© Данная статья была опубликована в № 15/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 15/2006
  • Без нравоучений и фальши

    БЕЗ НРАВОУЧЕНИЙ И ФАЛЬШИ

    О государственной стратегии
    исторического образования в России 1860—1917 гг.
    и системе концентров

    Споры, хороша ли, плоха система концентров в современном школьном историческом образовании, вряд ли приведут к какому-либо положительному результату, пока не ясны государственные цели школьного исторического образования сегодня. Система концентрического образования по истории существовала не одно десятилетие в дореволюционной школе, пройдя определённые этапы своего совершенствования. Возможно, стоит вспомнить опыт прошлого, принимая решения сегодня. Тем более что последние десятилетия ХIХ — начало ХХ в. и рубеж ХХ— ХХI вв. при всём различии в чём-то схожи.

    После десятилетий жёстких регламентаций всех сторон жизни в годы правления Николая I в начале 1860-х гг. наступила своеобразная «оттепель». Министерство народного просвещения ослабило контроль содержания учебного процесса и передало Советам при попечителях учебных округов, педагогическим советам гимназий право самостоятельно выбирать учебную литературу, составлять учебные программы. Но от этой практики вскоре пришлось отказаться в связи с начавшимся разрушением единого образовательного пространства. С начала 1870-х гг. Министерство народного просвещения вновь чётко обозначило свою позицию — быть гарантом сохранения единого образовательного пространства, и этим в дальнейшем во многом определялась его деятельность как представителя государства.

    Задачи модернизации страны, обострение социальных противоречий в обществе, поиски оптимального пути национального развития, споры о соотношении национального и интернационального в истории России, её европеизации, наконец, успехи отечественной исторической науки обусловили очень интересный процесс, начавшийся с последней трети ХIХ в. Государство в лице Министерства народного просвещения всё более и более осознавало важность для будущего страны качественного изучения истории России всеми слоями населения. В связи с этим росло внимание Министерства к постановке преподавания русской истории во всех типах школ. В 1869 г. отечественная история впервые появляется в народной школе, в так называемых «министерских образцовых» сельских двухклассных и одноклассных народных училищах. В 1877 г. в примерных программах Министерства народного просвещения мужских гимназий история России до XVIII в. впервые выделяется из всеобщей истории в самостоятельный курс. С 1890 г. постоянно увеличивается количество отводимых на историю в учебном плане гимназий недельных часов, начинается совершенствование содержания концентров исторического образования в гимназиях.

    Разработкой программ и содержания школьного курса по истории на протяжении всего периода занимался Учёный Комитет Министерства народного просвещения, членами которого являлись преимущественно учёные-специалисты в разных областях знаний. Разрабатывая содержание образования и направления реформирования школы, Учёный Комитет всегда учитывал мнения педагогов-практиков и достижения современной науки, на основании которых уточнялись действующие примерные программы и приоритеты школьной реформы.

    Первые примерные программы мужских гимназий, послужившие основой для программ других учебных заведений, были утверждены в 1872 г. Изменения в них вносились в 1890, 1902, 1905—1906, 1913 и 1915 гг. Учебные планы и программы реальных училищ утверждались в 1873, 1895, 1906, 1908 гг., женских гимназий — в 1874 г., народных училищ — в 1875, 1877, 1897, 1913 и 1916 гг.

    Проследим на примере программ мужских гимназий по истории, как уточнялись место и роль отечественной истории в школьном образовании.

    До 1913 г. преподавание истории в мужских гимназиях велось в двух концентрах — в начальных и старших классах. До 1890 г. это были эпизодический и систематический курсы. В 1890 г. эпизодический курс в начальных классах гимназии сменил курс элементарный, уже не разрозненно, а связно, хотя и в упрощённом виде, излагавший события русской истории, которая с 1890 г. и в этом курсе стала изучаться отдельным блоком. Перед преподавателями ставилась задача возбудить в детях с первых лет обучения интерес к занятиям историей, которая в свою очередь должна была воспитать у них любовь к родине.

    Перед систематическим курсом с 1890 г. была поставлена другая задача — развивать у учащихся способность понимать связи между событиями, умения группировать и сопоставлять разрозненные события, происшедшие в одно время в разных государствах. История переставала быть предметом зубрёжки, а становилась предметом размышления. Кроме этого, при изучении отечественной истории от детей, и в младших и старших классах гимназии, стали требовать, чтобы они все слова произносили правильно, литературным русским языком, а не по местному выговору.

    С начала ХХ в. изучение отечественной истории в элементарном курсе переместилось из 3-го в 1—2-е классы для того, чтобы покидающие гимназию, пройдя программу лишь младших классов, всё же получали какое-то законченное представление об истории своей страны. Другим существенным изменением в первом концентре русской истории стало отсутствие общеобязательной программы. Попечительским советам учебных округов, находящихся на окраинах России, предоставили право самим решать, какие темы проходить, какие опускать, учитывая их местное значение, что можно расценивать как проявление гибкой региональной политики. Министерство в своих рекомендациях к курсу намечало лишь основные линии содержания, определившие новый подход к изучению отечественной истории, — на первый план выходила повседневная жизнь народа. Рассказ о главных исторических событиях и лицах отечественной истории предлагали давать в «бытовых картинах родной старины», чтобы «посеять» в учениках «первые семена любви к родине» и «научить детей любить своё великое государство и чтить его многотрудное прошлое». Подчёркивалось, что эта цель должна достигаться не способом политической пропаганды, «ибо отрешённые от исторической действительности назидательные речи преподавателя с нравоучениями на патриотические, моральные темы» вносят в учебное дело «нежелательную и вредную фальшь». Конкретные исторические знания местной истории — вот что, по мысли Учёного Комитета, должно было воспитывать патриотизм у младших гимназистов. (Объяснительная записка к программам 1 и 2 классов // Елисеев В. Программы и правила всех классов мужских гимназий и прогимназий Министерства народного просвещения. Одесса, 1912. С. 4, 55.)

    В 1913 г. были утверждены новые программы по русской и всеобщей истории, преимущество в которых было отдано изучению, прежде всего, отечественной истории. «Учителя должны помнить, — говорилось в Циркуляре Министерства народного просвещения, — что школа учит и воспитывает будущих русских граждан». Русскую историю стали изучать в трёх концентрах: элементарном курсе 1 и 2-х классов, систематическом 4—6-х классов и дополнительном 7—8-х классов гимназии. Перед каждым концентром стояли свои задачи. Задача систематического курса заключалась в усвоении учащимися цельного систематического знания «всех существенных моментов как внешней, так и внутренней истории родной страны в их взаимной связи». Задача третьего концентра заключалась в том, чтобы помочь учащимся уяснить связи между основными периодами и явлениями в истории России, научить их «прослеживать каждое из крупных исторических явлений жизни … родины в его постепенном развитии». У школьников рекомендовали развивать навык к самостоятельному изучению истории родины. (Объяснительная записка к дополнительному курсу русской истории // ЖМНП. 1913. № 8. С. 104, 105, 115.)

    Следует отметить, что программы 1913 г. не встретили понимания в среде педагогов, недовольных чрезмерным обременением учащихся системой концентров. Малый срок не даёт возможности оценивать их эффективность. Можно лишь признать, что введение третьего концентра свидетельствовало о том неоспоримом значении, которое придавало Министерство народного просвещения отечественной истории в воспитании и гражданском образовании подростков. От этой идеи не отказались и в 1915—1916 гг. во время незавершённой реформы школы при министре народного просвещения П.Н.Игнатьеве. Три концентра изучения отечественной истории сохранялись, уточнялось их содержание. Элементарный курс в 1—2 классах, систематический курс в 4—7-х классах и история государственного и общественного строя России в 8-м классе. Третий концентр должен был объединить все разрозненные знания в одно целое с тем, чтобы уяснить основные пути, по которым «развёртывался внутренний исторический процесс русского общества и государства». Сосредоточить внимание на развитии территорий, хозяйства, населения, власти, учреждений, культуры по главнейшим периодам русской истории. (Объяснительная записка к повторительно-дополнительному курсу русской истории // ЖМНП. 1916. № 10. С. 111—112.)

    Итак, можно сделать вывод о том, что концентрическая система обучения истории в гимназиях и совершенствование содержания концентров свидетельствовало о том значении, какое придавало общество и государство в последней трети ХIХ — начале ХХ в. общему образованию по истории, прежде всего, отечественной.

    Думается, что и решение проблемы концентров в современной школе будет зависеть от того, какими захочет видеть государство своих будущих граждан.

    Наталия ПОНИКАРОВА,
    кандидат исторических наук

    TopList