© Данная статья была опубликована в № 08/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 08/2007
  • Две капитуляции

     

    Две капитуляции

    Фашистская Германия была повержена
    в Карлсхорсте и Реймсе

    Материалы для подготовки урока по теме
    «Капитуляция фашистской Германии». 9 класс

    После самоубийства Гитлера 30 апреля 1945  г. главой Германского рейха стал гросс-адмирал Карл Дениц. Гарнизон Берлина капитулировал 2 мая, и немцы мобилизовали все свои силы для сопротивления на юге и востоке. На пост главнокомандующего сухопутными силами Германии был назначен генерал-фельдмаршал Шернер, известный своей требовательностью к солдатам немецкой армии. Кроме того, он заслужил доверие руководства нацистской Германии особенной жестокостью в обращении с военнопленными и с населением оккупированных областей. Было время, когда Гитлер назначил Шернера на должность начальника штаба по национал-социалистическому воспитанию войск. Но растущие успехи Красной армии вынудили германское верховное командование вновь перебросить Шернера на важнейший участок Восточного фронта. На должность же командующего Военно-воздушными силами, вместо объявленного изменником Геринга, был поставлен только что получивший звание генерал-фельдмаршала Риттер фон Грейм.

    Адмирал К.Дениц, глава Германского рейха после 30 апреля 1945 г.

    Генерал-фельдмаршал Риттер фон Грейм

    Адмирал К.Дениц,
    глава Германского рейха
    после 30 апреля 1945 г.
    Генерал-фельдмаршал
    Риттер фон Грейм

    С 2 по 4 мая в ставке Деница состоялось совещание высшего военного руководства Третьего рейха. На нём присутствовали адмирал Дениц, генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Йодль, фельдмаршалы Шернер, Риттер фон Грейм и другие высшие чины немецкой армии. Стоял вопрос о капитуляции перед союзными англо-американскими войсками и о дальнейшем сопротивлении Красной армии. Особенно остро обсуждался вопрос о заключении с американцами и англичанами антибольшевистского союза. Смерть Гитлера, как казалось новым немецким руководителям, уничтожила для этого последнее препятствие. Германские лидеры чувствовали, что с уходом из жизни фюрера Запад будет рассматривать Германию и её армию как опору в борьбе против большевизма в Европе. Вот почему адмирал Карл Дениц, сменивший Гитлера, пытался расколоть Восток и Запад и спасти то, что осталось от Германии, путём частичной капитуляции только перед западными союзниками. Однако при получении предложений от германского правительства Деница о заключении союза, президент США Гарри Трумэн ответил, что единственно приемлемой является безоговорочная капитуляция перед всей Большой Тройкой государств — США, Великобританией и СССР. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль его поддержал. Главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Эйзенхауэр также полностью соглашался с политикой Трумэна.

    Генерал-фельдмаршал Ф.Шернер в машине союзников
    Генерал-фельдмаршал Ф.Шернер
    в машине союзников

    Тем временем германское руководство попыталось поколебать единое мнение союзников предложениями о сепаратном мире и продолжении военных действий. Немецкие солдаты на Восточном фронте, справедливо опасаясь пленения и мести со стороны Красной армии, бились отчаянно. На Западном же фронте они сдавались, едва завидя союзников. Гражданское население бежало на Запад, чтобы после окончания войны оказаться в англо-американской зоне. 1 мая адмирал Дениц в своём обращении по радио к германской нации сказал, что вермахт будет «бороться против большевизма, пока в Восточной части Германии остаются немецкие войска и сотни тысяч семей». Но 5 мая он понял, что Эйзенхауэр не примет капитуляции только перед западными союзниками, поэтому попытался достичь своей цели, сдавая немецкие дивизии и армии на Западе и продолжая сражаться на Востоке. 4 мая Дениц послал своего представителя адмирала Ханса фон Фридебурга в Верховный штаб союзных экспедиционных сил (ВШСЭС) в Реймсе с заданием договориться о сдаче остающихся немецких войск на Западе. Эйзенхауэр продолжал настаивать на том, что полная капитуляция должна состояться одновременно на Восточном и Западном фронтах. С фон Фридебургом вели беседу начальник штаба генерал Смит и генерал Стронг, который перед войной служил военным атташе в Берлине и прекрасно говорил по-немецки. Эйзенхауэр отказался встречаться с немецкими офицерами до подписания документа о полной и безоговорочной капитуляции. Генерал Смит сказал фон Фридебургу, что переговоры не предвидятся и предложил ему подписать документ о полной капитуляции. Фридебург ответил, что на это у него полномочий нет. Генерал Смит в свою очередь показал Фридебургу некоторые операционные штабные карты, которые ясно показывали подавляющее превосходство сил союзников и безнадёжность положения немецких войск. Адмирал фон Фридебург срочно телеграфировал Деницу, прося у него разрешения подписать безоговорочную капитуляцию.

    Начальник советского Генштаба А.И.Антонов
    Начальник
    советского Генштаба
    А.И.Антонов

    Однако глава правительства Германии такого разрешения не дал. Вместо этого он совершил последнюю попытку расколоть союз трёх держав, послав в Реймс генерал-полковника Альфреда Йодля, начальника оперативного отдела штаба германской армии. Йодль прибыл туда 6 мая, в воскресенье вечером. Он опять провёл переговоры с генералами Смитом и Стронгом, подчёркивая, что немцы готовы и хотят капитулировать перед Западом, но не перед Красной армией. Йодль откровенно заявил о намерении «сохранить для германской нации возможно большое число немцев и спасти их от большевизма». Более того, он сказал, что ничто не сможет заставить войска генералов Лера и Рендулича, фельдмаршала Шернера исполнить приказ о полной и безоговорочной капитуляции, пока они имеют возможность уйти в районы, оккупированные американскими и английскими войсками. Иначе говоря, генерал-полковник Йодль отказывался от капитуляции немецких войск на Востоке. В свою очередь генерал Смит ещё раз подтвердил прежние требования о капитуляции перед всеми союзниками. После этого Йодль попросил двое суток на то, «чтобы необходимые указания дошли до всех немецких частей». В ответ Смит указал на невозможность исполнения подобной просьбы. Переговоры тянулись ещё с час и кончились безрезультатно. Генерал Смит доложил о возникших затруднениях в переговорах Эйзенхауэру.

    Эйзенхауэру было ясно — Йодль пытается выиграть время, чтобы как можно больше немецких солдат и гражданского населения успело переправиться через Эльбу и уйти от войск Красной армии. Он попросил Смита передать германскому генералу — если тот не подпишет документ о полной и безоговорочной капитуляции, то союзное командование прервёт все переговоры и поставит перед беженцами надёжный силовой барьер. Но Эйзенхауэр всё же решил дать просимые Йодлем 48 часов отсрочки...

    Генерал А.Йодль подписывает предварительный протокол о капитуляции Германии. Реймс. 7 мая 1945 г.

    Реймс. Собор Нотр-Дам. Место коронации французских королей в XIII в.

    Генерал А.Йодль
    подписывает предварительный протокол
    о капитуляции Германии. Реймс.
    7 мая 1945 г.
    Реймс.
    Собор Нотр-Дам.
    Место коронации французских королей
    в XIII в.

    Генерал Смит передал ответ Эйзенхауэра Йодлю, тот телеграфировал Деницу, прося разрешения подписать документ. Глава Рейха назвал требования Эйзенхауэра «выкручиванием рук». Тем не менее он был вынужден принять их, утешая себя тем, что за 48-часовую отсрочку немцы смогут спасти немало своих войск. Сразу после полуночи 7 мая Дениц прислал Йодлю следующую телеграмму: «Вам предоставляется полное право подписать капитуляцию на изложенных условиях. Адмирал Дениц».

    Начальник советской военной миссии при Верховном штабе союзных экспедиционных сил генерал-майор И.А.Суслопаров рассказывает, что вечером 6 мая 1945 г. к нему прилетел адьютант Эйзенхауэра. Он передал приглашение главнокомандующего союзных войск срочно прибыть в его штаб в Реймсе. Эйзенхауэр принял Суслопарова в своей резиденции. Улыбаясь, он сказал, что прибыл немецкий генерал-полковник Йодль с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками и начать совместные боевые действия против Красной армии.

    — Что вы, господин генерал, на это скажете? — спросил Эйзенхауэр.

    И.А.Суслопаров знал, что в штабе главнокомандующего уже не первый день сидит немецкий адмирал Фридебург, который, однако, не смог склонить Эйзенхауэра к сепаратному соглашению. Поэтому советский представитель ответил, что существуют обязательства, совместно принятые членами антигитлеровской коалиции на Крымской конференции относительно безоговорочной капитуляции войск противника на всех фронтах, в том числе и Восточном.

    Генерал Эйзенхауэр сообщил Суслопарову, что он потребовал от Йодля полной капитуляции Германии и не примет никакой иной. И что немцы были вынуждены с этим согласиться. Затем Главнокомандующий попросил Суслопарова сообщить в Москву текст капитуляции, получить там одобрение и подписать его от имени Советского Союза. Причём время и место, по словам Эйзенхауэра, уже было назначено — 2 часа 30 минут 7 мая 1945 г., в помещении оперативного отдела штаба Главнокомандующего.

    Прибытие в Берлин генерала В.Кейтеля, адмирала флота Х.Фридебурга, генерала Г.Штумпфа. В числе сопровождающих генерал В.Д.Соколовский и генерал Н.Э.Берзарин. 8 мая 1945 г.

    Прибытие в Берлин генерала В.Кейтеля,
    адмирала флота Х.Фридебурга, генерала Г.Штумпфа.
    В числе сопровождающих генерал В.Д.Соколовский
    и генерал Н.Э.Берзарин. 8 мая 1945 г.

    В полученном Суслопаровым проекте протокола говорилось о безоговорочной капитуляции всех сухопутных, морских и воздушных вооружённых сил, находящихся к данному моменту под германским контролем. Немецкое командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая 1945 г., при этом все подчинённые ему войска должны были оставаться на занимаемых ими позициях. Запрещалось выводить из строя вооружение и другие средства ведения войны. Германское командование гарантировало исполнение всех приказов Главнокомандующего союзными экспедиционными силами и советского Верховного Главнокомандования.

    У начальника советской военной миссии генерала Суслопарова оставалось совсем немного времени, чтобы получить инструкции своего правительства. Он передал срочную телеграмму в Москву о предстоящем Акте подписания капитуляции и текст протокола. Просил также особых указаний. Пока телеграмма Суслопарова дошла и была доложена по назначению, прошло несколько часов. В Реймсе перевалило за полночь, наступило время подписывать капитуляцию, а инструкции из Москвы всё не приходили. Положение начальника советской военной миссии оказалось весьма сложным. Всё теперь зависело от него, его решения. Ставить свою подпись от имени Советского Союза или отказаться?

    Генерал Суслопаров понимал, что подписание капитуляции Германии только перед западными союзниками может обернуться в случае какого-либо недосмотра с его стороны величайшим несчастьем и для Советского Союза, и лично для него. Вместе с тем перед глазами генерала вставали ужасы войны, когда каждая минута уносит множество человеческих жизней. Поэтому он принимает решение подписать документ. В то же время, обеспечивая возможность для Советского Союза повлиять в случае необходимости на последующий ход событий, Суслопаров сделал к нему примечание. В нём говорилось, что данный протокол не исключает в дальнейшем подписания иного, более совершенного Акта о капитуляции Германии, если о том заявит какое-либо союзное правительство. Главнокомандующий генерал Эйзенхауэр и представители других держав при его штабе с примечанием согласились.

    Представители германского командования во главе с В.Кейтелем направляются на подписание Акта о капитуляции Германии. 8 мая 1945 г. А.В.Теддер и Г.К.Жуков просматривают документы об условиях капитуляции Германии. 8 мая 1945 г.
    Представители германского командования
    во главе с В.Кейтелем направляются
    на подписание Акта о капитуляции
    Германии. 8 мая 1945 г.
    А.В.Теддер и Г.К.Жуков
    просматривают документы
    об условиях капитуляции Германии.
    8 мая 1945 г.

    В 2 часа утра 7 мая 1945 г. генералы Смит, Морган, Булл, Спаатс, Теддер, начальник советской военной миссии генерал Суслопаров, а также французский представитель собрались на втором этаже в комнате отдыха Политехнической мужской школы города Реймса. Генерал Стронг служил переводчиком. Комната отдыха имела форму буквы «Г» с единственным маленьким окном. Кругом было множество военных карт. Булавки, стрелки и другие штабные символы на них свидетельствовали о полном разгроме Германии. Из-за относительно небольшой площади помещения союзные офицеры протискивались один за другим к своим стульям, стоявшим вокруг массивного дубового стола. Когда все заняли свои места, в комнату ввели генерал-полковника Йодля в сопровождении адмирала Фридебурга и их адьютантов.

    Высокий, прямой как палка, аккуратно одетый Йодль со своим неизменным моноклем служил образцом прусского генерала. Он сухо поклонился присутствующим. Началась процедура подписания протокола о капитуляции Германии, которая заняла не более получаса.

    Пока шла процедура, генерал Эйзенхауэр ждал в соседнем кабинете, расхаживая взад-вперёд и выкуривая сигарету за сигаретой. Он утверждал, что не будет говорить с немецкими офицерами до тех пор, пока они не подпишут протокол. Наконец наступила минута победы над нацистской Германией! Эйзенхауэр писал позже в своей книге «Европейский поход», что он, по логике вещей, должен был чувствовать себя приподнято, радостно, но ощущал, напротив, полную разбитость. Эйзенхауэр не спал почти трое суток, сейчас была глубокая ночь, и он хотел, чтобы всё побыстрее закончилось. В 2 часа 41 минуту ночи 7 мая 1945 г. генерал Стронг ввёл Йодля в кабинет Эйзенхауэра. Главнокомандующий сел за свой стол. Йодль поклонился и встал по стойке смирно. Эйзенхауэр спросил, понимает ли тот условия капитуляции и готов ли их выполнять. Йодль ответил «да». Затем Эйзенхауэр предупредил его о личной ответственности за их нарушение. Йодль снова поклонился и вышел. Эйзенхауэр поднялся и направился в штабную комнату. Там он собрал всех офицеров штаба и представителей союзных войск. Были вызваны и фотографы, дабы запечатлеть торжественное событие для истории.

    Эйзенхауэр подготовил короткое сообщение для печати и записал своё радиовыступление. Он поздравил всех с наступившей победой. Когда ушли журналисты, наступило время послать сообщение о капитуляции Германии главам государств Большой Тройки и в штабы. Каждый из офицеров и генералов искал слова и эффектные фразы для выражения величия события. Эйзенхауэр молча слушал и наблюдал. Каждый последующий вариант был напыщеннее предыдущего. Верховный командующий, наконец, поблагодарив присутствующих, отверг все предложения и продиктовал своё: «Задача, стоявшая перед союзными силами, выполнена в 02.41 местного времени 7 мая 1945 года». Так звучало историческое сообщение...

    Генерал Кейтель подписывает Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Слева направо: А.Я.Вышинский, А.В.Теддер, Г.К.Жуков, К.Спаатс, Ж.Делатр де Тассиньи

    Генерал Кейтель подписывает Акт
    о безоговорочной капитуляции Германии.
    Слева направо: А.Я.Вышинский, А.В.Теддер, Г.К.Жуков,
    К.Спаатс, Ж.Делатр де Тассиньи

    Он сумел ещё улыбнуться перед камерами, поднять пальцы в виде буквы «V», символизирующей победу, и вышел. «Насколько я понимаю, — сказал он тихо адьютанту, — событие требует бутылки шампанского».

    Принесли шампанское, под негромкие возгласы его открыли. Выпили за победу. На всех давила страшная усталость, поэтому вскоре присутствующие разошлись.

    После того, как Эйзенхауэр поздравил генерала Суслопарова с подписанием протокола о капитуляции Германии и победой, начальник советской военной миссии подготовил и направил свой доклад в Москву. А из Кремля между тем уже шло встречное сообщение, в котором генералу предписывалось никаких документов о капитуляции не подписывать.

    Тем временем утром 7 мая извещение о капитуляции Германии, подписанной в Реймсе, было получено в Москве. Генерал-полковник С.М.Штеменко, бывший тогда начальником оперативного управления Генерального штаба Красной армии и часто приглашавшийся в Кремль, свидетельствует...

    Маршал Г.К.Жуков подписывает Акт о капитуляции Германии

    Торжественный обед в честь капитуляции Германии. Слева направо: А.В.Геддер, Г.К.Жуков, К.Спаатс. 9 мая 1945 г. Карлсхорст

    Маршал Г.К.Жуков
    подписывает
    Акт о капитуляции
    Германии
    Торжественный обед
    в честь капитуляции Германии.
    Слева направо: А.В.Геддер,
    Г.К.Жуков, К.Спаатс.
    9 мая 1945 г. Карлсхорст

    Когда телеграмма из Реймса была получена, начальник Генерального штаба А.И.Антонов вызвал к себе Штеменко и приказал составить проект директивы Ставки Верховного Главнокомандования по поводу состоявшейся капитуляции.

    Он показал ему письмо, только что присланное Антонову главой военной миссии США Дином, в котором содержалось следующее: «...Сегодня после полудня я получил от президента срочное послание, в котором он просит, чтобы Маршал Сталин дал своё согласие объявить о капитуляции Германии сегодня в 19.00 по московскому времени.

    Мы получили через Наркоминдел ответ, что это невозможно сделать, потому что Советское правительство всё ещё не получило от своих представителей при штабе Эйзенхауэра данных о капитуляции Германии.

    Я (т.е. глава миссии США Дин. — Авт.) информировал об этом президента Трумэна и получил ответ, что он не сделает официального сообщения до 9 часов утра по вашингтонскому времени 8 мая, или 16 часов по московскому, если Маршал Сталин не выразит своё согласие на более ранний час...» Далее шла просьба информировать его о времени получения сообщения представителей.

    Вскоре последовал вызов в Кремль, к Верховному Главнокомандующему Сталину.

    В кабинете, кроме самого Сталина, находились члены правительства. Верховный Главнокомандующий, как обычно, медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь вид его выражал крайнее неудовольствие. Обсуждалась капитуляция Германии в Реймсе. Сталин подводил итоги, размышляя вслух. Он заметил, что союзники организовали односторонее соглашение с правительством Деница. И такое соглашение больше похоже на сговор. Кроме генерала И.А.Суслопарова, никто из государственных лиц СССР в Реймсе не присутствовал. Выходит, что перед Советским Союзом капитуляции не произошло, и это тогда, когда именно СССР больше всего потерпел от гитлеровского нашествия и вложил наибольший вклад в дело победы. От такой «капитуляции» можно ожидать плохих последствий.

    Здание военно-инженерного училища в пригороде Берлина Карлсхорсте, в котором состоялась церемония подписания Акта о капитуляции Германии

    Здание военно-инженерного училища
    в пригороде Берлина Карлсхорсте, в котором
    состоялась церемония подписания
    Акта о капитуляции Германии

    «Договор, подписанный союзниками в Реймсе, — продолжал Сталин, — нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический факт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия: в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции. Пусть её подпишет кто-то из главарей бывшего фашистского государства или целая группа нацистов, ответственных за все их злодеяния перед человечеством».

    Закончив говорить, Сталин обратился к начальнику Генерального штаба А.И.Антонову и справился, может ли Жуков подыскать подходящее помещение для торжественного подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в Берлине.

    Генерал Антонов ответил, что сам город очень разрушен, но ближайшие его пригороды достаточно хорошо сохранились, и там без особого труда можно найти необходимое здание.

    Затем стали обсуждать вопросы, относящиеся к переговорам с союзниками. По ходу разговора стало ясно, что Сталин и Молотов уже договорились с представителями союзников считать процедуру в Реймсе предварительной капитуляцией. Союзники согласились и с тем, что дело откладывать не следует, и назначили подписание Акта о капитуляции по всей форме в Берлине на 8 мая.

    Попутно было решено уполномочить маршала Жукова, как заместителя Верховного Главнокомандующего, подписать от имени СССР Акт о безоговорочной капитуляции Германии и назначить его на последующее время Главнокомандующим в советской зоне оккупации.

    Присутствовавшего тогда в Ставке А.Я.Вышинского, — заместителя народного комиссара иностранных дел СССР, — назначили помощником Жукова по политической части и обязали его утром 8 мая со всеми необходимыми материалами по капитуляции вылететь в Берлин.

    После этого Сталин потребовал соединить его по телефону с Берлином и сам сообщил Жукову о том, что его уполномочили принять капитуляцию фашистской Германии от имени СССР. Вслед за тем была составлена и тут же отправлена из аппаратной Ставки короткая записка в Берлин о капитуляции.

    Акт о капитуляции Германии. ЦМ ВОВ. 1941—1945 гг.

    Акт о капитуляции Германии.
    ЦМ ВОВ. 1941—1945 гг.

    — Война ещё не кончена, — сказал Верховный Главнокомандующий и приказал подготовить соответствующую директиву фронтам.

    Вскоре ему доложили составленный проект директивы, который с небольшими поправками Сталин подписал. В директиве говорилось о капитуляции Германии в Реймсе и приказывалось:

    1. Издать обращение от фронта к немецким войскам и их командованию с изложением факта подписания немцами Акта военной капитуляции и распространить это обращение к вечеру 8 мая как через радио, так и листовками с предложением сложить оружие.

    2. После 23 часов 8 мая, т.е. утром 9 мая, потребовать от командования противостоящих немецких войск прекратить военные действия, сложить оружие и сдаться в плен.

    3. Если немецкие войска не выполнят этого требования, не сложат оружия и не сдадутся в плен, всеми силами нанести решительный удар по противостоящим немецким войскам и выполнить задачи, поставленные Ставкой для каждого фронта.

    Директива фронтам была подписана 7 мая в 22 часа 35 минут.

    Перед полуночью пришло сообщение из штаба Эйзенхауэра, что из Фленсбурга, где работало, организуя капитуляцию немецких войск, германское Верховное командование, должен вылететь немецкий самолёт в Курляндию с приказами о капитуляции блокированных там войск. Нужно было пропустить самолёт и предупредить ПВО, чтобы его не сбили.

    Вслед за этим из управления специальных заданий сообщили, что Эйзенхауэр направляет в Берлин для принятия капитуляции Германии маршала авиации Теддера — заместителя командующего экспедиционными войсками союзников и 10 офицеров штаба. С ними летело 11 корреспондентов и фоторепортеров. На тех же самолётах следовали в Берлин для подписания Акта военной капитуляции Кейтель, Фридебург, Штумпф и ещё три германских офицера.

    Нужно было давать распоряжения о пропуске и этих самолётов. Начиналась обычная работа по подготовке торжественного и важного международного события...

    Встреча после подписания Акта о каитуляции Германии. Слева направо: А.Теддер, Г.К.Жуков, Д.Эйзенхауэр. Июнь 1945 г.

    Встреча после подписания
    Акта о капитуляции Германии. Слева направо: А.Теддер,
    Г.К.Жуков, Д.Эйзенхауэр. Июнь 1945 г.

    Тем временем, как сообщает маршал Г.К.Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления», ему позвонил в Берлин Сталин и сказал следующее: «Сегодня в городе Реймсе немцы подписали Акт безоговорочной капитуляции. Главную тяжесть войны, — продолжал он, — на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, поэтому капитуляция должна быть подписана перед Верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции, а не только перед Верховным командованием союзных войск. Я не согласился и с тем, что Акт капитуляции подписан не в Берлине, центре фашистской агрессии. Мы договорились с союзниками считать подписание Акта в Реймсе предварительным протоколом капитуляции. Завтра в Берлин (т.е. 8 мая 1945 г. — Авт.) прибудут представители немецкого главного командования и представители Верховного командования союзных войск. Представителем Верховного Главнокомандования советских войск назначаетесь вы. Завтра к вам прибудет Вышинский. После подписания Акта он останется в Берлине в качестве вашего помощника по политической части».

    Рано утром 8 мая в Берлин прилетел А.Я.Вышинский. Он привёз всю нужную документацию по капитуляции и сообщил состав представителей от Верховного командования союзных войск.

    С утра 8 мая в Берлин начали прибывать журналисты, корреспонденты всех крупнейших газет и журналов мира, фоторепортёры.

    В середине дня на аэродроме Темпельгоф встречали представителей Верховного командования союзных войск — маршала авиации Великобритании Артура В.Теддера, командующего стратегическими воздушными силами США генерала Карла Спаатса и главнокомандующего французской армией генерала Ж.Делатр де Тассиньи. С советской стороны там были: комендант Берлина генерал-полковник Н.Э.Берзарин, заместитель маршала Жукова генерал армии В.Д.Соколовский, член Военного совета армии генерал-лейтенант Ф.Е.Боков и другие представители советского командования. С аэродрома союзники отправились в Карлсхорст, где решено было принять от германского командования безоговорочную капитуляцию. В восточной части Берлина, в двухэтажном здании бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища подготовили зал, в котором должна была проходить церемония.

    Во второй половине дня на аэродром Темпельгоф из города Фленсбурга прибыли под охраной английских офицеров генерал-фельдмаршал Кейтель, адмирал флота фон Фридебург и генерал-полковник авиации Штумпф, имевшие полномочия от адмирала Деница подписать Акт о военной капитуляции Германии.

    Маршал Жуков рассказывает: «Как мы условились заранее, в 23 часа 45 минут 8 мая Теддер, Спаатс и Делатр де Тассиньи, представители от союзного командования, А.Я.Вышинский, К.Ф.Телегин, В.Д.Соколовский и другие собрались в кабинете, находившемся рядом с залом, где должно было состоятся подписание немцами Акта о безоговорочной капитуляции.

    Ровно в 24 часа мы вошли в зал. Начиналось 9 мая 1945 года...»

    Все сели за стол. Он стоял у стены, на которой были прикреплены государственные флаги Советского Союза, США, Англии, Франции.

    В зале за длинными столами, покрытыми зелёным сукном, расположились генералы Красной армии, войска которых в самый короткий срок разгромили оборону Берлина и вынудили противника сложить оружие.

    Здесь же присутствовали многочисленные советские и иностранные журналисты и фоторепортёры. Открывая заседание, Жуков заявил: «Мы, представители Верховного Главнокомандования Советских Вооружённых Сил и Верховного командования союзных войск, уполномочены правительствами стран антигитлеровской коалиции принять безоговорочную капитуляцию Германии от немецкого военного командования. Пригласите в зал представителей немецкого главного командования».

    Первым, не спеша и стараясь сохранить видимое спокойствие, переступил порог генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший соратник Гитлера. Выше среднего роста, в парадной форме, подтянут. Он поднял руку со своим фельдмаршальским жезлом вверх, приветствуя представителей Верховного командования советских и союзных войск.

    За Кейтелем появился генерал-полковник Штумпф. Невысокий, глаза полны ожесточённого бессилия. Одновременно вошёл адмирал флота фон Фридебург — казалось, он преждевременно постарел.

    Немцам было предложено сесть за отдельный стол, который специально для них был поставлен недалеко от входа. Кейтель не спеша опустился на стул и поднял голову, обратив свой взгляд на сидевших за столом президиума. Рядом с Кейтелем сели Штумпф и Фридебург. Сопровождавшие офицеры встали за спинками их стульев.

    Маршал Жуков обратился к немецкой делегации: «Имеете ли вы на руках Акт о безоговорочной капитуляции Германии, изучили ли его и имеете ли полномочия подписать этот Акт?»

    Вопрос маршала Жукова на английском языке повторил главный маршал авиации Теддер.

    «Да, мы изучили и готовы подписать его», — приглушённым голосом ответил Кейтель, передавая союзной делегации документ, подписанный гросс-адмиралом Деницем. В нём значилось, что Кейтель, фон Фридебург и Штумпф уполномочены подписать Акт о военной капитуляции.

    Делегации германского командования было предложено подойти к столу президиума. Генерал-фельдмаршал Кейтель быстро поднялся, затем, опустив глаза и медленно взяв со столика фельдмаршальский жезл, неуверенным шагом направился к столу для подписания Акта. Монокль его упал и повис на шнурке. Лицо покрылось красными пятнами. Вместе с Кейтелем к столу подошли генерал-полковник Штумпф, адмирал флота фон Фридебург и сопровождавшие их немецкие офицеры. Поправив монокль, Кейтель сел на край стула и слегка дрожавшей рукой подписал пять экземпляров Акта. Тут же поставили свои подписи Штумпф и фон Фридебург.

    Акт о военной капитуляции Германии состоял из шести пунктов и был подписан представителями Германского Верховного Командования генералом-фельдмаршалом Кейтелем, генерал-полковником авиации Штумпфом, адмиралом флота фон Фридебургом в присутствии представителей: от Верховного Главнокомандования Красной армии маршала Жукова, от Верховного Командующего Экспедиционными силами Союзников главного маршала авиации Теддера и свидетелей — Командующего Стратегическими Воздушными Силами США генерала Спаатса и Главнокомандующего французской армией генерала Делатра де Тассиньи, которые также поставили свои подписи под документом.

    После подписания Акта генерал-фельдмаршал Кейтель встал из-за стола, надел правую перчатку и вновь, как пишет маршал Жуков, попытался блеснуть военной выправкой. Это у него не получилось, и Кейтель тихо отошёл за свой стол.

    В 0 часов 43 минуты 9 мая 1945 г. (по среднеевропейскому времени) подписание Акта о военной капитуляции Германии было закончено и немецкой делегации было предложено покинуть зал.

    Кейтель, Фридебург и Штумпф, поднявшись со стульев, поклонились и вышли из зала. За ними последовали их штабные офицеры.

    В 0 часов 50 минут 9 мая 1945 г. заседание, на котором была принята безоговорочная капитуляция Вооружённых Сил Германии, закрылось.

    Следом за этим состоялся приём, который прошёл с большим подъёмом. Открыв банкет, маршал Жуков предложил первый тост за победу антигитлеровской коалиции над Германией. Затем выступили маршал Теддер, за ним генерал Делатр де Тассиньи и генерал Спаатс. После них выступали генералы Красной армии. Праздничный ужин закончился только под утро.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 г. в ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной армии 9 мая было обьявлено в Советском Союзе Днём всенародного торжества — Праздником Победы.

    По приказу Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина 9 мая 1945 г. в Москве был дан грандиозный салют тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий. В этот день в обращении к народу Сталин сказал: «Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе кончился. Начался период мирного развития».

    Юрий БАХНЫКИН,
    кандидат философских наук

    TopList