© Данная статья была опубликована в № 13/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 13/2006
  • Он свет в историю вносил

     

    Московский университет. Конец XIX в.
    Московский университет. Конец XIX в.

    Он свет в историю вносил

    Современники о В.О.Ключевском

    Материал для подготовки уроков в профильных классах по темам
    «Русская культура второй половины XIX в.» и «Великие русские историки XIX в.»
    10 класс

    Творческое наследие крупнейшего русского историка Василия Осиповича Ключевского (1841—1911) имеет непреходящее значение для отечественной науки и культуры. Одарённый историограф, источниковед, краевед, литератор и оратор, талантливейший организатор исторической науки, он по праву является гордостью России и многими гранями своего удивительного таланта по-прежнему привлекает пристальное внимание современных научных и читательских кругов.

    В.О.Ключевский. 1905 г.
    В.О.Ключевский. 1905 г.

    Краткая биография учёного такова. Он родился в Пензе 16 января (по старому стилю) 1841 г. в семье сельского священника. Рано лишился отца и, продолжая семейные традиции, начальное образование получил сначала в уездном духовном училище, а затем в Пензенской духовной семинарии. В 1861 г. поступил на историко-филологический факультет Московского университета, где в то время преподавали талантливые исследователи С.В.Ешевский, Ф.И.Буслаев, С.М.Соловьёв и другие. Под руководством последнего было написано дипломное сочинение будущего знаменитого историка «Сказания иностранцев о Московском государстве». Так начался его путь в науку. Темой магистерской диссертации В.О.Ключевский избрал древнерусские жития святых. Работа была успешно защищена в 1872 г. в Московском университете и стала важной вехой в становлении учёного. Затем была активная научная, педагогическая и общественная деятельность.

    В.О.Ключевский преподавал всеобщую историю в Александровском военном училище, читал лекции на Высших женских курсах В.И.Герье, стал приват-доцентом Московской духовной академии, а в 1879 г. был зачислен в штат сотрудников Московского университета.

    Книга «Боярская дума Древней Руси» стала его докторской диссертацией и подлинным научным событием того времени. В 1880—1881 гг. он опубликовал значительную её часть в журнале «Русская мысль», а в 1882 г. в переработанном виде издал отдельной книгой. Вскоре после этого В.О.Ключевский почти одновременно был избран профессором Московского университета и Московской духовной академии.

    Деятельность В.О.Ключевского, его лекции, большая научная и педагогическая деятельность снискали ему огромный авторитет не только как учёного, но и как общественного деятеля, организатора отечественной науки. Вокруг В.О.Ключевского сложилась целая научная школа. Среди его учеников были такие известные русские историки, как М.К.Любавский, П.Н.Милюков, А.А.Кизеветтер и др.

    В 1900 г. В.О.Ключевский был избран действительным членом Академии наук. С 1891 г. он преподавал русскую историю 20-летнему великому князю Георгию, сыну Александра III, который из-за слабого здоровья жил на Кавказе (г. Абастуман).

    Поездки на Кавказ забирали силы и время. Мешали они и активному руководству Обществом истории и древностей российских при Московском университете, председателем которого В.О.Ключевский был избран в феврале 1893 г. Вскоре он ушёл из университета и последние годы жизни много усилий приложил к тому, чтобы подготовить к печати общий «Курс русской истории». Кончина учёного 12 мая 1911 г. стала невосполнимой утратой для всей отечественной науки.

    В.О.Ключевский — студент. 1861—1865 гг.
    В.О.Ключевский
    — студент.
    1861—1865 гг.

    В этом году Россия и Пензенская земля отмечает 165-летие со дня рождения и 95-летие со дня смерти нашего выдающегося соотечественника. В связи с этим у нас есть хороший повод обратиться благодарной памятью к его архивному наследию, одним из хранителей которого, наряду с другими государственными и научными учреждениями России, является Научный архив Института истории Российской академии наук (далее НА ИРИ РАН. Коллекция документов В.О.Ключевского НА ИРИ РАН была приобретена в 1946 г. у вдовы сына историка Б.В.Ключевского Комиссией по истории исторических наук при Отделении истории и философии АН СССР (председатель В.П.Волгин, зам. председателя — Б.Д.Греков; учёный секретарь — Б.Г.Вебер). Затем она была передана в Отдел рукописных фондов Института истории СССР АН СССР, правопреемником которого с 1992 г. стал Научный архив ИРИ РАН. Первую научную обработку фонда осуществил в 1947 г. известный отечественный учёный-историк Александр Александрович Зимин — в то время кандидат наук, референт академика Б.Д.Грекова. Другая часть документов архива вскоре поступила на хранение в Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (г. Москва). При этом документы, хранящиеся в НА ИРИ РАН, дополняли фонд ОР РГБ и составляли с ним некогда единое целое. Архивные фонды В.О.Ключевского находятся также в Москве, в Государственном Историческом музее (ГИМ), в Санкт-Петербурге (бывший СПб. филиал Института истории РАН, а ныне Институт истории РАН—СПб.), в Государственном архиве Пензенской области (ГАПО) и других архивохранилищах.

    Личный фонд В.О.Ключевского (№ 4), хранящийся в НА ИРИ РАН, представляет большую ценность для науки и содержит интересный материал для специалистов-историков. Документы фонда позволяют детально изучить формирование исторических, общественных и педагогических взглядов учёного, его творческую деятельность, гражданскую позицию, вклад в развитие русской исторической науки. В фонде находятся: материалы «Курса русской истории», над которым В.О.Ключевский работал около сорока лет; специальные курсы (по методологии, терминологии русской истории, истории сословий, по источникам и историографии); монографии, статьи, рецензии; конспекты, выписки из первоисточников; биографические и личные материалы В.О.Ключевского, в том числе переписка; документы, отражающие педагогическую и общественную деятельность учёного.

    Анисья Михайловна Ключевская, жена историка

    В.О.Ключевский — профессор Московской духовной академии. 1909 г. Сергиев Посад

    Анисья Михайловна
    Ключевская,
    жена историка
    В.О.Ключевский —
    профессор Московской
    духовной академии.
    1909 г. Сергиев Посад

    Всего фонд насчитывает более 600 единиц хранения. Многие из них уже введены в активный научный оборот, другие лишь частично опубликованы, а третьи ещё ждут своих профессиональных и добросовестных исследователей.

    Особую группу составляют документы, связанные со смертью В.О.Ключевского. Сюда входят вырезки из газет с некрологами и воспоминаниями его студентов, коллег-профессоров и других современников. Материалы прессы очень информативны. Они передают общественные настроения русского общества начала ХХ в., его интеллектуальной элиты, студенчества и в этом смысле представляют для современной исторической науки особый интерес. Сегодня, когда идёт переосмысление многих страниц отечественной истории, потребность в расширении массива документальных источников, рассказывающих в том числе и о деятельности ярчайших представителей отечественной науки, ощущается очень остро. На наш взгляд, материалы русских газет за 1911 г. — год смерти В.О.Ключевского — помогут уточнить, а возможно, и по-новому представить современному читателю хронику событий того времени и отношение современников к учителю, человеку и учёному.

    Предисловие и публикация
    кандидата исторических наук
    Елены МАЛЕТО

    Документы публикуются в соответствии с современной орфографией.


    Некрологи, воспоминания
    о В.О.Ключевском, вырезки из газет

     

    Памяти
    В.О.Ключевского

    Статья профессора Н.Н.Фирсова
    (Казанский университет)

    Эти наскоро набрасываемые, беглые строки, конечно, не имеют целью обрисовать такую крупную личность, какою был только что почивший знаменитый историк. Это просто дань скорби, которая при вести о кончине В.О.Ключевского несомненно, охватила всякого, кому дороги и наука, и русское оригинальное меткое и образное слово…

    Потеря В.О.Ключевского — не только научная, но и общественная потеря. Довольно сказать, что ни у кого из русских историков, не исключая и эпически-художественного Костомарова, не было столь большой читающей публики, какую приобрёл Ключевский.

    Уже несколько десятилетий его имя дорого нашей учащейся молодёжи: она учится русской истории по книгам Ключевского. Это имя стало дорогим и всему русскому обществу, среди коего получил весьма широкое распространение недавно изданный, но давно известный всей интеллигентной России «Курс» Ключевского. Его научные идеи, сделавшись доминирующими в древнейшей русской историографии начала Русской истории до Петра Великого (так в оригинале. — публ.). В этом классическом сочинении, осветив социальное строение общества с его экономической основой — торговым и земельным капиталом, определив удельный вес рассматриваемых учреждений и классов, а также и их взаимные отношения, — наконец, с неподражаемою отчётливостью выяснив единство в эволюции общества, при множестве и разнообразии его жизненных процессов, Ключевский, вместе с тем, своим острым умственным взором проник в самые сокровенные недра народной психологии и показал нам русского человека, его духовный склад, сквозь призму конкретных, индивидуальных черт того или другого социального положения, той или другой исторической эпохи. Перед читателем «Боярской Думы» проходят как живые типические фигуры древнерусской истории: тут и удельный князь хозяин-скопидом, и шумливый, но крепко зажатый в капиталистическом кулаке новгородский мужик — «вечник», и московский боярин — князь, знающий себе правительственную цену, гордый своим ярославским генеалогическим прошлым и желчно порицающий царское самовластие, тут и сам московский царь, правящий вместе с боярами, посылающий их в «дальнеконечные» походы, а при личном благодушии, в сердитую минуту выталкивающий их из заседания Думы, тут и «хрестьянин» — вечный плательщик, старающийся укрыться, «избыть» платежа, но постоянно улавливаемый, становившейся всё чаще и чаще фискальною сетью, — царский «сирота» <…>.

    Слава снизошла на покойного при жизни: его заслуги и значение признаны не только его учениками, последователями и почитателями, но и людьми, не принадлежащими к его школе, даже врагами.

    Таково обаяние настоящего, неподдельного таланта.

    Но дело было не в одном таланте, а и в той точке зрения, с какой Ключевский изучил и изобразил историю России. Принявшись за исследование одного из важнейших учреждений древней Руси, именно — Боярской Думы, Ключевский первый из русских историков неразрывно связал историю учреждения с историей общественных классов, с основными процессами в жизни страны. В результате получилось не одно специальное исследование, свидетельствовавшее о высоком даре анализа и глубоких познаниях в первоисточниках, но и тонко нарисованная синтетически-художественная картина <…>.

    Эта книга произвела сильное впечатление на умы и создала эпоху в русской историографии. Кроме большого таланта, в этой книге всех поразила новизна постановки исторического наследования, основательность и стройность всей схемы русского исторического процесса, покоряющей читателя логическою ясностью и, так сказать, общею внутреннею убедительностью. Эта схема была положена и в основание «Курса» Ключевского, — книги в настоящее время настольной у каждого мало-мальски образованного человека. Сверх этих главнейших трудов жизни и деятельности почившего историка, он подарил родине целый ряд исторических исследований, тоже мощно двигавших русскую историческую науку вперёд и нередко, подобно «Боярской Думе», привлекавших внимание широких кругов общества.

    В.О.Ключевский на смертном одре
    В.О.Ключевский на смертном одре

    Я не стану перечислять эти исследования (список их — в сборнике статей, изданных в честь В.О.Ключевского); я подчеркну только, что во всех этих трудах, а также в публичных лекциях и речах Василия Осиповича, в большей или меньшей мере проявились те же свойства его исторического таланта, которые нашли себе полное торжество в «Боярской Думе» и «Курс»: необыкновенная исследовательская проницательность и даже иногда какая-то интуитивная проникновенность, опирающаяся, однако, на обширную эрудицию, тонкое остроумие, логичность общих построений, художественность изображения, всегда чрезвычайно яркого, а местами освещённого саркастическим юмором, и наконец, редкий блеск оригинального стиля — таковы чарующие свойства таланта Ключевского. Они в значительной степени характеризуют его личность, во всяком случае личность учёного и писателя и дают ему заслуженное право навсегда встать в первые ряды тех выдающихся, «великих», как их называют, людей, которые служат самым надёжным мерилом даровитости родного им народа.

    Проф. Н.Фирсов
    14 мая

    В.О.Ключевский

    12 мая в Москве скончался от гангрены известный учёный, профессор русской истории Василий Осипович Ключевский.

    В.О. происходил из духовного звания, учился сначала в семинарии, затем в Московском университете, где окончил курс по историко-филологическому факультету в 1867 г. Через пять лет он получил степень магистра русской истории за диссертацию на тему: «Древнерусские жития святых, как исторический источник», а в 1882 г. —докторскую степень за «Боярскую Думу Древней Руси».

    Лекции по русской истории В.О. читал сначала в Московской духовной академии, а потом и в университете, в Александровском военном училище, на Высших женских курсах.

    Особенную популярность снискал В.О. своими талантливыми лекциями, на которых воспиталось несколько поколений русских историков. Отличительная черта его научного и литературного дарования — способность облечь сложный исторический процесс в стройную, ясную схему, придать своей мысли яркую форму.

    Широкий размах исследования, критический анализ, блестящий талант изложения выдвинули его в первые ряды историков. Своими исследованиями он осветил многие вопросы отечественной истории, главным образом, в области социального строя и управления в Московском государстве XV—XVIII столетий. Из научных трудов его важнейшие: «Сказания иностранцев о Московском государстве», указанные выше его диссертации, «Русский рубль XVI—XVIII ст. в его отношении к нынешнему», «Происхождение крепостного права», «Подушная подать и отмена холопства в России», «Состав представительства на земских соборах Древней Руси».

    Кроме того, В.О. выступал со статьями популярного и публицистического характера, которые печатались преимущественно в «Русской Мысли». В статьях этих отразился националистический оттенок взглядов автора, объясняемый идеализацией московской старины и оптимистическим отношением к современной русской действительности.

    В.О.Ключевский стоял в стороне от активной политики. Когда вырабатывалось положение о Государственной Думе 6 августа, В.О. был приглашён к участию в совещаниях, происходивших в Петергофе. Здесь выяснилось, что В.О. является сторонником предоставления народному представительству возможно широких прав.

    Газета «Современное слово»
    С.-Петербург, ул. Жуковского, 21.
    13 мая 1911 г.

    Проф. В.О.Ключевский

    Скончался известный русский историк Василий Осипович Ключевский. В лице его русская наука понесла тяжёлую утрату. Почившему историку удалось довести свою «Русскую историю» всего лишь до Петра III (4 тома); смерть застигла его за приготовлениями к выпуску 5 тома.

    Главнейшие из многочисленных трудов Ключевского: «Боярская Дума Древней Руси», — труд, обративший впервые всеобщее внимание на учёного, «Сказание иностранцев о Московском государстве», «Происхождение крепостного права», «Состав представительства на земских соборах Древней Руси» и др.

    В.О. состоял профессором русской истории в Московской духовной академии и в Московском университете (в последнем с 1879 года).

    В.О.Ключевский давно страдал болезнью мочевого пузыря. 13 ноября он лёг в хирургическую лечебницу д-ра Стороженко, и здесь профессором Московского университета Спижарным ему была произведена операция — извлечение камней. В.О. стало лучше, но вскоре обнаружились обычные при этой болезни осложнения со стороны почек и других органов. Созван был консилиум врачей, который решил, что необходимо произвести вторую операцию. Месяц тому назад у больного обнаружилась большая слабость, и всё время силы шли на убыль. 12 мая, утром, он потерял сознание и в 4 ч. дня скончался на руках своего сына Б.В. До последнего дня покойный работал над статьёй, которая так и осталась неоконченной. Тело его перевезено на квартиру. Похороны состоятся 15 мая в Донском монастыре.

    Газета «С.-Петербургские ведомости»
    С-Петербург., Шпалерная, 2б.
    14 мая 1911 г.

    Панихиды

    Вчера, в 12 час. дня, у гроба В.О.Ключевского была отслужена панихида, которую совершал преосвященный Анастасий, епископ Серпуховской.

    На панихиде присутствовали профессора Д.Н.Анучин, Р.Ф.Брандт, Э.В.Готье, Барсов, Л.И.Лопатин, А.С.Котляревский, М.М.Покровский, бывший член первой Государственной Думы А.А.Кизеветтер, директор Высших женских курсов С.А.Чаплыгин, С.О.Долгов, д-р Стороженко, вице-президент О-ва сельских хозяев А.И.Угримов, председатель О-ва любителей российской словесности А.Е.Грузинский, приват-доцент С.Ф.Фортунатов, приват-доцент Н.П.Сакулин, близкие друзья и знакомые покойного, студенты и курсистки.

    В 2 ч. дня была совершена вторая панихида по В.О. Совершал её преосвященный Трифон, епископ Дмитровский.

    В 5 ч. дня у гроба покойного служил панихиду ректор Духовной семинарии архимандрит Борис.

    В 7 час. вечера при большом стечении молящихся у гроба В.О. была отслужена панихида причтом Казанской церкви.

    На гробе покойного профессора возложено два креста: металлический и из живых цветов-ландышей, без надписей. Металлический крест возложили служащие лечебницы д-ра Стороженко, ухаживавшие за В.О. во время его болезни.

    Газета «Раннее Утро»
    г. Москва, Мясницкая, д. Анаповых, 20.
    14 мая, 1911 г.

    Сочувственные телеграммы

    Сын почившего историка, Б.В.Ключевский, вчера в течение дня получил из разных концов России ряд телеграмм с выражением печали по поводу кончины незабвенного профессора.

    Фракция к.-д. Государственной Думы прислала Б.В.Ключевскому телеграмму следующего содержания: «Фракция партии народной свободы присоединяется к вашему горю и скорбит о великой национальной утрате. Милюков».

    На имя ректора Московского университета получены следующие телеграммы от студентов Казанского университета и от Рогожского училища.

    В правлении университета

    В правлении университета вчера был поднят вопрос о том, как выразить свою скорбь по поводу кончины проф. В.О.Ключевского, так как предполагавшееся возложение на гроб венка противоречило бы воле покойного. Некоторые члены правления предлагали возложить на гроб В.О. крест из живых цветов. Однако вопрос этот остался открытым, так как между возложением креста и венка нет существенной разницы.

    Телеграммы

    Сын умершего, Б.В.Ключевский, продолжает получать телеграммы с выражением соболезнования по поводу кончины знаменитого историка из разных городов России. Проректор Петербургского университета профессор Андреев телеграфирует: «Неутешно плачу». Семья Милюковых прислала телеграмму следующего содержания: «Глубоко потрясённые известием о кончине дорогого и незабвенного Василия Осиповича, участвуем в вашем горе».

    Б.В.Ключевским получены также телеграммы с выражением скорби: от профессоров Московской духовной академии гг. Попова и Смирнова, от профессора Московского университета А.Н.Филиппова, от приват-доцента этого университета г. Яковлева (со ст. Балховской), от бывших учеников умершего, студентов-государственников Московского университета, от Общества взаимопомощи студентов-филологов этого университета. Получена телеграмма и от «Союза 17 октября».

    На имя ректора университета получены соболезнующие телеграммы о тяжёлой потере, от совета Петербургского университета, от Петербургского русского исторического общества, которое просит «возложить венок», и от Московского исторического музея.

    Газета «Утро»
    г. Москва, Страстной бульвар,
    Путников пер., 15.
    14 мая 1911 г.

    Василий Осипович Ключевский

    Московский университет, русская историческая наука и русское общество понесли тяжёлую, невознаградимую утрату: 12 мая, в 3 часа 5 минут дня, скончался Василий Осипович Ключевский.

    Воспитанник Московского университета, ближайший ученик и преемник по кафедре незабвенного Сергея Михайловича Соловьёва, Василий Осипович более сорока лет с честью и великою славою подвизался на учёном и преподавательском поприще. Он обогатил русскую историческую литературу целым рядом классических исследований, этюдов и очерков по русской истории, в которых дар глубокого аналитика и острого критика сочетался с даром великого художника слова.

    На его лекциях по русской истории воспитался целый ряд поколений образованного русского общества. Из всех современных русских историков никто не оказал такого решительного влияния на выработку общего исторического миросозерцания, как Василий Осипович. Он создал вокруг себя целую школу русских историков, которые ревностно разрабатывали очередные темы, подсказанные курсом русской истории Ключевского, и дали ряд капитальных исследований по внутренней истории России. Василий Осипович был тем духовным родником, откуда выбивалась могучая струя научной мысли, всё вокруг себя оживлявшая и оплодотворявшая. Со времени издания курса его лекций духовное влияние Василия Осиповича распространилось далеко за пределами высшей школы и охватило широкие круги русского общества.

    Ключевский стал учителем не только высшей школы, но и всех читающих людей в России.

    И оплакивать его будут не одни учёные, не одни студенты, но и всё образованное русское общество.

    Газета «Харьковские ведомости»
    г. Харьков, Девичья улица, 14.
    15 мая 1911 г.

    У гроба В.О.Ключевского.
    Панихиды

    Вчера у гроба В.О.Ключевского было отслужено несколько панихид. Совершали панихиды священники, бывшие ученики В.О. по Московской духовной академии. Присутствовали: М.Н.Муромцева, ректор университета М.К.Любавский, главный секретарь архива Государственного Совета П.Л.Барсков, декан медицинского факультета Д.Н.Зернов, А.А.Грушка, В.Н.Розанов и др.

    Сегодня состоятся похороны В.О.

    В 8 час. утра тело почившего профессора будет перенесено из квартиры (Житная ул., соб. д.) в университетскую церковь. Затем, после отпевания, печальная процессия направится к кладбищу Донского монастыря, где состоится погребение.

    Памяти В.О.Ключевского

    Вчера гласный Н.А.Шамин обратился к городскому голове с заявлением о необходимости увековечения городским управлением памяти знаменитого русского историка В.О.Ключевского. Гласный просит передать его заявление на обсуждение комиссии о пользах и нуждах общественных.

    Библиотека и труды В.О.Ключевского

    Сын покойного Б.В.Ключевский опровергает сообщение газет о том, что библиотеку свою покойный завещал Московскому университету. Б.В. находит, что библиотека должна стать общественным достоянием, но кому всё придется пожертвовать, — Академии наук или университету, — вопрос этот решён будет со временем.

    Библиотека В.О. заключает в себе свыше 1,000 экземпляров; на полях книг покойным сделана масса пометок, которые сын считает необходимым издать вместе с обширной перепиской. Пятый том истории Ключевского покойный не успел закончить. Им просмотрена и проверена 1/3 пятого тома, остальные две трети придется издать по черновикам.

    Сочувственные телеграммы

    Сын покойного профессора Б.В.Ключевский вчера получил сочувственные телеграммы от академика Лаппо-Данилевского, от бывш. ректора Моск. ун. А.А.Мануилова, от Лиги мира, от проректора Петербургского университета проф. Андреева, от семьи Милюковых, от проф. А.Н.Филиппова, от О-ва взаимопомощи студентов историко-филологического ф-та, от студентов юристов-государственников и др.

    Маска В.О.Ключевского

    Вчера формовщик училища живописи и ваяния Г.Афанасьин снял маску с лица почившего историка. Маска будет отлита в училище живописи и ваяния, где В.О. долгое время состоял преподавателем истории.

    В училище живописи и ваяния

    В 2 часа дня в актовом зале училища была отслужена панихида по В.О.Ключевскому в присутствии директора училища кн. Львова, Гиацинтова и учащихся.

    Газета «Раннее утро»
    г. Москва, Мясницкая,
    д. Анаповых, 20.
    15 мая, 1911 г.

    Памяти профессора-историка

    В.О.Ключевский читает лекцию. Л.О.Пастернак. 1909 г. (В первом ряду сидит Б.Л.Пастернак)

    В.О.Ключевский читает лекцию.
    Л.О.Пастернак. 1909 г.
    (В первом ряду сидит Б.Л.Пастернак)

    Печальная весть быстро облетела вчера город. Умер Василий Осипович Ключевский… Жутко и невыразимо больно становится при этом известии…

    Ещё одну потерю, незаменимую и незабываемую понёс Московский университет...

    Потерю Ключевского должны чувствовать не только его друзья, его близкие, профессора по кафедре, учителя-историки. В нём несёт утрату вся страна. Потеря эта найдёт несомненный отголосок и за пределами России, так как имя Ключевского стало общеизвестным.

    Мне лично представляется он крупным учёным и блестящим из профессоров, каких только приходилось слушать. Как сейчас помню одну из его лекций в «большой словесной» аудитории нового университетского корпуса…

    Задолго ещё до начала лекции несметное число слушателей собралось у дверей аудитории: тут были и филологи, и юристы, и медики, и математики, и естественники без различия семестров и курсов. Ты что, на Ключевского? то и слышалось в толпе. Конечно! Конечно! Одного его только и слушаю...

    Чтобы пробраться в аудиторию и занять себе место на лекцию, некоторые из студентов забирались в университет чуть ли не с раннего утра и терпеливо ожидали «желанного часа»...

    Но вот и профессор… Пожилой, несколько сгорбившийся, торопливой походкой входит он на кафедру и первое время чувствует себя, видимо, смущённым под устремлёнными на него взорами и дружными аплодисментами студентов...

    Проходит несколько минут... Всё успокаивается, и голос Ключевского, неторопливый и внятный, раздаётся в разных углах аудитории: «Пётр был великан... без малого 3-х аршин ростом. Его фигура издали заметна была во всякой толпе… Христосуясь на Пасху, он постоянно должен был нагибаться до боли в спине»...

    Или: ...«Реформы Петра подняли уровень государственного благосостояния, усилили производительность народного труда»...

    Захваченный весь, с напряжённым вниманием, боясь проронить малейшее слово, слушаешь безыскусственную простую повесть про «дела давно минувших дней»: войну и мир, «управу государей», — слушаешь и изумляешься неподражаемой способности профессора в речи словами, тоном голоса, жестом и взором сообщить студентам те впечатления и эмоции, какие вызывали в нём переживаемые события…

    От студентов Ключевский требовал основательных, серьёзных познаний: удовлетворительными же, по его собственным словам, редко когда удовлетворялся.

    Простой и доступный для всех, он остался таким и тогда, когда достиг славы и всемирной известности.

    И теперь, при вести о кончине Ключевского, невольно приходят на память бессмертные слова его сотоварища, сказанные на похоронах ректора-идеалиста С.Н.Трубецкого: …«В могилу опускают только его бренные останки. Его дух будет вечным заветом, будет одухотворять лучших людей своей родины».

    Эти слова хочется применить и к В.О.Ключевскому.

    Ив.Фёдоров

    У могилы Ключевского
    (Из впечатлений слушателя)

    Когда набрасываются эти строки, Москва хоронит Ключевского, и крышка гроба сейчас навеки скроет характерные черты того, кто был учителем многих поколений. И в этот момент в памяти оживает особенно отчётливо портрет покойного — может быть, самой колоритной фигуры последних десятилетий.

    Ничего «выигрышного», ничего профессионально-ораторского — ни в лице, ни в дикции, ни в жестах, а между тем аудитория, в которой читал Ключевский, всегда ломилась от слушателей… Очевидно, в его живом слове, в непосредственном общении с его индивидуальностью было какое-то существенно важное и необходимое дополнение к литографированному, а потом и печатному «курсу русской истории».

    Вот он стоит на кафедре, странно и неудобно облокотившись на одну сторону, смотря куда-то поверх слушателей: глаза сощурены, как у человека, разглядывающего ещё виднеющиеся на горизонте очертания; речь — далеко не плавная: слова как будто тут же «добываются», время от времени — лёгкий приступ заикания… Но, признаюсь, я склонен думать, что и заикание это имело какой-нибудь педагогический или ораторский расчет.

    «Без расчёта» же тонкий и умный Ключевский ничего не делал. Я уверен, что его прерывающаяся «поисками слов» речь — результат заранее обдуманного намерения. В самом деле, курс свой он, конечно, знал наизусть; словесный запас и вся постройка словесного материала — оригинальная, яркая и незабываемая — уже давно готова. Но одно дело — дать слушателю уже готовый образ, а совсем другое — привлечь и его к активной работе, ввести его тёмными подсознательными психологическими путями в самую лабораторию своей научной мысли, дать время ему «догадаться», «поискать». В мгновения этих «пауз» мысль слушателя невольно продолжала работать в направлении данного толчка; и совпадения найденного слушателем с тем, что было заранее глубоко обдумано учёным в тиши своего кабинета, случались чаще, чем это можно думать…

    Ключевский понимал, что устная лекция имеет смысл только при наличности активно работающей аудитории. И сколько он знал разнообразных средств, чтобы держать свою аудиторию в необходимом напряжении, на одинаковом уровне активности! Ведёт он, например, речь о происхождении и составе «Русской Правды». Материя — суховатая, увлечь нечем; материалу ещё минут на 15, а слушатели уже устали: идут уже не вместе с лектором, а покорно плетутся за ним.

    Но вдруг Ключевский с сугубо нахмуренными бровями сверкает искорками своих куда-то далеко запрятанных глаз прямо в первые ряды слушателей: «Эту главу “Русской Правды” я не решусь назвать вслух… Я вам напишу…»

    Он подбегает к доске и пишет, действительно, такое слово, что аудитория разражается хохотом. А у самого на лице — ни улыбки… Да больше ничего и не надо: в интимности этого момента слушатели получили необходимый отдых, — механизм активного внимания точно получил смазку… Конечно, тут дело не в «стыдливости» профессора — и не с такими ещё щекотливыми вещами приходится оперировать в академическом преподавании. Да и скажи он это слово просто, никто из слушателей и не улыбнулся бы, конечно…

    Тонкий ум, чуткий психолог и педагог, Ключевский был одарен ещё одним свойством, ценным и само по себе, а «при прочих равных условиях» — почти чудодейственным. Это — юмор.

    Юмор Ключевского такого же всеобъемлющего характера, как и юмор Чехова: это почти миросозерцание. Только он не такой тёплый, не такой «субъективный», как у Чехова. Это юмор много знающего, далеко видящего мудреца <…>

    Стэк
    «Смоленский вестник».
    г. Смоленск, Б. Благовещенский.
    15 мая 1911 г.

    Похороны В.О.Ключевского

    Несмотря на каникулярное для университета время храм университета был переполнен молящимися. Заупокойное богослужение совершали: преосвященные Трифон, епископ Дмитровский, Анастасий — Серпуховский, профессор богословия Боголюбский и 15 священников. В храме присутствовали: бывший директор петербургского педагогического института С.Ф.Платонов, члены Г. Думы Милюков и Тесленко, попечитель учебного округа А.А.Тихомиров, попечитель Казанского учебного округа Деревицкий, находящийся в Москве по случаю ревизии университета, вся профессура в полном составе, городской голова Н.И.Гучков и многие студенты. На гроб возложены венки и цветочные кресты от Академии наук, от университетов и от Высших женских курсов. За богослужением сказали слово о покойном преосвященные Трифон и Анастасий, проф. Боголюбский и земляк почившего, законоучитель коммерческого училища священник Артаболевский. После отпевания процессия медленно направилась к кладбищу Донского монастыря. У открытой могилы говорили речи: профессор истории М.К.Любавский, избранный ректором Московского университета, профессор Духовной академии Смирнов, говоривший от Духовной академии, и один студент, говоривший от лица студенчества Московского университета.

    Газета
    «С.-Петербургские ведомости»
    С.-Петербург, Шпалерная, 2б.
    17 май 1911 г.

    Политические убеждения В.О. Ключевского

    Смерть великого русского историка В.О.Ключевского вызвала целый ряд воспоминаний его учеников. А.Кизеветтер напоминает в «Р.Вед.» о политическом миросозерцании великого национального историка.

    В период возникновения у нас политических партий он совершенно отчётливо определил свою политическую позицию. На его сотрудничество питали надежды основатели Союза 17-го октября. Но он решительно и безповоротно примкнул к Партии народной свободы. Я слышал из его уст: «У Партии народной свободы я вижу ясные и точно сформулированные принципы; только это для меня понятно, только это для меня ценно». Ключевский не отказывался даже и от активных политических выступлений. В Сергиевом Посаде он разрешил выставить свою кандидатуру в выборщики. Во время избирательной кампании перед Второй Думой он выражал мне намерение выступить и в Москве на одном из политических собраний от Партии народной свободы с докладом, в котором он предполагал осветить современное положение России с исторической точки зрения. Только болезнь помешала ему тогда осуществить это намерение. Но, конечно, и помимо всяких докладов уже один факт присоединения Ключевского к определённому политическому течению получало глубочайшее, знаменательнейшее значение. В том же введении к курсу Ключевский сказал: «Мы живём во время, обильное идеалами, но идеалами, борющимися друг с другом, непримиримо враждебными. Это затрудняет целесообразный выбор. Знание своего прошлого облегчает такой выбор». В знании нашего прошлого у Ключевского не было соперников. Потому-то и выбор, им сделанный, получает такую исключительную вескость.

    Создавая научную историю своего народа, почивший учёный зорко всматривался и в окружавшую его современность и не переставал остро переживать в своём сердце тяжёлые испытания и невзгоды родины.

    Газета «Современное слово»
    С. -Петербург, ул. Жуковского, 21.
    17 мая 1911 г.

    Член Государственной Думы П.Н.Милюков напечатал воспоминания о проф. В.О.Ключевском. Между прочим он сообщает любопытный казус из деятельности профессора на общественном поприще. В 1905 году, по инициативе руководителей дворянского съезда В.О.Ключевский был приглашён на особое совещание в Петергоф для обсуждения вопроса о введении конституции по проекту 6 августа, составленному министром внутренних дел А.Г.Булыгиным. Но, увы, дворяне обманулись в своих надеждах на поддержку со стороны В.О.Ключевского. Последний категорически заявил на совещании, что считает с государственной точки зрения крайне опасным узко-сословную политику, которой предлагали придерживаться остальные члены совещания.

    Газета «Южный край»
    Харьков, Сумская, 13.
    27 мая 1911 г.

    О В.О.Ключевском

    Умер Василий Осипович Ключевский. Не многие пользовались такой любовью и уважением студенчества, как В.О., и лекции немногих посещались таким количеством слушателей, как лекции В.О.

    В 1907 году В.О. читал лекции в большой аудитории нового здания университета, что на Моховой.

    И всё же аудитория не могла вместить всех желающих слушать его.

    Его лекциям предшествовали лекции по церковному праву. И вот на лекции церковного права, на которые ещё не особенно давно ходили по жребию два-три студента, вдруг стало являться такое количество слушателей, что, вероятно никогда не снилось бы читавшему это церковное право.

    Как-то я опоздал и пришёл, когда аудитория была уже переполнена и, что называется, яблоку упасть негде было.

    Громадная аудитория, с местами амфитеатром, гудела от голосов сотен студентов.

    Сидели и стояли повсюду. Кто половчее — примостились на подоконниках.

    Вели себя все довольно непринужденно. Кто читал газету, кто просматривал лекции, кто спорил с товарищами. Здесь же совершали обычное путешествие несколько студенческих фуражек по сборам на различные цели.

    При первом взгляде никто бы не сказал, что в аудитории читает лектор.

    А как раз в это время и происходило чтение лекций по церковному праву.

    Голоса бедного лектора не было слышно. Видны были только шевелящиеся губы.

    Бедняга торопился дочитать поскорее и, конечно, не очень был рад своим многочисленным слушателям.

    Проводили лектора аплодисментами, вызвавшими сдержанный смех: едва ли два человека слышали хоть два слова изо всей лекции.

    Картина сразу изменилась, когда на кафедре появился В.О. В аудитории наступила мёртвая тишина.

    Толпа замерла, слушая своего любимца. А читал В.О. уже с трудом, тихим старческим голосом.

    Я живо помню его лекции, его седую голову, красивую голову старика и как-то не верится, что В.О. умер, что наше отечество потеряло ещё одного великого человека, которым оно гордилось.

    Алексей Браиловский

    Газета «Степь»
    г. Троицк (Оренбургской губернии).
    26 мая 1911 г.

    Ключевский на выборах в I Государственную Думу

    В.О.Ключевский не любил политики в обычном смысле этого слова. Тем не менее однажды ему пришлось принять участие в борьбе политических партий. Это было время выборов в первую Государственную Думу.

    Надеяться на избрание его по Москве было нельзя. Здесь складывалось такое соотношение политических сил, при котором рассчитывать на проведение в выборщики В.О.Ключевского было положительно невозможно. Поэтому его друзья решили выставить кандидатуру В.О. по Сергиевскому посаду, где он числился профессором академии.

    Агитация была довольно слабая. А посадские жители хотя и хорошо знали В.О., но думали, что если кого выбирать, то только того, который защищал бы исключительно их посадские интересы. Тогда ещё трудно разбирались в самом процессе выборов и наивно думали, что в Думу можно попасть прямо из посада. Неудивительно поэтому, что его кандидатура не прошла. В успехе выборной кампании сомневался и сам В.О., и если согласился выставить свою кандидатуру, то только уступая просьбам близких людей.

    Отношение В.О.Ключевского к предсоборному присутствию

    В.О.Ключевского в течение его продолжительной деятельности часто приглашали работать в различные комиссии. Его авторитет ценился очень высоко, но заручиться его согласием было не легко.

    Воспользоваться его трудами в своё время пожелало и памятное предсоборное присутствие при Св. Синоде.

    В.О.Ключевский великолепно понимал, что из этой затеи ничего не выйдет и упорно избегал ехать в Петербург. Такое отношение в своё время вызвало в духовных кругах очень резкое порицание по адресу В.О.

    Но В.О. был непреклонен и в предсоборном присутствии так и не был ни разу.

    Чуткий историк оказался правым: предсоборное присутствие много говорило, но результатов из этого не получилось никаких.

    Газета «Русское слово»
    Москва, Тверская, д. Сытина.
    14 мая 1911 г.

    Политическая роль В.О.Ключевского

    В большой статье своей о Ключевском П.Н.Милюков, между прочим, уделяет место воспоминаниям о личных встречах с покойным историком и об его роли в дни выработки российской «конституции»: «В середине июля 1905 г. Ключевский дал мне знать, что он в Петербурге и желал бы со мною немедленно повидаться. В тот же день я был у него в “Пале-Рояле” и в течение нескольких дней виделся и беседовал с ним чуть не ежедневно.

    Он был один из двух русских историков (другой был Н.М.Павлов), приглашённых участвовать в так называемых петергофских совещаниях, в которых вырабатывалась наша “конституция” 6 августа. Надо думать, что в приглашении обоих были заинтересованы, главным образом, защитники старины в этих совещаниях.

    И Павлов не обманул ожиданий. Что касается Ключевского, то со свойственным ему лукавым юмором он рассказывал мне, как попал в самое ядро дворянской группы, рассчитывавшей видеть в нём «своего».

    Ошибка была замечена лишь через несколько дней, в течение которых Ключевский сделался невольным свидетелем секретных обсуждений вопроса о том, как держать себя на совещании, главным образом, в вопросе о будущем избирательном законе.

    Изо дня в день я мог следить, по рассказам В.О., как упорно велась атака с этой стороны, как даже после поражения дворянская группа не потеряла надежды, сделала новые усилия и в конце концов добилась предложенной Таганцевым уступки.

    Газета «Утро»
    г. Харьков, Николаевская ул.
    28 МАЙ 1911 г.

    Профессор Московской духовной
    академии В.Ключевский

    (12 мая 1911 г.)
    Фрагмент документа

    <…> Весь сонм великих русских лиц
    И жизнь малейших единиц
    Он в совершенстве изучил
    И свет в историю вносил.
    В его рассказе стройно лица
    В живой проходят веренице
    Со взором, полным многих дум,
    Одеты в древний свой костюм.

    Порядок жизни государства,
    Характер деятелей царства
    Он нам прелестно начертал,
    И был студентов полный зал.
    Из просвещённых его уст
    Лилась потоком, наизусть,
    Прекрасно сложенная речь,
    Подчас и острая, как меч.

    О всех законах и реформах
    Он речь слагал в изящных формах
    Про век Петра, Екатерины.
    Он дал рассказы, как картины.
    Студенты раннею порою
    Его послушать шли толпою
    И в дар профессору сказаний
    Был чисто гром рукоплесканий.

    В среде профессорских светил
    Он путь свой славно проходил,
    И весь учёный мир признал,
    Что он историк — идеал.
    Он с видом ласковым, приятным,
    И с чувством добрым, необъятным
    Всегда внимал студентов доле,
    И был любимцем общим в школе.

    Почил профессор знаменитый,
    Учёной славою покрытый.
    Труды его для поколений
    Предметом будут изучений.
    Его творения читая,
    Всегда помянет Русь святая.
    Прими ты мой привет прощальный,
    Профессор славный, идеальный!

    Протоиерей Владимир Мирославский
    1912 года. Апреля 12 дня.

    Ф. № 4. Оп. 4. ед. хр. 11.

    TopList