© Данная статья была опубликована в № 24/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 24/2007
  • Известен только специалистам

     

    ИЗВЕСТЕН ТОЛЬКО СПЕЦИАЛИСТАМ

    Лефортовский дворец. Фото конца XIX— начала XX в.

    Лефортовский дворец. Фото конца XIX— начала XX в.

     

    Материал для подготовки урока по теме
    «Особенности русской архитектуры второй половины XVIII в.». 7 класс

    О творчестве Родиона Казакова

    Имя выдающегося архитектора Родиона Казакова известно главным образом специалистам по истории архитектуры. Слава его великого учителя и старшего товарища Матвея Казакова несравненно больше, хотя учеником Родион Казаков оказался достойным. Начав свой творческий путь в «Экспедиции Кремлёвского Строения», он, обучаясь там у Василия Баженова и Матвея Казакова, успешно продолжал их деятельность, а затем возглавил Московскую архитектурную школу, вырастившую многих мастеров классицизма. Родион Казаков стал первоклассным зодчим, очень ярким и талантливым, со своей творческой индивидуальностью, создав постройки, которые долгое время определяли образ Москвы.

    Библиография о Р.Р.Казакове очень скудна. Хотя по его творчеству защищена диссертация П.В.Панухина «Творчество Родиона Казакова и его место в архитектуре московского классицизма»1, но, к сожалению, она так и не увидела свет в виде монографии2. Не сохранился даже достоверный портрет Р.Р.Казакова, а копийное изображение, находящееся в Музее русской усадебной культуры в Кузьминках и выдаваемое за его портрет, вряд ли можно счесть таковым …

    И всё же, что о нём известно? Родион Родионович Казаков (1758—1803), родившийся на двадцать лет позже Матвея Казакова и умерший на девять лет раньше, был потомственным москвичом. Он происходил из семьи мелкопоместного дворянина, прапорщика архитектуры в «архитекторской команде» князя Д.В.Ухтомского. От отца Р.Р.Казаков и получил первоначальные знания о будущей профессии. Его детство и юность прошли в родительском доме, недалеко от Кремля, в Староваганьковском переулке(впоследствии его собственный дом находился в Немецкой слободе на Гороховом поле)3.

    Господский дом в усадьбе Кузьминки. Северный фасад. Фото начала XX в.
    Господский дом в усадьбе Кузьминки.
    Северный фасад. Фото начала XX в.

    В 1770 г. в шестнадцатилетнем возрасте Р.Р.Казаков выдержал экзамены и поступил в Архитектурную школу Экспедиции Кремлёвского строения Московского отделения Сената, которой в то время руководил В.И.Баженов, приняв участие в создании макета Большого Кремлёвского дворца, который тот спроектировал. Затем, в качестве ученика (гезеля) в 1774 г. он был направлен к другому мастеру, М.Ф.Казакову; под его руководством в составе архитектурной команды занимался разборкой ветхих строений Кремля, составляя в 1770—1773 гг. их обмерные чертежи. Как лепщик Р.Р.Казаков работал на строительстве спроектированного М.Ф.Казаковым Пречистенского дворца Екатерины II в Москве4, получив за эту работу чин сержанта. В 1776 г. он создал свой первый самостоятельный архитектурный проект классицистического Нововоробьёвского дворца императрицы на Воробьёвых горах. За этот проект, принесший ему известность, Р.Р.Казаков получил звание архитектора, и стал одним из признанных московских зодчих.

    С того времени он стал получать множество заказов: в 1781—1782 гг. принял участие в возведении Екатерининского дворца в Лефортове (начинал его строительство архитектор князь П.В.Макулов, но из-за некоторых просчётов всё пришлось начать заново; кроме Р.Р.Казакова в постройке дворца принимали участие В.С.Яковлев, А.Ринальди, а с 1780-х гг. Д.Кваренги, который создал портик со стороны сада и знаменитую многоколонную лоджию на фасаде). В Москве и Подмосковье по проектам Родиона Казакова велось интенсивное строительство частных особняков. В 1782—1792 гг. вместе с другими архитекторами Экспедиции Кремлёвского строения он работал по заказам наместника Новороссийского края и фаворита Екатерины II князя Г.А.Потёмкина (предполагается, что Р.Р.Казаков был приглашён для проектирования и сооружения ворот крепости в г. Херсоне). Особое место в творчестве Р.Р.Казакова занимает церковное зодчество. Он придал ему декоративность и ярко выраженные светские черты. Типичными элементами его храмов являются ротонда-бельведер и использование дорического ордера.

    Господский дом в усадьбе Кузьминки. Южный фасад. Фото начала XX в.
    Господский дом в усадьбе Кузьминки.
    Южный фасад. Фото начала XX в.

    Практически во всех своих работах Р.Р.Казаков выступает талантливым представителем зрелого («строгого») московского классицизма. Крупным этапом в его жизни стала длительная работа (1778—1803) в подмосковном имении княгини А.А.Голицыной Кузьминки, ныне уже давно находящимся в городской черте. Сменив на посту архитектора Кузьминок И.П.Жеребцова, не изменяя в основном уже сложившуюся планировку, Р.Р.Казаков дал усадьбе новую жизнь, перестроив отдельные её элементы. За время работы в Кузьминках Казаков реконструировал господский дом и флигеля, церковь, Слободку — комплекс для дворовых людей5, построил ещё один хозяйственный комплекс — Садоводство с оранжереями и домами для садовников и Китайским (Щучьим) прудом. При нём был выкопан канал, соединивший Китайский пруд с устроенным на речке Чурилихе (Голедянке) Нижним или Мельничным прудом (в настоящее время Нижний Кузьминский)6.

    Несмотря на масштабность деятельности Р.Р.Казакова в Кузьминках, этой части его архитектурного наследия не повезло. При восстановлении усадьбы после Отечественной войны 1812 г. многие сооруженные им здания были заменены новыми по проекту Д.И. и А.О.Жилярди. В 1916 г. пожар уничтожил господский дом, реконструированный в 1783—1789 гг. по проекту Р.Р.Казакова (архитектурный надзор вёл И.В.Еготов, архитектор, муж его сестры). Тогда его надстроили антресольным этажом, парадные помещения — спальню, кабинет, зал — украсили декоративной живописью, переделали и другие помещения. Одновременно реконструировали флигеля, которых тогда было не два как сейчас, а четыре — небольшие одноэтажные деревянные здания, выдержанные в классицистических формах7.

    Судить о творчестве Р.Р.Казакова даже по старым изображениям этого несохранившегося до наших дней ансамбля достаточно сложно — самые ранние из них относятся к 1828 и 1841 гг., а ведь после смерти архитектора дом в 1804—1808 гг. перестраивал И.В.Еготов, одновременно реконструировав флигеля и спланировав территорию Парадного двора. Ансамбль перестраивали и позже.

    Церковь Влахернской Божьей Матери в усадьбе Кузьминки. Северный фасад. Фото начала XX в.
    Церковь Влахернской Божьей Матери
    в усадьбе Кузьминки. Северный фасад.
    Фото начала XX в.

    В настоящее время единственным памятником архитектуры в Кузьминках, связанным с именем Р.Р.Казакова, является церковь Влахернской иконы Божьей матери, к которой относительно недавно вернулась прежняя роль доминанты в ансамбле имения. Её сооружали в два этапа. В 1759—1762 гг. были выстроены: здание церкви, первоначально имевшее барочный декор (окончательно отделано и освящено только в 1774 г.), а также отдельно стоявшая деревянная колокольня. На основании косвенных данных можно предположить, что первоначальное авторство проекта церкви принадлежало петербургскому архитектору С.И.Чевакинскому. Автором проекта колокольни, выполненного весной 1760 г., был И.П.Жеребцов. Хотя имя Р.Р.Казакова прямо не указано в документах, авторство проекта последующей реконструкции церкви несомненно принадлежит ему: в 1784—1785 гг., когда она проводилась, Родион Родионович был единственным крупным проектирующим архитектором в имении, а функции И.В.Еготова носили технический характер. Теперь церковь получила формы и декор зрелого классицизма.

    Тогда же была построена новая колокольня вместо прежней. В ходе реконструкции церковь получила и новое завершение — круглый барабан с люкарнами, увенчанный главкой. С четырёх сторон были пристроены портики и крыльца. Перед церковью возвели круглую в плане каменную двухъярусную колокольню с ордерным членением фасадов.

    Любопытно, что какое-то участие в этих работах принимал В.И.Баженов: его имя значится в смете, составленной для покупки необходимого строительного материала8. К сожалению, этот интереснейший памятник сильно пострадал в советское время. Церковь была закрыта в 1929 г. и обезглавлена, а в 1936—1938 гг. в результате перестройки под Дом отдыха ЦК профсоюза автомобильной промышленности (видимо, по проекту С.А.Торопова), она утратила прежние стилистические черты, превратившись в трехэтажный жилой дом. Только в 1994—1995 гг. по проекту архитектора Е.А.Воронцовой был проведён комплекс работ по восстановлению церкви: разобрали поздний третий этаж, воссоздали прежнюю систему арок и сводов, возвели на старом месте, выявленном в результате археологических раскопок, колокольню, провели большой объём работ по вычинке кирпичной кладки и приведению в первоначальный вид белокаменного и лепного декора фасадов; изготовили конструкции кровли с покрытием медью, а также главы, которые увенчали кресты с позолотой9.

    Параллельно с деятельностью в Кузьминках Р.Р.Казаков выполнял ряд не менее важных и ответственных заказов, среди которых особое место занимает застройка района Андрониевской площади в Москве. По его проектам были возведены церковь Мартина Исповедника в Алексеевской Новой слободе — бывшей вотчине Андроникова монастыря (Большая Коммунистическая улица, 15/2), доминирующая в панораме Заяузья, расположенное поблизости частное народное училище и грандиозная четырехъярусная надвратная колокольня Андроникова монастыря (уничтожена в 1929—1932 гг.), ставшая второй по высоте в Москве после кремлёвского Ивана Великого (высота 79 м). Рядом с колокольней была построена усадьба городского головы П.Хрящева. Таким образом, был сформирован классицистический образ Андрониевской площади, фрагментарно сохранившийся до наших дней.

    Церковь Мартина Исповедника — большой мощный пятиглавый храм, сооруженный в 1791—1806 гг. на средства одного из богатейших московских купцов В.Я.Жигарева, позже ставшего городским головой (здание частного народного училища было сооружено в 1798 г. также на средства В.Я.Жигарева). Церковь состоит из двухсветного четырёхстолпного четверика с большой полукруглой апсидой, примыкающего к нему с запада притвора (повторяет форму апсиды) и соединённой с ним коротким переходом высокой трехъярусной колокольни. Подчёркнутая монументальность постройки, несвойственная московской архитектурной традиции, породила легенду о том, что Р.Р.Казаков повторил в нём собор св. Петра в Риме (одним из поводов для сооружения храма было посещение Москвы императором Священной Римской империи Иосифом II). После Отечественной войны 1812 г. церковь, пострадавшая от пожара, в 1813—1821 гг. восстанавливалась: тогда приводились в порядок железные покрытия и облицовка здания. В 1931 г. она была закрыта и стала снова действующей только в 1991 г.).

    Ещё одно известное культовое здание, сооруженное по проекту Р.Р.Казакова и являющееся хорошим образцом зрелого классицизма — одноглавая церковь Варвары на Варварке, стоящая первой от Кремля в знаменитой цепи храмов и палат Зарядья (Варварка, 2). Небольшая, но удачно расположенная, она до сих пор определяет образ улицы (первоначально фиксировала угол квартала на пересечении улицы Варварки и несохранившегося Зарядьинского переулка). Церковь крестообразная в плане, завершена купольной ротондой с барабаном и главой; из-за пониженного рельефа местности поставлена на высокий подклет, к улице обращена восточным фасадом, поэтому алтарь выделен не в самостоятельный апсидный объём, а декорирован мощным коринфским портиком, также как и другие фасады здания. Двухъярусная колокольня, сооружённая по проекту А.Г.Григорьева в 1820-х гг., была снесена в советское время, но восстановлена при реставрации 1967 г. (ныне церковь действующая). Здание было выстроено в 1796—1804 гг. на средства майора И.И.Барышникова и московского купца Н.А.Смагина. В 2006 г. под церковью был обнаружен прекрасно сохранившийся белокаменный подклет более древнего храма, возведённого на этом месте в 1514 г. зодчим Алевизом Новым — автором Архангельского собора в Московском Кремле. Постройка Р.Р.Казакова, большая по площади, превратилась в своего рода футляр для остатков прежнего здания, и, благодаря этому, прекрасно сохранилась10.

    Колокольня Андроникова монастыря. Фото 1882 г.
    Колокольня Андроникова монастыря.
    Фото 1882 г.

    С именем Р.Р.Казакова связывают и сооружённую в 1798—1802 гг. огромную городскую усадьбу владельца железоделательных заводов И.Р.Баташева (с 1878 г.— Яузская больница, ныне Городская клиническая больница № 23, Яузская ул., д. 9—11). К сожалению, авторство Р.Р.Казакова не имеет точного документального подтверждения, однако художественные достоинства памятника и характер прорисовки многих деталей дома дают основания предполагать, что в его создании принимал участие Р.Р.Казаков11.

    Усадьба И.Р.Баташева с господским домом и флигелями, формирующими ансамбль парадного двора, является выдающимся памятником эпохи классицизма, а её ордерный и лепной декор — один из лучших в московских постройках начала XIX в. (одно время этот комплекс даже приписывался В.И.Баженову). Первоначально господский дом имел декоративную лоджию и галерею, с которой открывался вид на парк в сторону Яузы. Но после пожара 1812 г. усадьба серьёзно подновлялась, а после организации здесь больницы была частично перестроена, в частности тогда заложили открытые галереи парадного двора и лестницы-лоджии. В 1899 г. построили церковь. Часть интерьеров дома при этом, правда, была утрачена, но главный фасад сохранился.

    Параллельно с усадьбой И.Р.Баташова по проекту Р.Р.Казакова в в 1799—1801 гг. реконструировали городскую усадьбу вице-канцлера князя А.Б.Куракина, возглавлявшего в то время Коллегию иностранных дел России (ул. Старая Басманная, 21). Главный дом стал двухэтажным, полу чив портик коринфского ордера. К отдельно стоящему «полуциркульному» служебному корпусу была сделана пристройка-коридор шириной в 1 м 60 см, т.е. одна из внешних стен корпуса превратилась в перегородку внутри здания. Анфиладную планировку заменили на череду изолированных комнат и зал с объединённым коридором вдоль наружной стены здания (в 1836—1838 гг. архитектор Е.Д.Тюрин надстроил корпус вторым этажом и соединил его с главным домом)12.

    В 1790—1800 гг. Р.Р.Казаков вместе со своим учителем М.Ф.Казаковым работал над созданием «Альбома партикулярных строений города Москвы» — своеобразного каталога построек московского классицизма, так называемых «казаковских альбомов» (всего их шесть). В «Альбомы» вошло описание 103 московских особняков, более 360 чертежей и планов, причём Р.Р.Казаков был создателем большей части изобразительного материала. Он хранился в «Чертёжной» при Оружейной палате Московского Кремля, директором которой Р.Р.Казаков стал в 1801 г. Тогда же он работал «по исправлению» Кремлёвского дворца, а в 1802 г. осматривал и «ветхости» всего этого старинного архитектурного комплекса.

    Церковь Мартина Исповедника. Фото начала XXI в.
    Церковь Мартина Исповедника.
    Фото начала XXI в.

    Имя любого крупного мастера, как правило, связано и с ложными атрибуциями, и Р.Р.Казаков — не исключение. Конечно, ложным атрибуциям способствует его фамилия, потому что велик соблазн приписать многие его работы более знаменитому М.Ф.Казакову. К сожалению, некоторые атрибуции памятников Родиону Казакову имеют откровенно фантастический характер13.

    Значительный размах деятельности Р.Р.Казакова в Кузьминках привёл к тому, что с его именем стали ошибочно связывать некоторые работы, проведённые в этой усадьбе, но не имеющие к нему никакого отношения. Согласно справочнику «Зодчие Москвы времени барокко и классицизма (1700—1820-е гг.)» от деятельности Р.Р.Казакова в Кузьминках «…сохранился только немного изменённый главный дом Слободки на Тополёвой аллее»14. Однако Слободка в Кузьминках не имеет, да и никогда не имела никакого «главного дома». Видимо, автор статьи в справочнике имел в виду больницу или больничный флигель, сооружённый в 1808—1809 гг., по проекту И.Д.Жилярди — деревянное одноэтажное здание с мезонином и двумя выступающими по краям ризалитами. Действительно, в специальной литературе его строителями обычно называют Р.Р.Казакова и И.В.Еготова15, забывая или не зная, что ни в одном из документов по строительству больницы в Кузьминках никто из них не упоминается (Р.Р.Казаков вообще скончался за пять лет до начала её сооружения).

    Не является его постройкой и Дом садовника (Серая дача) в этой же усадьбе, сооружённый в 1829—1831 гг., видимо, по проекту того же Д.И.Жилярди (в 1972 г. он сильно пострадал от пожара, и в 1976—1979 гг. дом был воссоздан по проекту архитектора И.В.Гусева, т.е. на его фундаменте возвели новодел). Р.Р.Казаков действительно проектировал Дом садовника, построенный ранее, в 1797 г., но это было совсем другое здание, занимавшее другой участок. Известно, что в 1829 г., заключив контракт с новым садовником Андреем Ивановичем Гохом, владелец Кузьминок князь С.М.Голицын распорядился выстроить ему новый флигель «…избрав для сего приличнейшее место позади оранжерей, чтоб его не видно было от дому и из саду…

    Старый же флигель, где жил прежний садовник, оставить для помещения садовых учеников»16, т.е. казаковский Дом садовника некоторое время существовал и после постройки нового, но впоследствии был разобран.

    Обычно Р.Р.Казакову приписывают и устройство «Звезды» — французской, то есть регулярной части парка Кузьминок, состоящей из 12 аллей, расходящихся из одного центра (она же «Двенадцатилучевой просек», «Роща 12-ти прешпектив» или «Часы»). Однако, нам удалось установить, что «Звезда» была создана ещё до привлечения Р.Р.Казакова к работам в Кузьминках. Её автором стал садовник И.Д.Шрейдер (Шнейдер), под руководством которого весной и летом 1765 г. в прилегающем к усадьбе лесу были прорублены «прешпекты», один из которых открыл вид на церковь со стороны Выхинского поля.

    Церковь вмч Варвары на Варварке. Фото 1882 г.
    Церковь вмч Варвары на Варварке.
    Фото 1882 г.

    Вместе с тем с большой долей уверенности с именем Р.Р.Казакова можно связать сооружение господского дома в подмосковной усадьбе бригадира Н.А.Дурасова Люблино, расположенной по соседству с Кузьминками (ныне в черте Москвы). Считается, что уже в 1801 г. там был сооружён до сих пор существующий господский дом, имеющий в плане форму креста, концы которого соединены колоннадами (хотя, скорее всего, это лишь дата начала строительства).

    Такая необычная композиция породила легенду о том, что дом якобы построен в виде ордена святой Анны, которым очень гордился его хозяин. Правда реальных доказательств этого нет, как, впрочем, и документа, подтверждающего награждение им Н.А.Дурасова. Однако, это предание интересно само по себе, как пример народного полунаивного объяснения того, как могла появиться постройка, отличавшаяся от принятого в то время стандарта для загородных помещичьих домов.

    В действительности же формы господского дома в Люблине восходят к проектам знаменитого Жана-Франсуа Неффоржа — теоретика французского классицизма, которые имели вполне заслуженную популярность во второй половине XVIII в. Среди них есть и тот, который можно с полным правом признать в качестве прототипа дома в Люблине — так называемый «Проект центрического сооружения», датированный 1757—1778 гг.17 Разумеется, при своём воплощении он был существенно переработан, однако основная идея Неффоржа, выразившаяся в создании центрического особняка, была сохранена. Не исключено, что в основе именно такой композиции здания лежит масонская символика.

    Существует устойчивая традиция, приписывающая (на основании литературных данных) авторство господского дома усадьбы Люблино архитектору И.В.Еготову, но основания для этого весьма сомнительны. Кроме того, сам Еготов не создал и даже не спроектировал ничего такого, что можно было бы поставить рядом с Люблиным. Анонимный автор одной из первых статей об этой усадьбе, опубликованной в журнале «Живописное обозрение» в 1838 г. (судя по тексту — один из близких к тогдашним владельцам Люблина Писаревым, являвшихся родственниками Н.А.Дурасова), не упоминая И.В.Еготова, сообщил, что Н.А.Дурасов «…поручил строение господского дома отличному архитектору Казакову, и как видно, требовал не столько удобств для самого себя, сколько простора и роскошного помещения для своих гостей»18.

    Безусловно, здесь имеется ввиду Р.Р.Казаков, под руководством которого И.В.Еготов, как уже говорилось, работал в Кузьминках. Эта публикация по-новому рисует роль Р.Р.Казакова: очевидно, именно ему принадлежал проект люблинского дома, а непосредственное наблюдение за строительством осуществлял И.В.Еготов. Именно так они и работали в Кузьминках, и нет оснований полагать, что такой порядок мог быть нарушен в Люблине19.

    Одновременно с господским домом в Люблине были возведены или реконструированы другие усадебные сооружения, в основном возведённые из кирпича, в отличие от большинства подмосковных усадеб того времени (среди них был и большой комплекс театральных зданий). Участие Р.Р.Казакова и в этих работах совсем не исключается.

    Документальное изучение памятников архитектуры может расширить круг работ Р.Р.Казакова, сделав наше представление о нём и его творчестве существенно полнее. Поиск произведений Р.Р.Казакова возможен как в Москве, так и в провинции. В частности, к кругу его работ обычно относят двухколоколенную церковь Святого Духа, построенную в подмосковном селе Шкинь (ныне Коломенский район Московской области) — выдающийся памятник классицизма. Церковь была сооружена между 1794 и 1798 гг. по заказу генерал-майора Г.И.Бибикова, правда в последнее время авторство этого памятника связывают с творчеством Н.Леграна, что не бесспорно (наблюдал за строительством, видимо, архитектор И.А.Селехов)20.

    По нашему мнению, не исключена причастность Р.Р.Казакова и к проектированию огромной белокаменной церкви в Гусе-Железном (владении Баташевых). Вполне возможно его авторство и в проектировании церквей для принадлежавших Баташевым сёлам вокруг Выксы: Досчатое и Виля. Возможно, памятником, построенным по проекту Р.Р.Казакова, является и церковь Симеона Столпника за Яузой21.

    Господский дом усадьбы И.Р.Баташева. Фото начала XX в. Господский дом в усадьбе Люблино. Фото начала XX в.
    Господский дом усадьбы И.Р.Баташева.
    Фото начала XX в.
    Господский дом в усадьбе Люблино.
    Фото начала XX в.

    Далеко не все попытки обнаружить новые казаковские работы бесспорны: есть мнение о том, что Р.Р.Казаков привлекался к разработке замысла подмосковной усадьбы князя А.В.Урусова Осташево (Волоколамский район). Известно, например, что он принимал участие в строительстве на территории московской городской усадьбы Урусовых22.

    Однако, на наш взгляд, это маловероятно: флигеля с башнями в Осташове, якобы выполненные по проектам Казакова, производят впечатление хозяйственных построек, по недоразумению поставленных неопытным архитектором на парадном дворе усадьбы вместо хозяйственного.

    Традиционно Р.Р.Казакову приписывается и сооружение пригородной дачи на берегу реки Яузы (ныне Волочаевская ул., 38). Теоретически через Голицыных — владельцев Кузьминок — Р.Р.Казаков мог получить такой заказ (Строгановы были их родственниками). Однако для такой атрибуции документальных оснований нет23. Тем не менее поиски казаковских работ продолжать необходимо, поскольку имя его забыто незаслуженно — Родион Родионович Казаков является крупным зодчим, по вкладу в московскую архитектуру стоящим в одном ряду со своими учителями В.И.Баженовым и М.Ф.Казаковым.

    Примечания

    1 Панухин П.В. Творчество Родиона Казакова и его место в архитектуре московского классицизма. Автореферат дисс. на соискание ученой степени кандидата архитектуры. М., 1986.

    2 Отдельные положения этой диссертации нашли отражение в следующих работах: Герасимов Ю. Н., Панухин П.В., Швидковский Д.О. Ансамбли Москвы эпохи классицизма // Архитектурные ансамбли Москвы XV—XX вв. М., 1997. С. 201—232; Панухин П.[В.] О своеобразии архитектуры Р. Казакова. Искусство. 1986. № 4.

    3 Зодчие Москвы времени барокко и классицизма (1700—1820-е годы). М., 2004. С. 110.

    4 Подробнее о Пречистенском дворце см.: Коробко М.Ю. Матвей Федорович Казаков// Вестник истории литературы искусства. М., 2006. С. 428—429.

    5 Слободка возникла в 1770—1780-х гг., когда в Кузьминках работал И.Н.Жеребцов; вполне вероятно, что он и был её первым автором.

    6 Коробко М.Ю. Московский Версаль: Кузьминки—Люблино. М., 2001. С. 10, 33, 35.

    7 Купцова Е.В. Из истории строительства главного дома в усадьбе Голицыных «Кузьминки» // Хозяева и гости усадьбы Вяземы: Материалы VII Голицынских чтений 22—23 января 2000 года. Большие Вяземы, 2000. С. 405.

    8 Каждан Т.П. Материалы к биографии архитектора И.П.Жеребцова // Русское искусство XVIII — первой половины XIX века: Материалы и исследования. М., 1971. С. 301.

    9 Подробнее о церкви в Кузьминках см.: Коробко М.Ю. Московский Версаль: Кузьминки—Люблино. М., 2001. С. 40—44.

    10 Рахматуллин Р. На Варварке нашли ещё одну Святую Варвару // Известия. 2007. 20 марта.

    11 Милова М., Резвин В. Прогулки по Москве. М., 1988. С. 286—292.

    12 Подробнее об этом здании см.: Любартович В.А. Дворец Куракина на Старой Басманной и его культурное пространство. М., 1999.

    13 Так в книге сотрудника Российского института культурологии (!) Л.А.Егоровой «Окрестности Москвы» сделано оригинальное «открытие», позабавившее всех специалистов по русской архитектуре: Р.Р.Казакову почему-то приписаны работы в подмосковных усадьбах Быково и Дубровицы, к которым он никогда не имел никакого отношения. См.: Егорова Л.А. Окрестности Москвы. М., 2006. С. 40.

    14 Зодчие Москвы времени барокко и классицизма (1700—1820-е годы). М., 2004. С. 112.

    15 Сотникова О.М., Сахарова Л.С. Новые данные об усадьбе Кузьминки// Реставрация и исследование памятников культуры. Вып.1. М., 1975. С. 86.

    16 РГАДА. Ф. 1263. Оп. 10. Ед. хр. 890. Л. 43.

    17 Опубликован в изд.: Перфильева Л.А. Архитектурные увражи Ж.Ф.Неффоржа и практика усадебного строительства в России второй половины XVIII в.// Русская усадьба: Сб. Общества изучения русской усадьбы. Вып. 4. М., 1997. С. 290.

    18 Люблино // Живописное обозрение. 1838/1839. Т. 4. С. 367.

    19 Коробко М.Ю. Неизвестное Люблино // Русская усадьба. Сб. Общества изучения русской усадьбы. Вып. 7. М., 1998. С. 167—181. Он же. Москва усадебная. М., 2005.

    20 Подъяпольская Е.Н., Разумовская А.А., Смирнов Г.К. Памятники архитектуры Московской области. Вып. 3. М., 1999. С. 120. К сожалению, белокаменные цоколь и части колонн в наше время восполнены из вторичных материалов: кирпича, бетонных блоков, залитых раствором и т.п., что, разумеется, реставрацией назвать нельзя, также как и современное украшение с крестом на кровле фронтона.

    21 Бусева-Давыдова И.Л., Нащокина М.В. Архитектурные прогулки по Москве. М., 1997. С. 193.

    22 Подъяпольская Е.Н. Памятники архитектуры Московской области. Вып. 1. М., 1998. С. 59.

    23 Памятники архитектуры Москвы. Юго-восточная и южная части территории между Садовым кольцом и границами города XVIII в. (от Земляного до Камер-Коллежского вала). М., 2000. С. 57.

    Михаил КОРОБКО,
    историк искусства, лауреат Макариевской премии

    TopList