© Данная статья была опубликована в № 06/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 06/2007
  • Пространство — победившее и побеждённое

     

    Материал для подготовки уроков по темам «Фермерское хозяйство в США»,
    «Ведущие государства мира в начале XX века. США. Быстрый рост промышленности
    и сельского хозяйства», «Экономическое развитие России после
    Крестьянской реформы», «Столыпинская аграрная реформа».
    8, 9, 11 классы

     

    РУССКАЯ СИБИРЬ И АМЕРИКАНСКИЙ ЗАПАД

    Статья 4-я из цикла «Чем Россия отличается от США?»

    До ХХ столетия колонизация земель определяла развитие России и США. «История России‚ — утверждал В.О.Ключевский, — есть история страны‚ которая колонизуется»1. О том же писал Ф.Тёрнер: «Вплоть до наших дней американская история представляет в большей степени историю колонизации великого Запада». Он предложил сравнить его освоение с тем же процессом в других странах, назвав первой Россию. Появилось несколько работ на эту тему, но сравнение с русской колонизацией встречается редко, хотя оно позволяет иначе взглянуть на освоение земель двумя странами.

    Рассмотрим сходство и различие в историческом опыте колонизации России и США на примере Сибири и американского Запада во второй половине ХIХ в., в пору активного освоения этих регионов. Под колонизацией имеется в виду освоение земель, в отличие от экспансии — завоевания территорий. Понятие Запада в США менялось по мере освоения континента, поэтому в Америке есть несколько «Западов»: Средний Запад, Северо-­Запад, Юго-Запад, Дальний Запад. В данной работе речь идёт о Западе как о территории западнее реки Миссисипи. В него входят 11 штатов: 3 тихоокеанских (Калифорния, Вашингтон, Орегон) и 8 горных (Монтана, Айдахо, Вайоминг, Колорадо, Нью-Мехико, Аризона, Юта, Невада).

    Запад и Сибирь стали национальными символами двух стран. С ними оба народа связывали свои представления о земле обетованной. Американцы стремились реализовать на Западе национальную мечту о равных возможностях для каждого (знаменитая фраза «Go West, young man» журналиста Дж.Соула). В Сибири видели источник богатства для всей страны (Ломоносов говорил, что богатство России Сибирью прирастать будет), а среди крестьян с ХIХ в. бытовала легенда о «сибирском приволье», о Беловодье — месте свободной и благополучной жизни. Правда, у Сибири есть и другой образ — каторги и ссылки.

    Сравнение Сибири с Соединёнными Штатами было популярно в России. С открытием золота ей сулили будущее Калифорнии. В 1860-е гг. члены кружка сибирского землячества в Петербурге рассматривали Сибирь как колонию и призывали к её отделению от России по примеру США, за что были осуждены на каторгу. Сибирь называли «наши Соединённые Штаты», а сибиряки изучали американский опыт освоения Запада.

    В колонизации Сибири и американского Запада второй половины ХIХ в. можно найти немало сходных черт. Для обоих регионов характерна массовая миграция с участием миллионов людей. Колонизация Сибири, начавшаяся на 250 лет раньше, прошла те же этапы, что и Запад (описанные Ф.Тёрнером): сначала пушной промысел, потом добыча полезных ископаемых, следующий этап — сельскохозяйственное освоение, позднее — индустриализация и урбанизация. Отсюда сходные потоки переселенцев: следом за охотниками и торговцами пушниной шли разведчики недр, купцы и предприниматели, за ними — земледельцы (крестьяне, фермеры), кому и принадлежала главная заслуга в освоении земель. Опыт Сибири подтверждает тезис Тёрнера о большей свободе общества «границы» по сравнению с остальной территорией страны. Совпадают и отрицательные последствия: истребление местного населения, его зависимость от колонизаторов, вымирание, уничтожение флоры и фауны.

    Однако, несмотря на внешнее сходство процессов, российская и американская колонизация представляли два разных типа освоения, и за общими чертами кроется качественно иное содержание, поскольку разными были общества, их предпринявшие. Поэтому так различны результаты: Запад США был в основном освоен к началу ХХ в., Сибирь не освоена до сих пор, так и оставшись по преимуществу поставщиком сырья. Конечно, напрашивается возражение: освоению Сибири препятствовали её громадные пространства, превосходящие всю территорию США, и климатические условия, ведь основная часть здешних земель (север Западной Сибири и почти вся Восточная Сибирь) — зона вечной мерзлоты. Но и большая часть Запада, кроме небольших участков Калифорнии, Орегона и Вашингтона — это засушливые зоны, пустыни и горы. Оба региона трудны для освоения, поэтому потребовалось вмешательство государства.

    Отличен уже состав мигрантов: в США — это свободные люди, по собственной воле отправившиеся на Запад, чтобы стать независимыми землевладельцами. В Сибирь бежали от крепостничества, произвола государства, но была также значительной принудительная миграция — ссыльные. Только после отмены крепостного права, особенно с 1880х гг., началось массовое переселение крестьян. «За 300 лет владения нашего Сибирью, — писал П.А.Столыпин после поездки в регион, — в ней набралось всего 4,5 млн русского населения, а за последние 15 лет сразу прибыло 3 млн»2. Но российская миграция относительно невелика: даже в годы пика (1908 — 650 тыс.) она составляла не более 0,6—0,7% всего аграрного населения страны. Запад заселялся динамичнее. Если население Сибири за полвека (1850—1897 гг.) выросло более чем в 2 раза (с 2,7 млн человек до 5,8 млн), то американского Запада (1850—1900 гг.) — в 22 раза (со 179 тыс. человек до 4 млн). Помимо американцев, на Запад ехали иммигранты (из Скандинавских стран, Германии, Центральной и Восточной Европы), составлявшие до 1/3 переселенцев. В Северной Дакоте в 1890 г. 44,5% населения — иностранного происхождения.

    Большой каньон в штате Юта. В эти места бежали мормоны в конце XIX в.

    Большой каньон в штате Юта.
    В эти места бежали мормоны
    в конце XIX в.

    Почти в одно время и в США, и в России было открыто золото: в 1846 г. на р. Лене в районе Бодайбо, в 1848 г. — в Калифорнии недалеко от Сакраменто, однако последствия этих событий различны. «Золотая лихорадка» вызвала первую массовую волну переселенцев на Дальний Запад, стимулировав освоение региона. С весны 1848 г. люди из СанФранциско и окрестностей ушли в горы‚ занявшись старательством.

    Открытие золота преобразило штат, возникло много городов, росло число богачей. То же происходило и в других штатах: Колорадо, Неваде, где с открытием в 1859 г. серебра появился г. Вирджиниясити с пятью газетами, роскошными особняками нуворишей, отелями, собственной оперой и даже шекспировским театром.

    Однако романтический период пионеровстарателей, описанный в сочинениях Ф.Брет Гарта, оказался коротким. Уже в 1850-е гг. их заменили акционерные компании, т.к. золотодобыча велась c применением механизации и современных технологий.

    К началу ХХ в. отрасль оказалась под контролем крупных корпораций, которым принадлежало 90% добычи металлов. Почти все жители штата, как и всей страны, играли на бирже, вкладывая деньги в акции приисков, о чём рассказал Марк Твен в книге «Налегке». Благодаря Калифорнии начали подниматься соседние штаты Невада, Орегон, Айдахо и Аризона.

    Алтайский край. Фото О.Костерина
    Алтайский край. Фото О.Костерина

    В Сибири горное дело стало вытеснять пушной промысел с ХVIII в. Его центры — Алтайский и Нерчинский край. Заводы по выплавке серебра, меди, свинца, основанные в 1720-х гг. Демидовым на Алтае, в 1747 г. перешли к «кабинету его величества», т.е. в личное владение императора. К ним приписали 137 тыс. душ крепостных. Благодаря серебро­плавильному заводу вырос город Барнаул, не ставший, правда, процветающим, подобно СанФранциско, хотя алтайские заводы в 1860 г. давали 96% выплавки серебра и 80% свинца России. Он был казённым городом с крепостным трудом. Только рядом с казармами и бедными крестьянскими избами появились богатые дома горных инженеров и чиновников — небольшой «уголок Петербурга», как они говорили.

    В Нерчинском крае серебро добывали трудом каторжников. Почти все заводы также принадлежали «кабинету». Американский путешественник Джордж Кеннан, побывавший там в 1880-е гг., был поражён неэффективностью производства, воровством чиновников. «Рудники наполовину не работают; сотни каторжников лежат в безделии месяц за месяцем в грязных переполненных камерах», — писал он. Энергичный американец, заключил Кеннан, с капиталом в 10—15 тыс. долларов и с 950 заключёнными, которые в ту пору там использовались, менее чем через два года построил бы новую тюрьму на каждом руднике и через пять лет удвоил, если не учетверил, производственную мощность приисков, не требуя ни доллара от имперской казны.

    Посёлок старателей в западных штатах США. Фото 1865 г.
    Посёлок старателей в западных штатах США
    Фото 1865 г.

    В Бодайбо с открытием золота возник крупный центр золотодобычи, куда устремились капиталы и население. Однако золотая горячка, как сообщает знаток Сибири Н.Ядринцев, стала «промысловой чумой», поскольку были забыты земледелие и промышленность. «Золотопромышленность прошла мертвящим ураганом по Томской и Енисейской губерниям и теперь совершает последние подвиги на Олекме, за Байкалом и на Амуре... В сибирских городах золотопромышленность не оставила никаких заметных памятников… не оставила и следа благосостояния в местном крестьянстве»3. Открытие золота в Сибири не привело ни к массовой миграции, ни к процветанию городов. Бодайбо и Нерчинск остались захолустными посёлками.

    С отменой крепостного права отрасль, лишившись даровой рабочей силы, оказалась неприбыльной, государство продало часть рудников акционерным компаниям. Ленские прииски, помимо государства, принадлежали ещё семи крупным компаниям, захватившим 80% золотодобычи. Самая мощная среди них — Ленское золотопромышленное товарищество «Лензото». Из­за тяжёлых условий жизни Ленские прииски называли «вольной каторгой». Работали там по 16—18 часов в ледяной воде. У рабочих отбирали паспорта, имя заменял номер расчётной книжки. Расчёт производился один раз в год, зато каждый день бесплатно давали 1/4 литра водки. Большинство рабочих, молодые люди, не выдерживали больше года. В 1880 г. 38% рабочих составляли ссыльные. До 1917 г. на приисках преобладал ручной труд. Американские инженеры, которые по заданию Ленского товарищества вели в начале ХХ в. разведку новых золотоносных жил, были удивлены отсутствием механизации и безуспешно убеждали своих коллег в её необходимости.

    Работа старателей. Рудник на Западе США
    Работа старателей.
    Рудник на Западе США

    На примере горного дела видны два разных типа освоения: интенсивный, основанный на механизации, акционерном капитале — на американском Западе, и экстенсивный — в Сибири, где в рудниках использовался ручной труд сначала крепостных и ссыльных, а затем дешёвый наёмный. Если открытие золота и других полезных ископаемых способствовало быстрому освоению Запада, процветанию региона и его жителей, то разработка сибирских недр не прибавила богатства ни населению, ни краю, её плоды растворились в государственной казне и карманах чиновников.

    Эти же процессы характерны и для сельско­хозяйственного развития Сибири и Запада. История последнего — это пример интенсивного освоения земель с использованием механизации, современных методов агрономии.

    Улица в старожильческой деревне Чама Иркутской губернии. Фото начала XX в.
    Улица в старожильческой деревне
    Чама Иркутской губернии.
    Фото начала XX в.

    Быстрее всех на Западе стадию «границы» прошла Калифорния (к 1870—1880 гг.). Она поднялась на «золотой лихорадке», горном деле, но её расцвет связан именно с аграрным хозяйством, чему немало способствовал благоприятный климат. Стремительно росло число ферм (только за 1850-е гг. в 20 раз), площадь культивированной земли и сельскохозяйственное производство. Стоимость фермерской продукции за 1870—1900 гг. увеличилась более чем в 2,5 раза. Калифорния стала полностью снабжать себя зерном, которое раньше ввозила, и заняла второе место в США по производству пшеницы. Она быстро перешла к механизации, став лидером в использовании комбайнов. К началу ХХ в. штат окончательно получил современную специализацию, в которой преобладали незерновые культуры (фрукты, овощи, орехи), уровень его коммерциализации был выше, чем во всех штатах страны.

    До 1860 г. американцы пересекали Великие равнины, или Великую американскую пустыню, как тогда называли эти места, устремляясь в Калифорнию и Орегон. Ровная степь с частыми засухами и недостатком воды не привлекала взора переселенцев. «На сотни миль здесь тянется пустынная голая земля, без единого дерева, — только полынь и её сородич — солянка…», — писал Марк Твен, в молодости проезжавший через этот край4. Единственное поселение в ту пору — город мормонов Солт­Лейк­Сити в Юте. Земледелие стало возможным здесь только с применением в последней трети ХIХ в. машин, особых методов агрономии и орошения. Мормоны первыми использовали ирригацию, затем она распространилась во всех западных штатах, а лидерство перешло к Калифорнии. Создание ирригационных систем потребовало кооперации независимых переселенцев, а также участия государства.

    Ленский старатель. Фото конца XIX в.
    Ленский старатель.
    Фото конца XIX в.

    К началу ХХ в. фермеры западных штатов приспособились к новым природным условиям, перейдя к коммерческому хозяйству. За 1850—1900 гг. число ферм выросло более чем в 30 раз, а стоимость фермерской продукции только за 1870—1900 гг. — почти в 5 раз. Эти достижения Запада объясняются в первую очередь свободной колонизацией земель, частной собственностью на землю, что оказалось наиболее эффективным способом освоения, поскольку стимулировалась частная инициатива. Переселенцы затратили огромные усилия и тяжёлый труд, чтобы поднять целину, но они работали для себя, поэтому добились успеха. Механизация, современные технологии ускорили процесс.

    Освоению Сибири также способствовало массовое переселение крестьян, начавшееся с 1880х гг. Только за 1907—1911 гг. посевная площадь Западной Сибири увеличилась на 52%. Перед Первой мировой войной половина зерна, полученного на освоенных землях, была товарной. К 1911 г. вывоз хлеба вырос по сравнению с концом 1890х гг. в 5 раз, масла — в 12 раз. В начале ХХ в. Сибирь стала превращаться не только в крупного поставщика сельскохозяйственной продукции, но и во внушительный рынок для отечественной и иностранной сельскохозяйственной техники, опережая по её оснащенности европейскую Россию; причём уборочные машины сибиряки выписывали из Америки. В 1913 г. Сибирь давала более 10% пшеницы, ей принадлежало 10% посевов России.

    Город Бодайбо на Ленских приисках. Улица Горная. 1907 г.
    Город Бодайбо на Ленских приисках.
    Улица Горная. 1907 г.

    Однако переселение крестьян всётаки не решило ни проблему освоения Сибири, ни аграрный вопрос всей России, что вынужден был признать Столыпин: «Как ни заманчива мысль воспользоваться переселением для разрешения земельных вопросов в Европейской России, но от этой мечты необходимо отказаться». Переселение, полагал он, могло повлиять на освоение Сибири, если бы в нём участвовало до нескольких миллионов человек в год, но это ослабило бы западную часть России. Аграрный вопрос в России заключался не столько в недостатке земли, сколько в кризисе экстенсивного сельского хозяйства, приведшем страну к системному коллапсу. Освоение же Сибири сдерживалось отсутствием частной собственности на землю, узостью внутреннего рынка, неразвитостью дорог и городов. «Сибирь задыхается под тюком плодов своих за неимением сбыта, — писал современник. — Недавно крестьяне Восточной Сибири не знали, куда деть урожай и пропивали по возу хлеба около кабаков».

    Важная роль в колонизации американского Запада и Сибири принадлежала железным дорогам. Первая трансконтинентальная дорога в США была построена в 1869 г., а к концу ХIХ в. в стране действовало уже пять таких дорог, благодаря чему тысячи поселенцев устремились к тихоокеанскому побережью. Железная дорога появлялась порой до переселенцев, стимулируя миграцию и быстрый переход хозяйств к рынку. Единственная трансконтинентальная железная дорога России, Транссиб, вступившая в строй в начале ХХ в., в отличие от частных американских дорог, принадлежала государству. Её главная цель — не экономическая, а политическая: укрепление позиций России на Дальнем Востоке. Дорогу рассматривали как орудие российской экспансии в этом регионе, освоение же Сибири было на втором месте. Уже в конце 1890х гг. она не справлялась с грузовым потоком хлеба, который месяцами ждал своей очереди.

    Работа в «разрезе» и промывка золота на Ленских приисках. Фото конца XIX в. Работа в «разрезе» и промывка золота на Ленских приисках. Фото конца XIX в.
    Работа в «разрезе» и промывка золота на Ленских приисках.
    Фото конца XIX в.

    Освоение американского Запада, как заметил А.Тойнби, оказало «варваризующее» влияние на поселенцев. Человека Запада, впервые изображённого в художественной литературе США в конце ХIХ в., один из критиков назвал «англосаксом, вновь впавшим в полудикость». Этот процесс, характерный и для россиян, описали Ф. Тёрнер и В.Г.Короленко. «Дикость захватывает колониста… европейски одетого‚ вооружённого промышленными средствами и способами передвижения, европейски мыслящего. Из железнодорожного вагона она пересаживает его в берестяное каноэ. Она снимает с него цивилизованные одежды и облекает в охотничью куртку и мокасины. Жилищем его становится бревенчатая хижина чироки и ирокезов с традиционным индейским палисадом. Он уже поиндейски возделывает землю и выращивает кукурузу‚ осваивает воинственные выкрики и не хуже индейца снимает скальпы с врагов. Короче говоря‚ среда на “границе” диктовала свои условия. Человек должен был принять их или погибнуть… Постепенно поселенец преобразует окружающую его пустыню; но в результате перестаёт быть европейцем… появляется новый тип — американец».

    «...Пока отцы и деды Макара воевали с тайгой, — писал в рассказе “Сон Макара” В.Г.Короленко, сосланный в 1880-е гг. в Якутию, — жгли её огнем, рубили железом, сами они незаметно дичали. Женясь на якутках, они перенимали якутский язык и якутские нравы. Характеристические черты великого русского племени стирались и исчезали. … Макар… иногда ругал других погаными якутами, хотя, правду сказать, сам не отличался от якутов ни привычками, ни образом жизни. По­русски он говорил мало и довольно плохо, одевался в звериные шкуры, носил на ногах торбаса, питался в обычное время одною лепёшкой с настоем кирпичного чая, а в праздники и в других экстренных случаях съедал топлёного масла именно столько, сколько стояло перед ним на столе. Он ездил очень искусно верхом на быках, а в случае болезни призывал шамана, который, беснуясь, со скрежетом кидался на него, стараясь испугать и выгнать из Макара засевшую хворь»5.

    9 сентября 1850 г. Калифорния была объявлена 31-м штатом США, а демократ П.Барнетт стал её первым губернатором

    9 сентября 1850 г. Калифорния была объявлена
    31-м штатом США, а демократ П.Барнетт
    стал её первым губернатором

    В представленных отрывках, помимо сходства, видно и различие. Американцы, осваивая Запад, «впали в полудикость», русские за 300 лет колонизации не только одичали, но и «объякутились», «обурятились», изза недостатка женщин беря в жёны местных. В результате ассимиляции пришлого русского населения аборигенами появился особый тип русского — сибиряк­старожил, что наиболее характерно для Восточной Сибири. У него чёрные или тёмные волосы и глаза, более смуглый цвет кожи, более широкие скулы, узкий разрез глаз. Он «холодно­рассудочен и расчётлив», отличается «грубоватостью нравов», а также «страстью к наживе». Чистый русский тип сохранился только у староверов южного Алтая и Забайкалья, не допускавших смешанных браков. Русские перенимали у аборигенов формы хозяйства, одежду, нравы, забывали свой язык, обращались к язычеству, полигамии, шаманизму. Забайкальские казаки перешли от земледелия к скотоводству, пушному промыслу, заимствовав у бурят методы приучения лошадей, правила винокурения и пр. Женщины шили по примеру буряток «яргачи» — козлиные и тарбаганьи шубы. В Верхоленском крае русские ели ту же пищу, что и буряты, без вилок и ножей, из деревянных чашек. Г.Успенский, совершивший поездку в Сибирь в 1888 г., чтобы познакомиться с жизнью переселенцев, с удивлением наблюдал в Тобольске, как сургутский торговец отправлял в рот сырую, ещё живую стерлядь, только что купленную на рынке, со словами: «Сейчас, сейчас обогрею тебя, голубушка. Не торопись! Будешь в тёплом месте!»6.

    Так завоёванные русскими якуты и буряты мирно, без войны, за три столетия победили колонизаторов. Правда, с началом массовой миграции из европейской России демографическая ситуация в Сибири радикально изменилась: русские стали значительно преобладать над аборигенами, составив 82% населения региона в 1897 г.

    Сбор апельсинов на побережье Санта-Анна. Калифорния. 1880-е гг.
    Сбор апельсинов на побережье Санта-Анна.
    Калифорния. 1880-е гг.

    Переселенец американского Запада одичал в борьбе с природой и аборигенами, но сохранил основы западной цивилизации, что помогло ему сравнительно быстро освоить новый континент. Более того, в процессе колонизации он выработал собственный образ жизни и культуру, превратившись в американца, что и описал Тёрнер. Однако историк придавал слишком большое значение влиянию среды, полагая, что именно колонизация Запада сыграла важнейшую роль в создании общества и демократии в США. «Американская демократия, — заявил он, — …не была привезена на борту Сара Констант в Вирджинию и Мэйфлауэр в Плимут. Она вышла из американского леса».

    Природная среда оказалась вторичной при становлении американской цивилизации, поскольку английские переселенцы приехали в Новый Свет с уже сформированным сознанием раннебуржуазной Великобритании. Пуританские пилигримы ещё на корабле Мэйфлауэр договорились об основах будущего общества. Американская среда лишь дооформила сознание европейца; американец, как заметил историк А.Шлезингерстарший, является «продуктом взаимодействия наследия Старого Света и условий Нового». Очевидно, что демократия США не могла выйти из леса. Освоение Запада лишь развило традиции самоуправления, самоорганизации, свойственные американскому обществу и воспринятые от Британии, поэтому его называют «походной лабораторией политического опыта» и, добавим, демократического. Переселенцы воспроизводили на новых землях привычный порядок.

    Запад осваивали не одиночки, но целые сообщества. Американская переселенческая община — это свободная кооперация независимых людей. Прежде чем отправиться в дальний путь, занимавший около пяти месяцев, люди собирались в Сент­Луисе или Индепенденсе, штат Миссури, в большие экспедиции, причём ехали осознанно, после длительных сборов, заранее договариваясь с проводниками. Члены сообщества выбирали руководителей, принимали устав или конституцию, беря обычно за образец конституцию федеральную или штатов. Первое из правил управления Орегонской эмигрантской компанией, которая отправилась в Орегон в 1843 г., гласило: «Каждого мужчину в возрасте 16 и более лет следует рассматривать как законного участника голосования по всем делам, касающимся компании». В других говорилось о порядке избрания совета из девяти членов для разрешения всех конфликтов, а также капитана для военного руководства и поддержания порядка.

    Памятник чайкам. В писании мормонов сказано, что эти птицы спасли первых поселенцев долины Солёного озера от голода, унеся с их полей саранчу

    Памятник чайкам.
    В писании мормонов сказано, что эти птицы
    спасли первых поселенцев долины
    Солёного озера от голода,
    унеся с их полей саранчу

    В переселенческой общине царили жёсткая дисциплина. Преступников судили судом присяжных, приговор тут же исполнялся. Переселенцы оказались в ситуации постоянного поиска юридических форм, адекватных реальной ситуации, приобретая бесценный опыт, сделавший американцев социально активной нацией. Переселенческая община, самоуправляемая и самоорганизованная, основанная на приоритете закона и прав человека, была микрокосмом самого американского гражданского общества.

    Русские переселенцы также ехали чаще общиной, чем в одиночку. Сначала деревня посылала ходоков в Сибирь, чтобы выбрать место, укрепиться. Но это была качественно другая община. Американская община — временная ассоциация независимых людей. Её цель — реализация личных интересов каждого, поэтому люди свободно переходили из одного сообщества в другое, когда их пути расходились. Русская община — устойчивая, замкнутая структура. Главное в ней не каждый, отдельный человек, а целое — сама община, коллектив, живший по принципу «один за всех и все за одного», она — часть традиционного общества с архаичной демократией, основанной на обычном праве, равенстве всех членов, единодушии в принятии решения, взаимопомощи и опеке над слабыми и больными. Её цель — выжить в неблагоприятных условиях.

    Американские мигранты передвигались в фургонах‚ запряжённых обычно шестёркой быков. Фургон‚ ставший символом освоения Запада‚ был настоящим домом‚ укрывая в дальней дороге от дождя и снега‚ от стрел индейцев. Русские переселенцы тоже проделывали свой нелёгкий путь целыми караванами повозок в 100 и более семей. Останавливались под открытым небом, питались подаянием. Н.Н.Златовратский в романе «Устои» описал табор из полусотни семей бедных переселенцев: вместо шатров и палаток на вздёрнутых оглоблях — рогожа от солнца и дождя. Никто из крестьян толком не знал пути. Вёл их старый солдат. «Мы за солдатом… Он нас ведёт… Был он там, говорит…»7.

    В сибирских поселениях Г.Успенский почувствовал «что­то неведомое», чего не мог сначала определить, «не говоря о достатке, который виден в этих просторных постройках сёл и деревень, где нет ни одной соломенной крыши…». Потом, наконец, догадался: «Нет барского дома! …есть человек, проживший на своём веку без малейшей прикосновенности к барскому дому: когда мы, обыватели Европейской России, видели такого крестьянина?»8. Отсюда независимость и самостоятельность сибиряка. «Сибирский крестьянин чувствует себя равноправным, он смело входит в комнату, подаёт вам руку, садится с вами за стол и совершенно непринуждённо будет пить чай».

    Крестьянина Сибири часто сравнивали с американским фермером. Он не знал крепостного права, гнёта помещиков, свободнее распоряжался землёй, которая передавалась по наследству, отличался независимостью и материальным достатком. Сибиряка порой даже критиковали за расчётливость, склонность к материальной наживе и индивидуализм. Борьба с природой выработала в нём, как и в американском поселенце, сметку, находчивость, дух предприимчивости. Сибирского крестьянина сближает с фермером Запада захватный способ приобретения земли, возможный только при обилии свободных земель и слабости власти, что было свойственно обоим регионам. Он, как и американский скваттер, сам выбирал и расчищал для себя понравившийся участок. «Все односельцы, — отмечал П.П.Семёнов­Тян­Шанский, —
    с уважением относились к его правам на росчисти, и… никто не оспаривал этих прав»9.

    Структура сибирского крестьянства также напоминала структуру американского фермерства преобладанием среднего слоя, а не бедных, что свойственно крестьянству Европейской России. Первый губернатор Енисейской губернии А.П.Степанов писал в 1835 г.: «…Можно вообще сибирских крестьян почесть зажиточными». В среднем на двор приходилось 12 коров, 12 лошадей и 22 овцы. В деревне из ста домов середняки составляли половину, бедняки — 30%, зажиточные — 20%. Уже в первой половине ХIХ в. в Сибири были крупные предприниматели из крестьян. Декабрист барон Розен сообщает, что среди поселян забайкальского Тарбагатая несколько хозяев нажили до 100 тыс. рублей подрядами и доставками хлеба, торговлей с китайцами. Другой декабрист, Н.В.Басаргин, писал И.И.Пущину из Кургана в 1842 г.: «Вы не поверите, как здесь богата округа, есть более десяти человек крестьян, которые имеют до 400 тыс. капитала»10.

    И всётаки между сибиряком и американским фермером существовали серьёзные различия. Крестьянин­сибиряк никогда не имел земли в частной собственности — почти вся земля Азиатской России принадлежала государству. Крестьяне не отличали владение землёй от частной собственности на землю и были сторонниками трудового права: кто работает на земле, тот ею и владеет. Крестьянское обычное право в этом расходилось с государственным, поддерживавшим право частной собственности. Захватное землепользование Сибири — следствие неразвитости самого института частной собственности. Крестьяне считали земельные участки, заимки, своими, поскольку пользовались правом наследственного владения ими. П.Столыпин увидел в порядках землепользования региона черты «первобытной формы земельного владения», «своеобразный архаический строй».

    Сбор урожая в штате Вашингтон
    Сбор урожая в штате Вашингтон

    В США право частной собственности, священное и неприкосновенное, действовало с колониальных времён. В условиях «границы» при слабости власти переселенцы, захватив землю, рассматривали её как свою собственность и стремились защитить, для чего создавали заявочные клубы.

    Сибиряки, как и крестьяне европейской России, жили общиной, хотя сибирская община отличалась от европейской: в ней не было земельного передела между членами, пока земли было в избытке; существовало наследственное владение семьями пашенными участками. По мере сокращения свободных земель захватное землепользование заменялось уравнительной подушевой системой. Но и в сибирской общине сохранялись круговая порука и уравнительный принцип в податях и повинностях. Переселенцы предпочитали общину жизни в одиночку, поскольку общиной легче было устроиться и выжить на новом месте, она выступала в качестве юридического лица, защищая в случае конфликтов с другими деревнями, с государством. Сохранение общины — следствие прежде всего традиционного, коллективистского сознания россиянина.

    Машинная уборка хлеба в Томской губернии. Фото начала XX в.
    Машинная уборка хлеба в Томской губернии.
    Фото начала XX в.

    Сибирские крестьяне, в отличие от американских фермеров, были всегда бесправны, зависели от государства, чиновников. Они страдали от бесконечных податей и поборов (подушных, оброчных, земских и пр.), штрафов и недоимок. «Крестьянин, — писал экономист и социолог В.В.БервиФлеровский, сосланный в Сибирь в 1864 г., — …теперь употребляет тридцать пудов хлеба в год со своим семейством и продаёт на уплату сборов сто семьдесят пудов. …Русский крестьянин привык смотреть на себя как на последнего из смертных; человеку, которого публично секут розгами, может ли быть стыдно, если он одет скверно, если у него хозяйство в беспорядке…»11.

    Не менее важное обстоятельство — низкий уровень образования. По переписи 1897 г. грамотные составляли в Сибири 12,3% населения, почти вдвое ниже, чем в Европейской России и по стране в целом. Только в 1888 г. в Сибири открылся первый университет — в Томске. На Западе же их число быстро росло, в одной Калифорнии к началу ХХ в. насчитывалось свыше 10 университетов и колледжей. По грамотности Запад даже опережал к началу ХХ в. всю страну — 93,7% населения (в целом по США около 90%).

    Сибирский крестьянин всётаки оставался ближе русскому крестьянину Европейской России, чем американскому фермеру. Примером различия сибиряка и американца Запада служит их борьба с преступностью.

    Слабость местной власти, а порой даже её отсутствие, свойственная обществу «границы», порождала как большую свободу жителей, так и большую преступность. На американском Западе она побуждала граждан к социальной активности, заставляла переселенцев самим устанавливать порядок и законность на местах; в Сибири приводила к произволу чиновников и губернаторов, превратившихся в местных царьков. Таким был уже первый губернатор Сибири князь М.П.Гагарин, казнённый Петром I. Декабрист В.И.Штейгель назвал правителей региона «сибирскими сатрапами». В центр постоянно шли жалобы на злоупотребления чиновников, за что Екатерина II обозвала сибиряков «ябедниками».

    Стройка века. Транссиб. Фото конца XIX в.
    Стройка века. Транссиб. Фото конца XIX в.

    Насилие на «границе» объясняется борьбой человека с природой, аборигенами, друг с другом. Немаловажное обстоятельство — состав населения, в котором много авантюристов, уголовников, к тому же преобладали молодые неженатые мужчины, что способствовало повышенной агрессивности. В Калифорнии в районах приисков они составляли 92,5% в 1850 г., на Ленских приисках — 81%.

    Строительство железной дороги на западе США
    Строительство
    железной дороги
    на западе США

    Для обоих регионов характерна фигура бродяги, хотя они представляли разные социальные типы: в Сибири это беглый — ссыльный или каторжник (их называли «косачами» на Урале, «горбачами» или «горбунами» в Сибири — изза котомки за плечами), в Америке — независимый одиночка, иногда с уголовным прошлым, ищущий пристанища, или вечный скиталец по духу, чьими историями переполнены американские вестерны.

    Большинство сосланных в Сибирь бежало, чаще погибая в тайге. Именно беглые составляли главный источник преступности и насилия. Они промышляли грабежом и убийством, а порой из беглых каторжан и ссыльных создавались целые таёжные села. Село Витимское (или Витим) прославилось на всю Сибирь как дикий притон. Сибирь превосходила по преступности другие районы России, причём более половины преступлений совершали ссыльные. На первом месте среди преступлений после бродяжничества было убийство, а не кража, как в Европейской России. Значительная часть преступлений отличалась зверством и грубостью. Если у россиян среди преступлений чаще встречалось насилие над личностью, то у американцев — воровство, мошенничество, махинации на акциях, документах, завещаниях. Один из важных промыслов у тех и других — конокрадство. Но за него безжалостно вешали на Западе, в Сибири же знаменитые конокрады имели значительные состояния и никогда не сидели в тюрьме.

    О насилии в обоих регионах известно много, меньше — о сопротивлении ему. При слабости власти оно часто превращалось в самосуд, хотя его формы различны. Крестьянская община Сибири жестоко расправлялась с ворами. За вором гнались десятки вёрст. Его били дрючками — дубинами в руку толщиной, а иногда в сажень длиной; били по пяткам (покитайски), «подковывали» до полусмерти. Расправа происходила на виду всей деревни, нередко выносился смертный приговор. Если хозяин догонял вора, то убивал. Деревня убийцы не выдавала. Крестьяне разработали также свои законы для бродяг: не ходить толпами, не разорять построек, не иметь при себе оружия, нож — не более двух вершков. Бродяги выполняли их, думая, что это официальные законы.

    Укрощение степных лошадей в Минусинском округе. Рисунок В.И.Сурикова
    Укрощение степных лошадей
    в Минусинском округе.
    Рисунок В.И.Сурикова

    Самосуд в Сибири подменял собой власть, её сторонились и не хотели к ней обращаться. Государство оставило за крестьянами решение их собственных дел внутри общины, они жили обособленно, своим миром. Крестьянский самосуд часто переходил в расправу, власть, не признающую разумных доводов. Мамин-Сибиряк назвал её «одним из самых необъяснимых проявлений специально деревенской жестокости, бессмысленной и зверской, как всякое стихийное зло». Писатель показал такую расправу в рассказе «Летные»: во время пожара крестьяне приняли за поджигателя беглого и тут же бросили невиновного человека в костёр.

    У крестьян появилась особая форма борьбы с бродягами — «охота за горбунами». Социолог и этнограф И.Прыжов писал, что их попросту отстреливали, как зверей. Государство поощряло ловлю бродяг, платя по три рубля за каждого. Некий Грудинкин за поимку 100 беглых получил даже золотую медаль12.

    Американский ковбой, клеймящий лошадей
    Американский ковбой,
    клеймящий лошадей

    Американцы прибегали к самосуду, но не в обход власти, а при её отсутствии или слабости, стараясь укрепить закон и порядок. На Западе   самосуд принял форму виджилантизма. Первые комитеты бдительности (vigilance committees) появились в лагерях старателей в горах Сьерра­Невада в Калифорнии, куда с открытием золота нахлынуло множество авантюристов и уголовников. У американских поселенцев не было сильной власти и системы правосудия: судов, тюрем, полицейских, т.к. Калифорния принадлежала Мексике (она стала штатом США в 1850 г.), поэтому старателям пришлось самим бороться с грабежом и насилием. Созданные ими комитеты бдительности ловили преступников и вершили правосудие. Чаще всего это делалось с соблюдением норм законности, знакомых пионерам с детства: созывался суд присяжных, он рассматривал дело и выносил решение. Иногда в его принятии участвовало всё население поселка. «Народная юриспруденция» была жестокой: за убийство, кражу лошади (самой большой ценности пионеров) — смерть (виселица), за мелкие преступления — порка, изгнание. Приговор тут же приводился в исполнение. Меры действовали превосходно. Мать философа Дж.Ройса, приехавшая в 1849 г. с семьёй в Калифорнию, вспоминала, что после того как повесили трёх воров, грабежи прекратились, старатели могли оставлять добытое золото даже у дороги, не боясь кражи.

    Переселенцы на фоне дома из дёрна. Западные штаты США
    Переселенцы на фоне дома из дёрна.
    Западные штаты США

    Корни виджилантизма восходят к движению регуляторов (slickers, stranglers) второй половины ХVIII в., когда в условиях жизни на «границе» люди сами брали власть в свои руки, устанавливая порядок и жестоко расправляясь с уголовниками. Во время войны за независимость в Вирджинии борьбу с нарушителями закона возглавил полковник Чарльз Линч, чьё имя с той поры стало нарицательным, обозначая самосуд в Америке. В его честь, кстати, назван один из городов штата — Линчбург. Если на востоке страны виджилантизм кончился вместе с «границей» к 1860м гг., то на Западе с освоением региона именно в эту пору он начался, приняв наиболее массовый характер: за 1849—1902 гг. — 210 движений (больше всего в Техасе и Калифорнии).

    Виджилантизм часто был конструктивным движением и способствовал социальной стабильности. Наиболее ярким примером стали события в Сан-Франциско времён «золотой лихорадки». В 1851 г. через восемь месяцев после избрания органов самоуправления они полностью разложились: все посты заняли уголовники, полиция была связана с ними, а городская казна разграблена. Преступления оставались безнаказанными. Горожане, не надеясь на местное правосудие, организовали комитет бдительности. После вынесения обвинительного приговора один из воров был тут же повешен. Затем комитет организовал новые выборы мэра‚ прокурора‚ судебного пристава и принял решение о самороспуске. Второй комитет, выросший до 700 человек, сначала приговорил к смерти вора, казнённого на площади, а затем арестовал ещё 90 человек по подозрению в поджогах, грабежах, убийствах. В итоге 3 повешены, 1 выпорот, 15 высланы, 41 освобождён, 15 переданы обычному суду. В 1856 г. история повторилась, и губернатор Калифорнии обратился за военной помощью к президенту Ф.Пирсу, но тот отказал, поддержав тем самым комитет бдительности.

    Американские виджиланты обычно заменяли отсутствующие или недобросовестные органы правосудия, распускаясь при создании новых, что свидетельствует об обществе с гражданским сознанием и социальной активностью его членов, всегда готовых защищать свои права и свободы и способных к самоорганизации. Однако у виджилантизма есть и другая, деструктивная сторона. Он легко перерастал в жестокий самосуд разъярённой толпы и становился социально опасным. Виджиланты порой даже вступали в борьбу с государственными органами правосудия, стремясь подменить их и становясь тогда разрушительной антисоциальной силой, что особенно характерно для послевоенного неовиджилантизма.

    Группа ходоков-переселенцев. Фото начала XX в.
    Группа ходоков-переселенцев.
    Фото начала XX в.

    Русские поселенцы Сибири жили ещё в системе архаического крестьянского права, свойственного традиционному обществу. Этого «архаичного» характера общества Сибири опасался П.А.Столыпин, настаивая на решении «срочнонастоятельных» вопросов региона. «Иначе, — предупреждал он в письме к императору Николаю II от 26 сентября 1910 г., — бессознательно и бесформенно создастся громадная, грубо­демократическая страна, которая скоро задавит Россию европейскую»13. Действительно, только такая демократия и могла выйти из сибирской тайги.

    На американский Запад и в Сибирь бежали от преследований религиозные диссиденты — мормоны и русские староверы. Обе общины достигли успехов на новых местах благодаря трудолюбию, упорству, коллективистским привычкам.

    Поход мормонов к Большому Солёному озеру — одно из самых грандиозных движений на Запад. Эта неоязыческая секта (её полное название — Церковь Иисуса Христа Святых последнего дня)‚ была создана в 1830 г. Джозефом Смитом в штате НьюЙорк. Он называл себя пророком, посланником Бога, призванным собрать в Америке «народ Израилев», чтобы спастись и установить Царство Божие на земле, «восстановить истинную христианскую церковь». Своё учение‚ развивавшее идеи Библии‚ Смит изложил в «Книге Мормона» (Мормон‚ по его утверждению‚ — один из вождей американских израильтян). Общину постоянно изгоняли из штатов‚ сам Смит был убит‚ поэтому её члены решили отправиться на Дальний Запад, который ещё не принадлежал США, чтобы создать там новую цивилизацию. Мормоны тщательно подготовились к походу‚ изучив все карты и материалы о Западе‚ в том числе и донесения путешественника Дж.Фримонта. Их первая партия вышла из г. Науву (Иллинойс) в 1846 г. в составе 1540 человек‚ 540 фургонов с лошадьми, скотом, запасами продовольствия. В общине царила военная дисциплина, люди были разбиты на сотни с офицерами во главе каждой. В долине Большого Солёного озера лидер мормонов Брайем Янг сказал: «Довольно‚ это и есть нужное место». Так в июле 1847 г. был заложен город Солт­Лейк­Сити. Место было выбрано не случайно. Фримонт писал о плодородности почв в этих краях. За месяц было построено 29 домов. На следующий год приехало ещё 2500 человек.

    Упорным трудом и организованностью мормоны превратили пустыню в оазис, став пионерами в создании ирригации на Западе. К 1850 г. у них было свыше 16 тыс. акров обводнённых земель, через 40 лет — 263,5 тыс. акров. В результате урожай картофеля вырос на 1000%, пшеницы — на 1500%. Община добились процветания своего края.

    Дом и хозяйство переселенца спустя пять лет после прибытия в Сибирь. Посёлок Алкинский. Иркутский район. Фото начала XX в.

    Дом и хозяйство переселенца
    спустя пять лет после прибытия в Сибирь.
    Посёлок Алкинский. Иркутский район.
    Фото начала XX в.

    Староверы переселялись в Сибирь с конца ХVII в. добровольно или насильственно (на Алтае это «каменщики» — горные жители; «поляки» — переселившиеся из Польши; в Забайкалье — «семейские») и также достигли благополучия в Сибири. Они нашли плодородные земли, создали большие богатые сёла. «Семейские» снабжали Забайкалье и Нерчинский край с Амуром зерном, продовольствием, не раз спасая от голодной смерти. В Забайкалье их сослали при Анне Иоанновне и Екатерине II из Дорогобужа и Гомеля. Выбросили в пустынном бору на погибель, а через год обнаружили процветающее село. О забайкальском селе Тарбагатай написал в своих записках декабрист А.Е.Розен, побывавший в нём в 1830 г. при переезде декабристов из Читы в Петровский железный завод (около Верхнеудинска, где специально для них строилась тюрьма): «Дома в несколько горниц, с большими окнами, крыши тёсовые, крыльца крытые; …Избы и дома у них красивы не только углами, но и пирогами; хозяйка наша Пестимья Петровна угостила нас на славу щами, ветчиною, осетриною, пирожками и кашицами из всех возможных круп, от гречневой до манной и рисовой. Во дворе под навесом стояли все кованые телеги, сбруя была сыромятная, кони были дюжие и сытые, а люди, люди! Ну, право, все молодец к молодцу, красавицы не хуже донских — рослые, белолицые и румяные. …Всё показывало довольство, порядок, трудолюбие. …Они выбирают своих старост; на мирской сходке раскладывают все подати и повинности земские, … рекрут ставят исправно. …По богатству и довольству поселян мне представилось, что вижу трудолюбивых русских в Америке, а не в Сибири; но в этих местах Сибирь не хуже Америки, земля также привольная, плодородная; жители управляются сами собою, сами открыли сбыт своим произведениям и будут блаженствовать, пока люди бестолковые не станут вмешиваться в их дела»14. Когда Розен спросил, почему их соседи живут в бедности, то получил ответ, что старожилы поздно встают, плохо обрабатывают землю, да к тому же пьют.

    Первый губернатор Енисейской губернии А.П.Степанов
    Первый губернатор
    Енисейской губернии
    А.П.Степанов

    Некрасов по запискам Розена написал о Тарбагатае в поэме «Дедушка», точно определив причину его благоденствия, которую, впрочем, назвал и сам Розен: «Волю да землю им дали… только ты им не мешай». Когда военный губернатор Амурской области Педашенко посетил селения староверов в 50—100 верстах от Амура и спросил о причинах их процветания (в то время как казённые поселенцы, казаки, умирали с голода на богатом Амуре), они ответили: «А это, батюшка, ваше превосходительство, оттого, что мы от начальства подальше».

    И мормоны, и староверы боролись с притеснениями государства, но эти притеснения были разные. История мормонов — это история бесконечных конфликтов и компромиссов двух сторон. Американские власти преследовали мормонов за полигамию, изза чего Юта долго оставалась территорией, а не штатом. В 1850-е гг. дело чуть не дошло до открытых военных действий. Президент Бьюкенен даже объявил мормонов мятежниками и послал против них войска, но конфликт закончился всётаки мирно. Во время Гражданской войны Линкольн заметил: «Оставьте их в покое». Республиканцы называли рабство и полигамию «братьямиблизнецами, сохранившимися от варварства» и приняли билль, осуждающий последнюю. Однако после закона 1882 г., запрещающего многоженство, нарушителей стали сажать в тюрьму на пять лет, лишать гражданских прав, и мормоны сдались. Они отказались от полигамии, мир с федеральным правительством был восстановлен, Юта в 1896 г. стала штатом.

    Если мормонов государство преследовало за норму поведения, противоречащую гражданскому обществу, то староверов — за религиозные убеждения. Само их переселение — «целая эпопея страдания», писал И.Прыжов. В Сибири им запрещали иметь свои церкви, вести богослужение, ловили их священников. Они всецело зависели от чиновников, полиции, постоянно от них откупаясь. Но даже в условиях преследования староверы, по российским меркам, преуспели, держась подальше от власти.

    Обстановка в доме торгующего сибирского крестьянина. Конец XIX в.
    Обстановка в доме торгующего
    сибирского крестьянина. Конец XIX в.

    У двух сект есть существенное различие. Общинный коллективизм мормонов сочетался с американским индивидуализмом. Они впитывали всё новое, участвовали в предпринимательстве и стали равноправными гражданами американского общества, разделяя его ценности. Русские же староверы, как и русская община, стремились сохранить дух и традиции предков, консервируя старые порядки, отказываясь от нового. Когда декабрист Н.А.Бестужев спросил у богатого хозяина, отчего он не использует машины, тот ответил: «Так моя лопата и моя рука провеют не меньше». Обе секты — сколок своего общества: староверы — традиционного, патриархального, мормоны — рыночного, капиталистического.

    Одно из главных отличий двух колонизаций состоит в роли государства. В России именно оно было инициатором и проводником освоения новых земель, тогда как в США его осуществляли независимые частные лица. Правда, Запад стал единственным регионом Америки, освоению которого активно содействовало федеральное правительство. Но формы участия государства существенно отличались.

    До конца ХIХ в. российское правительство запрещало свободное переселение в Сибирь, используя её как поставщика сырья и место ссылки, а ссыльные никогда не были колонизующим элементом в Сибири. Между тем ещё в 1821 г. сибирский генерал-губернатор М.М.Сперанский писал в докладной записке о выгоде добровольного переселения крестьян в Сибирь. По его мнению, это содействовало бы освоению региона, улучшению материального положения сельских жителей. В результате по указу 1822 г. началось переселение государственных крестьян, имевших на душу менее 5 десятин. Лишь в 1880-е гг. переселение было признано «полезным для государства», а в 1896 г. создано Переселенческое управление, выделены деньги на землеустроительные, землеотводные и мелиоративные работы, посланы специалисты (статистики, экономисты) для изучения проблемы переселения, проведения почвенных исследований. И только в начале ХХ в. правительство перешло от ограничений к политике свободного переселения крестьян, давно существовавшей в США. Закон от 6 июня 1904 г. предоставлял всем желающим право на миграцию, независимо от имущественного положения.

    Томский университет. Фото начала XX в.
    Томский университет. Фото начала XX в.

    Переселенческую политику российского правительства можно назвать «попечительской». Государство предоставляло переселенцам различные льготы (отсрочку от воинской повинности, освобождение от налогов, сниженный тариф на железную дорогу), ссуды (на переселение, обустройство на новом месте, покупку лошади), само отводило участки земли. По месту следования крестьян действовали переселенческие пункты, где можно было переночевать, получить помощь в сложной ситуации, о чём рассказал в своих очерках Г.Успенский. Правда, не всегда эти меры достигали результатов: деньги часто не доходили до получателей; переселенцы порой ехали в вагонах для скота, жили в тяжёлых условиях в переселенческих бараках, умирали в дороге или в первые годы обустройства.

    Страницы из книги записей постановлений сельского схода в сибирской деревне. 1911 г.
    Страницы из книги записей постановлений
    сельского схода в сибирской деревне. 1911 г.

    В Америке потоки переселенцев регулировались не патерналистскими льготами и пособиями, но земельной политикой, ставшей главной в колонизационной деятельности государства. Законом о гомстедах 1862 г. правительство США официально признало стихийный захват земель частными лицами — скваттерство. По нему любой желающий, заплатив 10 долларов налога, получал земельный участок в 160 акров, который после пяти лет обработки становился его частной собственностью. Было роздано 285 млн акров земли, более 700 млн акров продано. Либеральный путь колонизации, избранный в США под давлением фермеров, оказался наиболее эффективным: он ускорил освоение Запада и способствовал притоку европейских иммигрантов в страну.

    «Книга Мормона». Издание 1840 г.

    Джозеф Смит

    «Книга Мормона».
    Издание 1840 г.
    Джозеф Смит

    Другая форма земельной политики — бесплатная раздача земель на строительство железных дорог (закон Моррила 1862 г.) — означала их скрытое финансирование, что стимулировало развитие дорог и содействовало освоению новых районов. Компании, строившие первую трансконтинентальную железную дорогу (Union Pacific and Central Pacific), получили 45 млн акров земли. Активную рекламную деятельность по привлечению иммигрантов развернули штаты и территории Запада, заинтересованные в притоке населения. Они создавали на востоке и в Европе иммигрантские бюро по вербовке переселенцев.

    Американское правительство участвовало также в создании ирригационной системы на Западе, помогая решить главную проблему региона. В 1888 г. было организовано управление по ирригации, выделены деньги для исследования засушливых районов. Поскольку в девяти засушливых штатах Запада в среднем 84% земли принадлежало государству, федеральное правительство выделило в 1894 г. в порядке эксперимента каждому засушливому штату 1 млн акров федеральных земель для ирригации и продажи земель фермерам (закон Кэри). В 1902 г. была принята национальная программа мелиорации, предусматривавшая строительство целого ряда плотин (закон о национальной мелиорации, или акт Ньюлендса). Впрочем, ведущая роль в создании системы ирригации, как всегда, принадлежала индивидуальной деятельности граждан.

    Если усилия правительства США в освоении Запада были направлены на поощрение и развитие частной инициативы граждан, то патернализм российского правительства, напротив, её глушил.

    Сибирские солдаты-староверы. Фото начала XX в.
    Сибирские
    солдаты-староверы.
    Фото начала XX в.

    В начале 1860х гг. для Сибири разрабатывались реформы, в чём принимал активное участие выпускник Пажеского корпуса П.А.Кропоткин. Но их проекты были похоронены в кабинетах бюрократического Петербурга, молодой реформатор пришёл к мысли о неспособности централизованного государства к преобразованиям в интересах народа. До Сибири так и не дошла земская реформа, земля так и осталась государственной собственностью. Проект закона о переходе земли в Сибири в личную собственность крестьян, созданный в 1909 г. по инициативе П.А.Столыпина, не был принят правительством. Хотя в ту пору сибиряки интересовались американским опытом свободной раздачи земли, обсуждались преимущества гомстедной системы и даже предлагался эксперимент по её внедрению в одном уезде или округе области, интерес вызывала также политика в области ирригации.

    Каковы же итоги колонизации двух стран? «Американская бескрайность, — писал Ф.Бродель, — ... играла разные роли, говорила на разных языках. Она была тормозом, и она же была стимулятором, ограничением, но также и освободительницей»15. Многозначность колонизации свойственна и России. Но если в Америке пространства всётаки содействовали развитию и процветанию страны, то в России скорее тормозили. Американцы победили пространства Запада, цивилизовав их. В 1890 г. 11-й ценз объявил, что фонда общественных, или свободных, земель больше не существует. Запад не только сравнялся по социально­экономическому развитию с другими районами, но после Второй мировой войны постепенно превратился в лидера страны.

    Семейские женщины. Cибирь. Конец XIX в.
    Семейские женщины. Cибирь. Конец XIX в.

    Сейчас Калифорния и Техас занимают первое и второе место среди штатов по численности населения. 7 из 11 послевоенных президентов США — родом с Запада. Черты культуры Запада становятся национальными (джинсы, ковбойки, шляпы — в одежде, вестерны — в кино). Но есть и оборотная сторона колонизации Запада: она принесла американскому континенту невосполнимые потери — истребление индейцев, уничтожение окружающей среды. Об этих тяжёлых последствиях в последние десятилетия много пишут представители «новой истории Запада», стремящиеся переосмыслить роль колонизации.

    Американцы победили пространства, россияне побеждены ими, о чём ещё в начале ХХ в. писал Н.А.Бердяев. «Огромные пространства легко давались русскому народу, но нелегко давалась ему организация этих пространств…» Философ указал и на причину: «Огромная, превратившаяся в самодовлеющую силу, русская государственность боялась самодеятельности и активности русского народа, она слагала с русского человека бремя ответственности за судьбу России… Он должен, наконец, освободиться от власти пространств и сам овладеть пространствами… Государство должно стать внутренней силой русского народа, его собственной положительной мощью, его орудием, а не внешним над ним началом, не господином его»16.

    Расписная печь в доме сибирских староверов Село Тарбагатай.
    Расписная печь в доме
    сибирских староверов
    Село Тарбагатай.

    Прошло почти 100 лет после этих слов Бердяева, но проблема так же актуальна для России. Сибирь не освоена до сих пор, оставаясь преимущественно поставщиком сырья. Президент В.В.Путин, как столетие назад П.А.Столыпин, заявил о «недостаточных трудовых ресурсах» региона. За последние 10 лет население Сибирского округа уменьшалось ежегодно в среднем на 100 тыс. человек. Большинство сибирских территорий — дотационные, а доходы населения на 20% ниже, чем в среднем по России. Уровень преступности остаётся высоким, причём в её структуре преобладают тяжкие и особо тяжкие преступления. В то же время Сибирь попрежнему — главный источник богатства России.

    Переселенческий поезд, состоявший из вагонов 4-го класса. Фото начала XX в.

    Генерал-губернатор Сибири М.М.Сперанский

    Переселенческий поезд,
    состоявший из вагонов 4-го класса.
    Фото начала XX в.
    Генерал-губернатор Сибири М.М.Сперанский

    Сравнение колонизации Сибири и американского Запада позволяет сделать вывод об их радикальном различии. Российская экстенсивная колонизация представляла движение вширь без качественного преобразования пространства, ибо проводилась государством. Она замедлила модернизацию всей России. В отличие от неё, интенсивная американская колонизация стимулировала экономические и социальные достижения США, а её главным итогом стало создание новой нации.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Ключевский В.О. Соч.: В 8 т. М.‚ 1956. Т. 1. С. 31.

    2 Столыпин П.А., Кривошеин А.В. Поездка в Сибирь и Поволжье. Записка П.А. Столыпина и А.В.Кривошеина. СПб., 1911. С. 1—2.

    3 Ядринцев Н. Сибирь как колония // Сочинения. Т. 1. Тюмень, 2000. (1е изд. 1882.) С. 243—244.

    4 Твен М. Налегке // Собр. соч.: В 12 т. М., 1959. Т. 2. С. 20.

    5 Короленко В.Г. Сон Макара // Собр. соч.: В 8 т. М., 1953. Т. 1. С. 6.

    6 Успенский Г.И. Поездки к переселенцам // Собр. соч.: В 9 т. М., 1957. Т. 8. С. 295.

    7 Златовратский Н.Н. Устои. История одной деревни. М., 1951. С. 435.

    8 Успенский Г.И. Указ. соч. С. 274.

    9 Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в ТяньШань. М., 1958. С. 71.

    10 Розен А.Е. Записки декабриста. Иркутск, 1984. С. 253; Письмо Н.В.Басаргина И.И.Пущину, март 1842 // Сибирь и декабристы. Вып. 3. Иркутск, 1983. С. 182.

    11 Берви-Флеровский В.В. Положение рабочего класса в России // Избранные экономические произведения. В 2 т. Т. 1. М., 1958. С. 86.

    12 Прыжов И. Охота на бродяг // Прыжов И. 26 московских пророков, юродивых, дур и дураков и другие труды по русской истории и этнографии. М. — СПб., 1996. С. 188.

    13 Столыпин П.А. Письмо императору Николаю II 26 сентября 1910 // Красный архив. Т. 30, 1928. С. 83.

    14 Розен А.Е. Записки декабриста. Иркутск, 1984. С. 252—255.

    15 Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. В 3 т. Т. 3. Время мира. М., 1992. С. 400.

    16 Бердяев Н.А. О власти пространств над русской душой // Судьба России. М., 1990 (репр. 1918). С. 62, 66.

    Ирина СУПОНИЦКАЯ,
    доктор исторических наук
    (Институт всеобщей истории РАН)

    TopList