© Данная статья была опубликована в № 05/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 05/2006
  • Смело встала рядом с императрицей

    Смело встала рядом с императрицей

    «Записки» Екатерины Дашковой
    как исторический источник

     

    Материал для подготовки уроков в профильных классах по темам
    «Идеи эпохи Просвещения в России» и «Основы вспомогательных
    исторических дисциплин. Источниковедение». 10—11 классы

     

    Е.Р.Дашкова в мундире Преображенского полка. 1762 г.
    Е.Р.Дашкова в мундире
    Преображенского полка.
    1762 г.

    Екатерина Романовна Дашкова — одна из наиболее ярких фигур российской истории XVIII в. В течение продолжительного времени Дашкова занимала высокий пост: она была одновременно директором Академии наук и президентом Российской Академии. Этот факт можно считать уникальным, т.к. кроме императриц Екатерины I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II женщины не принимали участия в государственных делах. Дашкова внесла вклад не только в деятельность академий — она известна и как переводчик и писатель. Её «Записки» являются одним из важнейших мемуарных источников по российской истории второй половины XVIII в., т.к. автором их была непосредственная свидетельница и участница многих ключевых событий эпохи Екатерины II.

    Российская историография располагает несколькими исследованиями, посвящёнными анализу «Записок» Дашковой, изучению её деятельности и личности. Среди них выделяются работы Г.Н.Моисеевой, М.И.Гиллельсона, статья известного историка культуры Б.И.Краснобаева, а также книга Л.Я.Лозинской «Во главе двух Академий», в которой «Записки» рассматриваются как произведение с чертами сентиментализма, эта трактовка вызвала некоторые споры. В 2002 г. был издан сборник научных статей под редакцией Л.В.Тычининой «Е.Р.Дашкова и её современники».

    Е.Р.Дашкова создавала свои «Записки» в 1804—1805 гг., когда ей было уже более шестидесяти лет. Г.Н.Моисеева предполагает, что Дашкова при работе над мемуарами использовала более ранние записи, сделанные под непосредственным впечатлением от событий, встреч, фактов её жизни. В архиве Дашковой подобных дневниковых набросков исследователям обнаружить не удалось, но ещё в 1875 г. во второй части «Опыта трудов Вольного российского собрания» были опубликованы «Путешествия одной российской знатной госпожи по некоторым английским провинциям», позднее в переработанном виде вошедшие в «Записки».

    Сама Дашкова утверждает, что мемуары были созданы по просьбе её молодой подруги англичанки Марты Вильмот, посетившей в 1803 г. подмосковное имение княгини — Троицкое. Е.Р.Дашкова пишет: «Я для неё сделала то, чего от меня не могли добиться мои родственники и друзья… Я написала эти мемуары, так как она этого непременно желала. Она единственная владелица их с тем условием, что они появятся только после моей смерти».

    Опубликованные письма сестёр Кэтрин и Марты Вильмот помогают более точно проследить ход работы Е.Р.Дашковой над «Записками». 10 февраля 1804 г. «княгиня начала записывать историю своей жизни». М.Вильмот параллельно занималась переводом этого текста с французского языка на английский, а с 7 мая 1804-го она начала снимать копию «Записок». 8 ноября 1805 г., судя по письмам Вильмот, Е.Р.Дашкова завершила работу над мемуарами.

    Таким образом, первая рукопись «Записок», подготовленная Мартой Вильмот под диктовку Дашковой и частично самой княгиней, являлась оригиналом. В то же время сёстры Вильмот подготовили перевод текста с французского на английский язык и сняли две копии. Первая, наиболее ранняя, без примечаний Дашковой была увезена Кэтрин Вильмот в Англию в январе 1807-го вместе с письмами Екатерины II и Дени Дидро к Дашковой. Вторая копия была дополнена комментариями Дашковой к основному тексту «Записок» и осталась в России в архиве Воронцовых.

    Марта Вильмот вскоре после смерти Е.Р.Дашковой пыталась исполнить волю покойной княгини и опубликовать «Записки». Но этому воспрепятствовал брат Екатерины Романовны С.Р.Воронцов — русский посол в Англии. Первое издание «Записок» было осуществлено лишь через 30 лет после смерти Дашковой в 1840 г., в двух томах в переводе с французкого на английский язык. Мемуары имели примечания М.Вильмот и были разделены ею на 29 глав. Во втором томе напечатаны письма Е.Р. Дашковой и её корреспондентов.

    Княгиня Е.Р.Дашкова в ссылке при Павле I
    Княгиня Е.Р.Дашкова
    в ссылке при Павле I

    Это лондонское издание «Записок» привлекло внимание А.И.Герцена. В 1857 г. он опубликовал в «Полярной Звезде» за подписью «Искандер» статью «Княгиня Екатерина Романовна Дашкова». В том же году эта статья была в сокращении напечатана в качестве предисловия к немецкому изданию «Записок», вышедшему в Гамбурге.

    Первое русское издание «Записок» в переводе с английского было опубликовано в Лондоне в 1859 г. с выдержками из статьи А.И.Герцена.

    В этой статье отразилась его видение русского самодежавия как власти военно-деспотической и авторитарной. Е.Р.Дашкова, по Герцену, новое для России явление. «Дашковою, — пишет А.И.Герцен, — русская женская личность, разбуженная петровским разгромом, выходит из своего затворничества, заявляет свою способность и требует участия в деле государственном, в науке, в преобразовании России — и смело становится рядом с Екатериной».

    В России XIX в. «Записки» на русском языке появились только в отрывках. Лишь в 1906-м мемуары были изданы полностью в переводе с английского. В 1907 г. вышел русский перевод с французского языка.

    Однако и ранее текст «Записок» был известен в России, т.к. душеприказчик Дашковой поэт и тайный советник Ю.А.Нелединский-Мелецкий снял копию мемуаров. «Записки» Дашковой читали П.А.Вяземский, Н.М.Карамзин, а в 1830-е гг. и А.С.Пушкин.

    Анализируя литературную сторону «Записок», нужно отметить, что Дашкова обладала незаурядным писательским даром. С большим мастерством она создаёт портреты Екатерины II и Петра III, ярко рассказывает о своих зарубежных путешествиях. Всё сочинение пронизано просветительской идеей общественного блага, служению которому, как это раскрывают её «Записки», посвятила жизнь Е.Р.Дашкова. По мнению Г.Н.Моисеевой, чувство долга, служение Родине — главная тема «Записок». Это позволяет отнести её произведение к литературе русского классицизма конца XVIII — начала XIX в.

    Текст делится на две части: первая охватывает события от 1743 г. — года рождения Дашковой — до 1782 г. — её возвращения из заграницы, где она провела несколько лет с сыном; вторая — от приезда в Петербург в 1782-м до 1804—1805 гг.

    Через все мемуары проходят три сюжетные линии: история семейной жизни Дашковой, участие в дворцовом перевороте 1762 г. и руководство двумя Академиями.

    «Записки» открываются интересной фразой: «Я родилась в 1744 году в Петербурге. Императрица Елизавета уже вернулась из Москвы, где она венчалась на царство. Она держала меня у купели, а крёстным отцом был великий князь, впоследствии император Пётр III».

    Этот абзац невольно наводит читателя на мысль, что уже по своему рождению Екатерина Романовна Воронцова принадлежала к элите русского общества. Её крёстной матерью была сама Елизавета — самодержавная правительница России. Возможно, это связано с тем, что императрица находилась в родстве с дядей Екатерины Романовны Михаилом Воронцовым — канцлером, а мать Дашковой часто субсидировала Елизавету в суровые годы «бироновщины».

    Далее Дашкова рассказывает о своём воспитании в доме дяди М.И.Воронцова, где она получила прекрасное образование. Канцлер был просвещённым человеком своей эпохи, дружил и активно помогал М.В.Ломоносову, а после его смерти оплатил установку памятника на могиле великого учёного в Петербурге.

    Наиболее яркие страницы «Записок» посвящены отношениям Е.Р.Дашковой с Екатериной II. В мемуарах подробно описывается первая встреча двух Екатерин в доме Воронцова, состоявшаяся в 1759 г.

    Если воспоминания, посвящённые Елизавете, в целом обрисованы в светлых тонах почтительности и уважения, то образ Екатерины более ярок и многоцветен. Уже в первую встречу Дашкова отмечает в великой княгине большую образованность, «возвышенность её мыслей, знания». При этом Дашкова добавляет, что «кроме меня и великой княгини в то время не было женщин, занимавшихся серьёзным чтением».

    Повествование об отношениях с Екатериной прерывается рассказом Дашковой о её замужестве, семейном счастье, рождении детей. Говоря о Петре III, Дашкова приводит его слова, которые он произнёс, заметив её дружбу с Екатериной: «Дочь моя, помните, что благоразумнее и безопаснее иметь дело с такими простаками, как мы, чем с великими умами, которые, выжав весь сок из лимона, выбрасывают его вон».

    Нужно подчеркнуть, что в указанный период фавориткой Петра III была сестра Е.Р.Дашковой — Елизавета Романовна Воронцова. Этот факт был известен всему высшему свету. Поэтому преданность Дашковой Екатерине высоко ценилась будущей императрицей.

    Интересно описание встречи Дашковой с Екатериной, состоявшейся незадолго до смерти Елизаветы Петровны. В поздний час простуженная Дашкова посетила Екатерину, высказала ей свою преданность и пообещала в дальнейшем оказывать помощь. Екатерина уверила Дашкову, что у неё «нет никого плана», что она «должна мужественно вынести всё», что её ожидает.

    Ю.А.Нелединский-Мелецкий, поэт, тайный советник и душеприказчик Е.Р.Дашковой

    Ю.А.Нелединский-Мелецкий,
    поэт, тайный советник и
    душеприказчик Е.Р.Дашковой

    За небольшой срок Дашкова привлекла к заговору в пользу Екатерины своего мужа М.И.Дашкова, дядю Н.И.Панина, Н.В.Репнина, Г.Н.Теплова и нескольких гвардейских офицеров Измайловского полка.

    При активном участии братьев Орловых Е.Р.Дашкова добилась того, что Екатерина была привезена в частной карете из Петергофа в Измайловский полк, «единогласно провозгласивший её императрицей». Затем предстоял поход в Петергоф во главе двенадцатитысячного войска. В десяти верстах от Петербурга, в трактире «Красный кабак» они сделали остановку и отдыхали вместе на единственной имевшейся там постели.

    Дашкова знала подробности убийства Петра III, т.к. у Екатерины хранилась в шкатулке записка Алексея Орлова, которую императрица показала Екатерине Романовне.

    Постепенно в мемуарах проскальзывают некоторые эпизоды, свидетельствующие об ухудшении отношений двух Екатерин. Первый конфликт с императрицей произошел в связи с её желанием вступить в законный брак с Григорием Орловым. Это охлаждение в отношениях совпадало со смертью М.И.Дашкова, и овдовевшая Екатерина Романовна отправляется за границу. Императрица дала разрешение на эту поездку весьма неохотно.

    В «Записках» Дашкова обстоятельно рисует жизнь Западной Европы конца XVIII в. и начинает описание с Берлина. По приглашению прусского короля Фридриха II она посетила роскошный дворец Сан-Суси. Дашкова познакомилась с Гамильтон, дочерью архиепископа Туамского, и Морган, дочерью ирландского генерал-прокурора. Дружба с их семьями продолжалась у Дашковой в течение всей её жизни.

    Из Германии Дашкова прибыла в Англию и посетила Лондон, Дублин, Бат, Бристоль, Оксфорд. Из Англии она переехала в Брюссель и Антверпен, затем отправилась в Париж. В «Записках» мы читаем: «Я посещала церкви и монастыри, где можно было видеть статуи, картины и памятники. Я была и в мастерских знаменитых художников, и в театре… Скромное, чёрное платье и самая простая причёска скрывали меня от любопытных глаз». В Париже она встречалась с Дидро.

    Дашкова побывала в Лионе, где посетила городской театр. Из Франции она поехала в Швейцарию. «На другой день по прибытии в Женеву, — пишет Е.Р.Дашкова, — я послала к Вольтеру спросить разрешения посетить его на следующий день вместе с моими спутницами. Он был очень болен, однако велел мне передать, что будет рад меня видеть и просит привести с собой кого мне будет угодно».

    На обратном пути в Россию Дашкова посетила Дюссельдорф, где видела картину Рафаэля «Иоанн Креститель»; Франкфурт, Дрезден, Берлин и Ригу.

    Подробно Е.Р.Дашкова описывает и свою вторую зарубежную поездку с целью дать сыну Павлу образование (дочь Анастасия была уже выдана замуж за бригадира Щербинина). И вновь императрица очень холодно позволила Дашковой выехать за рубеж.

    Екатерина Романовна с сыном посетила Вильно, Варшаву, Берлин, Эдинбург, Роттердам, Гаагу, Лейден, Утрехт; снова встречалась с Дидро, скульптором Фальконе.

    В 1782 г. Дашкова вернулась в Россию. Отношение к ней императрицы улучшилось, и ей было предложено возглавить Академию наук.

    В своих «Записках» Е.Р.Дашкова упоминает о своих повседневных обязанностях тех лет: строительстве главного здания Академии, издании карт и периодической печати, налаживании работы типографии.

    И именно периодическая печать чуть было не испортила репутацию Дашковой. Дело в том, что в одном из номеров академического «Российского феатра» была опубликована трагедия Я.Б.Княжнина «Вадим Новгородский». Екатерина II увидела в этой пьесе пропаганду революционных идей — наступала эпоха Французской революции. Отношения между Дашковой и императрицей вновь испортилась.

    Круг забот главы Академии наук был весьма широк. Дашкову особо волновала судьба первого русского словаря русского языка. Она сама собрала более 700 слов на буквы «Ц», «Ш», «Щ», выработала определённые правила правописания, привлекла к работе над словарём Д.И.Фонвизина, Г.Р.Державина.

    Несмотря на внешнее улучшение отношений с императрицей, Дашкова понимала, что Екатерина соблюдает лишь этикетную доброжелательность. Поэтому Екатерина Романовна просит уволить её с поста главы Академий. Однако императрица отправила её лишь в двухлетний отпуск.

    Осенью 1796 г. Дашкова в своём подмосковном имении Троицкое узнаёт о смерти Екатерины II. Вскоре указом Сената Е.Р.Дашкову уволили со всех постов, а новый император Павел I распорядился, чтобы она была отправлена в ссылку, в отдалённое имение сына в Новгородской губернии. Эта была месть за участие княгини в дворцовом перевороте 1762-го, за дружбу с ненавистной Павлу матерью.

    Недолгое правление Павла сменилось царствованием Александра I. Верный политике «в Бозе почивающей августейшей бабки», новый император предложил престарелой княгине вернуться в Петербург, но Дашкова отказалась и поселилась в Троицком.

    «Записки» заканчиваются 1805 г., но впереди у Екатерины Романовны тяжёлые испытания. В 1807 г. умирает её 42-летний сын Павел, с которым у Дашковой складывались порой нелёгкие отношения, вызванные «неравным» браком князя Дашкова и купеческой дочери. Своих внуков от этого брака Дашкова так и не признала.

    Ещё хуже были её отношения с дочерью — А.М.Щербининой, с которой Дашкова фактически перестала общаться.

    Характеризуя «Записки» как исторический источник, нужно отметить, что в целом точность фактологии событий в мемуарах соблюдена, в оценках исторических личностей княгиня стремится к объективности. Так, описывая обстоятельства переворота 1762 г., Дашкова признаёт, что была очарована личностью Екатерины, её образованностью. Со временем, и это видно из мемуаров, она перестает идеализировать императрицу и всё чаще вспоминает вышеприведённые слова Петра III.

    Дашкова не скрывает своего презрения к Петру III, братьям Орловым, но при чтении «Записок» ощущается, что княгиня не переступает определённой черты, что в её повествовании и оценках присутствует некоторая недосказанность.

    Советских исследователей особо интересовало отношение Е.Р.Дашковой к крестьянам. Крепостное право представлялось княгине благом для крестьян, которые бы погибли, по её мнению, от злоупотреблений чиновников. Свои отношения с крестьянами Дашкова обрисовала в идиллических тонах. На самом деле на жалобы крестьян она отвечала так: «Впредь же своими глупыми и неосновательными отписками меня не беспокоить, ибо сей вздор уже наскучил».

    А в целом «Записки» свидетельствуют, что Екатерина Романовна Дашкова желала предстать перед потомками в положительном свете, не забывая, что её мемуары являются важным историческим документом.

    Марат САФАРОВ,
    учитель истории г. Москвы

    TopList