© Данная статья была опубликована в № 11/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2006
  • Первый краевед Тобольской губернии

     

    Пётр Андреевич Словцов принадлежал к числу тех людей,
    которые бескорыстно посвящают себя на пользу Отечества
    и коим судьба определила испить чашу горестей.

    Тобольские губернские ведомости № 34, 1858 г.

    Необозрима Сибирь, обжитая лучшими людьми России, многие из которых были отправлены сюда на каторгу и в ссылку.
    Сегодня, говоря о культуре Сибири, мы не можем забыть имена знаменитых тоболяков Д.И.Менделеева, М.С.Знаменского, А.А.Алябьева, В.Г.Перова, П.П.Ершова. Вот таким же сибиряком-тоболяком был и Пётр Андреевич Словцов — поэт, историк, географ, выдающийся общественный деятель. Сегодня его имя известно немногим, но работа с архивами и фондовыми материалами принесла столько интересного, что становится обидной недооценка его деятельности по исследованию истории Тобольска и всей Сибири. Эта статья посвящена Петру Андреевичу Словцову, его жизненному пути, его месту и значению в судьбе Тобольска.

     

    Материал для подготовки уроков по темам «Греческие колонии на берегах
    северных и Чёрного морей», «Строительство Афин при Перикле. Парфенон».
    5 класс

    Детские годы.
    Учёба в Тобольской Духовной семинарии.

    Пётр Андреевич Словцов родился на Урале. Сам он писал, что родился в 1767 г. на Нижне-Сусанском заводе Пермской губернии. В сохранившихся архивных делах тоже говорится, что Словцов был «Алапаевского заказа Нижне-Сусанского завода, священника сын».

    Однако воспитанник и друг Словцова сибирский романист И.Т.Калашников говорил другое: «Словцов родился на берегах Нейвы в Невьянском заводе, находящемся в Ирбитском уезде, лежащем по ту сторону Уральского хребта, следовательно, в Сибири».

    Впрочем, все эти места расположены не так далеко друг от друга, на границе с Сибирью. Они были хорошо знакомы Словцову с детства.

    Некоторые считали, что дед или прадед Словцова был вогулом (вогулы — устаревшее название мансийской народности). На это, по их рассуждениям, указывала внешность Петра Андреевича Словцова, а отчасти и характер. О вогульском происхождении Словцова говорило и то, что фамилия его отца писалась «Слопцов», от слова «слопец», означающего ловушку для охотника-зверолова. Отец Словцова Андрей Васильевич принадлежал к потомственным духовным служителям Ирбитского края, он был сначала пономарём, потом дьяконом и, наконец, священником, и вполне познал бедность, а то и тяжёлую нужду деревенского духовенства. О нём сохранилось упоминание как о человеке малообразованном, однако именно отец научил мальчика началам грамоты. Когда мальчик подрос, его отдали в работники на Нижнетагильский металлургический завод.

    Вид старинного Тобольска
    Вид старинного Тобольска

    Хозяева завода понимали, что можно получить больше выгоды от образованных мастеровых людей, и потому уже в XVIII столетии создали при заводе церковноприходские школы. Однако после смерти отца Петра Словцова, как одного из самых способных и развитых мальчиков, отправили в Тобольскую Духовную семинарию. Это произошло в 1779 г. С того момента судьба Словцова окажется навсегда связана с Тобольском.

    В Духовной семинарии П.А.Словцов пробыл восемь лет. Но чем дольше он учился, тем яснее становилось, что его способности ведут к другому виду деятельности. Умение владеть словом обратило на Петра Словцова внимание руководства семинарии. Ему было поручено написать оду «К Сибири», чтобы выступить с ней в кафедральном соборе по поводу празднования открытия Тобольского наместничества.

    Может быть, сегодня эта ода покажется тяжеловесной, но Словцов сумел передать в ней главное: величие Сибири и свою любовь к ней. Он даже предсказал, что похоронен будет в Сибири как верный её сын. Вот почему хочется привести отрывок из этого юношеского произведения:

    Дочь Азии богато наделённа!
    Бобровою порфирой облечённа!
    Царевна, сребряный венец носяща
    И пёстрой насыпью камней блестяща!
    Славян наперсница, орд грозных мать.
    Сибирь — тебя мне любо
                                               вспоминать!
    Ермак, отродье богатырских душ!
    Он палицей одной расчистил глушь.
    Страна моя! Тебя я не забуду,
    Когда и под сырой землёю буду;
    Велю, чтоб друг на гробе начертил
    Пол-линии: И Я В СИБИРИ ЖИЛ!

    Годы, проведённые в семинарии, не прошли для Словцова даром. Он, благодаря своей усидчивости и способностям, очень быстро выдвинулся в число первых учеников. Особенные успехи он проявил в изучении красноречия, философии, риторики.

    Петербург.
    Слушатель Петербургской Высшей Духовной семинарии.
    Знакомство с М.М.Сперанским

    В 1788 г. вместе со своим сокурсником Львом Земляницыным Словцов был отправлен в Высшую Санкт-Петербургскую Невскую семинарию, которая до сегодняшнего дня существует как Петербургская Духовная академия. Четыре года провёл он в Петербурге. Эти годы сформировали его как личность. Здесь он встретился с выпускником Владимирской семинарии Михаилом Сперанским, который станет в будущем видным общественным деятелем России XIX в., его образ будет запечатлён в романе Л.Н.Толстого «Война и мир». А пока два семинариста крепко подружились и, как показало время, пронесли эту дружбу через всю жизнь. А ещё другом Петра Словцова стал Иван Мартынов, ставший впоследствии академиком, директором Департамента народного образования.

    Возвращение в Тобольск.
    Чтение крамольной проповеди.
    Ссылка на остров Валаам

    После окончания семинарии П.А.Словцов вернулся в Тобольск, и его сразу же назначили преподавать в Духовной семинарии красноречие и философию. Кроме того, как высокообразованного преподавателя, его допустили читать проповеди в кафедральном соборе, находящемся в кремле. На эти проповеди приходили многие жители города, потому что он прекрасно владел словом. Словцов стал любимцем верующих и тобольского архиепископа Варлаама, брат которого Гавриил был митрополитом Санкт-Петербурга. Но однажды случилось непоправимое. В его проповеди «В день рождения Государыни Императрицы Екатерины и тезоименитства Великой Княжны Александры Павловны» и в «Поучении при случае торжества бракосочетания Великого Князя Александра Павловича с Елизаветой Алексеевной, княжною Баденскою» он произнёс фразы, в которых местные власти усмотрели крамолу. Там были такие слова: «...Тишина народная есть иногда молчание принуждённое, продолжающееся дотоле, пока неудовольствия, постепенно раздражая общественные терпения, не прервут оного...»

    Сразу после проповеди в доме Словцова был произведён обыск: искали черновик его речи и нашли. Материалы отправили в Петербург, а через некоторое время оттуда прислали курьера, который должен был арестовать Словцова и отвезти в столицу. Его взяли под арест 12 февраля 1794 г. прямо в доме владыки Варлаама, не позволив даже заехать домой.

    Петербургский суд отправил его в монастырь на остров Валаам в ссылку. Но после вмешательства петербургского митрополита Гавриила, вследствие ухудшения здоровья Словцова, он был возвращён в столицу.

    Начало гражданской службы

    Сначала П.А.Словцов преподаёт в столичной Александро-Невской семинарии, а в 1796 г. уходит на гражданскую службу и поступает в штат генерал-прокурора.

    В этот период продолжаются его дружеские связи М.М.Сперанским, он знакомится с Г.Р.Державиным, ведёт активную творческую жизнь.

    Его ум, честность, умение доводить дело до конца снискали ему уважение начальства и зависть некоторых сотрудников. От него решили избавиться, написав донос.

    Ссылка в Сибирь.
    Служба на ниве народного образования в Иркутске

    В 1809 г. Александр I подписал указ, по которому Пётр Словцов был отправлен в распоряжение сибирского генерал-губернатора И.Б.Пестеля.

    Итак, Словцов снова в Тобольске, и снова честно и преданно служит городу, который стал ему родным. Но он рвётся в Петербург, и когда Пестель с губернаторской миссией едет в столицу, П.А.Словцов находится в его свите. Однако петербургские власти запрещают ему въезд в Петербург и возвращают из Москвы обратно.

    В 1814 г. И.Б.Пестель отправляет чиновника Словцова обозревать присутственные места в Забайкальском крае, Нижнеудинском и Иркутском уездах. Знания и навыки, полученные в Тобольске и Петербурге, позволили Словцову не только выполнять задание губернатора, но изучать быт, нравы местных жителей. Результатом этих поездок стали статьи в «Казанских известиях».

    «Казанское общество» любителей словесности оценило статьи Словцова и прислало ему диплом на звание своего почётного члена.

    Тобольская духовная семинария
    Тобольская духовная семинария

    На несколько лет Пётр Андреевич задержался в Иркутске. Вначале его назначили на должность светского судьи, а затем он стал директором гимназии, уездных и приходских училищ.

    С назначением Словцова на эту должность начинается особо плодотворный период его деятельности. Так как народное образование находилось в печальном состоянии, то Пётр Андреевич горячо занялся прежде всего восстановлением разваленных зданий училищ и гимназии. В разных местах он открыл 16 приходских училищ. А гимназия была доведена до такой степени совершенства, «что преосвященник Михаил... отдал ему похвалу даже в архипасторском научении, произнесённом в кафедральном соборе».

    А когда в 1819 г. генерал-губернатором Сибири был назначен М.М.Сперанский, который из-за происков завистников был отправлен в эти далёкие края, у Словцова началась новая жизнь. Старый друг высоко оценил успехи Словцова на ниве народного образования, и ему был поручен смотр учебных заведений Томской, Казанской, Тобольской, Пермской и Вятской губерний. Вскоре Пётр Андреевич был назначен визитатором Казанского учебного округа, но — вопреки своему желанию. Это была последняя его официальная должность, он пытался вырваться в Петербург, но его опять туда не пустили, и Словцов вернулся в Тобольск.

    Жизнь в Тобольске.
    Создание научных трудов

    Так начался третий, самый значительный и благотворный, тобольский период в жизни Словцова. Здесь он смог по-настоящему отдаться науке.

    В 1829 г. Петра Андреевича наконец пригласили в Петербург, но уже не было желания что-то менять, да и здоровье не позволяло. Тобольск стал последним его пристанищем. Он вёл отшельническую жизнь, не меняя распорядка дня: с утра молитва, затем работа над книгами, которую он прерывал только на небольшое время. Словцов работал изо дня в день, собирая и обрабатывая материал о Сибири. Результатом этого стали два труда: «Прогулки вокруг Тобольска в 1830 г.» (книга издана в 1834 г.) и главный труд — «Историческое обозрение Сибири», первый том которого был напечатан в 1838  г., а второй, уже после его смерти, — в 1844 г.

    П.А.Словцова не стало в день Пасхи, в 1843 г. Он прожил 76 лет, посвятив свою жизнь родному краю, ведь даже тогда, когда уезжал в Петербург, он оставался тоболяком.

    * * *

    Где бы он ни был, память о городе, который дал ему дорогу в жизнь, не оставляла Словцова. Только истинный сын Сибири мог написать о ней такие слова: «Сибирь! Тебя мне любо вспоминать!»

    Обидно, что не переизданы его книги, нет улицы Словцова в городе и лишь небольшая экспозиция посвящена ему в Музее духовной культуры тобольского музея-заповедника.

    Читая его труды, как бы проходишь и по окрестным сёлам, и по Тобольску: «…Всех домов было в 1740 г. 3000, в 1772 г. — 2284. Жителей при переписи 1763 г. находилось 6663 мужского пола. В том числе 75 духовенства, 102 статских, 2069 купцов, 668 посадских, 168 рабочих или подёнщиков, 2119 служащих в 3 батальонах, 158 артиллеристов, 173 военных малолетков, 600 татар. Уменьшение числа домов, через 31 год замечаемое, произошло, вероятно, от расширения домов, более людей вмещавших, и от уменьшения жителей, причинённого большим пожаром, который в 1757 г. истребил 817 строений частных, казённых и церковных и заставил бедных людей искать приюта в городах или сёлах. Шапп в 1761  г. показал число жителей обоего пола до 15000. В том году было в Тобольске два полка с гарнизонными, следственно, в круглом счёте у него включены и временные военные...»

    Цитируя аббата Шаппа, Словцов пишет: «...Духовенство высшее, военные, статские и купцы, которых видел аббат, могли бы везде составлять приятную беседу. Многие должностные чиновники определяются из обеих столиц.

    Сибиряки росли, плотны и статны. Они любят женщин и напитки до сумашества. Унижаясь перед главным начальством, они поступают весьма жестоко.

    Женщины Тобольска красивы, белотельны, с тихою и приятною физиономией, с глазами чёрными, тёмными и всегда потупленными. Головной убор состоит в искусном переплёте чёрных волос с разноцветными платками, чем дают себе вид прелестный. Все румянятся, даже служанки и простонародные женщины. Вообще женщины статны от 18 до 28 лет. Вот и ступни у них толсты, как бы для поддержки естественного их дородства. Двукратным хождением в баню они безобразят свой стан и, расслабляя тем организм, представляются прежде 20 лет уже пожилыми.

    Некоторые купцы и простолюдины ходят в платке старого покроя и не бреют бород, проще все одеваются по-европейски. Одеяние женское не много разнится от европейского, только не модное.

    Праздничное и торжественное платье их состоит в мантилиях, какие в старину бывали во Франции. Костюм этот перешёл в Тобольск из Петербурга. Вообще мужчины и женщины одеваются богато, но последние редко переменяют бельё.

    Большой недостаток в мебелях. Кровать, плохой стол, лавки, несколько стульев, вот и всё. Стенки без обоев.

    Не в одном Тобольске мужчины ревнивы к своим женам; они большую часть дня проводят в попойках и возвращаются домой не трезвыми. Жёны редко выезжают; живучи дома в праздности и скуке, недалеки от преткновения нравственного. Довольно быть безрассудным, чтобы сделаться счастливым. Там не знают нежной любви, этой теплоты душ чувствительных, которою самая широкая добродетель не в силах унять их сердце.

    Мужчины в Сибири доколе не будут чинны и благонравны, доколе не начнут уважать своих жен, и... женщины по нраву красоты и воспитания не станут содействовать приятностями общежития...»

    Таким образом, не только для научного исследования, но просто для жителя Тобольска его книги могут оказаться нужными и интересными. Читая их, понимаешь, что П.А.Словцов много пережил, но сохранил мужество, духовную чистоту. Его личность волнует, увлекает, воспитывает.

    Но, к сожалению, и сейчас немногие могут сказать, кто же был первым краеведом Тобольской губернии.

    ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

    Барабанова Л.П. Град Тобольск. Свердловск, 1984.

    Беспалова Л.Г. Сибирский просветитель. Свердловск, 1973.

    Бирюков Н. Эпизод из жизни П.А.Словцова // Сибирская столица. 1997. № 1. С. 14—18.

    3аварихин С.П. В древнем центре Сибири. М.: Искусство, 1987.

    Кириллов В.В. Тобольск. М.: Искусство, 1984.

    Копылов Д.И, Прибыльский Ю.П. Тобольск. Свердловск, 1969.

    Софронов В.Ю. Светочи земли русской. Екатеринбург, 1998.

    Софронов В.Ю. Тобольский хронограф. Омск, 1993.

    Софронов В.Ю. Тобольская духовная семинария // Профессиональное образование Тюменского края: история и современность. Тобольск, 1996. С. 14—18.

    Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири: В 2-х т. СПб. Т. 1, 1838. Т. 2, 1844.

    Словцов П.А. Прогулки вокруг Тобольска в 1830  г. М.: Типография С.Селиванского, 1834.

    Тоболяков В.П. Беседы о Тобольске. Екатеринбург, 2002.

    Тобольские губернские ведомости. № 34. Тобольск, 1858. С. 547—556.

    Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. Книга 3. Три проповеди Петра Андреевича Словцова. М., 1873.

    Надежда КРЮКОВА,
    заслуженный учитель РФ
     г. Тобольск

    TopList