© Данная статья была опубликована в № 20/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 20/2006
  • Для зла нет срока давности

    Для зла нет срока давности

    Красный террор в годы Гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков / Под редакцией докторов исторических наук Ю.Г. Фельштинского и
    Г.И. Чернявского. М.: Терра — Книжный клуб, 2004.


    Эта книга должна была выйти в России в начале 1990-х гг. Именно тогда, в одной «обойме» с «Архипелагом ГУЛАГ» А.И.Солженицына, «Красным террором в России» С.П.Мельгунова, «Погружением во тьму» О.В.Волкова она имела бы общественный резонанс и помогла бы лучше осознать масштабы той Катастрофы, что обрушилась на нашу страну в 1917 г. Возможно, способствуя быстрой десоветизации общества, как это произошло в странах Восточной Европы. Увы! Книга, столь нужная в России, вышла в 1992 г. в Лондоне. Правда, на русском языке. Наверное, поэтому о существовании сборника документов «Красный террор в годы Гражданской войны» у нас мало кто знает. Да и сейчас его второе издание прошло почти незамеченным. Главная причина — с одной стороны, живучесть советских мифов, а с другой — апатия и равнодушие нашего постперестроечного общества. Как сказал в одном из интервью протоиерей Георгий Митрофанов, член Синодальной Комиссии Московской Патриархии: «На рубеже 80-х и 90-х гг. казалось, что общество начинает постигать глубину трагедии, происшедшей с Россией в XX столетии. Но прошло всего несколько лет, и злоба дня легко заглушила в сердцах серьёзные покаянные размышления». И далее: «Современная точка зрения, призывающая всех понять и простить, обусловлена той волной равнодушия, которая захлестнула наше общество».

    Всех удовлетворила точка зрения — в Гражданской войне не было ни правых, ни виноватых, красный террор и белый террор уравновешивают друг друга, и это мнение получило распространение и в обществе, и в школьных учебниках. Сказывается и временной фактор — живых свидетелей и участников тех далёких событий практически не осталось. И уже слышатся голоса «доброжелателей» — зачем ворошить прошлое? Сборник документов, переизданный Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским, вновь напоминает нам о том, о чём забывать нельзя.

    Мейнгардт (Мейнгард)
    Георгий Александрович

    (1866, Москва — 1945, Париж). Из потомственных дворян Московской и Тульской губерний. Юрист, мировой судья, гласный Московской городской думы. Действительный статский советник (1916). Член партии «Народной свободы» (кадеты). В 1918 г. участвовал в работе Политического Красного Креста в Москве. Осенью 1918 г. покинул Москву, уехав на Юг России.
    По прибытии в Екатеринодар был представлен генералу А.И.Деникину, который назначил его председателем Комиссии. При отступлении белых войск материалы Комиссии были доставлены в Новороссийск и морем вывезены в Турцию. Г.А.Мейнгардт выехал из Крыма (1919) до эвакуации Русской армии. В 1920 г. Г.А.Мейнгардт был включён Московской ЧК в список разыскиваемых политических преступников. В 1920—1922 гг. проживал вместе со своей семьёй на о. Антигона вблизи Константинополя. В 1922 г. эмигрировал во Францию.
    В 1920–1930-х гг., находясь в Париже, продолжал заниматься общественно-политической деятельностью. Часть материалов, собранных Комиссией до Второй мировой войны, хранилась в замке Венсен под Парижем. Г.А.Мейнгардт похоронен на кладбище Сен-Женевьев де Буа. На мой запрос в ФСБ получен ответ: Центральный архив ФСБ России сведениями о применении репрессий и документальными материалами в отношении Г.А.Мейнгардта не располагает.

    Со всей убедительностью рецензируемая книга позволяет говорить не просто о запугивании «красными» своих противников, но и об их стремлении путём террора и репрессий «преобразовать» общество. Эти попытки носят черты геноцида по сословному признаку. А геноцид, как известно, относится к числу особо опасных преступлений против человечности и не имеет срока давности.

    Основу сборника «Красный террор в годы Гражданской войны» составляют документы Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков под председательством судейского генерала Г.А.Мейнгардта (Мейнгарда). Комиссия была образована в начале 1919 г. при главкоме вооружённых сил на Юге России — ВСЮР, генерале А.И.Деникине. Когда спустя год генерал вынужденно оставил свой пост, Комиссию переподчинили его преемнику генералу барону П.Н.Врангелю. Согласно утверждённому генералом Деникиным положению, Комиссия была создана «для выявления перед лицом всего культурного мира разрушительной силы организованного большевизма». Она состояла из профессиональных юристов и в своей работе придерживалась юридических норм, принятых в Российской империи (насколько это было возможным в условиях Гражданской войны).

    Как пишут в предисловии Ю.Г.Фельштинский и Г.И.Чернявский: «Внимание Комиссии привлекали действия большевиков, связанные с ликвидацией “органов судебной власти, регулируемых законом”, и подмена их “безответственными трибуналами”, руководимыми “революционной совестью”». Об этом в те годы говорили сами руководители ВЧК. Например, М.Я.Лацис (Судрабс): «Не ищите в деле обвиняемого улик; восстал ли он против Совета с оружием или на словах. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова его профессия. Вот эти вопросы и должны разрешить судьбу обвиняемого». Может, поэтому попытки России стать правовым государством до сих пор даются с таким трудом. Традиции «чрезвычайки» изжить не так просто.

    Комиссия расследовала политику советской власти и в экономической сфере, включая национализацию, конфискации, реквизиции, контрибуции. Все эти беззакония приобрели такой размах, что резонно предположить — не в этом ли отчасти кроется причина зыбкости права частной собственности в наши дни?

    В духовной-нравственной сфере Комиссией отмечались жестокие гонения верующих, священнослужителей и Церкви. Члены Комиссии считали необходимым расследовать факты привлечения к управлению страной лиц с уголовным прошлым, а также не имеющих даже элементарного образования, подчас алкоголиков и наркоманов.

    И в первом, и во втором издании составители сборника не обошли стороной и такую проблему, как соотношение между красным и белым террором. Как писал Ю.Г.Фельштинский в предисловии к первому изданию: «Мне хочется отвести здесь знакомое указание на жестокость обеих сторон. Белой армии как раз была присуща жестокость, свойственная войне вообще. Но на освобождённых от большевиков территориях никогда не создавались белыми организации, аналогичные советским ЧК, ревтрибуналам и реввоенсоветам. И никогда руководители белым движением не призывали к расстрелам, к гражданской войне, к террору, к взятию заложников. Белые не видели в терроре идеологической необходимости, поскольку воевали не с народом, а с большевиками. Советская власть, напротив, воевала именно с народом (в этом нет ни тени преувеличения, поскольку гражданская война была объявлена всему крестьянству, всей буржуазии, т.е. интеллигенции, всем рабочим, не поддерживавшим большевиков). За вычетом этих групп кто же оставался, кроме голого слова “пролетариат”?»

    Красный террор получил «высочайшее благословение» тогдашнего лидера коммунистической партии и главы советского правительства В.И.Ленина. После того, как в начале 1990-х гг. был предан гласности целый ряд документов, хрестоматийный образ, созданный советской пропагандой, рассыпался в прах. Перед нами предстал диктатор, готовый пойти на любое преступление ради реализации своей идеологии и удержания власти.

    Представленные в сборнике «Красный террор в годы Гражданской войны» документы относятся в основном к событиям Гражданской войны на Юге России 1918—1920 гг. Одним из первых преступлений советской власти, расследованных чиновниками Комиссии, стало массовое убийство заложников красными в Пятигорске осенью 1918 г. Среди убитых лишь единицы были чинами белогвардейских формирований. Большинство — частные лица, преимущественно офицеры и дворяне. Среди погибших — два известных генерала, отличившихся в годы Первой мировой войны, которую в России называли Второй Отечественной, — Н.В.Рузский и Р.Д.Радко-Дмитриев. Комиссия расследовала факт глумления и уничтожения большевиками останков первого главкома Добровольческой армии генерала Л.Г.Корнилова. Расследовались массовые убийства кубанских казаков, а также воплощение в жизнь советского декрета о женской социализации в Екатеринодаре.

    В 1919 г., по мере освобождения частями ВСЮР всё новых территорий, Комиссия получила более широкие возможности расследования различных аспектов советской политики, в первую очередь красного террора. Были собраны материалы о массовых убийствах офицеров и интеллигенции в Крыму зимой 1917—1918 гг., вошедших в историю как «еремеевская ночь». Работа велась в Одессе, Николаеве, Херсоне, Киеве, Харькове, Полтаве, Царицыне, Воронеже и других городах. Когда в конце 1918 г. (в связи с поражением Четверного союза в Первой мировой войне) германские и австро-венгерские войска эвакуировались с Украины, там установилась советская власть. По многочисленным свидетельствам современников, её неизбежными спутниками были, как обычно, голод и террор, это подтверждают обширные материалы, собранные Комиссией.

    Г.А.Мейнгардт с дочерьми Наташей (справа) и Юлей (слева). Москва. 1912 г.

    Г.А.Мейнгардт с дочерьми
    Наташей (справа) и Юлей (слева).
    Москва. 1912 г.

    В этих городах, помимо осмотра зданий «чрезвычаек», вскрывались и обследовались места массовых захоронений жертв советского террора, допрашивались свидетели. Сотрудники Комиссии внимательно изучали советские газеты. Дело в том, что в годы Гражданской войны там регулярно публиковались списки заложников, расстрелянных чекистами. Например, в петроградских газетах осенью 1918 г. появились списки нескольких сотен человек, преимущественно бывших офицеров, которые стали заложниками после покушений на Урицкого и Ленина и были убиты. Тогда же в советских газетах печатались сообщения о вскрытии мощей и глумлениях над православными святынями. Во время работы Комиссии в Харькове велась киносъёмка. Осенью 1919 г. в кинотеатрах на Юге России демонстрировался документальный фильм «Зверства ЧК». Кстати, фрагменты из него можно увидеть в документальной ленте С.С.Говорухина «Россия, которую мы потеряли».

    Следует отметить, что Комиссии, аналогичные созданной при генерале Деникине в годы Гражданской войны, действовали на Северо-Западе и на Востоке России. Наибольшую известность получила Комиссия под председательством генерала М.К.Дитерихса, расследовавшая обстоятельства убийства большевиками царской семьи в Екатеринбурге.

    После окончания Гражданской войны логическим продолжением красного террора стали репрессии против «бывших» в СССР. В 1920-х гг. они регулярно обрушивались на офицеров, дворян, священников, казаков и пр. Поэтому не случайно Ю.Г.Фельштинский и Г.И.Чернявский включили в сборник материалы, хронологически выходящие за годы Гражданской войны. Это списки архиереев и иереев Русской православной церкви, ставших жертвами репрессий в 1917—1930 гг. Сюда же вошли и материалы о трагедии Трёхречья. В 1929 г. отряд чекистов под командованием М.Жуча напал на посёлок Трёхречье в Маньчжурии, где после окончания Гражданской войны нашли убежище русские люди, бежавшие от советской власти. Посёлок Трёхречье разрушили, а большинство его обитателей, включая женщин и детей, чекисты убили.

    В результате репрессий ВЧК—ОГПУ—НКВД—МГБ, продолжавшихся до середины 1950-х гг., традиционное российское общество было изменено до неузнаваемости. Практически исчезли целые социальные группы, и заменить их в современной России, по сути, некому.

    Нельзя не согласиться с Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским, написавшим в предисловии, что выход в свет сборника документов о красном терроре особенно актуален в наши дни. В последние годы сторонники коммунистического режима, счастливо избежав закона о люстрации, а по большому счёту и десоветизации общества в начале 1990-х гг., настойчиво реанимируют старые советские мифы и сочиняют новые, например о Ф.Э.Дзержинском как о спасителе беспризорных детей. В любом случае можно только поблагодарить составителей сборника за то, что они издали свой труд там, где он нужен больше, нежели в Лондоне. Сборник лишний раз напоминает — зло должно быть осуждено и для него не существует срока давности.

    В заключение хотелось бы высказать несколько замечаний, которые никоим образом не умаляют работу составителей. К сожалению, в издание 2004 г. не вошло ни одной фотографии преступлений чекистов. От этого издание проигрывает. Кстати, здесь уместно напомнить, что во многом благодаря материалам Комиссии по расследованию злодеяний большевиков советская сторона проиграла судебный процесс в Лозанне в 1923 г. Несомненное достоинство издания 2004 г. — краткие биографические справки упомянутых в книге лиц. Однако вызывает удивление отсутствие персоналии председателя Особой комиссии судейского генерала Г.А.Мейнгардта. Наверное, стоит исправить это упущение...

    Владимир ЧИЧЕРЮКИН-МЕЙНГАРД,
    кандидат исторических наук

    TopList