© Данная статья была опубликована в № 03/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 03/2006
  • Цена щепки
     

    ЦЕНА ЩЕПКИ

    50 лет назад Н.С.Хрущёв выступил с докладом
    «О культе личности»
    Теперь арестанты вернутся,
    и две России глянут друг другу в глаза:
    та, что сажала, и та, которую посадили.

    А.А. Ахматова, март 1956 г.

     

    Методические рекомендации для проведения уроков по теме «XX съезд КПСС.
    Начало десталинизации советского общества». 11 класс

     

    Закрытый режим

    Знаменитый доклад Н.С.Хрущёва «О культе личности» прозвучал на XX съезде партии 25 февраля на закрытом ночном заседании после выборов ЦК и Первого секретаря. По документам видно, что работа над ним велась тщательная, и готовился доклад, естественно, заранее: давались специальные поручения, собирались статданные, подыскивались яркие примеры. На чтение доклада не были приглашены зарубежные гости, даже лидеры компартий дружественных стран. Только потом доклад был показан 13 руководителям компартий, чтобы они ознакомились с ним, пока пребывают в Москве, а затем вернули свои экземпляры.

    Чем была вызвана такая секретность? Завершая своё выступление на съезде, Хрущёв сказал: «Мы должны со всей серьёзностью отнестись к вопросу о культе личности. Этот вопрос мы не можем вынести за пределы партии, а тем более в печать. Именно поэтому мы докладываем его на закрытом заседании съезда. Надо знать меру, не питать врагов, не обнажать перед ними наших язв». Келейность, попытка свести всё к внутрипартийному делу говорила не только об осторожности «антисталинистов», об их традиционном недоверии к народу и боязни гласности, но и об их собственной причастности к деяниям сталинского режима, о личной ответственности за преступления, о родственном менталитете. Это ключ к пониманию двойственности и безусловной знаменательности исторического события, происшедшего на съезде. И эта противоречивость и неоднозначность будет характеризовать весь режим Хрущёва, его политический и человеческий облик. Развенчивалась не порочная система тоталитарной власти, а культ личности одного человека – Сталина. Поэтому вскоре стал набирать силу культ самого Хрущёва. Он не выступал против системы репрессий, не вскрывал и не осознавал их глубоких причин, его гневный пафос был направлен против конкретных личностей: мёртвых – «агента империализма Берия» и живых – бывших соратников, а ныне соперников в борьбе за власть — Маленкова, Молотова, Кагановича, Ворошилова.

    Эта двойственность тех событий – основная тональность урока, посвящённого изучению ХХ съезда и десталинизации.

    Читать и конспектировать

    Сам доклад «О культе личности» не очень объёмен и доступен в Интернете. Поэтому представляется целесообразным не ограничиваться пересказом его основных пунктов, одиннадцатиклассникам желательно самим прочитать весь доклад и выделить в нём узловые, наиболее важные моменты, чтобы потом совместно их прокомментировать. Сначала назвать факты, а потом их проанализировать. Своего рода конспект. Например: развенчивая культ Сталина, укрепляли культ Ленина и партии; фигура Сталина критиковалась, но с оговорками его безусловных заслуг перед страной и международным коммунистическим движением; впервые назывались цифры безвинно репрессированных, тем не менее никаких извинений принесено не было; в первую очередь, всех интересовало дело Кирова, но оно так и осталось до конца не расследованным; наконец-то подверглась критике «царица доказательств» — признание самого обвиняемого, тем самым восстанавливалась, хотя бы на словах, презумпция невиновности; говорилось об ошибках и просчётах Сталина, и что очень важно – перед и во время войны.

    Статистика

    Важнейшим элементом урока должно стать осмысление цифр – статистики репрессий. Здесь крайне важны следующие моменты. Во-первых, нужно избегать манипуляции цифрами: не допустимо как кощунственное их занижение, так и мистическое завышение. Как ни парадоксально это звучит, многих привлекает масштаб репрессий: если Сталин — уж злодей, то Злодей. Поэтому лучше всего на уроке оперировать строгими официальными данными, взятыми из материалов XX съезда партии. Главное – не втянуться в спор о сотнях тысяч по ту или иную сторону колючей проволоки, который чаще всего превращается в подобие амбициозного соревнования, а повести разговор о цене и ценности конкретной человеческой жизни. Рекомендуется усилить эмоциональную составляющую этого фрагмента урока и активно использовать литературу (Солженицына, Шаламова, Гинзбург, Разгона, Гроссмана, Ахматову). Может быть, ещё важнее провести просмотр и совместное обсуждение фильмов «Чистое небо», «Мой друг Иван Лапшин», «Покаяние».

    Важно развенчать циничную формулу про рубку леса и летящие щепки. Поэтому вместо того, чтобы тонуть в статистике, следует показать, что цена даже одной щепки бесценна. Особенно, когда это может коснуться тебя и твоих близких. И здесь важно подчеркнуть, что репрессиям подвергались все слои общества и представители всех национальностей, развенчивая ещё один миф – об избирательности карательной машины: она слепа и беспощадна ко всем. Это можно проиллюстрировать на примере социального состава XVII съезда партии, миллионов, погибших от голода и раскулачивания, а также всех репрессированных народов СССР.

    «Вегетарианские времена»

    Многие современники отмечали, что хрущёвская «оттепель» (как с лёгкой руки Ильи Эренбурга стали называть этот период нашей истории) дала многим тот самый глоток свободы, что помог пережить, в частности, будущий застой, что именно здесь зачиналась Пражская весна и даже далёкая ещё перестройка, ибо её наиболее активными участниками было поколение 50-х–начала 60-х (т.н. шестидесятники). (Параллели между этими двумя периодами нашей современной истории напрашиваются сами собой: два некровожадных лидера партии постарались укрепиться за счёт либерального курса, оба подняли на щит ошибки и преступления сталинизма, оба заговорили о гласности, оба сделали СССР более открытым, добились серьёзных перемен на международной арене, и оба фактически были смещены со своих постов и оставили у современников и в истории неоднозначную память.)

    Всё это, наверное, так, но в то же самое время одним из «либеральных» лидеров — Хрущёвым — жесточайшим образом были подавлены демократические восстания в Польше и особенно в Венгрии (до этого в 1953 г. в ГДР), случилась позорная травля Пастернака в связи с присуждением ему Нобелевской премии, разнос интеллигенции после выставки в Манеже, Берлинская стена 1961 г., «карибский кризис» 1963-го, поставивший мир на грань мировой ядерной войны. И это всё сочеталось и с Международным фестивалем студентов в Москве в 1957-м, и с публикацией «Одного дня Ивана Денисовича» в «Новом мире» в 1962 г.

    Левая рука не ведала, что творила правая, а правая всё знала. И Хрущёва отстранили от власти. Но как правильно он заметил потом, заслуга его действительно некровожадного правления уже в том, что, во-первых, смогли без крови отстранить Первого секретаря КПСС (в общем-то, формально демократическим путём, без объявления его врагом народа), а во-вторых, Хрущёв был отправлен лишь на пенсию, куда в своё время, а не в Гулаг, отправились его политические противники.

    «Оттепель» — это одна из первых, если не первая, попытка переосмысления советской истории. Пусть половинчатая, неполная, в чём-то конъюнктурная, но в ходе которой люди стали воспитываться в новой системе координат. И эта смена традиций дорогого стоила.

    Символический памятник

    Памятник Н.С.Хрущёву на Новодевичьем кладбище. Скульптор Э.Неизвестный
    Памятник Н.С.Хрущёву
    на Новодевичьем кладбище.
    Скульптор Э.Неизвестный

    Известно, что памятник на могиле Хрущёва на Новодевичьем кладбище выполнил скульптор Эрнст Неизвестный, тот самый художник, что подвергся грубой критике Первого секретаря на выставке в Манеже. Бюст Хрущёва создан как бы в двух цветовых гаммах: светло-золотом и чёрном, символизирующим две стороны его деятельности: светлую, антисталинскую, что принесла освобождение из тюрем и лагерей сотням тысяч несправедливо и незаконно репрессированных людей, и тёмную – типичную коммунистическую, что привела к дальнейшим репрессиям, новому культу личности, жёстким подавлениям демократических выступлений в Европе в «зоне советского влияния» и тому подобному, о чём мы уже говорили.

    В этой связи целесообразно сделать небольшой экскурс в историю, чтобы показать, что подобная двойственность и противоречивость была свойственна истории России со второй половины XVIII в.: постоянное изменение политического климата — от заморозков к оттепели и наоборот. Как будто кто-то вдруг спохватывался, пугаясь глобального потепления, и срочно подмораживал Россию. Наверное, уместно, чтобы ученики, приучаясь рассматривать историю текущего периода в контексте всего исторического процесса, вспомнили, как происходило это чередование: заигрывания Екатерины с Просвещением и Пугачёвский бунт, арест Радищева и Новикова; противоречивое правление Павла – деспотическое и в какой-то степени даже демократическое; затем шараханья Александра I от «якобинства», конституции Польше до Аракчеева и военных поселений; «административно-командное» правление Николая I и реформы Александра II; «заморозки» при Александре III (предложение «подморозить Россию, а то сгниёт» поступило от бывшего либерала, в то время уже ближайшего соратника Победоносцева Константина Леонтьева) и тому подобное.

    «Сталин умер вчера»

    Это знаменитое заявление историка Михаила Гефтера, сделанное в 1987 г., подчёркивало актуальность проблемы сталинизма для нашей страны. К сожалению, она в каком-то смысле даже обострилась почти через 20 лет. Сталин до сих пор ассоциируется в общественном сознании в первую очередь с порядком, отсутствием коррупции, стабильностью и величием страны. Без особых размышлений о том, как он достигался, какова была цена щепки: репрессии, страх, голод, несвобода, скудная бытовая жизнь.

    Возьмите социологические опросы — и всё станет ясно: тоска по сильной руке усиливается. В этой связи, думается, нужно не столько развенчивать величие фигуры Сталина, копаясь в его уголовном прошлом, излагая легенду о его сотрудничестве с царской охранкой, делая акценты на его слабость и трусость, проявленные в начале войны, указывая на посредственность его личности, развенчивая миф о всезнайстве, подчёркивая персональную вину за пытки и убийства миллионов невинных людей. Главное – поговорить о нас, об обществе, о его равнодушии и гражданской незрелости. Задать вопросы о приоритетах и смыслах жизни, о системе ценностей. То есть закончить тему урока постановкой вопросов, обменом мнениями, переведя разговор с конкретно-исторической колеи на нравственные оценки.

    Конечно, одного урока на всё это не хватит, но именно подобные узловые, переломные, актуальные вопросы нашей недавней, а практически современной истории настоятельно требуют продолжения общения на эту тему в иных формах: и в индивидуальных беседах, и на факультативе, и на общешкольных внеклассных публичных диспутах.

    Анатолий БЕРШТЕЙН

    TopList