© Данная статья была опубликована в № 11/2008 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2008
  • Судьбы русских усадеб

     

    Император Адриан М.В. Нащокина

    М.В. Нащокина (справа)
    и император Адриан в Музеях Ватикана. 2008 г.

    Судьбы русских усадеб

    Беседа с М.В.Нащокиной, доктором искусствоведения, лауреатом Макариевской премии 2003 года.

     

    — Мария Владимировна, я постараюсь перечислить все ваши регалии и должности: вы доктор искусствоведения, лауреат множества премий, один из руководителей Общества изучения русской усадьбы, директор издательства «Улей» (бывший «Жираф»). Я ничего не пропустил?

    — Не пропустили.

    — А как вы всё успеваете?

    А я и не успеваю. Всё время нахожусь в состоянии временнoго цейтнота. Хотелось бы успевать больше.

    — А что для вас главное — общественная деятельность в ОИРУ или научная работа?

    Конечно, научная работа, но в последние годы наравне с ней идёт и издательская, она тоже превратилась в научную работу, но немного другого типа. Наши издания, такие как ежегодник «Русская усадьба» (я сейчас работаю над одним из них) требуют от меня — их научного редактора и составителя — много внимания.

    — Это уже тринадцатый по счёту ежегодник?

    — Да. Наши усадебные сборники превратились в полноценное научное издание. Самим фактом своего выхода они создают поля научного притяжения и стимулируют исследователей для новой работы. Особенно это важно для научных работников в провинции, которые благодаря нашим сборникам имеют возможность опубликовать результаты своих изысканий не только у себя в городе или области, но и в столице.

    Члены ОИРУ, создатели историко-краеведческого музея в усадьбе Александрово-Щапово: член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Я.Н.Щапов (справа )и профессор МГУ, доктор исторических наук Ю.Л.Щапова (в центре) на церемонии вручения им Национальной премии «Культурное наследие». 2007 г.

    Члены ОИРУ, создатели историко-краеведческого музея в усадьбе Александрово-Щапово: член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Я.Н.Щапов (справа )и профессор МГУ, доктор исторических наук Ю.Л.Щапова (в центре) на церемонии вручения им Национальной премии «Культурное наследие». 2007 г.

    — Что вы считаете наивысшим достижением Общества за его пятнадцатилетнюю деятельность?

    — Успешного было много. Прежде всего, общество живое, деятельное, оно интересует людей. Возник круг энтузиастов, объединённых любовью к истории своего края. Среди научных заслуг общества, как упоминалось, — издание сборников, которые способствовали превращению усадебных исследований в новое направление исторической науки — усадьбоведение. Ранее этого направления в науке не было. Как известно, в советское время так подробно об усадьбах не писали, глубоко заниматься этой темой было невозможно. Усадьбоведение стало стремительно развиваться в постперестроечный период, и в этом большая заслуга нашего общества.

    Ещё одним важным делом общества является экскурсионная работа. Она не столько экскурсионно-просветительская, т.е. не просто знакомит людей с нашим наследием, сколько научно-ознакомительная, информирующая специалистов о состоянии усадеб. Мы ездим по всей стране и видим, что происходит с памятниками, фактически, осуществляем регулярный мониторинг сохранности усадебного наследия.

    — А что вам не удалось в деятельности ОИРУ?

    — К сожалению, нам не удалось улучшить положение с охраной усадеб. Но это не наша недоработка, а результаты невнимательного отношения государства и общества к своему историческому наследию. Когда большинство наших людей осознaет, что без этого наследия нам нет места в цивилизованном мире, боюсь, что будет уже поздно.

    — Сотрудничает ли ОИРУ в своей деятельности с учителями истории?

    М.В.Нащокина. 2008 г.

    — Не столько ОИРУ сотрудничает с учителями истории, сколько они сотрудничают с нами. Нередко учителя из сёл и малых городов оказываются единственными хранителями и исследователями местных достопримечательностей. Они довольно часто пишут статьи об близлежащих усадьбах для наших сборников. Что касается связи ОИРУ с воспитанием молодого поколения, то хочется рассказать о московской журналистке Валентине Николаевне Ясинской, активной участнице нашего общества. Эта удивительная женщина в течение многих лет занимается с ребятами на станции юных туристов, находящейся в бывшей усадьбе Григорово Дмитровского района. От самой усадьбы осталось немного, но под руководством Валентины Николаевны ребята устроили там небольшую экспозицию, посвящённую усадьбе, и изучили историю не только этого памятника, но и ближайших окрестностей. Она впервые начала практиковать краеведческие усадебные путешествия — ребятам дают задания, связанные с историей и краеведением, и те совершают небольшие походы, записывают свои впечатления и находки. Они учатся видеть в окружающем пейзаже, архитектуре построек то, что связано с прошлым, но дошло до наших дней. А потом пишут по своим наблюдениям очень интересные доклады. Лучшие доклады или путевые дневники участвуют в конкурсе. Лучшие из лучших получают премии.

    По инициативе Валентины Николаевны Ясинской на станции юных туристов появилось и другое направление историко-краеведческой деятельности — ребята занялись изучением истории рода Лужиных, который владел усадьбой Григорово. Как и всякий древний русский род, Лужины проходят через всю историю государства Российского, причём их деятельность оказалась связана с самыми разными краями нашего Отечества. Вместе с В.Н.Ясинской ребята ездят по местам, где проживали представители рода Лужиных, побывали даже на Камчатке, в Сибири, на Урале. Каждый раз в этих поездках они находят интересные исторические сюжеты. Путешествуя таким образом, ребята не просто знакомятся с дальними краями, но и изучают историю своей страны.

    К сожалению, Ясинская — единственный участник ОИРУ, который проводит работу с молодёжью. В этом году мы будем отмечать юбилей станции юных туристов в Григорове, и наше Общество конечно же будет принимать в этом участие.

    — А в чём ещё проявляется деятельность Общества изучения русской усадьбы?

    — Постоянная деятельность — это экскурсии и исследования, которые ведут члены общества, и ежемесячные встречи в НИИ культурного и природного наследия, в одном из помещений которого мы базируемся. Председатель ОИРУ — директор этого института Юрий Александрович Веденин. Сюда приходят люди для обсуждения различных вопросов, исследователи рассказывают о своих находках, о состоянии памятников, о найденных архивах и т.д. Мы рассматриваем фотографии и слайды усадеб, снятые в самых разных местах нашей страны.

    На последнем заседании у нас побывала крупнейший исследователь крымских усадеб Анна Абрамовна Галиченко. Её выступление вызвало особый интерес и тревогу, поскольку состояние российского исторического и культурного наследия в Крыму очень тяжёлое. Сотрудники местных музеев вынуждены отражать посягательства украинского правительства на три крупнейших музея-усадьбы: в Алупке, Массандре и Ливадии, которые хотят превратить в вотчины для приёма высоких гостей. Пока они ещё существуют как музеи... Выступление вызвало большой интерес и много вопросов: про Новый Свет, Кореиз, Дюльбер, Форос, Новый Кучук-Кой и т.д.

    Не так давно у нас было ещё одно интересное сообщение. Полина Федянина, студентка из Королёва, обратила внимание, что с деревянного дома управляющего усадьбой Лукино-Спасское исчезла охранная доска. Она сумела привлечь к его судьбе внимание главного архитектора города Королёва и городской администрации, и пока постройка сохраняется.

    — Я читал в Интернете, что члены общества приняли активное участие в борьбе за сохранение усадьбы в подмосковной Ивантеевке. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

    — В Ивантеевке живут сотрудники отдела письменных источников Государственного Исторического музея. Это они обратили внимание на состояние, в котором оказалась замечательная деревянная дача, и пригласили меня посмотреть её и оценить ситуацию. Я съездила туда и тогда же написала статью об этом доме, как оказалось, построенном выдающимся мастером московского модерна Львом Ивановичем Кекушевым. Тогда же удалось связаться с главным архитектором города и заручиться его поддержкой в вопросе сохранения этой дачи. Хотелось бы, чтобы там разместилась художественная школа. Однако у дачи есть новый собственник, которому нужен бетонный особняк с подземным гаражом...

    — Расскажите, пожалуйста, про положение усадьбы Никольское-Урюпино?

    — Это уникальный памятник XVIII в. с росписями, которые сделаны по картонам Буше. Здание долгое время сохранялось очень неплохо, реставрировалось, но в 1990-е гг. по причине государственного безденежья его передали небезызвестному фармацевтическому магнату Брынцалову. Как вскоре оказалось, ему памятник был не нужен, он рассчитывал, что усадьба быстро придёт в упадок и он сможет построить на её месте развлекательный центр. В результате усилий Министерства культуры РФ, при поддержке многих видных историков и нашего общества удалось передать эту дачу другому владельцу. Были надежды, что он будет бережнее относиться к памятнику, но этого не случилось. Усадьба всё больше и больше разрушается. К сожалению, сгорел второй усадебный дом. Сейчас появилась надежда, что новый владелец всё же займётся реставрацией ансамбля. В следующем выпуске нашего ежегодника будет опубликована монографическая статья о Никольском-Урюпине, в основе которой заказанная новыми владельцами историческая справка.

    — А где находится эта усадьба?

    — Это рядом с Архангельским. Собственно, это его часть, также построенная князем Н.Голицыным. К сожалению, усадьба по-прежнему отторгнута от Архангельского.

    — Как вы оцениваете самый значительный из реализованных реставрационных проектов последнего времени, я имею в виду московское Царицыно?

    — Я оцениваю его так же как и все историки архитектуры: о реставрации применительно к Царицыно можно говорить лишь в очень ограниченной степени. Фактически мы получили новое здание, отдалённо напоминающее дворец, в котором в XVIII в. не была осуществлена отделка интерьеров, они не сохранились и в проектах. То, что мы видим — плод фантазии современных зодчих. Историческими в этом здании остались только стены до уровня карнизов, сохранявшиеся до последнего времени. Есть проблемы и с общим обликом дворца, потому что нет однозначного представления о том, какие крыши там были построены в своё время. Так что исторического, подлинного осталось мало. Было желание правительства Москвы достроить это сооружение для использования в выставочных целях. Но нужно ясно представлять, что результат сильно разнится с целями и задачами реставрации.

    — Как вы можете прокомментировать идущие сейчас полным ходом реставрационные работы в усадьбе Остафьево?

    — Мне очень жаль, что руководство музея с моей точки зрения укорачивает исторический путь, пройденный этой усадьбой. Всё-таки Остафьево было превращено в музей ещё до революции его владельцем графом С.Д.Шереметьевым, замечательным деятелем русской культуры. Мне кажется, что эта усадьба ценна не только тем, что там у П.А.Вяземского не раз бывал А.С.Пушкин, и не только тем, что Н.М.Карамзин написал там семь с половиной томов «Истории Государства Российского». Она ценна полнотой своей истории, той непрекращающейся культурной работой, которую вели и последующие поколения его владельцев. Ценность представляют те коллекции, которые когда-то находились в усадебном доме, и то, что после революции там был организован музей.

    Участники экспедиционной поездки ОИРУ в нижегородской усадьбе Левашовых Галибиха. 2007 г.
    Участники экспедиционной поездки ОИРУ
    в нижегородской усадьбе Левашовых Галибиха. 2007 г.

    Как мне кажется, пытаться воссоздать интерьеры начала XIX в., от которых не осталось даже изобразительных материалов, не очень удачная идея. К таким уникальным усадьбам, как Остафьево, это неприменимо. Более правильно, думается, из уважения к владельцам, которые сохраняли историческую память своей усадьбы на протяжении XIX в. и начала XX-го, было бы максимально воссоздать атмосферу времён последнего владельца усадьбы С.Д.Шереметьева. Благо эти интерьеры запечатлены на фотографиях. Мемориальная экспозиция при этом не пострадала бы, ведь уже тогда в доме существовали музейные комнаты Пушкина и Карамзина.

    Беседовал Максим БАТШЕВ

    TopList