подвесные светильники также появились гораздо позже.

    2. Хродгар изображён опустившимся дегенератом — такие короли встречались в эпоху «просвещённого абсолютизма», но ни один древний германец не стал бы подчиняться такой персоне. Если король не оправдывал морального доверия, дружинники чувствовали себя вправе не только покинуть его, но порой даже убить. В высшей степени странно то, что Хродгар появляется на пиру голым, слегка задрапировавшись простынёй, и кричит: «Мы будем заниматься развратом!». Земекис, очевидно, не отличает германцев от римлян — ведь и те, и другие древние… Ни англосаксы, ни скандинавы не считали свои пиры развратом. Оргии если и имели место, то в строго определённых случаях, например, при погребальном обряде, и это была не декадентская игра в порок, а серьёзный ритуал.

    3. Костюмы... Дружинники Хродгара и Беовульфа похожи на ораву современных байкеров — чёрно-серые цвета, кожа и заклёпки. Современные стереотипы мужественности вообще мешают режиссёрам одевать англосаксов и викингов так, как они действительно одевались — ярко, празднично. Дружинники носили цветные плащи и рубашки (обычно красные и синие), украшали себя золотыми ожерельями и браслетами. А у Беовульфа даже под доспехами ничего не оказывается — видимо, оцифрованность персонажей снимает с режиссёра малейшую ответственность за правдоподобие: попробовал бы живой актёр походить в плетёной кольчуге на голое тело!

    Сами доспехи тоже невероятны. Германцы если и носили доспехи, то это была простая кольчуга или бронированная рубаха, надевавшаяся через голову. У Беовульфа же они состоят из множества нефункциональных деталей, единственное назначение которых — быть эффектно сброшенными в кадре. Для чего эпический герой исполняет перед королевой стриптиз — вообще непонятно и с точки зрения древнегерманской культуры просто дико. Разумеется, ночевавшие в холле воины спали обнажёнными, но заставить Беовульфа кокетливо подруливать к королеве и сбрасывать один предмет облачения за другим — вряд ли это имеет какой-то смысл, кроме разжигания нездорового воображения у зрителя. А это уже, простите, порно.

    Причёски не лучше. Мои надежды, что хотя бы Земекис откажется от традиции заплетать киногерманцам множество спутанных косичек, не оправдались. К сведению Земекиса и читателя: знатные англосаксы и скандинавы VI в. носили ровно подстриженные волосы до плеч, иногда с чёлкой; бород тогда не было — в лучшем случае короткие усы. Особый «писк» из фильма — дружинник с татуировкой (!!!) на бритом черепе.

    Поясню: волосы знатного воина имели сакральное значение, не только отрезать их, но и запачкать считалось оскорблением. У англосаксов за отрезание чужих волос платили штраф; у готов бритьё головы было наказанием за тяжкие преступления. В исландской «Пряди об Аудуне» обритый после болезни Аудун стыдится показаться на глаза королю. Для чего же выставлять бедного дружинника в таком позорном виде?

    4. Королева на пиру услаждает слух дружинников, распевая под арфу любовные баллады. Здесь режиссёра занесло уже не в Рим, а в рыцарскую эпоху. В эпоху Беовульфа этим должен был заниматься профессиональный арфист-сказитель из среды самих дружинников, и исполнял он не любовные песни, а эпические (в самой поэме так и есть). Исполнение любовных песен на публике было наказуемо — им приписывалось приворотное действие, т.к. германцы верили в магическое значение поэзии. Именно поэтому образцов германской любовной лирики до нас почти не дошло. Замужняя женщина, распевающая любовные песни перед приезжим мужчиной в присутствии как минимум нескольких посторонних лиц, — с точки зрения германской культуры вопиющее неприличие. Это всё равно что Татьяна Ларина, лапающая Онегина за коленку на глазах у гостей.

    Так что изучать жизнь древних германцев по «Беовульфу» Земекиса я настоятельно не рекомендую. Клюква там куда развесистее, чем в многократно обруганных фильмах «из русской жизни» с героями, не снимающими ушанок и зовущими друг друга «душенька».

    Мария ЕЛИФЁРОВА,
    кандидат филологических наук

     

     

    ОТ РЕДАКЦИИ
    К язвительной диатрибе М.Елифёровой в отношении иллюстративного ряда её статьи «Английская Илиада» мы в целом отнеслись с пониманием. Заметим однако, что кинофильмы на историческую тему — одна из весомых составляющих обучения истории в школе. И, может быть, разговор по поводу «голливудской клюквы» с объяснением того, «как это было на самом деле», может подстегнуть интерес детей к истории Средневековья. Во всяком случае, наша газета уже начала и будет в дальнейшем представлять достойные образцы исторического кинематографа в рамках рубрики «Клио и кино». Слева на с. 36 — фото режиссёра Р.Земекиса.


    Советуем прочитать

    Исландские саги/ Ред., вступ. ст. и прим. М.И.Стеблин-Каменского. М., 1956.

    Гуревич А.Я. Избранные труды. В 4 т. Т. 1. Древние германцы. Викинги. М. — СПб., 1999.

    Мельникова Е.А. Меч и лира: Англосаксонское общество в истории и эпосе. М., 1987

    Хлевов А.А. Предвестники викингов: Северная Европа в I—VIII вв. СПб., 2002.

    TopList