© Данная статья была опубликована в № 01/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 01/2007
  • Блистательное тысячелетие

     

    Блистательное тысячелетие

    Биографический очерк королевы Адриатики

    Материал для подготовки уроков по темам
    «Средневековый город», «Католическая церковь в XII—XVI вв.»,
    «Возрождение и гуманизм». 6–7 классы

    Венеция занимает особое место среди европейских городов. В то время, когда другие территории Европы были монархиями и империями, Венецианской республике удалось оставаться независимой на протяжении десяти веков: в начале VIII в. она избрала своего первого дожа, а в мае 1797 г. последний, 120-й дож Лодовико Манин объявил о невозможности дальнейшего сопротивления французским войскам, вторгшимся в Италию. Будучи международной державой благодаря своей морской торговле, Венецианская республика чеканила собственные деньги, устанавливала свои экономические правила игры в средиземноморском мире. Жители лагуны называли себя «сначала венецианцами, а потом христианами».

     

    Рождение в лагуне

    Венеция — это, прежде всего, лагуна, протянувшаяся с севера на юг на площади 55 тыс. га, окружённая с трёх сторон итальянским побережьем, а с четвёртой — островами. Ранняя история Венеции мало известна. Ещё во времена Римской империи на островах лагуны жили рыбаки, из поколения в поколение занимавшиеся своим мирным трудом. Именно сюда в V в. бежали жители прибрежных районов Северной Италии — Падуи, Чивиньяно, Аквилеи — под ударами гуннов и их предводителя Аттилы, завоевавших всю верхнюю Италию. Водное пространство, отделявшее песчаные отмели от континента, служило надёжным укрытием. И когда в VI в. эта территория снова подверглась нашествию лангобардов, болота, которые окружали острова Мурано, Бурано, Торчелло и архипелаг Риальто, оказались лучшей защитой, чем крепостные стены. Пройдёт ещё много столетий, прежде чем зыбкую почву островов люди укрепят неисчислимым количеством свай из далматинского леса и построят дома, дворцы и церкви из камня, вывезенного с побережья Адриатики, чтобы сказочно прекрасный город прославил своим именем древнее племя венетов.

    Заседание Совета десяти, выполнявшего функции верховного суда Республики
    Заседание Совета десяти,
    выполнявшего функции верховного суда Республики

    Некоторое время старое народоправство венетов ещё сохранялось на островах, город управлялся выбранными от кварталов, большие острова назывались Старшими, прочие — Младшими. В VI—VII вв. на островах складывается провинция с местным управлением, зависимая от Равенны — оплота Византийской империи в Италии. Политический и военный центр этой провинции находился тогда на острове Гераклея, религиозный — на Градо, торговые — на Торчелло. Впоследствии в целях безопасности политический центр был перенесён на Маламокко. В 811 г. правительственная резиденция переместилась во дворец, построенный на одном из шестидесяти островов архипелага Риальто, который стал сердцем и душой города. С этого времени начинается тысячелетняя история островной республики под небесным покровительством св. Марка.

    Первоначально небесным покровителем Венеции считался великомученик Феодор Тирон. В IX в. этот византийский святой «уступил» духовное водительство города св. Марку, что символизировало стремление Венеции к независимости от Византии. Тогда же возникла легенда, объясняющая причину этой перемены. Возвращаясь из Аквилеи, где он проповедовал христианскую веру, св. евангелист Марк, застигнутый бурей, остановился на одном из островов лагуны. Во сне ему явился ангел и возвестил, что здесь он обретёт покой. Слова, которые произнёс посланец Бога, были впоследствии начертаны на штандарте Венецианской республики: «Мир тебе, Марк, евангелист мой». Далее легенда рассказывает, что св. Марк был погребён в Александрии, откуда его останки тайно вывезли два венецианских купца, спрятав их под кусками свинины и обманув таким образом бдительность сарацинских таможенников. В 828 г. священная реликвия была доставлена в Венецию. Так сбылось предсказание небесного посланца.

    В республике постепенно начали создаваться собственные институты: власть дожа, контролируемая Сенатом, который, в свою очередь, формировался Большим советом, состоявшим из патрициев. Политическая система, одновременно демократическая и олигархическая, напоминает Римскую республику, правители которой происходили из комиций, представлявших, как считалось, всех полноправных граждан. Большой совет, в который входили все венецианские патриции, достигшие 25-летнего возраста и вписанные в «Золотую книгу», обладал высшими правами во всех областях внутренней и внешней политики. Этот самый представительный орган управления был чрезвычайно громоздким: он насчитывал более тысячи членов. Законодательные функции выполнял также консультативный совет, который с конца ХIV в. превратился в Сенат. Последний избирался Большим советом из числа венецианских патрициев в возрасте не моложе 40 лет. Численность Сената от нескольких десятков человек постепенно возросла до 120. При Сенате действовали Коллегии, исполнительная власть принадлежала Синьориям.

    Очень сложная система выбора дожа иллюстрирует, насколько в Венецианской республике велико было недоверие к личной власти. Большой совет с помощью жеребьёвки отбирал 30 своих членов. Эти 30, также по жребию, выбирали 9 человек, которые затем выдвигали 40 выборщиков. С помощью жребия из этих 40 избирали 12, которым предстояло назвать 25 выборщиков. Число последних с помощью жеребьёвки доводилось до 9, которые в свою очередь выдвигали 45 выборщиков. Напряжение достигало высшей точки. Число выборщиков снижалось до 11, выбиравших 41 человека. Наконец, эти 41 выбирали дожа. Вся эта процедура, карикатурная по своей сути, длилась около трёх дней. Избранным считался тот из кандидатов, который первым набирал 25 голосов.

    В течение нескольких столетий Венеция была тесно связана с Византией в политическом и экономическом отношениях. Сначала в качестве данницы, затем — союзницы и, наконец, соперницы. Оставаясь независимой от Запада и Востока, Венеция использовала своё выгодное географическое положение и вскоре стала посредником в торговле между европейскими и азиатскими странами. Находясь в двух километрах от побережья Адриатики, от которого город защищают лагунные земли Пеллестрины, Лидо и Каваллино, Венеция развивалась вдоль Большого Канала длиной 3800 м и шириной 30—70 м, по обе стороны этой «главной улицы».

    Усилению Венеции способствовал захват Константинополя крестоносцами в 1204 г. В зависимость от островной республики попадали все большие области Адриатики и Средиземноморья, в её руках оказались торговые пути с Персией и Мидией, Сирией и Египтом, она вытеснила Геную с Черноморского побережья, установила торговые связи с Новгородом. Через руки венецианских купцов текло европейское золото, восточные драгоценные камни, проходили шерстяные и шёлковые ткани, оружие, ковры, пряности, слоновая кость, благовония, изделия из стекла и металла. Наивысшего расцвета Венецианская республика достигла в первой половине ХV в. К этому времени ей принадлежали не только многие земли Средиземноморского побережья, но и ряд областей Северной Италии, вплоть до Гардского озера. Венецианский морской флот господствовал в Адриатике и восточной части Средиземного моря.

    Морская торговля

    До 1000 г. Венеция уже имела разносторонние экономические и торговые связи с Константинополем, столицей Византийской империи, отдалённой провинцией которой она была. Свою роль в этой сфере Венеция обозначила довольно рано — покупать на восточном рынке уникальные товары: шёлковые ткани, пряности, изделия из серебра и золота, предметы роскоши — и перепродавать их богатым клиентам на Западе — папскому двору в Риме, окружению ломбардского короля в Павии или знатным франкским сеньорам.

    Венецианское торговое судно
    Венецианское торговое судно

    Важное место в венецианских торговых операциях занимали два товара: люди и оружие. Венеция была главным пунктом торговли рабами, которых она покупала вместе со строевым лесом и металлами в портах далматского побережья. Затем она их предлагала мусульманским купцам-работорговцам в портах Северной Африки, от Александрии в Египте до Махдии в Тунисе. Но в 960 г. Константинополь запретил венецианским купцам заниматься перепродажей славянских рабов, а в 971 г. Венеция была вынуждена прекратить также поставки оружия, металлов и строительного леса арабам Северной Африки под угрозой задержки судна, конфискации товаров и ареста капитана. Вводя такие запреты, византийский император был, безусловно, озабочен не столько моральными соображениями, сколько страхом перед усилением мусульманских государств, уже присвоивших его африканские и восточные территории.

    Во время крестовых походов, несмотря на то, что христиане и мусульмане проливали кровь друг друга, торговые отношения между Венецией, мусульманскими портами и Константинополем сохранялись. Среди портов назначения, значащихся в венецианских коммерческих контрактах между 1099 и 1171 гг., Константинополь упоминается 14 раз, Акра и другие порты Святой Земли — 85 раз, а Александрия в дельте Нила — 43 раза. Поддерживать торговые отношения между портами христиан и их противников-мусульман было равносильно подвигу, тем более что в числе основных грузов значились оружие и стратегические товары. Но Венеция придерживалась мудрого правила торговли оружием: если хочешь преуспеть в этом деле, продавай оружие одновременно двум воюющим сторонам. Ещё одним доходным для Венеции трафиком, который просуществовал вплоть до эпохи Ренессанса, была перевозка паломников в Святую Землю.

    Венецианские купцы в одном из портов Ближнего Востока
    Венецианские купцы
    в одном из портов Ближнего Востока

    Когда крестоносцы начали завоевание Египта и Палестины во имя освобождения Гроба Господня, венецианцы предлагали рыцарям свои услуги по перевозке войск. В 1204 г. венецианцы хитро повернули четвёртый крестовый поход в сторону Константинополя. Крестоносцы не могли уплатить всю сумму за перевозки, и венецианский дож Энрико Дандоло предложил им вместо звонкой монеты усмирить хорватский город Зару, восставший против Венеции и расположенный на берегу Адриатического моря в Далмации. Крестоносцы согласились и начали осаду города. Во время осады, однако, выяснилось, что ещё выгоднее напасть на Константинополь. Крестоносцы и венецианцы сперва взяли город как союзники свергнутого византийского императора Исаака Ангела и его сына Алексея. Они освободили Исаака из темницы, вернули ему престол, а затем Константинополь был взят штурмом и разграблен. Вопреки приказаниям своих вождей, крестоносцы сожгли город. Часть Византийской империи перешла под контроль Венецианской республики. Четырёх медных позолоченных коней, которые стояли на ипподроме Константинополя, увезли в Венецию в качестве великолепного трофея. Кони заняли почётное место на террасе собора Святого Марка.

    Во второй половине XI в. по интересам Венеции был нанесён чувствительный удар. Впечатляющий рост могущества города-соперника Генуи сильно повлиял на ситуацию в Средиземноморье. Борьба между двумя торговыми городами обострилась, когда в 1261 г. крестоносцы были изгнаны из Константинополя при поддержке генуэзцев.

    Марко Поло (ок. 1254—1324)

    Марко Поло
    (ок. 1254—1324)

    Купцы братья Поло, выходцы из далматинских славян, не стали дожидаться триумфального появления греческого императора в Константинополе и перевели свои дела на Крымский полуостров, где у братьев был свой дом. Именно отсюда в 1261 г. Маффео и Никколо Поло отправились в своё первое путешествие в Азию. Маффео жены не имел. Был такой обычай в Венеции, что женился только один из братьев, а холостые жили с женщинами, связь с которыми не считалась браком. Так делали для того, чтобы не дробить имущество знатных купеческих домов. Примерно в 1254 г. на о. Корчула (Далмация) у Никколо родился сын Марко. Ему было 17 лет, когда он принял участие со своим отцом Никколо и дядей Маффео в их втором большом путешествии, которое началось в 1271 г. и длилось без малого четверть века. Для всех венецианцев они были давно мертвы, никто не узнавал в этих людях, вернувшихся из далёких стран и одетых в грязные лохмотья, преуспевавших некогда купцов.

    Их путь был разветвлённым, что находит подтверждение в сочинении Марко Поло «Книга о разнообразии мира», которую он продиктовал, сидя в генуэзской тюрьме. В этой «Книге» он рассказал об одежде, пище, обычаях, законах, государственном устройстве, о нефти, драгоценных камнях, о горючих «чёрных камнях» (каменном угле), растительном и животном мире тех стран и областей, которые посетил.

    От Марко Поло европейцы узнали о татаро-монгольских завоеваниях на Дальнем Востоке, о первом китайском императоре из династии Юань и внуке Чингисхана Хубилае, о газетах и календарях, о бумажных деньгах, о яках, саговой пальме и о многом другом. Рассказывая о неслыханных сокровищах монгольского хана, о густонаселённых китайских городах, об отличных путях сообщения, он постоянно оперировал очень большими цифрами, которым никто не верил и из-за которых он получил ироническое прозвище «мессер Миллион».

    Морское путешествие св. Марка. Мозаика

    Морское путешествие св. Марка.
    Мозаика

    За время долгого отсутствия купцов Поло в Венеции многое изменилось. Генуэзцы теснили венецианцев на торговых путях. К генуэзцам переходили фактории на южном берегу Крыма. В Константинополе они поддерживали власть византийского императора, и недаром: он предоставлял им большие привилегии в византийских владениях и на торговых путях. В начале сентября 1298 г. большой флот генуэзцев вышел в Адриатическое море. Венецианцы на 90 галерах двинулись навстречу противнику. Гребцы с трудом справлялись с сильной бурей, палубы галер заливало водой. Подняли паруса, и гребцы втянули вёсла, чтобы они не мешали ходу. Ветер стих, небо стало ясным, вставало солнце. Надо было быстро спускать паруса и выбрасывать вёсла. Генуэзцы приближались с большой скоростью. Противники сошлись на выстрел лука.

    Так началось сражение у острова Курцоле. Венецианцы повернули свои галеры, хотели отступить, но ветер теперь был против них. Знаменитые генуэзские арбалетчики довершили победу. В этот день генуэзцы взяли в плен 7 тыс. венецианских моряков, в их числе был Марко Поло. В 1299 г., после освобождения, он вернулся из Генуи на остров Риальто. В родном городе он прожил ещё 25 лет состоятельным человеком. Он имел дар наблюдателя, был прекрасным, хотя и увлекающимся рассказчиком, довольно правдивым при передаче чужих сведений. Марко Поло обладал типичной чертой венецианцев — жаждой наживы, а в последние годы жизни проявлял неслыханную скаредность по отношению к жене, трём дочерям и ближайшим родственникам, что приводило к частым ссорам и судебным разбирательствам. Но перед смертью Марко дал вольную одному из своих рабов и завещал ему крупную сумму денег. Так окончил жизненный путь этот человек, «Книга» которого с увлечением читается до сих пор.

    Расцвет республики

    Успех и независимость Венецианской республики вызывали зависть и раздражение многих западных стран, которые вынуждены были считаться с ней, чтобы обеспечить себя необходимыми товарами — пряностями, тканями и предметами роскоши. Именно благодаря упорству, настойчивости и одарённости своих жителей Венецианская республика ярко проявила себя во всех областях культуры: в архитектуре, живописи, музыке, в театре, ремесле. Тесные связи с Византией наложили свой отпечаток на облик Венеции. Церкви и дворцы строились по византийским образцам, византийские мастера знакомили венецианцев с великолепным искусством мозаики и художественной обработки драгоценных металлов и драгоценных камней. Блеск и пышность Константинопольского двора привлекали венецианскую знать. Патриции посылали своих сыновей учиться в византийскую столицу.

    Вид на Дворец дожей во время карнавала
    Вид на Дворец дожей во время карнавала

    Венецианцы соприкасались и с арабским миром. Влияние арабо-мавританского искусства выразилось в обильном использовании полихромного мрамора, ажурного каменного орнамента в отделке окон и карнизов. Восток привил венецианцам любовь к разнообразию красок. Венецианцы по-своему переработали накопленные впечатления, применительно к условиям жизни и природе лагунного города. Участие в крестовых походах сблизило Венецию с Северной Европой. В ХIII и, особенно, в ХIV в. в Венецианскую республику начало проникать западное влияние. Венеция познакомилась с готикой и освоила этот стиль, найдя в нём элементы, импонирующие венецианскому вкусу, с его тягой к парадности и декоративности; в то же время отдаление от Византии ослабляло многовековые византийские традиции, открывая путь к созданию самостоятельной венецианской художественной школы.

    «Стёкла для чтения». Венецианцы первыми наладили массовое производство очков

    «Стёкла для чтения».
    Венецианцы первыми наладили
    массовое производство очков

    ХIV и ХV в. — это период самого интенсивного строительства города. Венеция почти полностью меняет своё лицо и приобретает тот облик, который в значительной степени сохраняется и поныне. Складывается стиль «венецианской готики». Если собор Святого Марка может считаться выражением венецианско-византийского стиля, то Дворец дожей — образец венецианской готики. Первый дворец был возведён на островах Риальто в IX в. От него ничего не осталось, но он представлял собой, по-видимому, укреплённый замок с высокими стенами и башнями, рвами и подъёмными мостами. Этот дворец сгорел в 976 г. во время народного восстания против дожа Пьетро Кандиано IV и позже был восстановлен. Он горел ещё раз в 1106 г., и его опять восстановили.

    Венецианский банкир, он же меняла и ростовщик

    Венецианский банкир,
    он же меняла и ростовщик

    Коренная перестройка дворца была предпринята в ХII в. при доже Себастьяно Дзиани. В это время центр города начал существенно меняться. Замок утратил функции оборонительного сооружения, были засыпаны рвы, разрушены стены, снесены башни. В начале ХV в. Дворец дожей (Палаццо Дукале) приобрёл свой современный вид. Он был резиденцией не только дожа, но и всего правительства. Избиравшийся пожизненно дож являлся живым символом Республики, и его избрание и посвящение обставлялись пышной церемонией. В создании окончательного облика Дворца дожей и всего ансамбля площади Святого Марка принимали участие архитекторы и скульпторы Якопо Сансовино, Антонио ди Пьетро Скарпаньино, Алессандро Витториа и другие выдающиеся мастера эпохи Возрождения.

    В ХIV в. в Венеции получило большое распространение производство стекла. И хотя изделия из стекла производились не только в Венеции, её продукция была наиболее востребована. Из-за частых пожаров, возникавших в городе, где большинство домов были деревянными, Большой совет 8 ноября 1291 г. принял важное решение, запрещавшее размещать стеклоплавильные печи в центре города, т.е. на островах архипелага Риальто.

    Мастерские шерстянщика и переплётчика
    Мастерские шерстянщика и переплётчика

    Расположенный в центре лагуны остров Мурано и группа мелких островов, связанных с ним мостами, воспользовались этим эдиктом и стали энергично строить печи на своей территории.

    Одними из главных фабрикантов стекла и изделий из него были Доноззоло Деолэ и его братья, унаследовавшие своё производство от отца. Власть строго следила за тем, чтобы секреты производства, создававшие славу венецианский продукции, не были использованы за пределами Республики, а также запрещала вывоз сырья.

    В художественной мастерской
    В художественной мастерской

    В 1454 г. на Республику обрушилось великое бедствие — чума. За короткое время она унесла жизни большинства производителей стекла, на подготовку которых ушло целое столетие. Немалое число дровосеков тоже погибло: они рубили ольху в качестве топлива для печей, использовать другое горючее было запрещено, и это строго контролировалось. В результате эпидемии чумы возник острый дефицит специалистов-стеклодувов и художников по стеклу. Необходимо было решать все возникшие проблемы и возрождать производство. Но по-прежнему, несмотря на урон от чумы, венецианские линзы для очков, знаменитые во всём западном мире зеркала, иконы на стекле, посуде, а также лом для мозаики продавались во всей Европе и во всех венецианских владениях Средиземноморья.

    Кардинал на службе у государства

    Папа Юлий II
    Папа Юлий II

    Оказавшись с IX в. под покровительством св. евангелиста Марка, Венецианская республика всячески демонстрировала своё христианское предназначение и преданность Церкви. Когда в XV в. возникла опасность установления турецкой гегемонии в Средиземноморье и на Балканах, Республика выступила в качестве оплота христиан. Эта выдающаяся роль сопровождалась, в то же время, скрытым соперничеством с папой Римским, которое иногда переходило в открытое противостояние. Свидетельством тому служит интердикт, выпущенный папой Юлием II в отношении Венецианской республики в 1509 г., и подтверждённый папой Павлом V в 1606 г. История непростых отношений между Венецией и Римом нашла своё отражение в судьбе кардинала Гримани, о которой и пойдёт речь.

    Доменико Гримани родился в 1461 г. в семье венецианского патриция. Его отец Антонио Гримани сколотил большое состояние на торговле со странами Ближнего Востока и Северной Европы. Богатство и связи Гримани-старшего позволили ему получить доступ к высоким должностям в учреждениях республики. Доменико учился в университете Падуи, где он отличился одновременно в области канонического права и философии, и какое-то время шёл по стопам отца: стал членом Большого совета, затем был избран в 1487 г. в Сенат. В многочисленных диспутах Гримани довольно быстро заслужил солидную репутацию католического богослова, а в 1487 г. получил степень доктора богословия. Так началась его церковная карьера.

    В 1491 г. папа Иннокентий VIII ввёл Гримани в римскую курию, и ему было доверено возглавить одно из аббатств на острове Кипр. Получив сан кардинала в 1493 г. в обмен на десятки тысяч дукатов, переданных папе Александру VI, Гримани вскоре стал администратором киприотской епархии, а в 1495 г. — архиепископом Никосии. Двумя годами позже он добился престижного поста в Аквилее. Это стремительное восхождение происходило при активной поддержке властей Венецианской республики.

    Как и многие прелаты его времени, Доменико Гримани не интересовался по-настоящему пасторской деятельностью и не проживал на территории епархий, которыми он руководил. Он всего лишь один раз посетил свою епархию, вскоре после того, как его рукоположили в епископы весной 1498 г. Это путешествие длилось меньше одного года и обставлялось весьма торжественно. Выполнив один раз свой долг, он предпочёл возложить духовные функции на одного из викариев и вернулся в Рим, чтобы погрузиться в высокую политику.

    После получения кардинальского сана он обосновался на берегах Тибра и сопровождал папу в его поездках: 31 декабря 1493 г. он был в Витербо в свите Александра VI. Он появился снова рядом с понтификом, когда тот встречался с Альфонсом II, королём Неаполя, 2 июля 1494 г. Это не мешало ему возвращаться на свою исконную родину в Венецию, где он сохранял нужные связи и поддерживал интересы семьи.

    Такая двойная роль побудила Гримани стать посредником между Римом и Венецией. С одной и другой стороны его использовали для проведения секретных переговоров. Так, в 1498 г. папа Александр VI, поддерживавший завоевательные планы своего сына Чезаре Борджиа, который мечтал о владениях в Римини, поручает Гримани узнать, как отнесутся к такому повороту событий в Венеции, осуществлявшей протекторат над этой территорией. В свою очередь, Венеция не упускала случая, чтобы не воспользоваться услугами Гримани в качестве представителя своих интересов в папской курии. В 1502 г. он оправдал перед кардиналами решение Венецианской республики заключить мир с турками, с которыми она была в состоянии войны с 1499 г.

    Решающую роль посредника Гримани сыграл в 1510 г., когда между Римом и Венецией возникло жёсткое противостояние, которое вскоре переросло в настоящий конфликт. Поначалу Венецианская республика отнеслась благосклонно к появлению Юлия II на папском престоле в 1503 г., но в последующие годы отношения с новым понтификом постепенно ухудшились. К территориальному спору из-за области Романья, занятой венецианцами и отстаиваемой Римом, добавились канонические разногласия по поводу назначения епископов во владениях Республики. Они достигли апогея в марте 1509 г., когда Юлий II присоединился к Лиге в Камбре: образованная в декабре 1508 г. по инициативе короля Франции Людовика ХII, эта антивенецианская коалиция включала также императора Максимилиана Габсбурга и короля Испании Фердинанда Арагонского. В апреле 1509 г. папа наложил интердикт (в католичестве — временный запрет без отлучения от Церкви совершать на территории, подвергшейся наказанию, богослужения и религиозные обряды. — Ред.) на Венецию, в это же время союзные армии выступили против неё. 14 мая венецианские отряды потерпели сокрушительное поражение. В течение всей этой трагической эпопеи Гримани безуспешно пытался разрешить конфликт мирными средствами и смягчить позицию престола Святого Петра.

    Разгром армии Венецианской республики изменил расклад сил. Юлий II решил использовать эту ситуацию, чтобы отмежеваться от своих союзников и подписать с Венецией сепаратный мирный договор. Через Гримани было передано, что если чрезвычайная посольская делегация прибудет с извинениями, то её примут благожелательно. Посланцы из Венеции появились в Риме в начале июля 1509 г. и через несколько недель папа удостоил аудиенции главу делегации, которого сопровождал кардинал Гримани. Так начались длительные переговоры, в которых Гримани был главной пружиной. Переговоры закончились 24 февраля 1510 г., после чего папа Юлий II торжественно объявил о полном «отпущении грехов» республике. Несмотря на наложенные на них тяжёлые обязательства, венецианцы казались довольными. Гримани вышел из этой переделки более могущественным и влиятельным, чем когда-либо. Именно его папа выбрал, чтобы отслужить мессу в день торжественного открытия V Церковного собора в Латеране 10 мая 1512 г.

    Доходы Гримани позволяли ему вести роскошную жизнь, достойную его высокого сана. Принадлежавшие ему дома и виллы были местом проведения пышных празднеств, о чём свидетельствуют сохранившиеся архивы. Но не только развлечения царили в домах Гримани, в них также собирались, хранились и изучались богатые коллекции. Кардинал был человеком блестящего ума и высокой культуры. Собрание произведений античного искусства Гримани, подаренное им Венеции в год его смерти в 1523 г., составило основу археологического музея города.

    В более чем удачной карьере Доменико Гримани не хватало последней ступени, о вступлении на которую прелат напрасно мечтал. Примирение между Венецией и папой в 1510 г. поставило Гримани в один ряд с первыми князьями Церкви. Начиная с 1513 г. он постоянно ищет случая использовать эту благоприятную ситуацию и после кончины папы Юлия II пытается стать его преемником. Первая попытка закончилась провалом. Его кандидатура оказалась очень шаткой не потому, что ему противостоял на конклаве другой венецианский кардинал, но, главным образом, потому, что к нему были враждебно настроены князья Священной Римской империи и испанцы из-за войны, которая раздирала Габсбургов и Венецианскую республику. В результате был избран кардинал Джованни де Медичи, который стал папой Львом Х.

    Смерть последнего 1 декабря 1521 г. снова оживила надежды Доменико. Он находился в Венеции, но, узнав новость, немедленно отправился в Рим. И снова не добился успеха. У кардинала Гримани были враги в окружении покойного папы. 9 января 1522 г. голоса были отданы Адриану Деделу, испанскому епископу Тортосы, который стал папой Адрианом VI. Разочарование Гримани было огромным, он удалился из Рима и появился там только год спустя, незадолго до своей смерти. Судьба Доменико Гримани — это история выдающегося дипломата и гуманиста, человека своего времени. Он воплощает и иллюстрирует всю мощь Церкви, богатой и суверенной, до наступления эпохи Реформации с сопровождавшими её распрями.

    Спаситель республики

    В ХVI в. Венеция столкнулась с проблемой: можно ли совместить христианский долг государства в войне против турок с интересами города, процветание которого зависит от торговых путей Восточного Средиземноморья? Решением этого драматического вопроса занимался всю свою жизнь адмирал венецианского флота Себастьяно Вениеро. История семьи Вениеро тесно связана с историей Венецианской республики на протяжении многих веков. Приход к власти первого представителя этой семьи, Антонио Вениеро, который был дожем в 1382—1400 гг., стал поворотным моментом в политической истории Республики. Хотя семья Вениеро была одной из древнейших в Венеции, в ХIV в. она ещё не принадлежала к высшей аристократии, к кланам, именовавшимися «старыми семьями», род которых восходил к римским трибунам, некогда управлявшим лагуной. До 1382 г. эти семьи имели монополию на власть, занимая самые высокие дипломатические и военные должности. Но за год до этого произошла важная реформа: дополнительно 30 семей стали наследственными членами Большого совета.

    Герой битвы при Лепанто Себастьяно Вениеро
    Герой битвы при Лепанто
    Себастьяно Вениеро

    После смерти дожа Микеле Морозини в 1382 г. выборщики впервые отдали предпочтение члену одной из семей, которых называли «новыми семьями». С этого времени «новые семьи» ещё долго сохраняли привилегированное положение, удерживая власть в своих руках вплоть до 1612 г., т.е. в течение почти двух с половиной столетий.

    Богатый род Вениеро имел множество побочных линий, некоторые семьи этой древней династии жили за морем, на островах, владением которыми Венеция обязана правлению Антонио Вениеро. В 1470 г. турки завоевали греческий остров Эвбею и изгнали оттуда всех жителей, среди которых была и семья Вениеро. Это трагическое событие, воспринятое современниками как поражение христианства, послужило поводом для зарождения новой религиозной идеи.

    Некая Беатриса Вениеро, вернувшись в Венецию, основала религиозную общину в Сан-Джованни-ин-Бержеро на месте старого приюта для паломников, направлявшихся в Святые места. И чтобы подчеркнуть символичность этого места, она решила воздвигнуть в церкви монастыря копию иерусалимского Гроба Господня. Так была основана женская община Гроба Господня в Венеции, которая вскоре приобрела большую известность не только благодаря внушительным дарам, которые она получала, но и потому, что она олицетворяла религиозную суть венецианской «идеи».

    Построив в лагуне маленький Гроб Господень, Венеция показала, что ей не чужда роль Святых мест, ставших недосягаемыми с тех пор, когда османы стёрли географической карты Византию. Венеция восстановила дух и стремления крестовых походов, всё еще не забытых в эпоху Возрождения во всём христианском мире. Нужно помнить, что Венеция — это не только город купцов и банкиров, но также город паломников и защитников христианства.

    Род Вениеро от завоевателя Антонио — до мистической Беатрисы — уже занял прочное место в сознании венецианцев, когда в 1496 г. родился Себастьяно. Карьера Себастьяно Вениеро даёт представление о могуществе Венецианской республики в XVI в. В 1548—1570 гг. он занимал важные посты на Крите, в городах Брешна и Верона. В 1570 г., в разгар войны с турками, Вениеро получает назначение быть военачальником на о. Корфу. Храбрость Себастьяно Вениеро была высоко оценена: вскоре его отправили командовать венецианскими войсками на Кипр. Но попасть на остров ему не удалось, в это время там высадились оттоманы и завоевали Никосию.

    Кипр играл важную роль в венецианской торговле: остров не только снабжал Венецию вином и сахаром, но через него также проходил путь на Ближний Восток. 13 декабря 1570 г. Себастьяно Вениеро был назначен главнокомандующим флота Венеции. Это назначение можно назвать фантастическим: Вениеру было тогда 75 лет, он стал преемником 79-летнего адмирала, а принявшему решение дожу Пьетро Лоредану — 80 лет.

    Флот, которым предстояло командовать Вениеро, сильно сократился из-за эпидемии чумы: чтобы пополнить ряды моряков, надо было рекрутировать иностранцев, а также пообещать амнистию тем заключённым, которые согласятся служить на военных кораблях. Старый венецианский адмирал стал самым ярым поборником католической коалиции, которая была создана по инициативе папы Пия V, чтобы прийти на помощь Венеции и остановить турецкое вторжение в интересах всего христианского мира. Король Испании Филипп II не верил в этот «крестовый поход», но позволил себя убедить и отправил свой флот под командованием генуэзского адмирала Андреа Дориа.

    К концу 1570 г. ситуация усугубилась, т.к. турки грозили взять под контроль всю Адриатику. 19 мая 1571 г. образовалась Христианская лига, коалиционный флот возглавил Дон Жуан Австрийский, незаконный сын Карла V. Венецианским флотом командовал Себастьяно Вениеро, а папским флотом — Марк Антонио Колонна. Первому в этом триумвирате было 26 лет, второму — втрое больше, а третий не разбирался в морском деле. Флоты соединились в Мессине летом 1571 г. Объединённый флот насчитывал 208 галер, из них 110 — венецианских. 16 сентября эта христианская армада направилась в Адриатику. Отношения между командующими отдельными флотами были очень напряжёнными, не обходилось без конфликтов, но предстоящая битва примирила соперников.

    20 октября 1571 г. стало известно о появлении турок в Лепанто (теперь город Нафпактос в Греции). 4 октября пала Фамагуста на Кипре. Турки казнили венецианского губернатора, содрав кожу с живого и надругавшись над его трупом. Ненависть к врагу достигла высшей точки, когда наконец флоты противников встретились лицом к лицу. На заре 7 октября в 60 км от Лепанто, в заливе Патраикос, венецианцы увидели приближавшиеся турецкие суда. Когда совсем рассвело, весь турецкий флот предстал перед глазами христиан. Началось последнее в истории крупное сражение галер. Турецкий флот потерпел сокрушительное поражение. «По завершении этого события, наполненного ужасом и напряжением воли, магия турецкой мощи была разрушена», — написал Сервантес, который участвовал в сражении при Лепанто и оказался одним из малочисленных турецких пленников.

    Вениеро отправился на галере в Венецию, чтобы объявить радостную новость её жителям. Судно появилось на Большом канале 18 октября. Торжество было тем более полным, что рассказы о жестокостях при взятии Кипра ещё были живы в памяти людей. Себастьяно Вениеро отомстил за Венецию. Республика была спасена, но Кипр окончательно потерян. Считая, что он выполнил свой долг после победы при Лепанто, Филипп II вышел из Лиги, которая прекратила своё существование. Вениеро был отстранён от командования флотом, чтобы умерить недовольство испанцев. Папа Пий V умер несколькими месяцами позже. Франция торговала с оттоманами, и Венеция тоже должна была восстановить торговые отношения с Портой.

    Компромиссный мир был заключён 3 марта 1573 г. Венецианская республика отказалась от Кипра. «Казалось, что турки выиграли сражение в Лепанто», — отзовётся позже Вольтер. Безусловно, дипломатия нанесла моральный удар адмиралу Вениеро, стороннику непримиримой борьбы с турецкими захватчиками. Но тщеславие старого адмирала было удовлетворено: Тинторетто написал его портрет, Веронезе изобразил его победителем, а Вазари сделал его персонажем своей фрески в Ватикане, посвящённой битве при Лепанто.

    4 июня 1577 г. скончался дож Альвизе Мочениго I. Через неделю был избран его преемник: им стал герой Лепанто, самый знаменитый венецианец того времени. Себастьяно Вениеро было тогда 80 лет. При объявлении о его избрании зазвонили все колокола, и венецианцы устремились на площадь Святого Марка. Церемония коронования началась на трибуне возле базилики: дож появился перед народом, который его горячо приветствовал. Затем он вошёл в базилику, чтобы присутствовать на мессе.

    По окончании богослужения дож принял знамя Святого Марка как знак легитимности своего избрания и поднялся на деревянный помост. Настал момент, когда дож становится хозяином дворца. Он входит во двор и поднимается по Лестнице гигантов. Старейший из членов Большого совета возлагает на голову нового правителя республики «короно дукале» — головной убор, служащий символом власти дожа.

    66-й дож Венеции скончался 8 марта 1578 г. Восемь месяцев его правления стали вершиной этой блистательной жизни, Себастьяно Вениеро превратился в живой символ славы Венеции.

    Достигнув вершины своего могущества, Венецианская республика вступила в полосу заката. В XVIII в. по влиянию на морях Венеции наносятся существенные удары. Габсбурги начали интенсивное развитие торговой гавани в Триесте. В войне с Австрией Венеция поддержала французов, однако в это самое время разразилась страшная эпидемия чумы, которая за полтора года унесла жизни свыше 50 тыс. чел. Наполеон оккупировал Венецию в 1796 г., а в следующем году Большой совет объявил об упразднении Венецианской республики. Она вошла в состав Австрии и навсегда потеряла свою независимость.

    Ирина ОЛЬТЕЦИАН

    В статье использованы материалы и иллюстрации
    журнала «Historia Thematique».
    Париж. № 88/2004

    TopList