© Данная статья была опубликована в № 10/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 10/2007
  • Насколько НЭП был неизбежен...

    На вопросы наших читателей
    отвечает историк Дмитрий КАРЦЕВ

    Дорогие коллеги! О нэпе написано так много и так разноречиво, что хотелось бы разобраться: насколько он был неизбежен и как могло повлиять его введение (если бы не ряд обстоятельств) на историю нашего государства?

    Юрий ПОЛЯКОВ,
    г. Тверь

    Началу новой экономической политики (нэпу) положили решения X съезда Российской коммунистической партии (большевиков), состоявшегося весной 1921 г. Незадолго до этого, в апреле, вышла статья В.И.Ленина «О продовольственном налоге». В ней «вождь мирового пролетариата» обосновывал необходимость замены продразвёрстки продналогом. Правда, к реформе Ленин подходил, главным образом, с идеологических позиций: по его мнению, в деле построения социализма не стоит бояться присутствия отдельных капиталистических элементов. Между тем к началу 1920-х гг. Советское государство столкнулось с объективной необходимостью коренных изменений в своей экономической политике. «Разорение, нужда, обнищание» — трудно придумать что-либо более точное, чем слова Ленина о положении страны по окончании Гражданской войны. Промышленное производство сократилось в семь раз, валовая продукция сельского хозяйства составляла 67% довоенного уровня, а весной 1921 г. в Поволжье разразился страшный голод, жертвами которого стали почти пять миллионов человек.

    Продналог должен был гарантировать крестьянам установление строгих «правил игры». «Этот налог должен быть меньше, чем хлебная развёрстка, — говорилось в обращении Совета народных комиссаров “К крестьянству РСФСР”. — Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение». Уже в сентябре 1921 г. правительство страны разрешило свободную торговлю хлебом.

    Следующими мероприятиями нэповского периода стала денационализация мелкой и части средней промышленности, в экономику страны приходит иностранный капитал, широкое распространение получает кооперация, вводится твёрдая валюта – червонец.

    По всей видимости, сам Ленин относился к нэпу всерьёз. Не случайно в его статье о продналоге речь идёт о том, что «о целом периоде перехода от капитализма к социализму учителя социализма говорили не зря и подчёркивали не напрасно “долгие муки родов” нового общества». Понимая, что отношение к нэпу в партии может быть самое разное, он добился на том же X съезде запрета на всякую фракционную деятельность внутри РКП(б). Опасения Ленина оказались небеспочвенными: уже в самом начале 1920-х гг. некоторые его вчерашние соратники объявили нэп «экономическим Брестом».

    Однако настоящей угрозой нэпу стала борьба между высшими партийными бонзами, особенно обострившаяся после кончины Ленина. Второй по популярности большевистский руководитель Л.Д.Троцкий никогда не отличался особенной симпатией к рыночным формам хозяйствования, полагая, что они являются отступлением в деле построения социализма. И уж тем более не нравилась ему идея сотрудничества с иностранным капиталом — ведь не сегодня-завтра должна была совершиться мировая революция, которой предписывалось свергнуть иго буржуазии. Взгляды Троцкого подкрепляли идеи экономиста Е.А.Преображенского. Последний объяснял, что социалистическая революция случилась в стране, ещё не готовой к построению коммунизма. Все капиталистические страны развивали, по мнению Преображенского, промышленность за счёт эксплуатации колоний. Роль внутренней колонии Советской России должна была сыграть деревня.

    С резкой критикой взглядов Преображенского выступал Н.И.Бухарин, в 1925 г. обратившийся к крестьянам со знаменитым призывом: «Обогащайтесь, развивайте своё хозяйство и не беспокойтесь, что вас прижмут». По мнению Бухарина, экономика страны может основываться только на взаимовыгодном сотрудничестве города и деревни.

    И в этот момент на историческую сцену вышла фигура генерального секретаря ЦК РКП(б) И.В.Сталина. Не слишком интересовавшийся перипетиями теоретических споров, он сначала объединился с Бухариным в борьбе с Троцким, а впоследствии фактически реализовал программу последнего, в ходе коллективизации объявив войну многомиллионному крестьянству. Так нэп оказался заложником политической борьбы большевистских лидеров. Несмотря на то, что существовали объективные внутренние противоречия (например, стремление большевиков поддержать государственную промышленность не слишком рыночными методами), снижение темпов роста экономики к середине 1920-х гг., объяснявшееся утратой «восстановительного эффекта», главным ударом по нэпу стало всё же его активное использование в борьбе за власть. Возможно, если бы не кончина Ленина, нэп мог продолжаться ещё не одно десятилетие. Сам первый советский руководитель не исключал такой возможности, хотя неизвестно, пошла бы страна по иному, нетоталитарному пути.

    TopList