© Данная статья была опубликована в № 01/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 01/2007
  • Цена самодержавия, или Список Ивана Васильевича

    Ведущий рубрики
    Анатолий БЕРШТЕЙН

     

    Цена самодержавия,
    или
    Список Ивана Васильевича

     

    460 лет назад в России появился первый царь. Он был Грозный

     

    Какой лидер нужен России? Какими чертами он должен обладать? Кто из правителей прошлого в самой полной мере отвечал требованию исторического момента? Такие вопросы задают историки, публицисты, социологи, такие же или похожие вопросы задают себе многие россияне. С точки зрения политической конъюнктуры фоном для обострения интереса к теме стали дискуссии в обществе о третьем сроке президента Путина. С исторической, антропологической точки зрения вопрос может звучать так: насколько меняется менталитет, психология населения России? Выясняется — не очень-то меняется...

    Настораживает тенденция: реформаторы типа Александра II, Хрущёва, Горбачёва, Ельцина резко теряют в рейтинге популярности, и даже такие просвещённые монархи, как Екатерина II и Александр I, редко упоминаются среди деятелей, востребованных современной Россией. В почёте правители радикальные, с ярко выраженной волевой, жёсткой, подчас жестокой харизмой: Пётр I, Андропов, Ленин, Сталин. В последней группе всё чаще встречается и самый грозный русский царь – Иван. Казалось бы, нет ни одного значительного русского историка, тем более зарубежного, кто не ужаснулся бы беспримерной, болезненной жестокости, не осудил аморальное, безнравственное поведение этого правителя.

    Практически все историки согласны с тем, что позитивная, конструктивная деятельность Ивана Грозного по укреплению государства преувеличена, а своему сыну Фёдору он оставил разорённую страну, неуклонно катившуюся к Смуте. Тем не менее популярность Ивана Грозного в наши дни растёт, более того, некоторое время назад развернулась нешуточная кампания по его канонизации.

    Канонизации человека и христианина, виновного в тысячах изощрённых казнях и погромах, лично принимавшего участие во многих из них, отдавшего приказ об убийстве или заточении не только всех своих бывших друзей и сторонников, но и брата, и митрополита, наконец, ставшего виновником смерти своего собственного сына. Человека, ведшего распутную личную жизнь, несмотря на запрет Церкви, только официально семь раз женившегося и бесчисленное количество раз придававшегося непристойным оргиям.

    Что же влечёт людей к этому деспоту и убийце?

    Простой народ видит в нём защитника, борца, в первую очередь с богатыми и властными, которых они ненавидят и не жалеют.

    Вторая причина – гордость завоевателя: необходимые или необязательные, с многочисленными жертвами, но в отблеске славы этих побед люди видят и своё собственное величие.

    По сравнению с этим моральные, нравственные оценки по-прежнему остаются столь же второстепенными, как и цена жизни конкретного человека. Что есть отдельная жизнь в сравнении с величием родного государства, пусть зачастую и дутым?!

    И третья причина – магия страха. Преклонение перед страхом: боятся — значит уважают. Значит – сильные. А сильные – лучшие. К тому же несправедливо: если сами с рождения всего боимся, что же другие такие свободные и непуганые разгуливают?! Не порядок. Не наш порядок.

    Историю Ивана Васильевича можно описать как историю одной болезни. В три года остался без отца, в восемь – круглый сирота. В детстве пережил не только множество переворотов и жестоких боярских междоусобиц, но и настоящий испуг, когда ночью в спальню к двенадцатилетнему мальчику вломились Шуйские, преследовавшие опального митрополита. Жил в атмосфере постоянных унижений и лицемерия. «Его ласкали как государя и оскорбляли как ребёнка», — писал Ключевский. В тринадцать лет отдал свой первый приказ – казнить. Развлекался издевательствами над животными и давкой прохожих лошадьми.

    В то же время воспитывался митрополитом Макарием в духе православной веры, вырос религиозным, образованным, начитанным человеком, обладал ораторским и писательским талантом.

    И всё до поры было хорошо: венчался на царство в 17 лет, женился на любимой девушке из не очень знатного рода, привлёк в так называемую Избранную Раду, своего рода правительство, талантливых людей, реформаторов: в первую очередь Сильвестра и А.Адашёва. Провёл реформу армии и прекратил конец татарским набегам на Русь. В 1552 г. взял Казань. Карамзин оценивал этот первый период правления Грозного как один из самых замечательных и плодотворных для страны. Последующее за этим тот же Карамзин по ущербу, нанесённому Отечеству, уже сравнивает с монголо-татарским игом.

    Переломным в судьбе Ивана Грозного можно назвать 1553 г. Молодой ещё царь заболел, и никто не давал гарантии его выздоровления. Тогда он повелел присягнуть своему сыну Дмитрию, но многие его сподвижники, боясь прихода к власти родственников жены царя, не спешили этого делать, желая, в случае чего, видеть на престоле двоюродного брата Ивана, князя Владимира Старицкого.

    Иван поправился, и участь всех сомневавшихся была решена. Государь теперь не верил не только врагам, но и друзьям. Он теперь не верил никому. Его паранойя получила мощнейший дополнительный заряд. А когда один за другим вскоре умирают его старший сын и его любимая жена Анастасия, во многом смягчавшая нрав своего супруга, Иван становится неуправляемым. Не столько Грозным, сколько Жестоким, Кровавым, Ненормальным.

    Отправлены в отставку, судимы, сосланы бывшие сподвижники Сильвестр, Адашёв, бежал в Литву, опасаясь опалы, герой Казани князь А.Курбский.

    У царя новые привязанности: убийца митрополита Филарета, новгородский погромщик Малюта (Григорий Лукьянович) Скуратов, руководители опричного войска отец и сын А. и Ф.Басмановы. Но и всех главных опричников, и приближённых военачальников не минует страшная участь, и они будут казнены маниакально-подозрительным и садистски жестоким государем всея Руси, неся ответственность за все его ошибки.

    Будучи при всей своей нехристианской жестокости действительно религиозным человеком, в самом конце жизни, в 1583 г. Иван Грозный составил «Синодик опальных» — поминальный список своих жертв. Упомянуто было около 3300 человек, в том числе 1505 пришлось на новгородский погром. Копии этого списка с денежными пожертвованиями царь разослал по монастырям. Оплачивая молитвы за невиновно убиенных, Иван IV пытался замолить грехи…

    Как говорил Ключевский, весь рассказ об Иване Грозном мог бы действительно быть всего лишь историей болезни одного человека, которая учитывалась бы историками с привлечением психиатров. Но был лишь один нюанс: этот человек был русский царь. «Черты его личного характера дали особое направление его политическому образу мысли, а его политический образ мыслей оказал сильное, притом вредное, влияние на его политический образ действий, испортил его».

    В результате Ключевский сравнивает деятельность Ивана Грозного с Самсоном: слепым богатырём, который избавился от врагов, обрушив на самого себя здание, на крыше которого его враги и сидели. Но Самсон жертвовал лишь собой. Что касается Ивана Грозного, вражде и произволу он жертвовал не только собой, но своей династией и государственным благом. В конце концов — всей страной.

    Такова цена самодержавия. Когда всё зависит только от одного человека.

    TopList