© Данная статья была опубликована в № 03/2006 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 03/2006
  • Колонка главного редактора

    В 1974 г., после высылки А.Солженицына на Запад, «Голос Америки» начал транслировать фрагменты его «Архипелага ГУЛаг». Помню, как приникал тогда к радиоприёмнику, ловя сквозь помехи глушилок обжигающую, страшную, но целительную правду о нашем прошлом. Услышанное тогда, а потом жадно прочитанный трёхтомник «Архипелага» во многом, без преувеличений, сформировали моё мировоззрение, ту шкалу ценностей, которая и сегодня позволяет ориентироваться в лабиринтах отечественной истории. Да только ли на меня оказал такое влияние солженицынский «Архипелаг»? Не сомневаюсь, он перевернул души очень многих людей по всему миру…

    50 лет назад был дан импульс нашему очищению. Доклад Н.С.Хрущёва на XX съезде партии приоткрыл завесу над мрачной тайной коммунистического властвования. Неполная, половинчатая, держащаяся не на виду, правда (но всё же правда!) вошла в общественную жизнь, стала фактором воспитания новых поколений.

    Но вот вопрос: а нужна ли была нашему обществу эта правда? Хотели ли мы узнать её? Конечно, с началом перестройки, когда стало возможным говорить почти обо всём открыто, статьи о ГУЛаге, воспоминания чудом выживших узников заполнили страницы периодических изданий, жадно читались и обсуждались. Но потом пришло отупляющее спокойствие: «Да, что-то такое нехорошее было, но были и победы, успехи, всемирные завоевания. Вон какую страну отгрохали — весь мир её боялся!».

    Но в том-то и дело, что ГУЛаговский архипелаг — это не просто часть нашей истории, это кровоточащий кусок нашей души, находящийся не вне, а внутри нас. И нечего ссылаться на трудные жизненные обстоятельства, на равнодушие власти… В эпоху горбачёвской перестройки на высшем партийном форуме было решено создать памятник жертвам политических репрессий. И где он? Где общенациональные мемориалы типа Освенцима и Бухенвальда? Значит, они не нужны не только власть имущим (это понятно), прежде всего в них не нуждаемся мы сами!

    Но ведь живая память о происшедшем, об Архипелаге, о невинных жертвах, память, возобновляемая в умах и сердцах вступающих в жизнь, — это и есть то самое национальное покаяние, о необходимости которого столько говорится, но почти ничего не делается. «Не европейскою наукой, не азиатской ворожбой, но только покаянной мукой мы будем спасены судьбой», — написал современный поэт. Трудно с ним спорить!

    Алексей САВЕЛЬЕВ,
    главный редактор

    TopList