© Данная статья была опубликована в № 07/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 07/2006
  • Колонка главного редактора

    Ещё со школьных лет помню, с какой неохотой и странной неловкостью брался за изучение темы о Гражданской войне 1918—1921 гг. Кажется, так героически и фанфарно преподносили его советские историки, писатели, художники и кинематографисты. Да и герои Гражданской войны были все как на подбор — Чапаев, Фрунзе, Щорс, Котовский… Это была созданная на античный манер картина битвы титанов, которая предшествовала установлению стройного и гармоничного миропорядка, где правят могущественные олимпийцы, а племя людей, состоящее из героев, бодро выполняет предначертанные им божественные планы, применительно к советской истории, — построения социализма и коммунизма.
    И только начав знакомиться с документами, я стал понимать, насколько далёк этот образ Гражданской войны от реальности. И герои Гражданской войны были не совсем такими, как пытались их представить в учебниках и на киноэкране. Помимо них обнаружились ещё другие герои, уничтоженные в кровавой мясорубке чисток и расправ с «врагами народа». Да и с той, «белой», вражеской стороны было не меньше героев…
    И тогда во весь рост встал вопрос: а можно ли применять эти слова — «герой», «героический» к эпохе братоубийственной войны, которая, как известно, является самой ожесточённой, неправедной и трагической из всех войн, с какими знакомо человечество? В этом соображении, я полагаю, и коренилась та странная, едва уловимая неловкость, с какой я брался за учебник, стремясь узнать что-то о Гражданской войне.
    Ибо главным её «героем» было насилие. Насилие во всех его видах: военном, террористическом, психологическом, моральном… Конечно, нельзя ставить «на одну доску» белую и красную идеи. Белые отстаивали ценности, уклад, культуру, религию той России, которая была явлена миру и которую они любили и без которой не мыслили своего существования. Но насилие, ненависть, упоение кровавой бойней исказили и самые высокие идеалы…
    Недаром патриарх Тихон, великий печальник за Русскую землю, в январе 1918 г., когда братоубийственный смерч только начинал раскручиваться над страной, пророчески сказал, что Россия пребывает в проказе: «Как прокажённый, Родина наша покрылась стыдом и стала посмеянием и ужасом для всех, окружающих её». Для патриарха Тихона исход болезни и лекарства от неё были ясны. Сможем ли мы уразуметь и донести до наших учеников это ясное понимание?

    Алексей САВЕЛЬЕВ,
    главный редактор

    TopList