© Данная статья была опубликована в № 14/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 14/2006
  • Хладнокровное убийство

    ХЛАДНОКРОВНОЕ УБИЙСТВО

    Россия готова опять ввести
    смертную казнь

    В последнее время, в связи с вынесением приговора по делу о захвате школы в Беслане, общественная дискуссия об отмене смертной казни приобрела прежнюю остроту. Дело в том, что вот уже более десяти лет в России действует мораторий на её применение. Такова юридическая норма Совета Европы, которую мы стараемся соблюдать. Тем не менее очевидно, что власть не готова окончательно отказаться от права государства на лишение человека жизни по закону и по суду, потому что общественное мнение в России по-прежнему придерживается традиций, которые допускают смертную казнь. Более того, в последнее время количество сторонников отмены моратория возросло: смерть детей в Беслане эмоционально потрясла общество, спровоцировав многих на мысли о возмездии. По социологическим опросам треть населения — за увеличение статей Уголовного кодекса по применению смертной казни, тех же, кто за её полную и немедленную отмену, наберётся не более 15%. Тем не менее время идёт, и надо определяться: отменять или мораторий, или саму казнь. Аргументы противников и сторонников вот уже долгие годы остаются неизменными. У тех, кто за смертную казнь (а среди них на удивление много культурных и образованных людей), на первом месте ветхозаветное «око за око»: родственники жертв имеют право на воздаяние. В противном случае, считают они, имеет место явная несправедливость. Второй их аргумент — в стране разгул преступности: смертная казнь хоть как-то сможет сдержать её рост.

    Сторонники отмены казни придерживаются христианской позиции — не убий. Логика их рассуждений примерно такова: государство не имеет право становиться на одну доску с убийцей и убивать из побуждений мести или даже справедливости. Ужесточение же законов не приводит к результату — это самообман. Более того, такая политика развращает общество жестокостью, и люди привыкают к насильственному контролю и дамоклову мечу над их головами и уже не способны самостоятельно регулировать свою жизнь. Противники отмены приводят всегда один убийственный аргумент: а что, если бы вашу дочь изнасиловали и убили?.. В ответ другая сторона просит не смешивать личные эмоции, чувства, человеческую слабость отдельного человека, на которого обрушилась беда, и рациональные действия государства. К тому же, говорят они, кто знает — что хуже для преступника: быстрая смерть или долгое пожизненное страдание. Да и время оставляет возможность для раскаяния. И ещё важнейший аргумент: возможна ошибки, которая может стать неисправимой, цена же такой ошибки — человеческая жизнь. И прецедентов этому в истории множество…

    «За» и «против» смертной казни

    Сергей Булгаков

    Всякое убийство есть дело ненависти. Не может быть, чтобы человек убивал человека из любви к нему. Смертная казнь есть один из самых ужасных видов убийств, потому что она есть холодное, расчётливое, сознательное, принципиальное убийство — убийство без всякого аффекта, без всякой страсти, без всякой цели; убийство ради убийства. И в этом главный её грех и ужас.

    Александр Солженицын

    Справимся ли мы с террором? И тут я скажу немодную вещь. Когда происходит террористический акт, нас заверяют: мол, открыто уголовное дело, где разбираются разные версии. Потонуло дело, потонули версии, и мы ничего не узнаем. Наконец, иногда этих террористов берут. Они смеются над нашим судом. Потому, что они знают: смертной казни не будет — мы никак не можем перед Страсбургом быть виноватыми. Сперва будет пожизненное заключение, потом какая-нибудь скидка, какая-нибудь амнистия или побег...

    <…> Я расскажу неизвестный совершенно эпизод. Отец писателя Набокова, Владимир Дмитриевич Набоков, крупный российский государственник, общественный деятель, поставил своей целью отменить в России смертную казнь (отчасти под влиянием Толстого). Он посвятил двадцать лет свой жизни этой главной цели — с конца ХIХ в. и до сентября 1917 г.

    Почему всё это кончилось в сентябре 17-го? К сентябрю 17-го разлилась вся разляпистая мерзость февраля, начались убийства без всяких причин, без охранной ненаказуемости. Он пришёл в петроградскую городскую думу и третьего сентября произнёс речь: «Я двадцать лет боролся за полную отмену смертной казни. Я ошибался. Мы не можем бороться с этим иначе, как смертной казнью. Бывают такие случаи, когда для спасения всего общества, для спасения государства смертная казнь нужна...»

    И мы имеем исторический опыт, как Столыпин за полгода моментально прекратил такую же слякоть, такую же мерзость 1905 г. смертной казнью. За это его полосовали, презирали, а в России наступил расцвет.

    Перед нами стоит вопрос: поборем ли мы когда-нибудь террор — вот о чём у нас беспокойство. Ведь никто и нигде не защищён ни на каких дорогах, ни в каких городах, ни у себя дома, ни на пути — никто не обезопасен. Террор продолжается. Вопрос в том: способны ли мы бороться с террором? Правоохранительные органы наши, конечно, во многом не способны, многое упускают. Но иногда-то есть возможность у них человека присудить к смертной казни?! За непомерные преступления. Опять нельзя! Мы должны быть на уровне передовых современных условий. Эти передовые условия диктуют люди, не знавшие серьёзных испытаний. Таких испытаний, какие Россия прошла, — Европа не проходила. Она их просто не знает. <...> («Независимая газета». 5 марта 2001.)

    Открытое обращение российских политиков,
    учёных, военных, представителей
    творческой интеллигенции
    к президенту России В.В.Путину

    Дорогие соотечественники!

    Уважаемый Президент Российской Федерации!

    Отечество наше в опасности! Россия на грани самоуничтожения. Враг у нашего порога, и имя ему — криминал. Волна убийств и тяжких преступлений против личности захлестнула страну. Каждый день гремят по России выстрелы, совершаются разбои и грабежи, льётся человеческая кровь.

    Сегодня безнаказанно убивают на улицах наших городов, в подъездах домов, в собственных квартирах. Убивают без разбора, хладнокровно и жестоко — детей и стариков, студентов и академиков, бизнесменов и государственных деятелей. Только в прошлом году в России умерли насильственной смертью и покончили жизнь самоубийством свыше 50 тысяч человек, десятки тысяч людей умирают в больницах от ран, полученных в результате разбойных нападений, тысячи людей пропадают без вести.

    …Криминал развязал открытый террор против каждого гражданина, держит общество в состоянии тотального страха. Люди боятся за свою жизнь, за жизнь своих детей и близких. Они растеряны, не знают, что делать, и от бессилия молчат. В обществе царит атмосфера безнадежности и безысходности.

    …Россия сползает в бездну, рушатся духовные устои нации, нравственность теряет свою силу. Идущие в обществе процессы, если их не остановить, будут иметь катастрофические последствия.

    Вопреки воле народа и в угоду политическим требованиям Запада в стране был введён мораторий на смертную казнь за особо тяжкие преступления против личности. Именно это решение развязало руки преступникам. Убийцам, наркотортовцам, казнокрадам стало ясно, что возмездие им не грозит. Решение о моратории на смертную казнь было не просто ошибочным, а пагубным. Оно обернулось для общества большой трагедией. Убивают тысячи и тысячи людей, а их близким суждено до конца дней своих нести в душах тяжкий груз не утихающей скорби.

    Подавляющее большинство законопослушных граждан нашего общества не может с этим смириться. Закон, позволяющий убийцам избежать заслуженного возмездия, несправедлив. Обращаемся к Вам, уважаемый Президент: используйте Ваши полномочия для отмены моратория на смертную казнь за особо тяжкие преступления против личности и государства; объявите народу конкретную программу борьбы с внутренним терроризмом — криминалом всех мастей. Мы уверены, что граждане России готовы к конструктивному диалогу с Вами по названным проблемам.

    Подписали: Абалкин Л.И., Алферов Ж.И., Алексеев М.Н., Аслаханов А.А., Болотова Ж.А.,
    Бокерия Л.А., Бурляев Н.П., Ведерников А.Ф., Гареев М.А., Говорухин С.С., Горячева С.П.,
    Губенко И.В., Добреньков В.И., Дурова Н.Ю., Исаев Е.А., Калягин А.А., Карпов А.Е., Карпов В.В., Кобзон И.Д., Куняев С.Ю., Мартынов А.Г., Матвеев Е.С., Меньшов В.В., Никандров Н.Д.,
    Ножкин М.И., Осипов Г.В. и многие другие.

    Андрей Сахаров

    Вопрос о смертной казни — вопрос принципиальный. Это чрезвычайно жестокое наказание, которое иногда бывает более жестоким, чем само преступление. Вообще, может ли быть наказанием насильственная смерть? И всегда есть возможность судебных ошибок. Смертный приговор делает их непоправимыми.

    Наличие института смертной казни дегуманизирует общество. В то же время я знаю, что общественное мнение, люди, юридически не подкованные и не знакомые со статистикой, с состоянием дел в области преступности, не имеющие собственного социального опыта, очень часто высказываются за применение смертной казни. Выход из этой ситуации таков: с одной стороны, надо вести разъяснительную работу среди населения, но с другой — власти могут идти в какой-то мере впереди общественного мнения и управлять им. Здесь это оправдано. Но важно, чтобы и юристы, и психологи, психиатры, врачи и журналисты вели соответствующую работу. Особенно впечатляющими являются данные о большом числе ложных приговоров. Я выступал и выступаю против смертной казни (и не только в СССР) ещё и потому, что эта мера наказания предусматривает наличие постоянного страшного аппарата исполнителей, целого института смертной казни. («Новое время». 1988. Декабрь.)


    Из истории отмены смертной казни в России

    Смертная казнь в России отменялась не раз и не два, но достаточно быстро восстанавливалась вновь. В 1744 г. императрица Елизавета Петровна в сенатском указе потребовала заменить смертную казнь на другие виды наказаний — вечной ссылкой на каторжные работы с предварительным публичным наказанием кнутом и клеймением, что было подтверждено указами от 1753 г. Но смертная казнь за воинские и государственные преступления оставались.
    Екатерина Великая была не кровожадна: она оставляла смертную казнь лишь для двух случаев: если преступник сможет из мест заключения «возмутить народное спокойствие» или «самые беспорядки заступают место закона». Она и использовала её также в двух случаях: казнив подпоручика Василия Мировича за попытку освобождения царевича Ивана Антоновича и Емельяна Пугачёва и его соратников.
    За 25 лет правления государя Александра I смертная казнь применялась всего 24 раза, и то в основном по решению военно-полевых судов в годы Отечественной войны 1812 г.
    Николай I демонстративно подчёркивал, что в России нет смертной казни, кроме исключительных случаев (в его эпоху официально было казнено 40 человек), но многие, особенно в армии, погибали во внесудебных расправах — из-за телесных наказаний шпицрутенами.
    Отменял и вводил смертную казнь за время своего правления и Николай II. Ну и, конечно, большевики – в первые месяцы своей власти, а потом менее чем на полгода — после Гражданской войны. И даже Сталин — в 1947 г., заменяя расстрельные статьи на 25 лет лагерей. Правда, в 1950 г. можно было уже расстреливать шпионов, диверсантов, изменников Родины, а в 1954 г. к ним добавилась преступники, совершившие умышленное убийство.

    Публикацию подготовил
    Анатолий БЕРШТЕЙН

    TopList