© Данная статья была опубликована в № 24/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 24/2006
  • Бахарь — не только рассказчик

    Бахарь — не только рассказчик

    Не сделаю открытия, если скажу, что заинтересовать учащихся своим предметом — дело непростое. В последние же годы работать в школе было вообще не просто. Применительно к истории это сказалось и в том, что большое количество учебников, от откровенно прозападных до монархических, только вводили учащихся в заблуждение. А разнообразная информация с телевизионных экранов порой приносила больше вреда, чем пользы.

    Появилась ещё одна проблема: учащиеся в массе перестали читать книги, и их количество иногда ограничивается школьной программой. Но и те, кто по-прежнему интересуется печатным словом, вынуждены довольствоваться коммерческой ерундой, имеющей приблизительное отношение к настоящей истории.

    Вот почему уже давно я достаточно активно использую на своих уроках художественную литературу. Требования к книгам следующие: во-первых, они должны быть близки исторической правде, во-вторых, воспитывать в учениках патриотические чувства и гордость за свою историю и, в-третьих, должны быть написаны живо, интересно, талантливо.

    Надо сказать, что книг, полностью соответствующим всем этим условиям, очень немного. И среди них — произведения известного российского писателя Владислава Анатольевича Бахревского. Впервые я прочёл его книги ещё в институте, когда в библиотеке наткнулся на роман «Тишайший». Меня поразило мастерство писателя, удивительно точно описавшего XVII в.

    Затем последовали другие романы: «Хождение встречь Солнцу» (о Семёне Дежнёве), «Никон», «Долгий путь к себе» (о Богдане Хмельницком и воссоединении Украины с Россией), «Аввакум». В каждом из них ощущаешь любовь к родине, гордость за великие дела предков, за их высокую духовность, которой так не хватает нам сегодня.

    Именно книги Бахревского я решил использовать на уроках. Было очевидно — они помогали формированию интереса учеников к отечественной истории, образно, художественно дополняли учебный материал. Польза подобного метода бросалась в глаза, став обычной практикой моего преподавания.

    Когда я поподробней познакомился с творчеством Бахревского, то был удивлён — начинал он свою творческую деятельность как детский писатель, причём издал такое количество книг, что ими можно было бы заполнить целую детскую библиотеку. А сколько у него замечательных сказок, рассказов о животных! Казалось бы, что может быть общего у сказок, где на первом месте — авторская фантазия и вымысел, и исторических произведений, где как раз вымысел и фантазия уступают место документам и сухим фактам. Но не случайно эти два литературных жанра идут у писателя рядом. И то, и другое учит читателей главному — доброте, любви к родному краю, природе, близким. Вероятно, благодаря детским произведениям Бахревский и отточил свой неповторимый, живой, узнаваемый слог, который стал одним из главных достоинств его книг.

    Изучая биографию писателя, я узнал, что его фамилия — Бахревский — произошла от старорусского слова «бахарь», что значит «рассказчик». Бахари служили при царском дворе, рассказывали занимательные и поучительные истории. Предки писателя носили фамилию Бахаревские, но случилась описка в одном из документов, и отец Владислава Анатольевича, а затем и сам писатель, стали Бахревскими. Как оказалось, фамилия обязывала...

    Все исторические произведения Бахревского основаны на скрупулезном изучении документов. Поэтому при их использовании на уроках не нужно бояться, что у школьников сложится слишком вольное восприятие событий. Вымышленные же персонажи помогут лучше понять историческую эпоху, вжиться в неё, взглянуть на события, так сказать, изнутри.

    Выбрать форму работы с книгой, конечно же, непросто. Можно дать ученикам задание прочитать какое-либо произведение заранее, а потом обсудить его на уроке. Эта форма достаточно плодотворна. Но при большой загруженности современных учащихся сложно рассчитывать, что все они отнесутся к заданию преподавателя добросовестно, прочитав книгу от начала до конца. Поэтому самая распространённая форма работы на уроке — чтение отрывков с последующим их обсуждением. Выбранный отрывок должен отвечать следующим требованиям: образно, художественно излагать исторические факты, эмоционально воздействовать на учащихся — чтобы им захотелось самим, без принуждения прочесть всё произведение.

    На моих уроках часто используется роман Бахревского «Свадьбы». Он посвящён довольно значительному в российской истории событию — обороне крепости Азов от турецкой армии. Тогда, в 1637 г. пятитысячный отряд донских казаков под командованием Осипа Петрова оборонял город от трёхсоттысячной армии турок: «Бросились они друг к другу, обнимались и просили прощения, потому что на смерть шли, тремя тысячами на триста тысяч. Простившись, стали казаки в полки, без команд и без всякого слова вышли через подкоп в ров и поползли к земляной горе. И когда дрогнула земля, качнулось небо и поднялся прах, закрывающий зарю, устремились казаки на неисчислимую турецкую силу».

    Этот и другие отрывки надолго запоминаются школьникам, вызывая искреннюю гордость за свою историю.

    Кстати, роман «Свадьбы» помогает мне не только на уроках по истории России. Бахревский настолько скрупулезно с подходит к изучению исторических документов, что всегда точен даже в мелочах. В этой книге блестяще показана жизнь и быт не только России, но и Османской империи в XVII  в.

    Вот, например, эпизод, когда один из главных героев, турецкий мастер Мехмед, совершает хадж (паломничество) в Мекку. Это путешествие описывается очень достоверно, с упоминанием всех особенностей местных традиций и обычаев, с точными названиями мест, через которые проходят паломники, указываются даже сорта фиников, употреблявшихся в то время. Поэтому, когда в курсе по истории Средних веков изучается тема об исламе, я снова возвращаюсь к этому роману. Во всяком случае, после чтения этого отрывка понятие и смысл хаджа детьми усваивается значительно лучше, чем через сухие строчки учебника.

    Произведения Бахревского помогают удачно раскрывать и те темы истории, которые, на первый взгляд, кажутся скучными.

    Ну как рассказать ученикам о Соборном уложении 1649 г.? Автоматическое перечисление законов, принятых около 500 лет назад, — занятие неблагодарное. Их нужно увлечь чем-то более интересным.

    И вот на последних страницах романа «Тишайший» мы встречаем то, что нужно. Тут говорится, собственно, о законах, и законах справедливых — об ответственности детей за престарелых родителей, об отношении соседей друг к другу; и в тоже время — страшные статьи о крестьянах, которые фигурируют в законах как имущество.

    И каков конец романа! «315 подписей скрепило новое русское право, и право это было крепостническое» — готовый фрагмент для иллюстрации школьного учебника по истории России. И, конечно же, великолепно показан Соляной бунт 1648 г. — живо, сочно, реалистично.

    Прошлое русского народа, которым можно гордиться, духовная сила наших предков, конечно же, главные темы в произведениях писателя. Но наша, как и любая, история богата не только победами и триумфами. Были и бесславные поражения, и позорное предательство, и бездарные правители. Об этом тоже надо говорить. Однако как это сделать на уроке истории? Готовы ли дети к такой правде и какое количество негатива они смогут выдержать?

    Мы все помним печальный опыт 1990-х, когда с телевизионных экранов и страниц второсортных изданий на нас и на них лились потоки исторической чернухи. Ответ — эту проблему надо решать. Надо научить детей извлекать из таких событий уроки, делать выводы. В романе Владислава Анатольевича «Смута» есть замечательные слова, которые мы с ними часто обсуждаем. Хотя они касаются позорного поражения наших войск под Клушино в июне 1610 г., смысл сказанного значительно шире: «История народов — это своды побед, где если и приходится сказать о поражениях, то и поражения подносят как торжество героев-мучеников. Без такой истории государство немыслимо. Одно нехорошо. Такая история ведёт к благодушию (мы сильнее всех), прибавляет спеси, да не ума.

    Ради самого народа, ради его будущего надо иметь Книгу измен и поражений, в которой все изменники, все горе-воеводы оставались бы в вечном позоре и проклятии. Не для того, чтобы помнить о зле, а для того, чтобы новые поколения были предупреждены о возможной слабости своего духа, чтобы узнавали измену в любой её личине. Узнавали бы её в зародыше и освобождались бы от такого зародыша».Сказано сильно...

    Приведу ещё один отрывок, который я чаще всего использую на уроках в 10-х классах, объясняя тему «Внутренняя политика Ивана IV. Опричнина». Материал к ней из учебника всегда хотелось разнообразить каким-нибудь впечатляющим художественным текстом, который показал бы масштаб террора той эпохи.

    В романе Бахревского «Василий Шуйский» есть эпизод — молодой князь Василий Иванович Шуйский (ещё не царь) разговаривает с бывшим опричником Агием, скрывающимся во владениях Шуйского от мстительного Ивана Грозного. Он рассказывает своему покровителю о разгроме Новгорода в 1570 г.: «Бесовство, князь. Чего ж ещё, Содом и Гоморра. Звери так друг друга не терзают, как человек человека... Знаешь, с чего поход начался? Никто не знает... Посылал меня Малюта в Горицкий монастырь за жизнью княгини Ефросиньи, матушки князя Владимира Андреевича, двоюродного брата Ивана Васильевича. Своими руками утопил я старицу, а с ней двенадцать черниц. Чтоб и слухов про то не было... А уж потом пошли в поход... Сколько мы тогда городов пограбили, сразу и не вспомнишь. Все богатые дома в Клину были наши... — Гойда! Как скажет царь “гойда” — время хватать и резать... Мы в Новгороде под тем словом были с восьмого января и до тринадцатого февраля... Зело потрудились. Кого под лёд пустили, кого к саням привязывали, гоняли лошадей, пока не расшибало бедных...»

    Могу сказать, что отрывок производит сильное впечатление. После его прочтения в классе воцаряется мёртвая тишина. Детям надо время, чтобы прийти в себя, переварить прочитанное. Ответы на вопросы из учебника о политической целесообразности опричнины находятся сразу...

    Несколько лет назад в издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ» вышла новая книга Бахревского «Савва Мамонтов», сразу ставшая учебным пособием. На её страницах в образах героев этой книги проходит вся история русской культуры второй половины XIX в. Вот далеко не полный их перечень: Тургенев, Достоевский, Поленов, Шаляпин, Репин, Серов, братья Васнецовы, Нестеров, Коровин, Антокольский и др. Кстати, эту книгу можно использовать и как путеводитель по различным историческим местам. Автор вместе с героями книг проводит нас по многим итальянским городам. Очень колоритно описаны также Абрамцево, Третьяковская галерея, различные выставки.

    Большое внимание автор уделяет общественной мысли того периода. Это делает книгу особенно актуальной сейчас, когда вводится ЕГЭ по истории. Механическое запоминание дат и событий приходит на смену умению мыслить, анализировать, творчески подходить к оценке исторических процессов и иметь собственное мнение по спорным проблемам. Вот, скажем, тест: «Кто из перечисленных деятелей не был славянофилом? 1. Хомяков. 2. Аксаков. 3. Белинский. 4. Киреевский. Выбери правильный ответ». Но ведь каждый из них имел свои взгляды, терзался выбором пути, по которому должна идти Россия. А здесь надо просто крестик поставить. И хотя тесты предполагают предельную краткость, для ответа нужны обширные знания. И если ЕГЭ по истории утвердится, то вскоре к нему будут подстраиваться и учебники. Вот тогда такие книги, как «Савва Мамонтов», станут просто необходимы. Читая письма Мамонтова, Репина, Поленова, которые цитируются в романе, диалоги, в которых участвуют Тургенев, Достоевский, Аксаков, мы узнаём много нового и о них, и об эпохе. Причём в диалогах героев каждое их слово подтверждено письмами, воспоминаниями, статьями. Книга «Савва Мамонтов» как будто специально написана для учителей. Теперь необходимо разработать методику правильного её использования на уроках. И не только истории, но и русской литературы, изобразительного искусства.

    Нельзя не отметить ещё одну методическую ценность книг Бахревского. Автор часто цитирует документы и источники, которые трудно отыскать в других изданиях. В романе «Ярополк», повествующей о походе князя Святослава, он приводит отрывки не только из русских летописей, но и из сочинений византийских и арабских историков. Эти небольшие цитаты бывают очень полезны на уроках, они не отнимают много времени и в то же время дают почувствовать эпоху как бы изнутри.

    В романах, посвящённых церковному расколу XVII в., — «Никон», «Аввакум», «Страстотерпцы», — Бахревский часто использует цитаты из богословских книг. Для школьников они сложноваты, а вот для студентов исторических факультетов, думаю, подошли бы.

    При изучении истории Древнего мира мне очень помогает небольшая детская историческая повесть «Спасатели Амазонок», написанная на основе Геродотовской истории и других источников. Тему «Начало рабочего движения в России» преподаю, используя повесть «Морозовская стачка», для изучения темы «Воссоединение Украины с Россией» есть роман «Долгий путь к себе». Одним словом — кладезь для уроков истории! Новый роман писателя о семействе Перовских, который пока опубликован лишь в отрывках, думаю, станет помощником учителю в раскрытии темы о Бородинской битве.

    В августе этого года Владиславу Анатольевичу Бахревскому исполнилось 70 лет. Моя небольшая статья — дань уважения и признательности человеку, который помогает обучать детей истории. Даже, скорее, учит их вместе со мной. Я — за учительским столом, он — за писательским.

    Вот и получается, что бахарь — не только рассказчик.

    Алексей ФЕДОТОВ,
    учитель истории
    средней школы № 16,
     г. Рязань

    TopList