© Данная статья была опубликована в № 09/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 09/2006
  • Русское зарубежье в годы войны

    Русское зарубежье в годы войны


    Между Россией и Сталиным:
    Российская эмиграция и Вторая мировая война. — М.: РГГУ, 2004.

    За прошедшие полтора десятка лет появилось немало литературы, посвящённой различным аспектам Великой Отечественной (или советско-германской войны), включая и такую запретную прежде тему, как Русское освободительное движение в 1941—1945 гг. Если о нём и писали изредка, то только в резко негативных тонах, с навешиванием идеологических ярлыков в духе сталинских судебных процессов 1930-х гг.

    В постперестроечное время у наших читателей появилась возможность познакомиться с работами как отечественных, так и зарубежных историков, посвящённых участию в 1941—1945 гг. сотен тысяч русских людей (и белых эмигрантов, и граждан СССР) в войне против Советского Союза на стороне третьего рейха. Ничего подобного история нашего Отечества не знала в предыдущих войнах, будь то война против наполеоновской Франции 1812 г. или война 1914—1918 гг., которую в России тогда называли второй отечественной войной. Уже само по себе такое сопоставление наталкивает на мысль, что в рамках Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. разворачивалась ещё одна война — война гражданская. Сами же историки делятся (вслед за участниками событий тех лет) на тех, кто говорит «да» Русскому освободительному движению, и тех, кто считает его позорной страницей отечественной истории. Существует и промежуточная точка зрения… В любом случае, многим тысячам наших зарубежных соотечественников, которых советская печать именовала в те годы «белогвардейскими недобитками» и «белоэмигрантским охвостьем», «фашистами» и т.д., пришлось в предвоенные годы делать мучительный выбор. Именно этому посвящена коллективная монография московских историков, которая вышла в серии «Русские без Отечества».

    Как говорится в обращении к читателям ответственного редактора сборника кандидата исторических наук C.B.Карпенко: «Раскол в рядах эмигрантов, наметившийся к назревавшему мировому конфликту уже к середине 30-х годов, обусловил в ходе войны поддержку той или другой из его сторон». При этом авторы сборника постарались максимально объективно показать весь спектр политических течений русской эмиграции.

    В книге весьма удачно сочетаются и дополняют друг друга хронологический и географический принципы. В её первой главе рассматриваются такие процессы, протекавшие в межвоенный период в Русском зарубежье, как размежевание на «оборонцев» и «пораженцев». Как известно, «пораженцами» называли русских белых эмигрантов, желавших поражения СССР в грядущей войне и верящих, что это принесёт России освобождение от коммуно-советского режима. «Оборонцы» считали своим долгом поддержать СССР, считая его прямым и законным наследником исторической России.

    Вторая глава сборника «Маньчжурский плацдарм» посвящена русской эмиграции на Дальнем Востоке, где происходили аналогичные процессы, т.е. размежевание на «пораженцев» и «оборонцев».

    Третья глава — «Под знаком свастики» — рассказывает о зарождении и распаде русских эмигрантских фашистских и национал-социалистических организаций в Европе, на Дальнем Востоке и в США. Эти идеи после окончания Второй мировой войны в Русском зарубежье сошли на нет. Не появилось и фигур, сопоставимых с А.А.Вонсяцким и К.В.Родзаевским. Однако в 1990-х гг. в России наблюдался определённый интерес к идеям фашизма и национал-социализма, в первую очередь в молодёжной среде.

    Безусловный интерес представляет следующая глава — «Закат РОВС», хотя с таким названием далеко не все читатели будут согласны. Ибо несмотря на все удары, нанесённые РОВСу (Российскому общевоинскому союзу) советскими спецслужбами, а также несмотря на естественные процессы (старение, гибель его членов, ассимиляция, поглощение бытом), наиболее активная и непримиримая часть его членов приняла участие в Русском освободительном движении и участвовала в нём даже тогда, когда победа СССР была очевидна всем. В этом они видели свой долг. Члены РОВСа во Вторую мировую войну сражались в рядах Русского корпуса на Балканах и в составе других русских антисоветских воинских формирований. Мне представляется, что в главе «Закат РОВС» следовало хотя бы вкратце упомянуть о Корпусе императорских армии и флота — КИАФ, который объединял русских военных, придерживавшихся монархических легитимистских взглядов и признававших права кузена императора Николая II, великого князя Кирилла Владимировича на русский престол. По оценкам отечественных историков, в 1920-х гг. КИАФ составлял серьёзную конкуренцию РОВСу. В годы Второй мировой войны чины КИАФ наряду с чинами РОВСа также принимали участие в эпопее Русского корпуса. Более того, наследник великого князя Кирилла Владимировича — великий князь Владимир Кириллович в июне 1941 г. обратился к русским людям с призывом поддержать нацистскую Германию в её походе на Восток.

    В последующих главах авторы рассматривают назревание конфликта в Европе. Важными вехами в этом процессе стали гражданская война в Испании 1936—1939 гг. и «зимняя война» СССР против Финляндии 1939—1940 гг. И в том, и в другом вооружённом конфликте приняли участие русские белые добровольцы. Авторы сборника постарались объективно осветить эти события, показав, что в Испании по одну сторону линии фронта оказались прибывшие из СССР командиры Красной армии и чекисты, а из соседней Франции их вчерашние враги — бывшие белогвардейцы, теперь решившие сражаться против испанских «белых». А по другую сторону сражались непримиримые русские белогвардейцы, считавшие, что они выполняют свой долг перед Россией, оказывая сопротивление Третьему Интернационалу. Весьма удачно авторы осветили и такой интересный и мало изученный эпизод, как участие русских добровольцев на стороне Финляндии в «зимней войне» 1939—1940 гг.

    Главы «Дранг нах Остен под русским триколором», «Потомки остготов», «В поисках третьей силы», «Вместе с бывшими красными» посвящены непосредственно событиям 1941—1945 гг. и участию в них русских людей, которые выступали под трёхцветным русским знаменем и лозунгом «За Россию! Против Сталина!». Члены русских эмигрантских воинских организаций, в первую очередь РОВС и КИАФ, казаки, активисты Народно-трудового союза нового поколения, бывшие советские военнопленные — все они, несмотря на имевшиеся расхождения, верили в правильность своего выбора и многие из них заплатили за него своей жизнью.

    Интересна и глава «Туман над Прагой золотой». В отличие от остальных глав, в ней рассказывается о сугубо мирной и неполитической организации Русского зарубежья — Русском свободном университете в Праге. Эту главу я читал с особым вниманием. Дело в том, что о некоторых именах русских учёных и общественных деятелей, проживавших в Праге и сотрудничавших в Русском свободном университете — таких как С.Г.Пушкарёв, А.П.Фан-дер-Флит, П.А.Остроухов, князь П.Д.Долгоруков, А.В.Жекулина — я неоднократно слышал от моей родственницы Н.П.Мейнгардт (урождённой Миловидовой). Имя её отца — профессора П.Ф.Миловидова, члена Совета преподавателей Русского свободного университета в Праге неоднократно упоминается в этой главе.

    Безусловно, РСУ сыграл большую роль в научной и культурной жизни Русского зарубежья. Однако в этой главе было бы уместно упомянуть о том, что и русские пражане внесли свой вклад в Русское освободительное движение. Об этом мне приходилось слышать как от моей родственницы, так и от её друзей, которые были свидетелями, а в ряде случаев и участниками драматических и трагических событий 1941—1945 гг. Приведу лишь некоторые факты. 22 июня 1941 г. в кафедральном соборе во имя Николая Чудотворца в Праге архимандрит Исаакий (Виноградов) призвал своих прихожан помолиться за освобождение русского народа от большевицкого ига в связи с началом советско-германской войны. Вскоре из Праги на Восточный фронт отправились в качестве переводчиков молодые русские эмигранты. В их числе были сыновья морского инженера И.В.Бевада, активиста пражской организации НТСНП (Народно-трудового союза нового поколения), внук русского художника В.М.Васнецова В.М.Васнецов-младший, К.А.Калякин — сын морского офицера, В.Хасапов, О.Лопуховский, Ю.Пьянков. На Восточном фронте погибли один из сыновей инженера Бевада, Лопуховский и Пьянков. В 1943 г. вернулись в Прагу Калякин и Васнецов, жестоко разочаровавшиеся в оккупационной политике нацистов. Первый служил в Смоленске, второй — в Минске. В 1943 г. германские оккупационные власти сформировали казачью мобилизационную комиссию в Праге. Её возглавили унтерштурмфюрер СС Шенк и казачий полковник П.Д.Приказчиков. До войны Приказчиков служил атаманом общеказачьей студенческой станицы города Праги. По слухам, комиссии удалось набрать около 30 казаков, которые в дальнейшем уехали из Праги в Северную Италию. Там, скорее всего, они вступили в Казачий стан походного атамана Т.И.Доманова. В 1944 г. пражане, включая и русских, стали свидетелями открытия в Пражском Кремле учредительного съезда Комитета Освобождения Народов России (КОНР). На нём присутствовал о. Исаакий — в миру капитан Дроздовской стрелковой дивизии галлиполиец И.В.Виноградов. На съезде присутствовал пражанин — казачий генерал Е.И.Балабин, атаман Общеказачьего объединения Протектората Богемии и Моравии, Словакии и Венгрии. Он поддержал генерала А.А.Власова и Русское освободительное движение. Судьбы этих русских пражан сложились по-разному. Оставшиеся в Праге о. Исаакий, В.М.Васнецов-младший, как и сотни других русских эмигрантов, были арестованы и депортированы в СССР. Полковник Приказчиков после войны скрывался в Праге. Генерал Балабин, которого окончание войны застало в Австрии, уехал в Южную Америку, откуда спустя много лет вернулся в Австрию. Оказавшиеся в западной оккупационной зоне в Германии бывшие переводчики Калякин и Хасапов тоже эмигрировали за океан.

    Заключительные главы сборника «Между Россией и Сталиным» документированно и ярко показывают трагедию, которую пережили как «пораженцы», так и «оборонцы» по окончании Второй мировой войны. А читатель, ознакомившийся с этой книгой, сможет соотнести приведённые в ней факты со своими личными симпатиями и антипатиями.

    Владимир ЧИЧЕРЮКИН-МЕЙНГАРДТ,
    кандидат исторических наук,
    учитель истории

    TopList