© Данная статья была опубликована в № 06/2008 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 06/2008
  • Ваше имя означает храбрость

     

    Ваше имя означает храбрость

    Материал для подготовки урока по теме «Военные действия на основных фронтах
    Первой мировой войны. Ситуация на периферийных фронтах. Северная Италия».
    11 класс

    Штурмовые части итальянской Королевской армии
    в годы Первой мировой войны

    Уже через несколько месяцев после начала Первой мировой войны стороны оказались в «позиционном тупике», который необходимо было преодолеть. Одним из способов нового ведения войны стали штурмовые части — детище германского и австро-венгерского командования. Однако первыми их применили итальянцы, создавшие для разрушения обороны врага, глубокого прорыва, подготовки общего наступления пехоты штурмовую дивизию, которую в конце войны развернули в корпус.

    Формирование этих элитных войск — ардити (буквально — «храбрец») — стало попыткой итальянского командования дать более подготовленному противнику — австро-венгерской армии — адекватный ответ. Не случайно новые подразделения, по сути, впервые комплектовались и обучались специальным образом, оснащались лучшим оружием, удобной униформой, пользовались привилегиями, в частности, широкое распространение получило их материальное поощрение. К тому же бойцам в процессе подготовки всемерно прививали дух товарищества и единства.

    Десять заповедей ардити, сформулированных командиром Штурмового армейского корпуса генералом армии Франческо Саверио Грациоли (1869—1951) в июне 1918 г., гласили:

    1. Ардити! Ваше имя означает храбрость, силу и верность; ваша миссия — победа любой ценой. С гордостью показывайте всему миру, что никто не может сопротивляться Итальянскому солдату. Думайте о ценностях, которые вы защищаете с помощью вашей доблести: свобода ваших семей, красота вашей страны, богатства вашей нации. Это даст вам неукротимую силу.

    2. Для победы важны не численность и вооружение: прежде всего дисциплина и смелость являются ценностями души. Дисциплина является самой красивой и самой высокой моральной силой; смелость — холодная, твёрдая, покажет врагу ваше превосходство всегда и везде.

    3. Победа лежит за последней вражеской траншеей, в тылу; чтобы достичь её, используйте насилие и ум и не беспокойтесь, если в ходе нападения враг остаётся вне вашей досягаемости. Если враг окружает вас, окружайте врага.

    4. Всегда пробуйте охватить то, что происходит на поле сражения, и стремитесь помочь товарищам в опасности. Когда вы чувствуете, что ситуация рискованна, бросайтесь вперёд снова и снова.

    5. Нападая, используйте ваши ручные гранаты и кинжал — истинное оружие каждого ардити. Когда вы отвоевали местность, используйте вашу винтовку и ваш пулемёт. Защищайте ваше оружие, если хотите, чтобы оно защитило вас. Опережайте нападение врага нападением с использованием пулемётов. Тогда вы увидите, что вражеская атака слабеет и враг падает как подкошенная пшеница.

    6. Если вы вышли врагу в тыл, приведите его в ужас и смятение; там один храбрый человек лучше ста трусов, итальянский ардити лучше тысячи вражеских солдат.

    7. Вселите страх вашему врагу, заранее зная по опыту, что вы — ваше лучшее оружие; будьте уверены в себе, чтобы продлить вашу славу. Будьте свирепы по отношению к врагу, который стоит перед вами. Будьте великодушны по отношению к поверженному врагу.

    8. Если вы ранены или отстали от своих, ваша обязанность — передать новости вашему подразделению и попробовать добраться до ваших товарищей любой ценой.

    9. Не стремитесь ни к какой другой награде, кроме улыбок красивых итальянских женщин, которых вы с храбростью защищаете. Они покроют вас цветами и будут дарить вам поцелуи, когда вы вернётесь с победой, гордясь своим мужеством, возлюбленным сыном великой Италии.

    10. Вперёд в сражение! Вы — лучший пример гения наших людей! Все страна смотрит на вас во время вашей смелой атаки1.

    Первое самостоятельное подразделение ардити под руководством подполковника Джузеппе А.Басси возникло по приказу Верховного командования в июне 1917 г. Предпосылки для появления таких частей уже сложились. Ещё в 1914 г. (Италия тогда не воевала, но присматривалась к боевому опыту других стран) на полковом уровне были сформированы подразделения Esploratori, проходившие особую тренировку и предназначенные для поиска и прокладки проходов в проволочных заграждениях под прикрытием темноты или плохой видимости, а также для разведки. Им вменялось в обязанность сообщать о вражеских позициях, прикрывать фланги во время атак и заманивать в засаду неприятельские патрули.

    Подполковник Д.А.Басси
    Подполковник Д.А.Басси

    После вступления страны в Первую мировую войну (24 мая 1915 г.) каждый пехотный полк и альпийский батальон имел взвод такого «спецназа первого поколения», включавший 4 офицера и 80—90 солдат со средствами обеспечения — велосипедами, санитарным имуществом, вьючным транспортом, т.е. хорошо обученных бойцов, отличавшихся личной храбростью.

    Однако первые месяцы войны заставили пересмотреть роль этих подразделений в боевых действиях. Недостаточное оснащение и взводный уровень обусловили их низкую боевую эффективность. К тому же специфика Итальянского фронта, в отличие от остальных, заключалась в отсутствии маневренного периода и сразу установившихся формах позиционной войны. Так, созданную в 1915 г. роту Esploratori, обескровленную в апрельских боях 1916 г. на горе Освальдо, в мае того же года расформировали. В конце концов эти силы стали применять лишь для решения частных задач, штурма вражеских застав и взятия пленных.

    Экипировка бойца «роты смерти»
    Экипировка бойца «роты смерти»

    Кроме того, в 1915—1916 гг. в итальянской армии действовали и укомплектованные добровольцами «роты смерти», прокладывавшие дорогу (в частности, проходы в проволочных заграждениях) атакующей пехоте в условиях позиционной обороны противника. Их бойцов оснащали сапёрными инструментами (прежде всего, ножницами для резки проволоки) и взрывчаткой (для закладки под заграждения), шлемами, кирасами (предшественницами позднейшего бронежилета), щитами, специальными наколенниками и обувью. Впрочем, от этого обмундирования вскоре отказались из-за его большого веса, да и от пуль и шрапнели оно защищало недостаточно. А в конце 1916 г., когда тяжёлые миномёты и артиллерия стали основным средством разрушения проволочных заграждений, «роты смерти» расформировали.

    Отсутствие перспектив на фронте в течение двух лет войны, вызвавшее, помимо прочего, падение боеспособности и упадок духа итальянской армии, потребовало новых форм и методов ведения боевых действий. Передовые офицеры, к которым относились Басси и его бригадный командир Грациоли, осмысливая собственный опыт и практику использования австро-венгерских штурмовых частей, пришли к выводу — необходимо создать подобные части и у себя. Басси обучил первый взвод ардити (возле Гориции) и после его успешных действий при штурме горы Сан-Марко 14 мая 1917 г. получил приказ сформировать штурмовую роту. А уже 26 июня Верховное командование распорядилось иметь в каждой армии один (а в дальнейшем — несколько) такой батальон.

    5 июля 1917 г. во 2-й армии создали первый штурмовой батальон (в итальянской традиции — Reparto), а через пять дней основали первую школу ардити во главе с тем же Басси. 4-я армия организовала у себя подобное подразделение в конце июля. К октябрю того же года их было уже 20 и ещё 6 проходили подготовку. Однако в результате тяжёлых осенних боев, гибели одних, расформирования и слияния других к январю 1918 г. количество штурмовых батальонов не превышало 21. Весной по одному из них придали каждому армейскому корпусу2.

    10 июня итальянское командование отдало приказ укомплектовать штурмовой армейский корпус (командир — Грациоли) в составе штурмовой дивизии и 6-й чешской дивизии.

    Впрочем, после наступления австро-венгерских войск 15—23 июня 1918 г. последняя была удалена из состава корпуса, а позже в него ввели 1-ю и 2-ю штурмовые дивизии (12 батальонов)3 и 6 батальонов берсальеров (по 3 в дивизии) в качестве подразделений для обеспечения и закрепления достигнутого успеха.

    Каждая дивизия имела также по три подразделения поддержки — пулемётные, моторизованные, кавалерийские роты, а также карабинеров (военная полиция). Кроме того, корпус располагал частями связистов, химиков, артиллерийскими расчётами 37-мм орудий (по 4 на дивизию) и др. Всего в нём насчитывалось (вместе с подразделениями поддержки) 392 офицера и 11 262 бойца. Хотя, как отмечали специалисты, создание массового соединения не пошло на пользу ардити: эти первоначально элитные войска вскоре мало чем отличались от остальных.

    Продолжали действовать и отдельные штурмовые батальоны в составе армейских корпусов. В 1917 г. такое подразделение (свыше 700 человек) состояло из 3 рот. Каждая включала 3 стрелковых и 1 специальный взвод, которыми командовали 5 офицеров, и была оснащена 2 станковыми, 8 ручными пулемётами. В батальоне состояли также артиллеристский взвод с двумя 65-мм орудиями, запасная рота стандартного состава, при которой находился огнемётный взвод (27 бойцов, 15 огнемётов). В следующем году в нём появились пулемётная рота (3 офицера, 135 бойца, 8 станковых пулемётов), 3 огнемётных отделения (3 офицера, 45 солдат, 18 огнемётов), миномётный взвод (офицер и 27 рядовых, 4 миномёта) взамен артиллерийского (65-мм пушек), подразделение снабжения (58 человек), а в каждой роте — по 2 пулемётных отделения (5 офицеров, 208 стрелков, 12 ручных пулемётов). Таким образом, штурмовой батальон королевской армии по численности приблизился к стандартному пехотному, но при этом располагал более высокой огневой мощью.

    Изучение трофейного австрийского пулемёта Шварцлозе
    Изучение трофейного
    австрийского пулемёта Шварцлозе

    Все ардити имели кавалерийские карабины системы Мошетто модели 1891 г. на базе основной винтовки итальянской армии системы Манлихер-Каркано, но они были заметно короче (920 против 1280 мм) и легче (3,1 против 3,8—4,1 кг со штыком) при тех же характеристиках. Надо сказать, что специальному карабину со стандартным штыком бойцы предпочитали кавалерийский со складывающимся. Часть же солдат (как правило, в запасных и тренировочных подразделениях) вооружали винтовками, а на передовой нередко шло в ход трофейное оружие.

    Стандартные кинжалы ардити. Слева – наиболее распространённая модель
    Стандартные кинжалы ардити.
    Слева – наиболее распространённая модель

    Пулемётчиков, огнемётчиков, унтер-офицеров и офицеров штурмовых частей оснащали тяжёлыми 6-зарядными револьверами системы Бодео модели 1889 г. калибра 10,35 мм. Пользовались популярностью и автоматический пистолет системы Глизенти модели 1910 г., Бриксия модели 1912 г. (оба 9 мм), а также тогдашняя новинка — пистолет системы Беретта.

    Каждому ардити независимо от звания и функциональных обязанностей полагался кинжал — один из их отличительных аксессуаров. Более эффективный и лёгкий, чем стандартный штык, с удобной рукояткой, он идеально подходил как оружие внезапного нападения. Среди австро-венгерских военнослужащих даже бытовало мнение, будто ардити — уроженцы Сицилии, известной поединками и искусством фехтования. Постоянно используемые для нападения кинжалы изготавливали из укороченных штыков итальянской винтовки системы Веттерли–Витали образца 1870 г., а некоторые — из стандартных, образца 1891 г., или трофейных, от австрийской винтовки системы Манлихер, причём рукоятки такого холодного оружия отличались большим разнообразием. К тому же нередко солдаты использовали и захваченные австрийские кинжалы.

    Обязательное оружие ардити — ручные гранаты различных образцов (в среднем 12 на человека): систем Тевенот, Олергон, итальянского и зарубежного (в основном французского) производства. Средний вес их составлял 400 г, взрывчатого вещества — 150—160 г, радиус действия — 10—15 м. Помимо этого, в арсенале бойцов штурмовых подразделений был ручной 9 мм пулемёт системы Фиат (иначе — Вилар Пероза) 15-й модели, дававший 25 выстрелов в секунду при длине ствола 54 см и весе 6,5 кг — подполковник Басси изобрёл для него сошки, отказавшись от тяжёлого щита. Обслуживали пулемёт четыре бойца, носимый боезапас составлял 5000 патронов. А в качестве станкового использовали стандартный пулемёт итальянской армии системы Фиат-Ревелли образца 1914 г. (калибр 6,5 мм) с магазином на 50 патронов и теоретической скорострельностью 500 выстрелов в минуту. Весил он 38,5 кг (17 кг — тело и 21,5 кг — тренога), обслуживался 8 бойцами, носимый боезапас — 6000 патронов (ещё 14 000 в обозе).

    Боец штурмовых частей
    Боец штурмовых частей

    Важнейшим тактическим новшеством, внедрённым ардити, стало тесное взаимодействие в бою между стрелками, пулемётчиками и артиллеристами. Поэтому штурмовому батальону (1917 г.) придали два горных 65-мм орудия (весом по 460 кг), более мобильных, чем полевые пушки, весьма точных в стрельбе (при дальности 6500 м ) и простых в эксплуатации. Боеприпасами для них служили стальные круглые снаряды весом 4,27 кг (250 г тротила) и шрапнель (216 стальных пуль-шариков по 11 г) весом 4,79 кг.

    В сентябре 1917 г. в штурмовых частях появились огнемёты, сразу вызвавшие нарекания из-за медленности приведения в боевую готовность — французские системы Шил н.3 бис и модернизированные на его основе итальянские Шил н. 3 бис ОФС. Оба весили 22 кг, имели 15-литровые баки с горючей смесью и 1,4-литровые со сжатым воздухом (для метания огненной струи). Впоследствии на смену им пришли итальянские аппараты DLF, более лёгкие (20 кг при половинном заполнении 12-литрового бака горючей смесью) и простые в эксплуатации. Кроме того, в декабре 1917 г. на вооружение приняли огнемёт системы Apparato tipa italiano a due serbatoi accopiati с резервуаром для углекислого газа, двумя бачками по 6 л для смеси и автоматическим воспламенителем. В качестве мер предосторожности огнемётчиков экипировали асбестовыми масками и перчатками.

    В 1918 г. штурмовые батальоны оснастили 76-мм миномётами весом 40 кг, изготавливаемыми по английской лицензии (более поздняя итальянская версия имела калибр 81 мм). Они имели эффективную дальность огня 800 м, обладали складными сошками, обслуживались 5 бойцами, могли вести огонь фугасными, дымовыми и зажигательными минами, легко разбирались.

    Револьверы и пистолеты, состоявшие на вооружении
    Револьверы и пистолеты,
    состоявшие на вооружении

    В 1918 г. в имевшихся при каждой дивизии штурмового корпуса горных артиллерийских группах (из трёх батарей) оставались на вооружении 65-мм орудия (в отдельных батальонах, как уже отмечалось, их заменили миномётами). Помимо этого каждая штурмовая дивизия имела батарею из четырёх траншейных пушек (37 мм) с дальностью стрельбы 600—1500 м. Такое орудие, имея расчёт из трёх человек, вело огонь стальными снарядами весом 640 г (65 г взрывчатого вещества). Благодаря компактности и небольшому весу (56 кг) оно отличалось высокой мобильностью и подходило для обстрела окопов, блиндажей и дзотов противника.

    Рядовой состав штурмовых подразделений более чем наполовину комплектовался на добровольной основе за счёт других частей итальянской армии. Недостатка в волонтёрах не было (хотя в отдельные периоды войны их количество в силу тех или иных причин резко падало), что во многом объяснялось как материальным, так и моральным поощрением. Так, солдату выплачивали денежное содержание на 20%, а сержанту — на 30% выше, чем собратьям-пехотинцам, не считая надбавок за пребывание в зоне боевых действий. За захваченное оружие и пленных бойцы элитных частей получали денежные премии. И если первоначально это практиковалось лишь когда они действовали по своей инициативе, а не по приказу, то к концу войны — в обоих случаях.

    Рацион военнослужащих штурмовых подразделений был более калорийным, чем у обычного солдата. Ардити имел право на 230 г мяса (по сравнению с 200 г стандартной порции), 250 г риса или макарон (против 200 г), 700 г хлеба, а также на 1/4 л вина и 10 г кофе ежедневно — в остальных частях армии такие порции выдавали 70 (вино) и 140 (кофе) раз в год4. Кроме того, он всегда получал горячее питание, причём регулярно и за столом, что, конечно, нельзя сравнить с холодной едой, съеденной в траншее пехотинцами (когда позволяли погода и враг).

    Пулемётчик-ардити. На рукаве кителя — эмблема штурмовых частей, на груди — медаль победителя спортивного состязания
    Пулемётчик-ардити.
    На рукаве кителя — эмблема штурмовых частей,
    на груди — медаль победителя спортивного состязания

    Бойцы элитных войск были освобождены от рытья траншей, караульной службы, перемещались в зону битвы не пехотным порядком, а на грузовиках и боролись за привилегию не носить вещмешки и ранцы. В отличие от пехоты они обучались ежедневно, поэтому являлись более ценным «боевым материалом» и дислоцировались в тылу, ожидая приказа действовать. По завершении боевой операции всё подразделение ардити премировали отпуском. Государственные же награды им выдавали не часто, несмотря на значительное число успешных акций и выдающуюся храбрость этих бойцов, очевидно, из-за сложности выбора поступков, достойных подражания.

    Впоследствии при комплектовании штурмовых частей (прежде всего унтер-офицерскими кадрами) стали применять разнарядку. Для своего батальона ардити полк должен был выделить 10—15 солдат и одного или двух капралов, бригада — двух капралов или сержантов, а дивизия — нескольких унтер-офицеров. Критерии отбора основывались на физических данных и навыках кандидата с непременным учётом его поведения и психики: будущий ардити должен был обладать проницательностью, храбростью, физической и духовной силой, агрессивностью, но при этом дисциплинированностью, по возможности — боевым опытом, а также быть неженатым. Если в процессе службы оказывалось, что отобранные бойцы не отвечали таким требованиям, их немедленно возвращали в прежнее подразделение.

    Комплектование офицерами осуществлялось исключительно на добровольной основе. На них не распространялись стимулы и привилегии, привлекательные для солдат, так что это были энтузиасты, желавшие более активно служить Родине, уйти от фронтовой рутины и попасть в армейскую элиту. Отбор офицеров был ещё более жёстким, чем рядовых: кроме аналогичной проверки, оценивали их качества как командиров на предыдущей должности, моральную устойчивость, наличие здравого смысла, способность принимать решения в условиях большого напряжения, идти на оправданный риск. Иными словами, искали людей, способных стать примером для подчинённых.

    Тренировка с пулемётом ФИАТ-14
    Тренировка с пулемётом ФИАТ-14

    Призывников и добровольцев собирали в школе ардити, где проводили занятия по физической и психологической подготовке, изучению материальной части оружия, ручных гранат, отрабатывали навыки обращения с кинжалом. Чтобы проверить сопротивляемость новобранцев под длительным огнём и в ситуациях, сопряжённых с риском, их сажали в бункер, а инструкторы в течение длительного времени бросали на его крышу и к входной двери гранаты. Применялись и другие методы обучения, призванные воспитать в бойцах храбрость, уверенность в себе и иммунитет к опасности, что было главной задачей школы. Велись тренировки с метанием ручных гранат, а также стрельбы на полигоне: лёжа, с колена, стоя, на бегу, из укрытия, поверх собственных продвигающихся войск (с использованием в качестве целей зафиксированных и перемещающихся устройств). Стрелки учились организовывать заградительный огонь, быстро менять позиции, а расчёты 65-мм орудий — обеспечивать их артиллерийской поддержкой и подавлять долговременные огневые точки (доты) и пулемётные позиции противника. Специальные занятия посвящали детальному изучению вражеского оружия — винтовок систем Манлихер, Маузер, пулемётов Шварцлозе, ручных гранат.

    Тактическую подготовку ардити проходили в построенных для этого военных городках, где соорудили все препятствия, с которыми они могли встретиться: бункеры, пулемётные позиции, доты, траншеи и коммуникации. Впоследствии ввели комплексные упражнения, в том числе дневные и ночные (под лучами прожекторов) атаки на макет вражеской укреплённой сторожевой заставы. Их повторяли многократно, чтобы достигнуть идеальной, до автоматизма, координации действий стрелков, пулемётчиков и артиллеристов. В дополнение к специальному военному обучению проводили поединки на штыках, кинжалах, или имитировали рукопашный бой.

    Офицерская шляпа с эмблемой ардити Эмблемы ардити
    Офицерская шляпа с эмблемой ардити
    Эмблемы ардити

    Обязательной была и спортивная подготовка: ежедневные бег, гимнастика, в частности, прыжки через верёвку, стены, изгороди из колючей проволоки, деревья, столы, живые изгороди, а также уроки плавания. Офицеры организовывали турниры по футболу, борьбе, боксу и бегу, чтобы укрепить чувство сплочённости солдат. Отличившихся награждали призами.

    В своё время ещё Esploratori имели отличительный знак — шестиконечную звезду, которую носили на левом рукаве. У ардити же униформа появилась при комплектовании штурмовых батальонов в 1917 г. Согласно инструкции подполковника Басси ей надлежало быть удобной и узнаваемой, чтобы легко идентифицировать бойца специального подразделения. Китель с двумя карманами на груди и одним сзади (для ручных гранат) на потайных застёжках позаимствовали у берсальеров (модель 1910 г.), изменив лишь форму воротника. Это обмундирование было единым для всех военнослужащих независимо от чина, хотя на фотографиях того времени часто можно увидеть офицеров в униформе с четырьмя карманами спереди (добавлены два по талии) или в сделанной на заказ.

    Эмблема ардити представляла собой петлицы на воротнике в виде языков пламени (двойные ярко-чёрные полосы) с серебряной пятиконечной звездой королевской армии — символом Савойской династии. В честь одного из предков Басси — Пьетро Ф. Кальви (казнённого в 1855 г. австрийцами героя национально-освободительной борьбы итальянского народа, носившего в знак единства с карбонариями галстук-бабочку) — униформу офицеров дополнили чёрным галстуком. У штурмовых подразделений, сформированных из бойцов альпийских войск, петлицы были зелёными, берсальеров — тёмно-красными. Пулемётчики носили те же петлицы, что и их товарищи, но на синей прямоугольной подкладке.

    Ардити, как и берсальеры, в тёплую погоду надевали под китель серо-зелёную рубашку с галстуком-бабочкой, в холодную — свитер. Иногда, особенно после тяжелейшего поражения итальянской армии под Капоретто (1917), из-за нехватки форменных рубашек выдавали серо-зелёные фланелевые и даже белые хлопковые. Брюки, длиной до колена (модели 1909 г. для альпийских войск или 1910 г. для берсальеров), с двумя косыми карманами, большим поясом и регулируемым ремнём с металлической застёжкой на задней части, были лёгкими и удобными. Вместо армейских серо-зелёных шерстяных портянок штурмовики получали шерстяные носки, более удобные, тёплые и простые в использовании. Обувью служили подбитые гвоздями ботинки стиля «альпино» (модель 1912 г.).

    Ардити из 2-й штурмовой дивизии. Хорошо видна форменная эмблематика одежды
    Ардити из 2-й штурмовой дивизии.
    Хорошо видна форменная эмблематика одежды

    Головным убором ардити первоначально были стандартные армейские кепи (модели 1915 г.) и шляпы (модели 1907 г.). После сражения под Капоретто рядовых экипировали чёрными фетровыми шапками, похожими на те, что надевали берсальеры, а офицерам и унтер-офицерам оставили шляпы. Штурмовики-альпийцы носили фетровые шляпы стиля «альпино» с вороньими (у солдат) и орлиными (у офицеров) перьями, заменив стандартные знаки отличия эмблемами, штурмовики-берсальеры — чёрные или двухцветные шапки5.

    Эмблемы на кепи, вышитые чёрной нитью, были двух моделей. Первая, весьма редкая, изображала горящую гранату (языки пламени указывали направо) с мечом внутри, окружённую лавровыми и дубовыми листьями. Вторая, стандартная — два пересекающихся меча на горящей гранате с огнём, обращённым влево, и римская цифра — номер батальона. После создания дивизий ардити его стали писать на эмблеме кепи арабскими цифрами, а на нашивках — римскими. Нередко можно было встретить эмблемы также на чехле шлема, левом рукаве. Кстати, последняя была весьма выразительна: римский меч (символизирующий честь и храбрость) с рукояткой в виде головы орла (власть), окружённый лавровыми (победа) и дубовыми (верность и сила) листьями. Её вышивали золотой нитью для офицеров, серебряной для унтер-офицеров и чёрной для солдат, причём обычно вручную, хотя иногда встречались и сделанные машинным способом (у рядовых).

    Надо сказать, многие штурмовики вносили изменения в свою униформу, например, использовали трофейный пояс или кинжал, сохраняли эмблему кепи своего прежнего подразделения, пришивали эмблему на правый рукав, если левый был уже занят. Кстати первыми стали заниматься такой самодеятельностью именно офицеры, хотя и были призваны следить за выполнением инструкций.

    Снаряжение ардити было примерно на 4,5 кг легче, чем у пехотинцев. Однако шлем (итальянский вариант французского системы Адриана), весивший 700—800 г против 1,300—1,400 г вражеских, надо признать, оказался худшим для своего времени: хрупкость, толщина всего 0,7 мм делали его практически бесполезным. На нём красовалась эмблема штурмовых частей или номер подразделения римскими цифрами (иногда и то, и другое), а к чехлу, не имевшему такого украшения, штурмовики-берсальеры добавили воронье (офицеры — орлиное) перо.

    Плакат с изображением ардити Отец Джулиани, самый известный священник штурмовых частей
    Плакат
    с изображением ардити
    Отец Джулиани,
    самый известный священник
    штурмовых частей

    В выкладку ардити, как правило, входили рюкзак модели 1907—1909 гг. из водонепроницаемой хлопчатобумажной ткани, алюминиевая походная фляжка, шанцевый инструмент, ножницы для перекусывания проволоки, два патронных подсумка из серо-зелёной окрашенной кожи, вмещавшие по 48 патронов каждый. Помимо этого, бойцов элитных частей оснащали противогазами отечественного и английского производства. А после того, как сформировался Штурмовой армейский корпус (и, соответственно, расширился радиус действия этих сил), каждому бойцу и офицеру предписали носить вещмешок с продуктами на два дня, котелком, ложкой, металлической чашкой, пакетом первой помощи, запасной парой носок и нижнего белья, носовым платком, шапкой, одеялом.

    Важно отметить, перечисленное снаряжение не считалось постоянным и по усмотрению командира, в зависимости от обстановки или погоды, могло менять свой состав. Основой же его считался вещмешок, позволявший бойцу действовать автономно в течение 2—4 дней. Но перед атакой его оставляли на исходной позиции.

    Фронтовой опыт общевойсковых операций свидетельствовал: большинство атак итальянской пехоты терпело неудачу из-за большого временного интервала между артподготовкой и пехотным наступлением. Это давало солдатам противника драгоценное время выйти из убежищ, где они пережидали артобстрел, и подготовиться к встрече с наступавшими. Подполковник Басси предложил новую тактику — тесное взаимодействие на поле боя пехотинцев, пулемётчиков и артиллеристов. Это позволяло штурмовым частям продвигаться вперёд под прикрытием огня орудий, пулемётов и максимально близко приближаться к вражеским траншеям. Решающему же их броску предшествовало метание ручных гранат в окопы неприятеля. Впрочем, практика не всегда шла в ногу с теорией. Например, в бою на горе Сан-Габриеле 4 сентября 1917 г. после 20-минутного артобстрела атака ардити шла, как и положено, под прикрытием огневого вала, но многих из них, поспешивших устремиться вперёд, поразили свои же снаряды.

    Траншеи на горе Фратта во время атак штурмовых батальонов 18 августа 1918 г.
    Траншеи на горе Фратта во время атак
    штурмовых батальонов 18 августа 1918 г.

    Атакующее штурмовое подразделение, как правило, разделяли на две группы. Одна, вооружённая карабинами, кинжалами, ручными гранатами, вела зачистку захваченных окопов, уничтожала блиндажи и бункеры врага, оставшиеся после обстрела артиллеристами (из 65-мм, а позже и из 37-мм орудий) и огнемётчиками. Другая группа — пулемётчики и стрелки — поддерживала первую огнём, пресекала контратаки, устраиваемые неприятелем во время зачистки. После подготовки захваченных позиций штурмовые части сменялись армейскими.

    Боевые действия нередко бывали крайне напряжёнными, переходя в рукопашные схватки. И тогда в полной мере проявлялась физическая и психологическая подготовка ардити. Вот что рассказывал один из них о битве при Сан-Габриэле: «Это была жестокая борьба. Все защитники в траншеях были вырезаны... Сражение, разбитое на сотню фрагментов, вспыхнуло вокруг скал, опутанных колючей проволокой, в блиндажах и окопах... Проходы закидывались гранатами, входы в траншеи выжигались огнемётами... Мы боролись в темноте, в бесконечных лабиринтах, с ручными гранатами, ударами кинжалов, лопаток, пинками и укусами. В десять часов мы завладели позицией». С противником бойцы штурмовых подразделений сближались быстро и решительно: «Мы приближаемся к вражеской линии фронта, ураганный огонь снарядов обрушивается на землю, — вспоминал участник событий. — Внезапно мы грозно кричим noi!. Артиллерия сразу прекращает обстрел, и сотни гранат за одну-две секунды обрушиваются на вражеские окопы. Некоторые ардити погибли, но оставшиеся преодолевают колючую проволоку и растекаются по склону горы, находя врага в каждом укрытии, в каждом окопе, в каждом блиндаже, крича Messe! Noi!. Они похожи на дьяволов, переходящих от одной цели к другой: опять гранаты, миномёты и бросок вперёд к следующей цели. Через некоторое время всё разбито, разрушено. Австрийские солдаты видят ардити впереди, слева, справа, позади себя... Мы останавливаемся тогда, когда больше не находим врага»6.

    В условиях позиционной войны, когда лобовые атаки против пулемётов были обречены на неудачу, тактика штурмовых частей, прорывавших оборону неприятеля, маневрировавших на поле боя и умело использовавших рельеф местности, в конце войны давала неплохие результаты. Их атаке предшествовали детальное изучение района наступления, аэрофотосъёмка вражеских позиций, строительство макета объекта атаки и тренировка. Для каждого подразделения ставили свою задачу, для артиллеристов назначали цели, отделяя первоочередные от вторичных. Часто на соседних между собой участках устраивали ложную артподготовку, а иногда ардити действовали без поддержки артиллерии, используя лишь свои штатные миномёты (заграждения из колючей проволоки подрывали сапёры), что позволяло достичь эффекта внезапности. В результате противник, не предупреждённый артподготовкой о необходимости контрмер, видел, как писали итальянские газеты, штурмовиков уже вблизи «с кинжалом, сжатым между зубами и ручными гранатами в обеих руках».

    Парад штурмовых частей в Пола
    Парад штурмовых частей в Пола

    Но нередко хорошо укреплённые рубежи неприятеля оказывались непреодолимой твердыней. Лейтенант Базинелли говорил об атаке горы Асолоне 24 июня 1918 г.: «Мы перед новыми заграждениями из колючей проволоки и, кроме того, подвергнуты адскому огню пулемёта. К тому же вражеская артиллерия стреляет сверху, поражая нас и пытаясь отразить наш натиск. Наши потери внушительны; колючая проволока практически сводит на нет продвижение вперёд, беспощаден огонь пулемётов Шварцлозе и орудий, защитники непрерывно бросают множество ручных гранат. Наша артиллерия не причиняла никаких повреждений хорошо укреплённым вражеским окопам, а атакующие группы бессильны против неприступных оборонительных сооружений противника».

    Часто ардити получали приказ не брать пленных — ничто не должно было мешать их продвижению вперёд. В таких случаях бойцы штурмовых частей знали — их ждёт та же участь, и сражались до конца. Однако пленных всё-таки брали, и немало. Это зафиксировали многочисленные факты. Пленных, как правило, препровождали в тыл легкораненые ардити.

    Возвращение с церемонии встречи с союзниками
    Возвращение
    с церемонии встречи с союзниками

    Боевое крещение первого штурмового батальона произошло 18—19 августа 1917 г. в одиннадцатом сражении на реке Изонцо. Переправившись через неё, две роты ардити под командой подполковника Басси атаковали австро-венгерские позиции, заняли вершину горы Фратта и захватили 500 пленных, 8 пулемётов и 2 миномёта. Тем временем третья рота овладела Бельподжио рядом с Горицией. К сожалению, ни тот ни другой успех не был развит из-за банальной задержки пехотных частей.

    Самая известная операция ардити, за которой следил король Италии и иностранные наблюдатели, был штурм горы Сан-Габриеле 4 сентября 1917 г. После непродолжительного, но интенсивного артиллерийского обстрела три штурмовые роты атаковали позиции, затем очистили окопы австрийцев с помощью гранат и огнемётов. В их руках оказались 3127 пленных, 55 пулемётов и 26 траншейных орудий противника. Сами ардити потеряли 61 человека убитыми и около 200 ранеными из 500, участвовавших в атаке. Однако и в этот раз пехотные подразделения опоздали — из-за сильных ударов вражеской артиллерии ещё на исходных позициях.

    Во время поражения итальянской армии в сражении при Капоретто и последующего отступления (24 октября — 29 ноября 1917 г.) штурмовые части выполняли нелёгкую функцию сдерживания идущего по пятам противника. При этом 1-й штурмовой батальон (без 1-й роты) в бою при Удине потерял 6 офицеров и 385 бойцов убитыми и ранеными, оставшиеся 70 человек, израсходовав боеприпасы, попали в плен. Но навязанные ими противнику арьергардные бои позволили выиграть время, благодаря чему итальянская армия организованно отошла к реке Пьяве. Тем временем в 22-м штурмовом батальоне (3-я армия) осталось 100 человек из 800, в 20-м — 200, в 5-м (4-я армия) — 4 офицера и 70 солдат. В ноябре-декабре 1917 г. ардити отбивали атаки противника на Пьяве и горе Граппа. 1, 2, 4 и 16-й штурмовые батальоны (1-я армия) принимали участие в кровопролитном сражении у Трёх Гор 28—29 января 1918 г. И эти, и другие части (3 бригады пехоты, 5 альпийских батальонов и 3 полка берсальеров) понесли большие потери, причина которых — плохо налаженное взаимодействие сил и средств.

    В течение зимы и весны 1918 г. задачей штурмовых батальонов было сохранить устойчивость фронта, осуществлять точечные контратаки и участвовать в операциях с ограниченной целью. Например, 8-й батальон в марте не раз вёл бои на Пьяве, 19-й атаковал укреплённую заставу в районе Трентино и Загна, 23-й и 27-й — на Пьяве. А 3-й 13 мая даже захватил неприятельские позиции, взяв до 900 пленных и несколько артиллерийских орудий, пулемётов и военное имущество.

    Последнее наступление австро-венгерской армии 15—23 июня 1918 г. стало боевым крещением Штурмового армейского корпуса итальянской армии, части которого воевали по всему фронту. И хотя сначала новое соединение показало себя не слишком эффективным, уже в бою у Сан-Дона, например, 1-я штурмовая дивизия сумела захватить 500 пленных7. Хорошо себя проявили ардити и в боях за господствующие высоты, особенно за гору полковника Мошина: её захватили за 10 мин с минимальными потерями, пленив около 400 военнослужащих противника. Впоследствии была взята гора Азолоне, но 19 офицеров и 305 солдат ардити оказались в числе убитых и раненых. 27-й батальон корпуса четыре дня отбивал атаки неприятеля на горе Монтелло, лишившись четверти состава. В целом же штурмовые части выполнили задачу консолидации фронта и изматывания противника.

    24 октября 1918 г. итальянское командование начало наступление (сражение при Витторио-Венето), в котором участвовали все подразделения ардити, прокладывая путь главным силам. Хотя австро-венгерская армия утрачивала боеспособность, успех дался нелегко. Так, 9-й штурмовой батальон из 30 офицеров потерял 28 и из 500 солдат — 410. Высоты переходили из рук в руки, некоторые из них итальянцы так и не захватили. На Пьяве только отступление врага спасло 18-й штурмовой батальон от полного уничтожения. Но были и успешные действия. Например, 9-й штурмовой батальон 25 октября взял 600 пленных, затем попал в окружение, но сумел прорваться к своим, причём, вывел и всех захваченных8.

    В те же дни 1-я дивизия Штурмового армейского корпуса атаковала с севера Монтелло, а 2-ю дивизию, продвигавшуюся с юга, сдерживало не только сопротивление австрийцев, но и наводнение на Пьяве (разрушившее несколько мостов). Её передовые подразделения понесли серьёзные потери и только 29 октября 1918 г. форсировали реку, вскоре захватив стратегически важный пункт Витторио-Венето. После 31 октября началось преследование врага по всему фронту. Штурмовой армейский корпус двинулся на Кадоре, где и встретил окончание боевых действий на Итальянском фронте (3 ноября). В течение 10 дней (24 октября  — 3 ноября) он потерял 336 человек убитыми (из них 18 офицеров), 56 пропали без вести, более 980 получили ранения. Трофеи корпуса составили около 8000 пленных, 68 орудий и 223 пулемёта, а бойцы
    29-го штурмового батальона одними из первых 2 ноября вошли в Триест9. На следующий день Австро-Венгрия капитулировала.

    25 февраля 1919 г. 2-ю штурмовую дивизию расформировали, возвратив весь личный состав в предыдущие подразделения или демобилизовав, а 1-ю — в марте того же года направили в Ливию. Отдельные батальоны ардити распустили лишь к концу 1920 г.

    А.В.ОЛЕЙНИКОВ,
    кандидат юридических наук
    (Астрахань)

    Примечания

    1. Angelo L. Pirocchi «Italian Arditi. Elite Assault Troops 1917—1920». — London, 2004. Р. 5.

    2. Ibid. Р. 10.

    3. Берсальеры (от итальянского bersglio — мишень) — стрелки итальянской пехоты, проходившие специальную подготовку в стрельбе и совершении форсированных маршей. Впервые появились в 1836 г. в армии Пьемонта. В ХХ в. стали основой формирования самокатных и мотоциклетных частей.

    4. Angelo L. Pirocchi «Italian Arditi. Elite Assault Troops 1917—1920». — London, 2004. Р. 5.

    5. Ibid. Р. 26.

    6. Ibid. Р. 47—48.

    7. Виллари Л. Война на Итальянском фронте 1915—1918 гг. — М., 1936. С. 173.

    8. Там же. С. 183.

    9. Там же. С. 196.

    TopList