© Данная статья была опубликована в № 18/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 18/2006
  • ТРИ СЦЕНАРИЯ БУДУЩЕГО МИРА

     

    ТРИ СЦЕНАРИЯ БУДУЩЕГО МИРА

    Первая из серии статей, посвящённых трудным вопросам, включённым
    в курс всеобщей истории профильной школы в соответствии с
    Федеральным базисным учебным планом 2004 г., а также в курс
    «Мир в ХХ веке».
    10—11 классы

    Современную эпоху часто называют эпохой глобализации, эрой становления новой глобальной цивилизации.

    Глобализация — это возрастающее взаимодействие, взаимосвязанность и взаимозависимость всех стран мира. Исторически сложившиеся границы, разделяющие их, начинают размываться, и это проявляется в самых разных сферах: в экономике, политике, культуре, в науке и образовании, в повседневной жизни. Глобализация создаёт единое мировое экономическое, экологическое и информационное пространство, расширяет культурный обмен.

    Казалось бы, это всё положительные следствия и признаки глобализации. Но не будем торопиться. Такое сложное явление имеет много сторон, включая пока неразрешимые проблемы и отрицательные моменты.

    В 1970-е гг. возникла особая наука — глобалистика, которая занимается изучением глобальных процессов и глобальных проблем современности для того, чтобы выявить их динамику и спрогнозировать будущее, используя компьютеры и математические модели. По всему миру распространилась сеть организаций, научных центров, фондов, которые занимаются глобальными проблемами. Понятия «глобальный», «глобализм», «глобализация» уже давно вышли за рамки чисто научных исследований и дискуссий, закрепились в общественном сознании и приобрели оценочный смысл — и позитивный, и (пожалуй, чаще всего) негативный. Трактовки и оценки феномена глобализации весьма многообразны и часто недостаточно объективны.

    Поэтому урок, посвящённый глобальным процессам в ХХ в., лучше всего начать с предыстории вопроса: когда началась глобализация? Этими проблемами занимается глобальная история — новое направление в исторической науке, которое сформировалось в 80—90 гг. прошлого столетия. Глобальная история изучает глобальные процессы в истории человечества, начиная с древности. Такие исследования имеют большую ценность: они помогают понять особенности глобальных процессов в современном мире.

    Погрузка древнеегипетских судов
    Погрузка древнеегипетских судов

    Учащимся необходимо усвоить, что глобальные процессы — историческая закономерность и возникли они не в ХХ в., а гораздо раньше, в эпоху Древнего мира, хотя, конечно, были не столь масштабными и интенсивными. В сильном классе учащимся можно дать опережающее задание и попросить подготовить небольшие (3—5 минут) доклады на темы: «Взаимодействие Востока и Запада в эпоху эллинизма» и «Распространение мировых религий».

    В эпоху древности в процессах интеграции цивилизаций важную роль играли торговля, миграции, войны, распространение мировых религий и образование мировых империй, которые насильственно объединяли в одно политическое целое огромные территории, крайне неоднородные с точки зрения экономического развития, этнического состава и культурных традиций. В рамках империй активно шло этническое смешение, усиливались культурные контакты и экономические связи, т.к. государство обычно поощряло внутреннюю и международную торговлю и располагало средствами для строительства дорог, кораблей и портов, обеспечения безопасности купцов.

    Особое место среди мировых империй занимают государства, объединявшие Восток и Запад: империя Александра Македонского и эллинистические царства, появившиеся после её распада, и Римская империя. В эпоху эллинизма интеграция привела к образованию особого типа государств — эллинистических монархий, в которых элементы восточной деспотии (сильная единоличная царская власть, обожествление царя) сочетались с традициями республиканского полисного строя (самоуправление некоторых городов, народные собрания). В Римской империи модель восточной деспотии наиболее заметное влияние оказала в эпоху Диоклетиана. В эллинистических царствах распространялся греческий язык и культура, в Римской империи активно шла романизация провинций. Восток, в свою очередь, оказывал воздействие на греческую и римскую культуру — особенно в религиозной жизни: на этой основе возникали синкретические культы (например, Сераписа в эпоху эллинизма), культы восточных богов (Кибелы и Аттиса, Адониса, Исиды, Митры) распространялись на всей территории Римской империи, вплоть до современных Франции и Англии.

    Однако степень глобализации в Древнем мире не стоит преувеличивать. Влиянием греческой культуры были затронуты прежде всего города, где строили театры, стадионы, школы, а на агоре по-прежнему проводили народные собрания. В преобладавшей сельской периферии процессы интеграции были малозаметны. В Римской империи романизация провинций была неравномерной: в Галлии, например, она достигла очень высокого уровня, чего нельзя сказать о Северной Европе.

    В Древнем мире интегрирующую роль играли и мировые религии, а также некоторые национальные религиозно-этические верования (например, конфуцианство), которые перешагнули свои национальные границы, но сфера их распространения была сравнительно небольшой. Такие религии оказывали значительное влияние на систему ценностей других стран и формировали крупные наднациональные и надгосударственные цивилизационные общности: конфуцианскую (помимо Китая в неё входили Япония, Корея, Вьетнам), индо-буддийскую, христианскую, а позднее — исламскую.

    Обмен товарами, идеями, техническими новшествами шёл не только внутри мировых империй, но и между цивилизациями благодаря Великому шёлковому пути, который протянулся от Китая до Рима.

    Александр Македонский — властитель ойкумены. Древнеримская мозаика. Фрагмент
    Александр Македонский —
    властитель ойкумены.

    Древнеримская мозаика.
    Фрагмент

    Следующий этап глобализации обычно связывают с эпохой Великих географических открытий, из чего следует, что начиная с ХVI в. Западная Европа была лидером этого процесса и глобализация, в сущности, представляет собой европеизацию мира, которая усиливалась по мере активизации колониальной политики европейских держав. Однако современные западные историки пересматривают эту точку зрения. По мнению исследовательницы Дж. Абу-Луход, в V—ХIII вв. существовала глобальная экономическая система, центрами которой были Средний Восток, северные степи Центральной Азии, Индийский океан. Позднее всех к этой системе подключилась Западная Европа — точнее, крупные торговые города Фландрии, Франции и Италии, однако она занимала периферийное положение по сравнению с другими мировыми центрами. В ХIV в. эта система пережила кризис и перестроилась: бывшая периферия — Западная Европа стала центром.

    Канадский социолог А.Франк делает ещё более смелые выводы. По его мнению, господство Востока длилось гораздо дольше — до начала ХVIII в. В это время мировыми экономическими лидерами были Китай и Индия с их развитым ремесленным производством и активной торговой деятельностью. Именно эти страны имели наибольший положительный баланс в мировой торговле, именно там оседало европейское (точнее, американское) серебро и золото — в обмен не только на пряности и благовония, но и на ткани, фарфор, изделия из металла. Только после промышленной революции Западная Европа смогла развернуть торговую экспансию.

    Точка зрения А.Франка, конечно, отличается максимализмом, однако о ней стоит упомянуть, потому что роль восточной экономики этого периода обычно недооценивают, в учебниках не упоминается о специфическом характере торговых отношений Европы со странами Востока, в которых Европа действительно имела отрицательный баланс.

    Тем не менее в колониальную эпоху глобализация проходила преимущественно под знаком вестернизации мира, и эта тенденция постоянно нарастала. Очень важно подчеркнуть, что её усилению способствовала не только европейская экспансия, но и начавшийся в незападных странах процесс модернизации. Это было мощным стимулом для обращения к опыту Западной Европы, усвоения западноевропейских институтов, системы ценностей, технических новшеств. Учащиеся могут самостоятельно привести примеры, подтверждающие это, использовав материал из курса по истории России (реформы Петра I).

    Современный этап глобализации, конечно, отличается от предшествующих и своими масштабами (действительно глобальными, охватывающими весь Земной шар), и своей интенсивностью (интеграция имеет гораздо более глубокий характер), и своими движущими силами. Современная глобализация осуществляется не с помощью войн и образования гигантских империй. Главную роль в её развитии играет экономика, технической базой являются новейшие промышленные и информационные технологии. Информационная революция и создание глобальной информационной сети — важнейшие факторы в интеграции мира.

    В глобальном информационном пространстве люди, живущие в разных точках Земли, могут общаться друг с другом благодаря Интернету, компьютерам, телекоммуникациям, аудиовизуальным средствам связи. «Информационное поле» современного человека чрезвычайно расширилось. Он имеет вполне конкретные знания не только о событиях, происходящих в других странах, но и об их культуре, уровне жизни. А это, естественно, влияет на оценку ситуации в своей собственной стране, формирует новые потребности, меняет систему ценностей. Мода, кинематограф, политические события, курсы валют, научные открытия — всё это существует «здесь и сейчас», мгновенно становится известным в каждом уголке земного шара. Информационная революция создала благоприятные условия для интенсивного культурного обмена, заимствования «чужих» образцов поведения, культурных стереотипов.

    Становление взамозависимой в глобальных масштабах экономики — одна из важнейших тенденций нашего времени. Практически ни одна страна не может быть полностью экономически самостоятельной и самодостаточной, т.е. развиваться, изолируясь от мировых экономических связей.

    Карта ойкумены. Монастырь Эбсторф (Германия). XIV в.
    Карта ойкумены.

    Монастырь Эбсторф (Германия). XIV в.

    Значительно выросла международная торговля: в 1990-х гг. мировой экспорт достиг 4,5 трлн долларов. Для регулирования торговли были созданы специальные международные правила, появилась глобальная система международных финансовых расчётов на основе универсального платежного средства — «мировых денег».

    Всё большую роль в мировой экономике играют транснациональные компании (ТНК) и мультинациональные компании (МНК), которые контролируют около 60% мирового валового продукта. Это крупнейшие фирмы, которые ведут свою деятельность в мировых масштабах, захватывают ведущие позиции в тех или иных отраслях мирового рынка, создают глобальную рекламу и глобальные системы сбыта своей продукции, размещают своё производство в разных странах. К таким фирмам относятся «Кока-кола», «Форд-моторс», «Филлипс» и многие другие. Всего в мире насчитывается около 40 тыс. ТНК, через которые идёт основной поток мировой торговли и иностранных инвестиций.

    Возникают мировые производственные линии: многие виды товаров производятся там, где это выгодно, в странах, где можно свести до минимума расходы на транспорт и оплату рабочей силы. Развивается мировой рынок товаров и услуг, рынок рабочей силы (развитые страны Запада охотно используют труд малоквалифицированных и неквалифицированных рабочих иммигрантов, приезжающих из развивающихся стран) и технологий. Благодаря мировым валютам (доллар США, евро, английский фунт стерлингов, японская иена) возник глобальный финансовый рынок, финансовые потоки в любое время суток свободно транслируются через информационную сеть по всему миру. Растёт влияние всемирных финансовых организаций: Международного валютного фонда (МВФ), Международного банка реконструкции и развития, Мирового банка.

    Международные экономические связи существовали в глубокой древности. Вспомним, что благодаря Шёлковому пути римские модницы носили платья из китайского шёлка. Однако объём торговли был не очень велик, торговали в основном дефицитными редкими вещами: металлами, пряностями и благовониями, дорогими тканями и украшениями. Торговля, как правило, не была для древних цивилизаций жизненной необходимостью — за исключением лишь отдельных стран: Греции, Финикии, Вавилонии. В индустриальную эпоху роль торговли существенно выросла. Промышленность постоянно нуждалась в сырье: главными предметами торговли стали уголь, нефть, зерно и т.д. Постепенно усиливалась экономическая взаимозависимость стран, кризисы затрагивали две и более стран, потом приняли мировой глобальный характер. В 70-х гг. прошлого века стало ясно, что мировое экономическое развитие невозможно без международных экономических связей.

    Глобализация экономики — сложный процесс, последствия его очень противоречивы. С одной стороны, участие в мировых экономических связях может ускорить экономическое развитие той или иной страны. С другой — развитие национальной экономики теперь зависит от разного рода внешних обстоятельств. Рост влияния мировых наднациональных надгосударственных органов управления глобальной экономикой и ТНК вызывает опасения и критику, поскольку отдельные государства уже не могут самостоятельно регулировать свою экономику. Например, правительства, подчиняясь законам мирового рынка, вынуждены сокращать численность работников в той или иной отрасли, снижать внутреннее потребление и повышать выпуск конкурентоспособной продукции, предназначенной на экспорт.

    Европейские суда и навигационные инструменты, которые использовались в XIV в. Рисунок из «Космографии» Жака Дево
    Европейские суда и навигационные инструменты,
    которые использовались в XIV в.

    Рисунок из «Космографии» Жака Дево

    Глобальные процессы порождают множество проблем, которые называются глобальными, потому что они затрагивают не отдельные страны, а мир в целом, от их решения зависит судьба человечества, и распутать их можно только совместно, усилиями всего мирового сообщества.

    Пожалуй, на первом месте стоят проблемы, связанные с экологией и ресурсами нашей планеты.

    В 1978 г. коллектив учёных во главе с Д.Медоузом представил Римскому клубу (организация учёных, бизнесменов и политиков, которые ставят целью определить последствия глобализации для человечества) доклад под названием «Пределы роста». Речь шла о пределах роста современной цивилизации. Исследования были проведены по пяти параметрам: загрязнение окружающей среды, использование невозобновимых ресурсов, объём капиталовложений, рост народонаселения и возможность обеспечить его потребности. При этом учитывалось, что размеры и ресурсы нашей планеты не бесконечны и природа не может включить в свои системы и «очистить» отходы человеческой деятельности, если они превышают определённую норму (т.е. не может выносить слишком большие антропогенные нагрузки). Выводы, сделанные в докладе, были трагичны: если существующие тенденции развития сохранятся, то в первой четверти III тысячелетия произойдёт экологическая катастрофа. Интенсивное развитие индустриального техногенного общества привело к деградации естественной среды, и этот процесс может принять необратимый характер. Индустриальная цивилизация появилась сравнительно недавно — на рубеже ХVIII—ХIХ вв. после изобретения первых машин и промышленной революции в Англии. Ещё в ХIХ столетии в «индустриальную волну» влились лишь отдельные страны: передовые западноевропейские державы, США, Россия (точнее, её европейская часть), Япония. В ХХ в. индустриальная волна захлестнула почти весь мир. А это означает, что естественный ландшафт сменяется ландшафтом промышленным — с многомиллионными городами, на месте которых образуются экологические «чёрные дыры» (естественная природная среда там просто исчезает), промышленными предприятиями, полями, на которых работают машины, автомобильными и железными дорогами.

    Подсчитано, что за последние 400 лет с лица Земли исчезло 94 вида птиц и 63 вида млекопитающих. Выброс в атмосферу углекислого газа за 100 лет вырос на 15%, и это грозит глобальным потеплением климата, которое может вызвать таяние льдов в Антарктиде и Гренландии, повышение уровня Мирового океана и затопление части суши. Изменения в атмосфере — истончение озонового слоя нашей планеты — вызвано и активной вырубкой лесов. Экологи особенно обеспокоены сведением лесов в бассейне Амазонки — это место называют «лёгкими планеты».

    Индустриальная цивилизация существует и развивается за счёт использования природных ресурсов: нефти, газа, торфа, угля, урана-235 и других полезных ископаемых. Их запасы не бесконечны, а главное — невозобновимы. Проблемы ресурсов затрагивают и сельское хозяйство: земледельческие работы приводят к истощению почвы, и на восстановление её плодородия требуется длительное время.

    Острые дискуссии уже давно идут по поводу роста населения. Немногим более 100 лет назад, в 1900 г., его численность составляла 1,630 млрд человек, а в 1999 г. — уже 6 млрд человек. По расчётам учёных, в 2050 г. она достигнет 9,4 млрд человек, ещё через 50 лет — более 10 млрд человек. При этом самые высокие темпы роста населения приходятся на остающие, слаборазвитые, бедные страны. Это усложняет и без того трудную задачу повышения жизненного уровня. Огромные массы людей необходимо обеспечить нормальным питанием, лекарствами, хорошо оплачиваемой работой, дать им возможность получать образование.

    Современный мир, несмотря на постоянно возрастающую интеграцию, не становится единым в отношении экономического благополучия. Он расколот на несколько миров, и разница между ними пока не уменьшается, а увеличивается. К «первому миру» относятся передовые страны Западной Европы и США, ко второму — так называемые «новые индустриальные» страны (тихоокеанские «драконы» и «тигры», Индия, Китай, Россия, бывшие республики СССР) и, наконец, к третьему миру — слаборазвитые страны, в которых живет большая часть населения Земли.

    Так представляли себе мироздание византийцы. Рисунок из «Христианской топографии» Козьмы Индикоплова. Середина VI в.
    Так представляли себе мироздание византийцы.

    Рисунок из «Христианской топографии»
    Козьмы Индикоплова. Середина VI в.

    Сейчас 1,3 млрд людей живут в условиях абсолютной нищеты, в мире около 250 млн безработных, более 1 млрд неграмотных, почти каждый третий житель Земли ещё не пользуется электричеством, примерно 2 млрд не имеют доступа к безопасным источникам питьевой воды и живут в условиях антисанитарии. 1,2 млрд человек не могут пользоваться услугами современной медицины, 840 млн голодают, среди них — 200 млн детей.

    Особенно тяжёлое положение сложилось в некоторых районах Южной Азии и в Тропической Африке. Привычная противоположность Востока и Запада стала сменяться противоположностью богатого благополучного Севера и нищего Юга. От хронического недоедания страдают около 43% населения Африки южнее Сахары, средняя продолжительность жизни африканца редко превышает 50 лет.

    Выросло и продолжает расти число политических эмигрантов и жертв межнациональных конфликтов: в конце 70 гг. ХХ в. их насчитывалось около 8 млн человек, а в середине 90 гг. — 23 млн.

    Таким образом, получается, что только 1/6 человечества живёт в нормальных условиях. Можно ли найти какой-нибудь выход? Американский экономист Г.Дали дал отрицательный ответ на этот вопрос, сформулировав «теорему невозможности». По его расчётам, все ресурсы, производимые ежегодно, требуются для того, чтобы всего 18% населения мира могли жить по западным стандартам. Остальным 82% не достанется практически ничего. Так возникла печально известная концепция «золотого миллиарда». Её сторонники считают, что нашли способ решить глобальные проблемы: нужно в масштабах всей Земли ограничить рост населения так, чтобы в течение ХХI в. оно сократилось до 1 млрд человек. Этот «золотой миллиард» сможет жить вполне благополучно. Однако неясно, каким образом можно достичь этой цели, не прибегая к силе и не нарушая прав человека.

    Другое решение вопроса предлагают сторонники модели «устойчивого развития», в разработке которой активное участие принял Д.Медоуз и экуменическое движение. В 1967 г. Ассамблея Всемирного Совета Церквей предложила приостановить бурное экономическое развитие Запада и рост потребления, научиться довольствоваться скромным материальным достатком, покончить с экологической безответственностью. Следующий шаг был сделан политиками и учёными. В 1992 г. в Рио-де-Жанейро на конференции ООН по окружающей среде был принят пакет документов, который назывался «Программа действий. Повестка дня на ХХI век». Программа основывалась на модели устойчивого развития. Но эта модель пока не воплотилась в жизнь, хотя документы подписали представители 179 государств.

    Выводы, которые можно сделать на основании всего этого, выглядят неутешительно. Однако ряд учёных считают, что будущее человечества не столь уж трагично. Любые, самые обоснованные прогнозы не учитывают главного: человечество уже не раз переживало экологические и демографические кризисы, однако они не приводили к мировой катастрофе. Просто тупиковый, не оправдавший себя путь развития отбрасывался и выбирался новый.

    Например, первый глобальный экологический кризис, вызванный изменениями в климате и деятельностью человека, произошёл ещё в конце эпохи палеолита — 12—11 тыс. лет до н.э. Изобретение лука и стрел, копьеметалки, капканов, силков, рыболовных крючков и других технических усовершенствований, которые значительно расширили возможности для охоты, бесконтрольное истребление крупной дичи (около поселений охотников за мамонтами найдены целые кладбища крупных животных, мясо которых не было съедено), резкий рост народонаселения — всё это привело к экологически-антропогенному кризису и сокращению численности человечества.

    Однако человечество не погибло и не деградировало. Произошло другое: присваивающее хозяйство, в котором человек был потребителем, бездумно и расточительно пользовался дарами природы, сменилось производящим, и человек впервые стал сотрудничать с природой, увеличивать её богатства. Есть надежда, что и сейчас будет найден какой-то ещё не известный, принципиально иной путь развития. Учёные-глобалисты правы в том, что нельзя идти дальше по старому пути.

    Прибытие португальцев в Японию. На этом японском рисунке европейцы изображены карикатурно. XVII в. Фрагмент
    Прибытие португальцев в Японию.

    На этом японском рисунке
    европейцы изображены карикатурно. XVII в.
    Фрагмент

    Другой комплекс проблем вызван усилением миграционных потоков. По подсчётам специалистов, ныне около 130—140 млн человек живут за пределами своих стран. И это лишь официальные цифры, а ведь существует и нелегальная миграция. Направление миграционных потоков вполне определённо: население движется из бедных стран в более развитые и благополучные, т.е. с юга на север и с востока на запад. Вектор переселений изменился. Вспомним, что начиная с Великих географических открытий и примерно до середины ХХ в. он был иным: всё это время шла активная европеизация мира, миграционные потоки шли из Западной Европы в Америку, Африку, Азию, из России — в Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье.

    Как и раньше, главные причины миграций — экономические. Людей привлекает возможность получать хорошую заработную плату. Сравните сами: в 1995 г. почасовая оплата труда в Индии и Китае составляла всего 0,25 доллара, в России — 0,6, в США — 17,2 доллара, а в Германии — 31,88. Многие уезжают и по политическим причинам. За последние годы примерно 13 млн человек покинули свою родину, спасаясь от вооружённых конфликтов и преследований, привлечённые политической стабильностью развитых стран Запада.

    Последствия миграций, которые некоторые учёные сопоставляют с Великим переселением народов на рубеже древности и Средневековья, очень разнообразны, их трудно оценить однозначно. Например, из бедных стран уезжает много высококвалифицированных специалистов, а это большая потеря. Примерно 30 тыс. африканцев, имеющих учёную степень доктора наук, живут за границей. Между тем в африканских странах на 100 тыс. чел. приходится по одному учёному и инженеру.

    Массовые миграции чреваты, с одной стороны, обострением национальных конфликтов, с другой — постепенным размыванием национально-культурных и религиозных традиции. Иммигранты вынуждены усваивать чужой язык, обычаи, стиль жизни. Это не означает, что они полностью забывают свои традиций, однако в чужой стране национальный язык и культура не могут сохраниться в первозданной чистоте и будут неизбежно трансформироваться. По мнению ряда западных учёных, в наши дни формируется новый тип человека, с гибкой, многомерной культурной идентичностью, чувствующий себя как дома в разных культурах, свободно владеющий несколькими языками. Однако это, скорее, прогнозы на будущее, чем реальность. Пока иммигрантам приходится преодолевать «культурный шок» и все трудности адаптации к новым условиям жизни.

    Сложные проблемы встают и перед принимающими странами. Помимо опасности обострения межнациональных конфликтов, вызывает тревогу и то, что миграционные потоки существенно меняют их национальный состав. Растёт количество смешанных браков, и в любом случае в среде «переселенцев» уровень рождаемости во много раз выше, чем в развитых странах Западах (там он близок или равен нулю). Происходит «арабизация» Франции, «тюркизация» Германии, в Великобритании увеличивается число выходцев из Индии и Пакистана, в США — доля латиноамериканского, негритянского и китайского населения. Многочисленные, нередко многомиллионные диаспоры оказывают и будут оказывать заметное влияние на культуру принимающих стран, их экономику и, возможно, политику. По прогнозам специалистов, в ближайшие десятилетия мир будет становиться всё менее западным, к концу ХХI в. «белое» население сократится до 20%.

    Принимающие страны пытаются ограничить поток иммигрантов, однако эта политика особого успеха не имеет. В ответ на ужесточение законов об иммиграции появились коммерческие организации, которые за плату помогают получить визу, билеты, рабочие места; процветает незаконная торговля людьми.

    Много споров вызывает вопрос о том, каким будет новый глобальный мир. Высказываются самые разные предположения, но их объединяет одно: чёткое осознание того, что мир не будет прежним. И всё-таки на сегодняшний день глобализация — стихийный процесс, поэтому точно предсказать его результаты невозможно.

    На уроке следует рассмотреть несколько сценариев будущего, которые выдвигаются в научной литературе. Эту часть занятия рекомендуется провести в виде дискуссии: например, разделить учащихся на несколько групп, которые будут приводить доводы «за» и «против» каждого из сценариев, используя материал курса «Мир в ХХ веке».

    Сценарий 1. Наибольшие опасения вызывает то, что глобализация приведёт к появлению однородной общепланетарной цивилизации, в которой не останется места для национальных государств и разнообразия культур. Во главе такой глобальной цивилизации будет стоять мировое правительство или ТНК и различные надгосударственные, надправительственные организации, а унификация будет осуществляться в виде вестернизации всего мира. Сохранится неравенство и неравноправие народов, и глобальный мир по-прежнему будет состоять из нескольких миров — немногочисленной «глобальной элиты» (передовых стран) и сырьевых придатков — менее развитых и остающих стран периферии и полупериферии. Основания для такого образа будущего есть: сейчас центром и лидером глобализации является Запад, по всему миру распространяются западные стандарты жизни, массовая культура, западная модель развития экономики и политического устройства.

    Сценарий 2. Известный американский политолог С.Хантингтон, который написал статью «Столкновение цивилизаций?», а впоследствии книгу «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» (1996), полагает, что процесс глобализации будет сопровождаться разрастанием конфликтов между цивилизациями, стремящимися сохранить свою самостоятельность и культурную самобытность. Эти конфликты могут иметь характер религиозных войн, т.к. религия и религиозные ценности являются важнейшим компонентом цивилизационного своеобразия, принадлежность к той или иной религии для многих людей сливается с их национальной и культурной самоидентификацией.

    Идеи Хантингтона вызвали оживленные дискуссии среди мирового научного сообщества и были подвергнуты острой критике. Многие учёные не согласны с его мрачными прогнозами по поводу неизбежности войн, они отмечают, что ареал распространения глобализации не так уж велик, ею затронут сравнительно небольшой слой населения Земли — «глобальная элита», которая концентрируется преимущественно в западных странах и в наибольшей степени заинтересована в процессе глобализации под знаком вестернизации. Многие цивилизации остаются «непроницаемыми» или почти непроницаемыми для западной культуры — например, Китай, страны исламского мира. Слишком тесное взаимодействие культур и цивилизаций, их «открытость» влияниям извне, естественно, порождает обратную реакцию: рост фундаментализма и сепаратизма, которые действительно могут приводить к конфликтам, в том числе военным, или, по крайней мере, к стремлению любой ценой отгородиться от внешнего мира, сохранить свои культурные традиции.

    Именно эти два сценария пробудили к жизни движение антиглобалистов, которое постоянно наращивает число своих сторонников. Лидеры движения А.Негри и М.Харди утверждают, что они вовсе не отвергают глобализационных процессов как таковых, но выступают против нынешних форм глобализации: «Мы — движение всемирной солидарности, объединённые в своей решимости бороться против концентрации богатства, бедности и неравенства, разрушения нашей Земли» (из Призыва, принятого на Всемирном социальном форуме в 2002 г. в Порту-Алегри). Антиглобалисты выступают также за прекращение войн, соблюдение демократии и прав человека, за сохранение национальной самобытности и «чистой» природы. Антиглобализм — весьма аморфное движение с недостаточно чёткой программой, однако его сила в том, что за ним стоят широкие слои мировой общественности, обеспокоенные деятельностью ТНК, новой «колонизацией» стран периферии, возможными войнами за передел энергетических ресурсов и т.д.

    Сценарий 3. Наибольшие надежды внушают теории многополярного глобального мира — сложной системы, в которой будет не один, а много центров, связанных между собой сетевыми отношениями, т.е. отношениями, построенными не на господстве и подчинении, а на равноправии, взаимной заинтересованности участников. Помимо Запада к таким странам-центрам относят, например, Китай, Японию, Индию, Россию. Многие учёные полагают, что глобальные процессы не могут привести к единообразию: уже сейчас в каждой стране они «подстраиваются» к местным условиям и культурным традициям, меняются под их воздействием (этот процесс назвали глокализация — глобализация и локализация). Таким образом, в глобальном мире интеграция будет соединяться с тенденцией к развитию местных особенностей. И, возможно, прав был А.Тойнби, который писал: «Будущий мир не будет ни западным, ни незападным, но унаследует все культуры, которые мы заварили в одном тигле».

    Валерия ХАЧАТУРЯН,
    кандидат филологических наук
    (Институт всеобщей истории РАН)


    СОВЕТУЕМ  ПРОЧИТАТЬ

    Население и глобализация. М.: Наука, 2004.

    Восток—Запад—Россия. М.: Прогресс-Традиция, 2002.

    Цивилизации. Проблемы глобалистики и глобальной истории. Вып. 5. М.: Наука, 2002.

    Глобальное сообщество. Картография постсовременного мира. М.: Восточная литература, 2002.

    TopList