© Данная статья была опубликована в № 15/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 15/2006
  • Перерва не прервалась

     

    ПЕРЕРВА НЕ ПРЕРВАЛАСЬ

     

    Материал для подготовки урока по теме «Духовная культура России»;
    и для урока-экскурсии по московскому району Марьино. 8—9 классы

     

    Сегодня становится очевидным: знать историю — это не значит помнить отдельные даты, события, наиболее известных личностей. Глубокое знание истории невозможно без ощущения духа времени. Прикоснуться к ней, удостовериться в ней можно по-разному. Можно побывать в известных исторических местах, посетить архитектурные сооружения, посмотреть музейные экспозиции. А можно иначе — узнать во всех мелочах историю своего уголка земли, где ты живёшь или с которым общаешься каждый день. Здесь, возможно, не было известных событий, громких имён, но и в этом месте непременно находит отражение большая история, зачастую совершенно неожиданно раскрытая по сравнению со школьным учебником.

    Вид на Николо-Перервинский монастырь и Москву-реку
    Вид на Николо-Перервинский монастырь
    и Москву-реку

    Когда вы устанете от шумных улиц Москвы и захотите окунуться в спокойную, мирную атмосферу, то ваш путь будет лежать, скорее всего, к окраине города. Час езды по Волгоградскому шоссе — и вы окажетесь в местности, называемой Перерва. Сейчас это современный район с типичной для Москвы застройкой, а ведь когда-то здесь были луга, поля, широко раскинувшиеся по берегам Москвы-реки на многие километры, откуда открывался удивительный вид на город.

    Перерва расположена на юго-востоке столицы, на левом низком берегу Москвы-реки. Название это закрепилось давно, несколько веков назад; словарь С.И.Ожегова толкует слово «перервать» — как «разорвав, разделить надвое». По преданию, Москва-река здесь изгибалась замысловатой дугой и совершала в своём течении оборот, уходя в направление села Коломенское. Потоки воды то и дело переливались через низкую луговину, прерывая её в разных направлениях. Их и называли «перервами».

    Самая ранняя известная запись об этой местности относится к 1433 г. В этот год галицко-звенигородский князь Юрий Дмитриевич составил духовную грамоту, в которой впервые упомянул название Перерва. Давайте вспомним, что представлял собой этот князь.

    Юрий Дмитриевич (1374—1434) был вторым сыном великого московского князя Дмитрия Донского и княгини Евдокии, после смерти отца он получил в удел Звенигород и близлежащие земли. Великим же князем стал его старший брат Василий I, боявшийся Юрия и не доверявший ему.

    В конце XIV в. развернулась борьба двух монголо-татарских ханов — Тохтамыша и Тамерлана. Василий I не желал поддерживать планы своих родственников — литовских князей по защите Тохтамыша, скрывавшегося в Киеве, и в 1399 г. послал своего брата Юрия в поход на Казанскую Булгарию. Летописцы сообщали, что «никогда ещё полки российские не ходили столь далеко в ханские владения»; три месяца спустя войско возвратилось с богатой добычей.

    После смерти Василия I в 1425 г. Юрий не признал в качестве правителя его сына Василия II и в знак протеста удалился из Москвы в свой удел — город Галич. Затем Юрий начал собирать войско. Великому князю не было и 10 лет отроду, когда он вместе с ближайшими родственниками пошёл на Юрия Дмитриевича. Однако соперники заключили временное перемирие, желая привлечь в качестве судьи ордынского хана. В 1432 г. спор решился в пользу Василия Васильевича, чтобы закрепить своё решение, хан приказал Юрию «вести под ним коня», что означало власть государя над зависимыми князьями. Юрий, несмотря на проигрыш в споре, получил от хана во владение город Дмитров.

    В 1433 г. Василий II женился, и на свадьбе произошло событие, послужившие началом феодальной войны. Мать Василия Софья обвинила приглашённых на свадьбу детей Юрия — Василия и Дмитрия в краже пояса Дмитрия Донского. Такого оскорбления Юрий стерпеть не мог. Вместе со своими сыновьями он организует поход на Москву. Остановившись под стенами Троицкого монастыря, он посылает к племяннику послов, и после непродолжительной битвы, видя силу соперника, Василий бежит в Тверь, а затем в Кострому. Юрий Дмитриевич захватил престол. Вступив в Москву, он объявил себя великим князем. Но москвичи не поддержали его, увидев в нём захватчика. Тем временем Василий был пленён и переправлен в Коломну, куда начинают стекаться недовольные москвичи. Как пишет летописец: «В несколько дней Москва опустела: граждане не пожалели ни жилищ, ни садов своих и с драгоценнейшим имуществом выехали в Коломну… В Москве же царствовали уныние и безмолвие: человек редко встречался с человеком…».

    Тогда Юрий добровольно покидает Москву и уезжает в Галич. Василий торжественно возвращается в столицу и заключает с родственниками мир. Однако внешнее спокойствие длилось недолго. Сыновья Юрия — Василий и Дмитрий разбивают московское войско на реке Куси. Собрав войско, великий князь организует поход на Галич. Чтобы спасти свою жизнь, Юрий уезжает на Белоозеро. Вскоре Юрий Дмитриевич с тремя сыновьями, получившими в дальнейшем прозвища, — Василием Косым, Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным одерживает победу над ратью Василия под Ростовом. Великий князь бежит в Новгород, затем в Кострому и находит приют в Нижнем Новгороде. Юрий Дмитриевич как победитель вновь занимает Кремль, заключает в темницу мать Василия — Софью и его жену Марию и объявляет себя великим князем.

    В это время Юрию Дмитриевичу было около 60 лет, возраст преклонный, что и заставило его составить духовную грамоту, в которой он определил долю каждого из своих сыновей в оставляемом им наследстве. Старшему сыну Василию (Косому) он передал московский престол и во владение дал «… луги Тамашиньски в Перерве».

    Название это для того времени было весьма распространённым. В самой Москве и за её пределами было достаточно много лугов. Например Великий, расположенный напротив Кремля. Название «Тамашиньский луг» может происходить от слова «тамошний» — находящийся там, в том месте; не здешний, т.е. расположенный за чертой города Москвы.

    Царица Софья снимает с князя Василия Юрьевича Косого похищенный пояс Дмитрия Донского
    Царица Софья снимает
    с князя Василия Юрьевича Косого
    похищенный пояс Дмитрия Донского

    6 июня 1434 г. князь Юрий Дмитриевич умер, и согласно завещанию на престоле оказался его старший сын — Василий. Но удержаться в Москве он не смог. Родные братья Василия не признали его великим князем и выгнали из столицы, возвратив престол Василию Васильевичу.

    Уйдя из города, Василий набирает новое войско и появляется под Костромой. Здесь он заключает договор с великим князем, который, впрочем, вскоре сам и нарушает. В 1436 г. недалеко от Ростова состоялась битва сыновей Юрия Дмитриевича под предводительством Василия с великим князем Василием II (в ней не принимал участия Дмитрий, т.к. ранее был заключён великим князем под стражу). Дети Юрия проиграли и были жестоко наказаны: по приказу московского князя Василий был ослеплён, за что и получил прозвище Косого. Его отправили на 12 лет в свой удельный город — Галич. В 1448 г. в уединении, всеми забытый, Василий умирает, и его владения переходят к московскому князю.

    Так в середине XV в. местность под названием Перерва стала владением великих московских князей.

    XV в. оказался особенно значимым для истории местности. К этому времени относится основание Николо-Перервинского мужского монастыря, являвшегося на протяжении пяти веков центром духовной, культурной и хозяйственной жизни всей округи. Отныне история местности Перерва будет тесно связана с монастырём и с именами знаменитых исторических личностей, пребывавших здесь.

    Никольский собор Перервинского монастыря
    Никольский собор
    Перервинского монастыря

    Конкретные обстоятельства появления здесь обители неизвестны. Попытку определить дату её основания сделал в 1886 г. иеромонах Никифор в «Историческом очерке Николо-Перервинского монастыря». Он выдвинул предположение, что монастырь существовал уже за несколько лет до Куликовской битвы (1380), как и почти все монастыри вокруг Москвы.

    …Пришёл на землю седовласый старец, построил деревянную келью и начал молиться. Вскорости стали приходить к нему люди, молились вместе с ним и вместе строили храм. Так по легенде начинается история обители — со строительства деревянной церкви Николая Чудотворца, именем которого впоследствии будет назван монастырь.

    Особенно почитаемый на Руси святитель Николай Чудотворец — лицо историческое, он родился в городе Патаре (в Ликии), его родители — Феофан и Нонна вели свой род от знатных семей. Во времена Константина Великого (первая половина IV в.) он занимал пост епископа города Миры в Ликии, на территории современной Турции. На Руси Николая чудотворца знали как доброго покровителя моряков, детей, всех страждущих, совершившего множество милосердных дел. В 1087 г. мощи его были перевезены крестоносцами в итальянский город Бари.

    Так что имя для монастыря было выбрано неслучайно, именно Николаю Чудотворцу суждено было стать одним из самых почитаемых святых в Восточной и Западной церкви. Только в Москве в честь святого, по «Указателю московских церквей» М.Александровского, к 1915 г. было освящено 58 храмов.

    Первое упоминание о Николо-Перервинском монастыре относится к 1473 г., когда в Москве произошёл грандиозный пожар. Тогда в стенах обители укрылся от опасности московский митрополит. Вновь о монастыре вспоминают в 1567 г., в связи со ссылкой сюда опального митрополита Филиппа (Фёдора Колычёва) царём Иваном Грозным. Воспитанный в духе благочестия, боярский сын, служивший при дворе великого московского князя Василия III, Фёдор в возрасте 26 лет решил посвятить себя Богу. Он покинул столицу и постригся в монахи с именем Филипп. Большую часть жизни Филипп провёл в Соловецком монастыре, стал его игуменом, однако в 1566 г. по распоряжению Ивана IV он возвратился в Москву и принял сан митрополита. Наступило тяжкое время опричнины. Казни и убийства стали обычным делом, народ умолял митрополита о заступничестве. При коротких встречах, которыми царь удостаивал владыку Филиппа, тот напоминал ему о христианском долге, но слова эти царя только раздражали. Через два года после назначения Филипп был низложен. Во время службы в Успенском соборе опричники сорвали с митрополита церковное облачение, связали его, а затем отправили в ссылку. По дороге в Богоявленский монастырь Филипп останавливался в Перервинской обители. Место было выбрано не случайно: монастырь в это время находился в полном запустении и служил скорее тюрьмой, чем пристанищем для верующих. В 1569 г. в тверском Отрочем монастыре ближайший помощник царя Ивана — опричник Малюта Скуратов задушил Филиппа, который через небольшое время был причислен к лику святых.

    И вновь почти на полвека монастырь уходит в забвение. Точную его историю можно проследить по подлинным документам лишь начиная с 1623 г. В «Указе царя Михаила Фёдоровича из приказа Большого дворца» сказано: «Вотчина Перервинского монастыря по Москве-реке сельцо Слободка, а в нём церковь Никола Чудотворец древян клетцкий, образы и свечи и книги и колокола — строение мирское приходских людей, а в ней игумен и два старца». Как видно из записи, монастырь в ту пору был весьма бедным, ранние постройки на его территории почти не сохранились, существовавшие сильно обветшали, немногочисленной была и братия монастыря, всего-то три человека. Неоднократно у стен монастыря оказывался враг, шедший на Москву, татары и литовцы разоряли обитель и опустошали её. В 1591 г. вблизи стен монастыря стоял с ордой хан Казы-Гирей, а в 1610-м Лжедмитрий II с войском. В начале XVII в. восставшие крестьяне Ивана Болотникова разграбили обитель, а затем то же сделали «освободители» монастыря – ратники стрелецких полков.

    За период Смутного времени территория монастыря была окончательно разорена, скудость средств не позволяла восстановить главный Никольский храм, но это продолжалось недолго. Восстановлению обители способствовало личное посещение её царём Алексеем Михайловичем в 1648-м и 1675 гг. А в 1649 г. царь повелел наделить монастырь новыми угодьями и разрешил платить налог в Монастырский приказ в размере 22 алтын и 2 денег (67 копеек), что составляло гораздо меньшую сумму, чем с других мест. Известно, что до 1696 г. монастырь занимал обширную территорию площадью в 4 га, куда входили сады, огороды, пасека, конюшни и огромный пруд; Монастырь имел часовни на территории Москвы.

    Иверский собор. Начало и конец XX в.
    Иверский собор. Начало и конец XX в.

    В 1669 г. к монастырю была приписана часовня Иверской Божьей Матери, расположенная в самом центре столицы у Воскресенских (Курятных) ворот при въезде со стороны Тверской улицы на Красную площадь. В делах Коллегии экономии 1700-х гг. часовня описывается так: «При Курятных воротах часовня в стене, убранная столярной работой; при ней деревянный чулан». В год коронации императрицы Елизаветы игумен Перервинского монастыря Виктор подал прошение о реконструкции полуразвалившейся часовни. Она была сломана и построена вновь. Немалую роль здесь сыграли пожертвования прихожан Николо-Перервинского монастыря. В царствование Екатерины II и её внука Александра часовня ещё несколько раз перестраивалась и украшалась.

    Иверская часовня являлась одним из самых почитаемых мест в Москве, каждый приезжий считал своим долгом поклониться чудотворной иконе Иверской Божьей Матери. История этой святыни уходит корнями в IX в. Во времена иконоборчества в византийском городе Никея жила вдова, в доме которой находилась почитаемая икона. Когда она подверглась нападению воинов, женщина опустила икону в море, но, к её изумлению, та не утонула, а понеслась по волнам. И вот однажды иноки Иверской обители Афона увидели на море огненный столб, возвышавшийся над иконой. Обретённая святыня оказалась чудотворной. По просьбе будущего патриарха Никона с иконы был сделан список. «И та икона не рознится ничем от первой иконы, ни длиною, ни шириною, ни ликом, — одним словом, новая, аки старая». 13 октября 1648 г. царь Алексей Михайлович встретил этот список иконы у Воскресенских ворот Кремля. Сначала она находилась в монастыре Николы Старого на Никольской улице (некоторые москвоведы считают этот монастырь предтечей Николо-Перервинского), а затем её перенесли в Успенский собор. Позднее для неё была построена часовня.

    Часовня Иверской Божьей Матери приносила немалый доход монастырю, это позволяло содержать Перервинскую семинарию. После революции в 1927 г. часовню закрыли, а в 1934-м снесли вместе с Воскресенскими воротами, т.к. эти постройки мешали демонстрациям, проходящим на Красной площади. На какое-то время икона исчезла. Сейчас считается, что она находится в Третьяковской галерее. В 1994 г. была освящена новая Иверская часовня у восстановленных Воскресенских ворот, в которых поместили новую Иверскую икону Божией Матери, написанную на Афоне.

    Подлинный расцвет Перервинской обители пришёлся на последние годы XVII-го и первую половину XVIII в. он связан с именем патриарха Московского и всея Руси — Адриана (1635—1700 гг.). В 1690 г. архимандрит Чудова монастыря, расположенного в Кремле, был избран патриархом. Адриан часто посещал монастырь, совершал в нём богослужения, он любил уединяться здесь, поскольку недружелюбно относился к нововведениям Петра I.

    Патриарх Адриан лично освятил новый отстроенный в камне одноглавый двухъярусный храм, соединивший в себе два стиля – узорочья и московского барокко. «В 1700 году сентября 27 святой патриарх пошёл с Москвы в Николаевский монастырь, что на Перерве, и 29 числа в Николаевском монастыре, по указу святого патриарха, настоящую церковь во имя Николая Чудотворца освятили...» Главный престол разместили в верхнем ярусе, а предел преподобного Сергия Радонежского в нижнем, строительство его велось с 1696 г. Документы сохранили для нас имя русского мастера, выполнившего заказ по внутреннему убранству соборного храма, — домового иконописца Фёдора Никитина Рожного.

    В это же время на территории монастыря возводятся первые каменные кельи, фрагменты которых сохранились до наших дней. Деревянную ограду монастыря заменили каменной с северными въездными вратами и надвратным храмом Толгской иконы Божьей Матери. Рядом с Никольским храмом была возведена трёхъярусная колокольня, наружные стены которой были облицованы четырьмя поясами из замечательных изразцов с изображением серафимов, георгиевских крестов и других фигур. На колокольне мастера установили била — металлические пластинки вместо колоколов, в которые били железными колотушками, и механические часы.

    Монастырь в это время являлся не только религиозным центром, но и хранителем культурного наследия народа. Здесь существовала иконописная мастерская, библиотека с множеством старинных книг. В монастыре велось своё летописание. Каждый страждущий мог получить в обители помощь как духовную, так и медицинскую.

    Здесь, в Перерве, и заканчивает свою жизнь 64-летний патриарх Адриан. Последние годы жизни он безвыездно пребывал в своём любимом монастыре, молясь за Россию, любуясь дивной панорамой Москвы, открывавшейся отсюда. Ему суждено было стать последним патриархом старой Руси. Как и все русские патриархи, он похоронен в Успенском соборе Кремля.

    Служители Николо-Перервинской обители в первой половине XVIII в. имели достаточно высокий статус, что подтверждается и таким фактом: в 1728 г. игумен монастыря Варлаам был официально приглашён на коронацию императора Павла II.

    Интерьер Иверского собора. Икона Божьей Матери Иверская. Конец XX в.
    Интерьер Иверского собора.
    Икона Божьей Матери Иверская. Конец XX в.

    Период жизни монастыря конца XVII — начала XIX в. связан с именем митрополита Платона (1737—1812). Это был светски образованный человек, с аристократическими манерами и привычками. В Перерве Платона несколько раз посещала императрица Екатерина II с сыном Павлом и внуками Александром и Николаем — митрополит являлся духовным наставником будущего императора Павла I. В ту пору Перервинская обитель вновь испытала подъём; в 1805—1807 гг. здесь был построен роскошный двухэтажный митрополичий дворец, в храме Николая Чудотворца был выложен узорный чугунный пол, вызолочены купола собора, возведены корпуса для открытой ранее духовной семинарии. Митрополит Платон, как и патриарх Адриан, считал Перервинский монастырь своей загородной резиденцией и посвятил ей пророческие слова: «Перерва! Не страшись своего наименования, ибо Бог не допустит тебе прерваться! Воздай хвалу Провидению, которое печётся о тебе, и никогда не преставай совершенствоваться, идти вперёд по тому пути, на который ты так успешно ступила».

    Ещё в 1775 г. при монастыре была устроена Перервинская семинария для содержания бедных учеников. Императрица Екатерина II была приглашена на её открытие. Семинария стала поистине культурным центром всей округи. Здесь воспитывались будущие священнослужители и иерархи Русской православной церкви. Когда старшие ученики Славяно-греко-латинской академии переехали в Троице-Сергиеву лавру из Заиконоспасского монастыря в центре Москвы, младших перевели в Перерву, переименовав семинарию в Московскую. Существование семинарии позволило не только сохранить древнюю святыню, но и продолжить обустройство монастыря. В 1823 г. это учебное заведение сменили Николо-Перервинские приходское и уездное училища для детей обедневшего дворянства (до 1867 г.) и, наконец, — Перервинское духовное училище (до 1917 г.). Все эти духовные школы в Перерве были тесно связаны с историей Николо-Перервинского монастыря.

    Раньше о монастыре был наслышан не только каждый москвич, но и приезжий люд. По всей столице стояли его часовни — уже упоминавшаяся у Воскресенских ворот, а также на Серпуховской и Калужской площадях, у Сухаревой башни. Летопись последней часовни, памятника Петровской эпохи была высечена на двух каменных досках, расположенных над воротами. «Построены во втором Стрелецком полку по Земляному городу Сретенские вороты.., позади ворот к новой Мещанской слободе часовня с кельями к Николаевскому монастырю, что на Перерве, а начато то строение строить в лето 7200 (1688), а совершено 7207 (1695), а в то время будущаго у того полку стольника и полковника Лаврентия Панкратьева Сухарева». Часовня эта простояла до 1884 г., когда и была разобрана. К сожалению, и другие часовни до наших дней не сохранились.

    После реформы в сфере управления церковной собственностью (секуляризации) императрицы Екатерины II в 1764 г. Николо-Перервинский монастырь был оставлен за штатом, т.е. не получил государственного обеспечения, а его земельные владения перешли в собственность императорской фамилии, так же как и близлежащие населённые пункты: слобода Перерва, деревня Марьино, владения в сельце Слободка Васильевского стана, пустоши Румянцева, мельницы в деревне Грайвороновой.

    Через 11 лет, в 1775 г. монастырь будет приписан к Чудову монастырю, расположенному на территории Кремля (разрушен в 1930-х гг.), и его история тесно свяжется с этой обителью.

    Вместе с Россией встретил монастырь тяжёлый 1812 г. Осенью, когда к Москве подступала французская армия, монахи вывезли казну, драгоценности и покинули обитель. Никольский храм, главная святыня, был разорён и осквернён завоевателями. Лишь после завершения войны в монастырь вернулась братия, он начал восстанавливаться и благоустраиваться. В течение XIX в. территория монастыря, в котором, по данным 1862 г., проживало 17 монахов, была обнесена кирпичными стенами с декоративными башнями, обустроена новыми жилыми и хозяйственными постройками. В 1864 г. «дали ход» новые колокольные часы.

    Надвратная церковь во имя Толгской иконы Божьей Матери
    Надвратная церковь во имя
    Толгской иконы Божьей Матери

    Николо-Перервинский монастырь всегда оставался местом приюта для нуждающихся и страждущих. Вместе со своей страной он переживал горе и несчастья. Так во время Крымской войны им было пожертвовано вместе с Троицкой Лаврой и Чудовым монастырем 50 тыс. руб. на нужды армии, во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. братия выделила госпитальные палаты для раненых солдат.

    В начале XX в., по инициативе митрополита Владимира, на территории монастыря по проекту архитектора П.А.Виноградова был выстроен красивейший собор, в честь Иверской иконы Божьей Матери. В течение 10 лет собор расписывала артель художников во главе с Василием Павловичем Гурьяновым, иконописцем и реставратором, происходивший из семьи художников-иконописцев села Мстёры. Красивый золочёный резной иконостас для храма был сооружён И.А.Соколовым, драгоценные оклады к иконам сделаны братьями Заглотиными.

    Газета «Церковные ведомости» в № 39 за 1908 г. писала об освящении храма: «7 сентября собрались десятки тысяч богомольцев, которые отправились из Москвы в Перерву. Крестный ход, возглавляемый митрополитом Владимиром, сопровождал поднятую из Иверской часовни чудотворную икону. Громадные толпы богомольцев стояли по пути следования крестного хода и сопровождали процессию, которая двигалась медленно, в полном порядке. Пройдя всю Москву, высокопреосвященнейший Владимир у Покровского монастыря остановил шествие и направился в Перерву на лошадях, чтобы встретить её там, а крестный ход продолжал свой путь через пригородные селения. С радостью и любовью встречали чтимую святыню поселяне, местами усыпавшие путь следования крестного хода песком. Когда в начале седьмого часа вечера процессия прибыла к Николо-Перервинскому монастырю, то вся местность, окружающая обитель, была переполнена богомольцами, собравшимися из окрестных сёл и деревень и прибывшими из Москвы. Здесь крестный ход был встречен Московским митрополитом, чудотворная икона была внесена в новый соборный храм и поставлена посреди его на особом месте». На освящении собора присутствовали высшие чины гражданского и военного управления города, обер-прокурор Священного Синода П.П.Извольский, а также «великий архидиакон» Константин Розов, голос которого не уступал голосу Шаляпина. «Церковные ведомости» отметили и некоторые штрихи великолепного убранства нового собора: «Величественный снаружи, он поражает своим простором, своим благолепием и внутри. Разноцветные большие окна производят особое настроение во всяком посетителе... И всё здесь отличается вкусом, соразмерностью частей и художественности священных изображений».

    Собор Иверской иконы Божьей Матери по свои габаритам уступал только храму Христа Спасителя. Длина его составляла — 36 м, ширина — 34, а высота с куполами — 53 м. В год закладки собора на территории обители было построено двухэтажное здание, предназначенное под училище для глухонемых мальчиков. Но открыть его сразу не удалось, т.к. началась русско-японская война и здание было передано под лазарет, лишь в 1906 г. в нём начались занятия.

    Таким образом, в начале ХХ в. Николо-Перервинская обитель включала в себя следующие храмы: Иверский собор, Никольский храм, каменный двухэтажный, в нижнем этаже которого расположился второй храм — в честь преподобного Сергия Радонежского. В 1894 г. вместо прежнего деревянного иконостаса здесь был сделан прекрасный двухъярусный иконостас из итальянского мрамора в византийском стиле.

    Внутренний двор Николо-Перервинского монастыря
    Внутренний двор
    Николо-Перервинского монастыря

    Успенский храм, маленький, уютный, удивительно красивый. По преданию, «золотую комнату», украшенную позолоченными лепными изображениями, отделывал в 1736 г. сам Варфоломей Растрелли (но, скорее всего, это подражание его стилю, т.к. В.Растрелли в этот период работал в Санкт-Петербурге). В 1982 г. при реставрации здесь был найден древний клад. Ещё два храма были освящены во имя святого Никодима и в честь Толгской иконы Божьей Матери. Под Толгской церковью раньше находилось двое ворот. Одни из них назывались «водяными» (т.к. отсюда ходили за водой на Москва-реку), они сохранились до нашего времени, другие были заложены.

    После Отечественной войны 1812 г. этот храм долго не мог восстановиться, и лишь в 1892 г. он распахнул свои двери благодаря пожертвованиям прихожан.

    Революционные события не могли не сказаться на жизни обители. В 1920 г. по печально известному постановлению о закрытии храмов монастырь перестал существовать. Последние монахи были сосланы на Соловки, обитель закрыли. До 1940 г. в нём продолжало функционировать специальное училище, на базе которого был открыт институт для глухонемых. Позднее на территории разместились государственные организации и предприятия. Колокольня была разобрана и вместе с другими помещениями приспособлена для производственных целей. До 1970 г. в бывшем Никольском соборе находились завод «Станкоконструкция», фабрика металлической и пластмассовой игрушки, а после вся территория перешла в руки ЭНИИМС (Экспериментального научно-исследовательского института металлорежущих станков), и вход на неё стал воспрещён. За годы пребывания этих учреждений обитель пришла в полное запустение. Постройкам был нанесён огромный ущерб: сброшены купола, разграблено церковное имущество, уничтожены и повреждены росписи соборов.

    В начале 1980-х гг. монастырь начинает возрождаться: на главном храме были установлены купола и позолоченный крест, началась внутренняя реставрация собора. Протоиерей Владимир Чувикин, с чьим именем связано возрождение обители, вместе с прихожанами восстанавливал храм, на территории была открыта воскресная школа для детей, освоена земля под сад и огород. В 1994 г. патриарх Алексий II освятил восстановленный Никольский собор.

    И вот Николо-Перервинская обитель восстала из пепла, на всю округу разносится звон её колоколов. Расположенная на высоком холме, с которого открывается широкая панорама на Москву-реку, она смотрит в даль на ансамбль Коломенское, раскинувшийся по другую сторону реки. Так они и стоят, ведя немой разговор о событиях минувших лет.

    Во второй половине XIX в. начинается активное заселение прилегавших к Николо-Перервинскому монастырю населённых пунктов. Все они были приписаны к 1 стану Московского уезда Московской губернии. В частности, слобода Перерва, по переписи 1862 г., насчитывала 64 двора с населением в 593 человека, а деревня Марьино — 41 двор с общей численностью 343 человека. Свои названия эти поселения получили благодаря особенностям местности, а деревня, скорее всего, от какой-нибудь поселянки — Марьи. Это название было достаточно распространено в окрестностях Москвы, например Марьина роща. Жители этой местности в основном являлись крестьянами и ремесленниками.

    В 1870 г. недалеко от территории монастыря была проложена Курская железная дорога, соединившая построенную станцию Перерва и Люблино. Это событие превратило тихие подмосковные места в оживлённую дачную местность, славившуюся своими сенокосами и целебными лугами. Отдохнуть от московской суеты сюда приезжали дачники, особая московская элита, появившаяся в конце XIX в.

    В 1864 г. провёл лето неподалёку от Перервы писатель Фёдор Михайлович Достоевский, работая над романом «Преступление и наказание». Семья его сестры Веры Михайловны Ивановой поселилась в сельце Люблине близ Кузьминок. Фёдор Михайлович снял дачу рядом. Впоследствии он вспоминал о счастливых днях, проведённых здесь.

    Перерва. Начало XXI в.
    Перерва.

    Начало XXI в.

    Радостную атмосферу дачной жизни писатель воссоздал в рассказе «Вечный муж» (1870).

    В образе двух семей Погорельцевых и Захлебиных он изобразил родных и знакомых ему людей. «Дача Погорельцевых была действительно прелестное местечко; встречала гостей прежде всех шумная ватага детей, высыпавшая на крыльцо дачи…»...

    Дачная жизнь была размеренной, ведь сюда приезжали отдохнуть от московской суеты. Вставали поздно, завтрак подавали прямо на балкон, затем шли гулять в сад, на пруд, ездили к Москве-реке. В 5 часов подавали обед. «Являлись 2—3 кушанья, иногда мудрёные, а одно из них так и совсем какое-то странное, так что его и назвать никто бы не мог.… Кроме обыкновенных столовых вин, появлялась и бутылка токайского» — так описывает дачную трапезу Ф.М.Достоевский.

    Самым весёлым развлечением дачной жизни были игры, в которых принимали участие абсолютно все от мала до велика. «На вопрос Вельчанинова, во что они играют, отвечали, что во все игры и в горелки, но что вечером будут играть в пословицы, то есть все садятся и один на время отходит; всё же сидящие выбирают пословицу, например: “Тише едешь, дальше будешь”, и когда того призовут, то каждый или каждая по порядку должны приготовить и сказать по одной фразе. Первый непременно говорит такую фразу, в которой есть слово “тише”, второй — такую, в которой есть слово “едешь” и так далее. А тот должен непременно подхватить все эти словечки и по ним угадать пословицу». Вечерами, сидя на том же балконе и попивая чай из самовара, пели романсы и слушали подмосковную тишину.

    Летом 1881 г. на даче в Перерве жил известный русский художник Василий Иванович Суриков. Здесь на лето сдавались дёшево простые крестьянские избы, вот одну из них он и снял для своей семьи. С пребыванием в этих местах связано у Сурикова рождение картины о ссылке в Сибирь самого могущественного «из птенцов гнезда Петрова» — Александра Меньшикова. Картина «Меньшиков в Берёзове» (1883 г.) была навеяна сидящими за столом в полутёмной крестьянской избе родственниками и холодным, дождливым летним вечером.

    Однако к концу XIX в. условия для дачного отдыха москвичей в окрестностях Перервы изменились. В 1893—1896 гг. Московская городская управа приняла решение о строительстве близ села Марьино, на территории бывшего Чагинского болота гигантских очистных сооружений для города — Люблинских полей фильтрации, которые должны были стать основной частью первой в Москве канализационной системы. С этой целью город приобрёл у дворцового ведомства 3700 десятин земли и затратил на осуществление этого проекта 6 246 тыс. руб., по тем временам сумму астрономическую.

    Согласно проекту 1884 г., разработанному в Петровской земледельческой академии, очистка сточных вод должна была осуществлятся двумя способами: летом — посредством орошения полей с выращиванием на них растений, а зимой с помощью фильтрации сточных вод через почву (сквозь песок) с последующим сбросом в Москву-реку. Здесь же впервые в мире был внедрён метод биологической очистки стоков. В 1911 г. система московской канализации была удостоена Золотой медали на Международной выставке в Брюсселе.

    По мнению авторов проекта, такая система являлась совершенно безвредной для жителей близлежащих деревень. Однако быстрый территориальный рост Москвы превысил возможности Люблинских полей фильтрации. В 1910 г. московские газеты писали: «Люблинские поля фильтрации, может быть, даже при жизни нас, отцов, окажутся переполненными». Поля фильтрации оставили в топонимике Москвы свои названия — это улицы Нижние поля и Верхние поля, холмистая местность в низине и на возвышении, а в водах Москвы-реки — стойкий запах нечистот.

    В 1877 г. в Перерве была сооружена первая плотина, которая должна была стать частью огромного сооружения — Перервинского гидроузла, состоящего также из шлюзов и гидроэлектростанции. Плотина позволила наладить судоходство по Москве-реке, и за время своего существования подняла уровень воды на три метра, благодаря чему речной пароход «Иосиф Сталин» смог подойти к Кремлю. 2 мая 1937 г. газеты писали: «“Москваволгострой” выполнил свои обязательства». В этом же году плотина была закрыта, а в Перерве выстроили первую гидроэлектростанцию в пределах города.

    В 1909 г. было продолжено расширение железнодорожной станции Перерва. Недалеко от Николо-Перервинского монастыря развернулось строительство сортировочной станции Курской железной дороги. Создание этого транспортного предприятия преобразило бывшие дачные места в рабочие пригороды Москвы. Здесь начинают создаваться рабочие посёлки, такие как, например, Печатники.

    Одним из крупнейших промышленных населённых пунктов постепенно становится Люблино, которое в 1925 г. получает статус подмосковного города. Расположенный рядом с одноимённой железнодорожной станцией город включил в 1939 г. в свои границы близлежащие деревни — Марьино, посёлок Перерва и другие. Примерно в это же время для обслуживания Люблинских полей фильтрации был создан одноимённый совхоз, на территории которого в 1939 г. была введена в строй Люблинская станция аэрации, использовавшая интенсивные методы биологической очистки канализационных стоков.

    В 1960 г. город Люблино и его окрестности вошли в состав Москвы, в связи с этим бывшие Люблинские поля фильтрации были закрыты и переданы под промышленную зону.

    В 1977 г. правительство Москвы принимает решение о застройке бывших деревень и рабочих посёлков, расположенных в Перерве и близ неё. На месте деревни Марьино начинается строительство нового жилого микрорайона, получившего в наследство от бывшей деревни своё имя — Марьино.

    С присоединением бывших подмосковных городов и посёлков в Москве началась настоящая топонимическая паника. Как свидетельствует справочник «Имена московских улиц», в городе появилось сразу несколько одноимённых улиц и переулков. Чтобы избежать этого, в районе Марьино было принято решение восстановить упразднённые названия улиц и населённых пунктов, вошедших в черту Москвы в период реконструкции 1970-х гг. Так появилась улица Перерва.

    Современное Марьино
    Современное Марьино

    В 1995 г. недалеко от Москвы-реки расположился новый пятиглавый храм «Утоли моя печали», белокаменный с двумя колокольнями, открытый при непосредственном участии прихожан Николо-Перервинского монастыря, спроектированный в городе Переславле-Залесском и построенный псковскими мастерами в память о церкви, когда-то расположенной в деревне Марьино.

    Журналист и знаток Москвы Д.А.Покровский в своей книге «Очерки Москвы» (1893) писал: «Московскую, да и вообще русскую, историю в Москве можно изучать, просто прохаживаясь и разъезжая по улицам да прислушиваясь к названиям улиц, переулков, урочищ, церквей и вникая в их смысл и значение». Давайте это делать чаще.


    Советуем прочитать

    Жития русских святых. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1991.

    Шкулева З. Печатники: возвращение к истокам // Из прошлого Москвы. Сб. ст. М., 1997.

    Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 5. М., 1993.

    Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. М., 1996.

    Малиновский А.Ф. Обозрение Москвы. М., 1992.

    Николай Чудотворец. Житие и чудеса святителя Николая, архиепископа Мирликийского. М., 2002.

    Никифор, иеромонах. Исторический очерк Николо-Перервинского монастыря. М., 1886.

    Пашков Б.Г. Русь. Россия. Российская империя. М., 1997.

    Русские писатели в Москве. М., 1987.

    Смолицкая Г.П. Названия московских улиц. М., 1998.

    Сайт Николо-Перервинского монастыря в Интернете. http://pererva.orthodoxy.ru

    Наталья ДОРОЖКИНА,
    лауреат конкурса «Я иду на урок»

    TopList