© Данная статья была опубликована в № 23/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 23/2005
  • Чтобы лучше понимать друг друга...

     

    ЧТОБЫ ЛУЧШЕ ПОНИМАТЬ ДРУГ ДРУГА...

    Чем Россия отличается от
    Соединённых Штатов Америки

    Материал рекомендуется для подготовки уроков по темам «Экономическое и политическое развитие ведущих мировых держав», «Россия и мир на рубеже
    XIX—XX вв.». 8—11 классы

    От редакции. Статья нашего постоянного автора И. Супоницкой посвящена интересной, актуальной, но спорной теме, которая впервые разрабатывается так подробно. Хотя, казалось бы, нет ничего проще: сопоставить исторические траектории, особенности культуры и ментальности двух народов — американского и российского. Но на пути исследователя сразу возникают огромные трудности, как объективного, так и субъективного характера. Не будем забывать, что по историческим меркам совсем недавно, 15—20 лет назад, спокойно и взвешенно заниматься этой темой было просто невозможно: Америку, этого империалистического монстра, по всем советским идеологическим канонам нужно было ругать и осуждать. Но научная мысль не стоит на месте, и наши учёные-историки выступают пионерами в исследовании этой темы.
    Ввиду сложности темы и дискуссионности материала редакция помещает его под рубрикой «Гордиев узел» и приглашает читателей высказать свои соображения: в чём же сходятся и различаются наши великие государства, во многом определяющие будущее планеты.

    Французкий аристократ Алексис де Токвиль, побывав в 1831 г. в Америке‚ предсказал великое будущее обеим странам: «В настоящее время в мире существуют два великих народа‚ которые‚ несмотря на все свои различия‚ движутся к единой цели. Это русские и англоамериканцы... У них разные истоки и разные пути‚ но очень возможно‚ что Провидение втайне уготовило каждой из них стать хозяйкой половины мира»1.

    Иван Васильевич Киреевский

    Алексис де Токвиль

    Иван Васильевич
    Киреевский
    Алексис
    де Токвиль

    Впрочем, ещё до него, в 1829 г. ту же идею высказал русский мыслитель и литератор Иван Васильевич Киреевский: «Изо всего просвещённого человечества два народа не участвуют во всеобщем усыплении: два народа, молодые, свежие цветут надеждою: это Соединённые Американские Штаты и наше отечество. Но отдалённость местная и политическая, а более всего односторонность английской образованности Соединённых Штатов всю надежду Европы переносят на Россию»2.

    Подобное сближение появилось не случайно. Обе страны в начале ХIХ в. входили в мировую политику: Россия — после победы над Наполеоном, США — над Великобританией в войне за независимость.

    К середине ХХ в. эти предвидения сбылись: две страны превратились в сверхдержавы‚ поделив между собой мир. Они несли идеи и ценности, притягивающие другие народы, хотя к концу столетия СССР не выдержал соперничества. После распада Советского Союза Россия оказалась перед выбором: вступить на новый путь или вернуться на прежнюю колею. С 1990-х гг. многие россияне, особенно политики, экономисты, примеряют для страны различные модели, в том числе и американскую. Подходит ли России американский опыт? Справедливо ли столь частое сравнение России с Америкой? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо понять характерные черты и принципы жизни двух народов.

    Россия и Соединённые Штаты сопоставлялись не однажды. У.Уитмен в 1881 г. заметил: «Вы‚ русские‚ и мы‚ американцы‚ такие далёкие и такие несхожие с первого взгляда... И всё-таки в некоторых чертах‚ в самых главных‚ наши страны так схожи»3.

    Сходства‚ действительно, немало. Обе страны находятся на географической периферии европейской христианской цивилизации. Им свойственны обширные пространства‚ разнообразие природных условий‚ длительное освоение земель. «История России‚ — утверждал В.О.Ключевский, — есть история страны‚ которая колонизуется»4. То же писал американский историк Ф.Тёрнер о США: «Вплоть до наших дней американская история представляет в большей степени историю колонизации великого Запада».

    Почти одновременно были уничтожены формы принудительного труда: крепостное право (1861) и рабство (1863). Россия и Америка — крупнейшие аграрные державы мира‚ в последней трети ХIХ в. они стали конкурентами на мировом рынке зерна.

    Для русского и американца характерно обострённое чувство национальной гордости‚ вера в особую миссию своего народа. Идея американской исключительности‚ возникшая в пуританских колониях‚ в 1840-е гг. приняла форму доктрины «предопределения судьбы» (Manifest Destiny). Её выразил журналист Джон О’Cалливэн: «Нам предопределено судьбой распространить своё владычество на весь континент‚ который дарован нам Провидением для выполнения великой миссии: установить свободу и федеративное самоуправление». Американцы убеждены, что их страна — оплот свободы и демократии во всем мире.

    Фермерское хозяйство, США
    Фермерское хозяйство, США

    Россияне также уповают на особый путь России. В те же 1840-е гг. славянофилы начали проповедовать идею избранничества русского народа‚ призванного обновить и спасти европейскую цивилизацию. Позднее Ф.М.Достоевский заявил, что русским суждено «внести примирение в европейские противоречия уже окончательно‚ указать исход европейской тоске в своей русской душе‚ всечеловеческой и всесоединяющей»5.

    Однако при внимательном взгляде обнаруживаем, что за внешним сходством скрыто разное содержание и у стран оказывается куда больше различий. «Мы никогда не шли вместе с другими народами, — писал о России Чаадаев, — мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого»6. А русский публицист П.А.Тверской, переселившийся в 1880-е годы в США, категорично заключил: «Я не могу не понимать и не видеть, что, кроме обширности территории и многочисленности народонаселения, нет двух других цивилизованных наций на земном шаре, настолько диаметрально противоположных по всему остальному».

    Попробуем разобраться и начнём с природы и климата. Новый Свет поразил европейцев богатством флоры и фауны. Северная граница США находится на широте Ростова-на-Дону — российских южных районов. Климат, умеренный на севере и субтропический на юге, благоприятен для земледелия. Он не ставил перед переселенцами проблемы выживания, разве что в первые годы из-за неприспособленности к новым условиям. Упорный труд пионеров приносил плоды, обеспечивая достаток. В ХIХ в. американцы превратили дикие и пустынные прерии Среднего Запада в зерновой пояс страны, её житницу. Природная среда вызывала у людей уверенность в собственных силах, оправдывала надежду на человеческий разум.

    Иное дело Россия. Суровый климат (большая часть территории — север), короткое лето, неустойчивая, трудно прогнозируемая погода, рискованное земледелие. «Природа Великороссии‚ — отмечал Ключевский‚ — ...часто смеётся над самыми осторожными расчётами великоросса, своенравие климата и почвы обманывает самые скромные ожидания... Невозможность рассчитать наперёд... (неожиданные метели и оттепели, непредвиденные августовские морозы и январская слякоть), заранее сообразить план действий и прямо идти к намеченной цели заметно отразились на складе ума великоросса...»7.

    Для русского крестьянина характерен не постоянный, равномерный труд, как для фермера, а кратковременный, с большой, часто сверх меры, затратой сил. Сельские работы длятся в России 4–5 месяцев, и это настоящая страда, т.е. «страдание», когда работают от зари до зари; в Америке — семь и более месяцев, а на Юге — круглый год собирают по два-три урожая овощей. Земледелие и животноводство России малоэффективны: нужны запасы на восемь месяцев для себя и скотины, часты засухи. Худородные почвы требовали тщательной обработки, а времени на неё не хватало, как и на заготовку кормов для скота. За четыреста лет, с ХV по ХIХ в., пишет современный историк Л.Милов, урожайность в историческом центре российского государства не росла, оставаясь крайне низкой — в среднем сам-три (на каждое брошенное зерно получали 3)8. В неурожайные годы не возвращалось даже посеянное, что приводило к голоду. Русский крестьянин постоянно жил в недостатке, заботясь только о выживании. Между тем цивилизованным считается общество, снабжающее себя продовольствием, что происходит при пятикратном воспроизводстве зерна (1:5). Страны Западной Европы достигли этого в конце средних веков. На указанную черту, контрастную условиям США, обратил внимание американский историк Р.Пайпс: «Страна в основе своей настолько бедна, что позволяет в лучшем случае вести скудное существование. Бедность эта предоставляет населению весьма незначительную свободу действий, понуждая его существовать в условиях резко ограниченной свободы выбора»9.

    Но у России есть и преимущества. Она располагает огромными природными ресурсами, занимает первое место в мире по посевным площадям. В.В.Докучаев утверждал, что Россия обладает лучшими почвами в мире. Ей принадлежит значительная часть мирового чернозёма. О потенциале российского земледелия писал ещё в 1788  г. известный агроном И.М. Комов, посланный Екатериной II в Англию для изучения сельского хозяйства: «Да мы почти все европейские климаты имеем, и нет ни одного овоща, хлеба, травы, или дерева в Европе, кое бы у нас в южных или северных провинциях расти не могло».

    На пашне. Художник М.Н.Клодт. 1872 г.
    На пашне.

    Художник М.Н.Клодт. 1872 г.

    Зато природа США преподносит свои сюрпризы: страну постоянно терзают смерчи и ураганы, засухи и наводнения, в Калифорнии не редки землетрясения, а большая часть территории Запада — засушливые земли, поэтому изобилие некоторых его районов основано на ирригации.

    Значит, только различиями природных условий, хотя и очевидными, нельзя объяснить несходство двух стран. Они касаются фундаментальных основ двух обществ, социально-экономических и культурных.

    Если России свойственна деревня‚ община‚ то Америке — изолированная семейная ферма. Она не знала деревни как совместного проживания крестьян, да и самих крестьян. Немецкий философ Германн Кайзерлинг во время поездки по Америке в 1928 г. назвал миссурийского фермера «хорошим крестьянином», чем вызвал негодование американцев. В университетах прошли митинги протеста, а пресса потребовала извинений (что тот и не преминул сделать). Ему заявили, что «слово крестьянин не значится в лексиконе Соединённых Штатов; развитие страны, начавшееся после принятия бессмертной Декларации независимости, окончательно оставило крестьян в прошлом». Американцы точно почувствовали разницу между крестьянином и фермером, которые вплоть до ХХ в. были главными фигурами в России и США.

    Фермер, в отличие от крестьянина, — собственник земли, независимый производитель. Свободный труд, т.е. труд на себя, — отличительная черта фермера. Его цель не выживание, а получение дохода. Земля для него не мать-кормилица, как для русского крестьянина, а прежде всего средство обогащения, и он легко бросал её, переходя на лучшую. В конце ХIХ в. русский наблюдатель заметил о жизни фермеров Канзаса: «Преступления неизвестны, уважение к чужой собственности безгранично... Здесь нет привязанности к месту, земле: как только есть средства, фермер без всякого сожаления продаёт свою ферму и переселяется в город». В отличие от крестьянина, фермер был грамотным, использовал всё новое, более эффективное, что приносит прибыль, поэтому быстро начал применять агрономию, сельскохозяйственные машины.

    Русский крестьянин не знал свободного труда для себя, своей семьи, не имел опыта владения землей. Он был всегда в кабале, зависел от барина, общины, государства. В 1857 г. несвободное крестьянство (крепостные и государственные крестьяне) составляло 82% населения страны. Но и после реформы 1861 г. большинство крестьян так и не стали собственниками земли, которая принадлежала общине.

    Если Россия — страна крупного землевладения‚ общинного землепользования‚ подневольного труда, где крестьяне, основная часть населения, не знали частной собственности на землю, то Америка, напротив, — страна мелкого и среднего фермерства. Обилие земли и недостаток свободных рук не позволили укрепиться в США крупному землевладению‚ сначала феодальному, позднее капиталистическому. Только на Юге, помимо ферм, существовало крупное плантационное хозяйство, т.к. плантационные культуры (табак, хлопок, рис) требовали круглогодичного ухода‚ что привело к использованию там принудительного труда (сначала людей, завербованных в Англии‚ затем — рабов‚ потом — арендаторов-кропперов).

    С последней трети ХIХ в. две великие аграрные державы, Россия и США, стали конкурентами на мировом рынке зерна. Первенство тогда принадлежало России. За три пореформенных десятилетия она в 3‚5 раза увеличила вывоз зерна. Соединённые Штаты прежде славились как мировой экспортёр плантационных культур (хлопка, табака), но после Гражданской войны превратились также в крупного поставщика зерна и к 1913 г. обогнали своего конкурента.

    Рост экспорта зерна двух стран был вызван разными причинами. В Америке он — результат модернизации сельского хозяйства, т.е. перехода от экстенсивного хозяйства к интенсивному с внедрением механизации, новых методов агрономии. Во 2-й половине ХIХ в. появилось много сельскохозяйственных колледжей, агростанций, журналов по распространению новшеств в агрономии. Этот период вошёл в историю как эпоха «обновленной земли». В 1880 г. 80% пшеницы убиралось машинами. Россия переживала кризис экстенсивного хозяйства, а переход к интенсификации сельского хозяйства шёл очень медленно.

    Купеческая семья. Фото XIX в.
    Купеческая семья.

    Фото XIX в.

    Если американский фермер продавал излишки своего производства, то русский крестьянин — необходимое для своей семьи, сокращая собственное потребление, чтобы заплатить налоги, расплатиться с государством за землю. Поэтому русский экспорт называли «голодным».

    В России преобладали беднейшие крестьяне (в начале ХХ в. свыше 50% крестьянских дворов имело до 10 десятин земли, или до 11 га), в Америке — мелкие и средние фермеры‚ владевшие от 20 до 175 акров (от 8 до 70 га)‚ они составляли 70% фермерства. Именно широкий средний слой вместе с крупными фермами обеспечил победу США в хлебной конкуренции с Россией, став также основой самого ёмкого в мире внутреннего рынка для национальной промышленности.

    Таким образом, важнейшая причина потери Россией первенства в хлебной конкуренции с Америкой — разное положение аграрного производителя: независимого фермера и крестьянина‚ который так и не превратился в самостоятельного хозяина‚ собственника земли. В этом одно из главных отличий двух стран.

    В России, в противоположность США, была слабо развита частная собственность, преобладала общинная и государственная. Аграрная реформа П.А.Столыпина 1906–1910 гг.‚ призванная разрушить общину и насадить мелких земельных собственников‚ была встречена в штыки. Характерен спор между Л.Н.Толстым и П.А.Столыпиным. В письме от 26 июля 1907 г. к П.А.Столыпину, сыну своего друга по Крымской войне, Толстой заявил: «Земля есть достояние всех‚ и все люди имеют одинаковое право пользоваться ею». Столыпин ответил: «Вы считаете злом то‚ что я считаю для России благом. Мне кажется‚ что отсутствие “собственности” на землю у крестьян создаёт всё наше неустройство».

    Толстой действительно оказался «зеркалом русской революции», как назвал его В.И.Ленин. В крестьянском наказе, составленном на основании 242 местных крестьянских наказов и включённом большевиками в Декрет о земле в октябре 1917 г., сказано: «Право частной собственности на землю отменяется навсегда... Вся земля... обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней. ...Землепользование должно быть уравнительным...»

    Однако история подтвердила правоту Столыпина. Из-за отсутствия у большинства населения страны опыта частной собственности, бедности крестьян Россия не смогла завершить начавшуюся после отмены крепостного права модернизацию, которая закончилась крестьянской революцией и системным коллапсом‚ приведшим к октябрьскому перевороту 1917 г. Советская «общенародная» собственность и колхозная практика превратили крестьянина в рабочего на земле, безразличного к результатам своего труда, а Советский Союз в импортёра зерна и других сельскохозяйственных продуктов. Из-за слабости института частной собственности в России не могли и до сих пор не могут укрепиться гражданское общество, правовое государство, индивидуалистические ценности.

    Интересно, что у американцев тоже был опыт коллективного хозяйства и собственности. В начале ХVII в. первые колонисты Джеймстауна (Вирджиния) и Плимута совместно обрабатывали землю. Но уже через несколько лет (в Вирджинии – 15 лет, в Плимуте 4 года) они отказались от этой практики, сочтя её неэффективной, и раздали землю каждой семье. Один из основателей Плимута, губернатор У.Брэдфорд, заключил: «Опыт, приобретённый таким путем и в течение многих лет проверенный, притом на людях благочестивых и разумных, опровергает измышления Платона и других древних, поддержанные кое-кем и в позднейшее время, будто лишив людей собственности и сделав всё имение общественным, можно привести их к счастью и благоденствию».

    Можно найти немало сходных черт в колонизации двух стран, к примеру, Сибири и американского Запада. Для обоих регионов характерна во второй половине ХIХ в. массовая миграция с участием миллионов людей. Колонизация Сибири, начавшаяся на 250 лет раньше Запада, прошла те же этапы, что и Запад: сначала пушной промысел, потом добыча полезных ископаемых, следующий этап – сельскохозяйственное освоение, позднее — индустриализация и урбанизация. Совпадают даже отрицательные последствия: истребление местного населения, уничтожение флоры и фауны.

    Однако, несмотря на сходство, российская и американская колонизация представляли два разных типа освоения. В России его инициатором и проводником было государство, которому принадлежала вся земля в азиатской части страны, тогда как в США шла свободная колонизация независимыми людьми. В России государство регулировало потоки переселенцев патерналистскими льготами и пособиями, в Америке — земельной политикой. Законом о гомстедах 1862 г. правительство США официально признало стихийный захват земель частными лицами – скваттерство. По нему любой желающий, заплатив 10 долл. налога, получал земельный участок в 160 акров, который после пяти лет обработки становился его частной собственностью.

    Семья пуритан. На пути в церковь. 1630 г.
    Семья пуритан.
    На пути в церковь.

    1630 г.

    Американский тип колонизации оказался наиболее эффективным: он ускорил освоение Запада (переселенцы быстро цивилизовали новые земли для себя) и способствовал притоку европейских иммигрантов в страну. Американская колонизация носила интенсивный характер, в отличие от российской экстенсивной – движения вширь без качественного преобразования пространства. Она проходила на индустриальной основе, с использованием машин, новых методов в агрономии. Поэтому так различны результаты: Запад США был в основном освоен к началу ХХ в., Сибирь не освоена до сих пор, так и оставшись по преимуществу поставщиком сырья.

    Рассмотрим подробнее два общества. Они отличаются по структуре. Обществу Соединённых Штатов всегда были свойственны широкие средние слои, до ХХ в. — аграрные (фермеры, мелкие предприниматели), в ХХ в. с урбанизацией — городские. Если социальная структура Америки напоминает ромб с широкой серединой и малочисленными верхом — богатейшими и низом — беднейшими, то России, как и большинство стран мира, — пирамиду с широким основанием из бедного населения и малочисленными богатыми на вершине. По данным Первой всероссийской переписи 1897 г., неимущие составляли половину населения страны (63,7 млн из 125,6 млн жителей империи), а вместе с беднейшими хозяевами (35,8 млн чел.) — 4/5 населения (99,5 млн чел.).

    Американское общество никогда не было эгалитарным, обществом равенства, но в нём до ХХ  в. был значителен слой собственников, главным образом землевладельцев. А в 1870 г. 43% мужского населения страны владело недвижимым имуществом. В наши дни так называемый средний класс составляет свыше 60% населения (более 60% американцев живут в собственных домах). Американцы не знали сословий, патернализма. Исключением является Юг‚ где кастовость и патернализм — продукты рабства‚ наложившего отпечаток на весь регион. Длительная колонизация континента сделала общество США динамичным‚ подвижным. Американец до сих пор часто меняет место жительства (ежегодно – 17% населения, треть молодежи, а в среднем 8 раз в течение жизни). В поисках лучшей работы он готов сняться вместе с семьей и переехать в другое место. Так же быстро американец переходит по социальной лестнице с одной ступеньки на другую.

    Российское общество, напротив, статично, малоподвижно, до 1917 г. оно оставалось сословным, иерархичным. До сих пор в нём силён патернализм, немало людей убеждены в необходимости покровительства государства. У россиян слаба привычка рассчитывать на себя‚ собственные силы.

    Об американцах обычно говорят как об индивидуалистах, меньше известен их коллективизм, социальная активность. «Я рано проникся общественным духом», — писал в «Автобиографии» Б.Франклин. В юности он задумался о воспитании «полезного гражданина» – кто трудится на пользу не только себе‚ но и другим, и всю свою жизнь посвятил выполнению этой миссии.

    Понятие «полезный гражданин» — одно из важных в Соединённых Штатах. Говоря о каком-нибудь выдающемся деятеле, американцы называют его не великим человеком, а великим гражданином. Даже богатая плантаторша Юга молилась: «Благослови моих детей. Сделай их полезными членами общества».

    Общественный дух выразился в волонтёрском движении. Новый Свет осваивали волонтёры, и в США‚ как ни в одной стране‚ существует множество добровольных организаций — коммерческих‚ образовательных‚ политических. «Американцы, — заметил Токвиль, — объединяются в комитеты для того‚ чтобы организовать празднества‚ основывать школы‚ строить гостиницы‚ столовые‚ церковные здания‚ распространять книги‚ посылать миссионеров на другой край света... И всегда там‚ где во Франции во главе всякого нового начинания вы видите представителя правительства‚ а в Англии — представителя знати‚ будьте уверены‚ что в Соединённых Штатах вы увидите какой-нибудь комитет».

    Инициатива граждан особенно проявляется в годы бедствий. В войну за независимость действовали общественные комитеты безопасности‚ отряды волонтёров — «минитмены». В районах освоения земель, на границе, при слабости местной власти американцы создавали комитеты бдительности для борьбы с преступниками, как в лагерях старателей в горах Сьерра-Невада в Калифорнии, куда с открытием золота в 1848 г. нахлынуло множество авантюристов; или в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе в 1850-е гг., где власть попала в руки уголовников. Члены комитетов ловили и наказывали виновных. Чаще всего соблюдались нормы законности, знакомые переселенцам с детства: созывался суд присяжных, который выносил решение. Народная юриспруденция была жестокой: за убийство, кражу лошади, самой большой ценности пионеров, – смерть (виселица), за мелкие преступления – порка, изгнание. Приговор тут же приводился в исполнение. Восстановив порядок в городе‚ комитет проводил новые выборы в местные органы власти и распускался.

    Традиция волонтёрства сохранилась до сих пор. Члены волонтёрских организаций бесплатно помогают бедным семьям‚ иммигрантам‚ готовят детей к школе‚ убирают осенью леса. Как и прежде‚ дух волонтёрства силён во время бедствий‚ когда на помощь пострадавшим поднимается вся Америка‚ причём общественные организации действуют оперативнее правительственных. Так было после наводнения на Миссисипи‚ землетрясения в Калифорнии в 1990-е гг. Волонтёрство поощряется властями‚ волонтёру оказывают предпочтение при найме на работу. После терактов 11 сентября 2001 г. президент Дж. Буш-младший обратился к гражданам с призывом превратить период рождественских и новогодних праздников в сезон добровольного служения своей стране.

    Каждый американец должен уделить добровольным работам по месту жительства как минимум четыре тысячи часов или два года жизни.

    Очевидно, что американский общественный дух отличен от российского коллективизма‚ ибо исходит из естественного стремления людей к совместным действиям по собственной воле и желанию. Это свободная кооперация людей‚ не ущемляющая интересов отдельного человека и сохраняющая его независимость‚ в противоположность российскому и советскому коллективизму‚ принудительному‚ подавляющему индивида ради абстрактных общих интересов. Достаточно вспомнить субботники советских времен и постоянный упрёк: «Ты личные интересы ставишь выше общественных». В Америке, напротив, сообщества создавались, чтобы служить личным интересам.

    Корни российского коллективизма — в русской общине, чьей задачей было выживание в трудных условиях целого — рода, мира, пусть даже за счёт жизни отдельного человека. Личность в такой среде не ценится, она — ничто в сравнении с интересами общества, государства («была бы страна родная», «мы за ценой не постоим»). Такой коллективизм свойствен сознанию, не знающему индивидуализации, ценности отдельной человеческой личности. Русская община с архаичной демократией была частью традиционного общества. Тогда как американский общественный дух — черта общества Нового времени, для которого приоритетом является человеческая личность. Американцы унаследовали его от раннебуржуазной Англии, но именно в Новом Свете этот общественный дух нашёл наиболее благоприятную почву, чему немало способствовали условия жизни на границе, одинаковые для всех пионеров.

    Ещё одно отличие двух стран — разные взаимоотношения общества и государства. Общество Западной Европы столетиями боролось с властью за свои права. В Англии эта борьба началась с Великой хартии вольностей (1215) и в основном завершилась «Славной революцией» 1688 г. — победой общества над монархией и передачей власти представительному органу — парламенту. США получили в наследство западноевропейские достижения. Английские колонии почти сразу создали свои представительные органы (первый — в Вирджинии, 1619), законы (в 1639 г. появилась даже первая писаная конституция в Коннектикуте), местное самоуправление.

    «У американцев‚ — заметил Токвиль‚ — имеется то огромное преимущество‚ что они достигли демократии‚ не испытав демократической революции, и что они не добились равенства‚ а были равными с рождения»10.

    В Америке по сути общество возникло до государства. 11 ноября 1620 г. перед высадкой в Плимуте пуритане-пилигримы подписали на корабле «Мэйфлауер» договор об основах общественного устройства. Община пуритан предшествовала правительству Плимута и сама его создавала. Аналогично осваивался Запад. Группа‚ отправлявшаяся в далёкий путь‚ выбирала руководителей, принимала устав или конституцию, беря обычно за образец конституцию федеральную или штатов. Так возникало самоуправляющееся‚ законотворческое сообщество‚ поэтому освоение Запада считают «походной лабораторией политического опыта». Всё американское общество — такое самоуправляющееся сообщество‚ быстро реагирующее на социальные изменения‚ с гражданской ответственностью каждого.

    Иными словами, США развивались на основах гражданского общества, т.е. общества‚ которому служит государство и в котором соблюдается верховенство закона. Американская республика закрепила гражданские права и свободы в конституции (первые десять поправок — Билль о правах). Томас Джефферсон, третий президент США и автор Декларации независимости, желал своей стране правительство‚ которое меньше правит‚ исходя из идеи‚ что государство — лишь «ночной сторож». Авраам Линкольн уточнил его предназначение в своей Геттисбергской речи 19 ноября 1863 г.: «правительство народа‚ посредством народа‚ для народа» (the government of the people‚ by the people‚ for the people), т.е. государство является инструментом, действующим в интересах народа.

    В этом отношении Россия — антипод Америки. До ХХ в. она оставалась абсолютной монархией‚ и лишь в начале прошлого столетия появились представительный орган власти — Государственная дума‚ политические партии‚ конституция. Только в 1904 г. в стране были отменены телесные наказания для крестьян. Государство всегда подавляло общество‚ а гражданские принципы слабы в России и по сей день. Конечно, сильного государства требовало географическое положение нашей страны‚ находящейся на границе Запада и Востока (ей приходилось обороняться со всех сторон, чего не знали США‚ защищённые с двух сторон океаном); а также громадная территория – отсюда необходимость содержания многочисленной армии и чиновничьего аппарата.

    Но и российское общество, в отличие от западноевропейского, не оказывало власти сильного сопротивления. На Западе рассадником свободомыслия был город‚ именно горожане, средние слои стали социальной базой оппозиции монархии, основой гражданского общества. Россия до ХХ в. оставалась аграрной‚ с малочисленными городами, а значит, и средними слоями. Горожане составляли в 1913 г. 15% населения. Православная церковь, в противоположность Католической‚ также попала под власть государства. Длительное, в течение столетий, противостояние Католической церкви и государственной власти приучило обе стороны, весь западный мир, к диалогу, поиску компромисса, чего не знала Россия.

    Вся её история — это история неуклонного усиления государства‚ пока‚ наконец‚ после октябрьского переворота 1917 г. его власть не стала тотальной. Советский период — закономерное продолжение предшествующего развития, последняя попытка сохранить сильную государственность‚ империю в исторический период крушения империй во всём мире. Экономика‚ идеология‚ политика всегда в России обслуживали нужды государства‚ а не общества‚ и сам человек был слугой государства. Именно государственные интересы‚ прежде всего военные‚ были главным стимулом развития хозяйства. При Петре I создавались мануфактуры‚ нужные для снаряжения армии и флота. Таковы же причины крепостного права‚ а затем его отмены‚ продиктованной стремлением сохранить могущество России‚ пошатнувшееся после Крымской войны.

    Октябрьский переворот 1917 г. перечеркнул все достижения либеральных реформ‚ начатых с отменой крепостного права. Он, по существу, был контрреволюцией‚ антитезой всему периоду после 1861 г.‚ поскольку означал полную победу государства над обществом‚ уничтожение частной собственности, а с ней независимого индивидуума, что продлило господство архаических коллективистских ценностей.

    Если в основе американской системы — человек, которому она служит‚ то в России человек служит системе‚ отчего при богатстве недр‚ лесов‚ морей так беден народ. Для России характерна отчуждённость населения от власти, государства. Не случайно, что в ней оказался популярным анархизм (М.А.Бакунин, П.А.Кропоткин). В советский период, да и в наши дни, обмануть государство не считается безнравственным‚ ибо оно враждебно людям. Общество до сих пор не верит государству и не хочет иметь с ним дело. Эта отчуждённость — следствие длительного господства государства над обществом — является одной из главных проблем современной России. Ею объясняется и плохая собираемость налогов, и нарушения законов гражданами. Пока существует недоверие населения к государству, невозможно ни гражданское общество, ни успешное проведение реформ.

    Подобного отчуждения между государством и обществом нет в Соединённых Штатах Америки, поскольку сами граждане участвуют в управлении государством и в принятии законов. Но, конечно, и в истории Америки бывали периоды отчуждения власти от общества, как, например, в 1950-е гг. — времена маккартизма или президентства Ричарда Никсона (1969–1974), создавшего атмосферу слежки в стране.

    Американцы, в отличие от русских, законопослушны и, как правило, честно выполняют свой гражданский долг, хотя им тоже свойственна неприязнь к бюрократической системе. Если в России помощь государству считается доносительством‚ «стукачеством», то в США – выполнением гражданского долга. Американского двойного агента Эрла Питтса — он работал на ФБР и российскую разведку — выдала его собственная жена, тоже агент ФБР. Она заявила на суде: «Это моя страна, и я её люблю». Американцы – искренние патриоты своей страны, любят свой гимн и флаг. В стране с короткой историей много национальных патриотических праздников. Помимо Дня независимости отмечается День флага – 14 июня, День памяти воинов, погибших в войнах (последний понедельник мая), День ветеранов (11 ноября), День рождения Вашингтона, или Президентский день (третий понедельник февраля). После трагедии 11 сентября 2001 г. добавился ещё один – в память о жертвах терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне — День патриота.

    Но и страна платит тем же, помогая своим гражданам в беде: освобождает заложников, заботится о пленных солдатах, относится к каждому погибшему воину как герою. Ещё А.Линкольн сказал, что не должно быть могил неизвестных солдат. На мемориале скорби в Вашингтоне — стене из чёрного гранита – высечены 57 939 имен всех погибших во Вьетнаме.

    Мы часто говорим об экономических и технологических успехах Соединённых Штатов, но, пожалуй, самым важным в американском историческом эксперименте являются социальные отношения — положение человека, взаимоотношения общества и государства, что обеспечило экономические достижения.

    Различия двух обществ сказались на характере и ценностях россиян и американцев. В Америке почитают труд‚ ум‚ богатство. В России от ума горе‚ богатых недолюбливают и относятся к ним с недоверием, зато бедность не порок. В Америке при равных возможностях для всех бедность — признак никчёмности‚ лености, неспособности человека добиться успеха, а ум ценится в сочетании с богатством.

    Философ Джордж Сантаяна назвал тремя основными чертами американизма трудолюбие, стремление к преуспеванию и дух свободной кооперации. В основе американского характера — протестантская этика с культом труда, личной ответственностью, развитым чувством долга, стремлением во всём полагаться только на себя. Протестантизм объявил трудовую деятельность формой служения Богу. Упорный труд – одна из важнейших протестантских добродетелей. Протестанты осуждают не богатство, но праздность, расточительность. В богатстве же видят результат деловой активности, поощряя тем самым предпринимательство, профессионализм в любой деятельности. Подобное отношение к труду утвердилось в Западной Европе с переходом общества к Новому времени. Именно благодаря упорному труду страны Запада добились сегодняшнего благосостояния. Английские переселенцы приехали в Новый Свет уже с новым отношением к труду, местные условия (освоение земель, работа на себя) только поощряли его. Американцам, за исключением чёрных рабов, не ведом принудительный труд, свойственный россиянам со времён крепостного права. В России труд также являются христианской добродетелью. Русские люди умеют интенсивно, творчески трудиться. Но протестантская бережливость, накопительство до сих пор не прижились в России, где преобладает нерыночное сознание. Свидетельство тому — расточительство нынешних богачей.

    Иван Вешняков. Портрет князя Ф.Н.Голицына в детстве. Третьяковская галерея. 1760 г.

    Неизвестный автор. Юноша с розой. Национальная галерея Вашингтона. Около 1710 г

    Иван Вешняков.
    Портрет князя
    Ф.Н.Голицына в детстве.

    Третьяковская галерея. 1760 г.

    Неизвестный автор.
    Юноша с розой.

    Национальная галерея Вашингтона.
    Около 1710 г

    Американцы ценят успех как результат труда, он для них мерило способностей человека, его деятельности. Количественным измерением успеха стали рейтинги, конкурсы, которые так любят в США. Россиянин надеется не на успех, а на удачу, т.к. никогда не может рассчитывать на собственные силы, свой труд. Зависимость от капризов погоды, социальной системы сделала его фаталистом. Он уповает на случай, фортуну, оттого так любит сказочные «по щучьему велению», «скатерть-самобранку» — всё, что не требует личного участия.

    Но у американского характера есть оборотные стороны. «Недостаток, в котором чаще всего обвиняют американцев, – писал англичанин лорд Д.Брайс в конце ХIХ в., побывав в США, – заключается в преклонении перед богатством». Материальное благополучие всегда было для них главным, с этой целью большинство переселенцев приехало в Новый Свет.

    Рационализм и прагматизм — основные качества национального сознания. Американец склонен к конкретному‚ не теоретическому знанию. Он обеспокоен вопросом «как»‚ а не «почему», т.е. занят не проблемами самого познания, но технологией (know how); пользуется познанием как инструментом в своей практической деятельности. Он скорее изобретатель, внедритель технологий, чем теоретик. Стремление к предельной полезности заставляет американца во всём искать целесообразность, рациональное начало. А поскольку человек, его жизнь не измеряются только рациональным, то крайний практицизм превращает американца в идеалиста, своеобразного «прагматического идеалиста». «Это Дон Кихот здравого смысла, ибо практичен до такой степени, что совершенно оторван от действительности», — заметил О.Уайльд.

    Отсутствие традиционализма помогло США добиться успехов в экономике‚ технологиях‚ но отрицательно повлияло на культуру страны. Американец не любознателен‚ увлечён количественным результатом (богатство‚ успех); у него узкий кругозор‚ неглубокая психология.

    Американская среда оказалась неблагоприятной для развития искусства, в котором не видели пользы. «В бревенчатой хижине не было места для фортепиано, а у пионера времени на искусство». К тому же пуританство не признавало чувственной культуры — театра, живописи, изображавшей обнаженное тело. Поощряя трудовую деятельность, предпринимательство, оно рассматривало искусство как забаву, праздность. Такое отношение сохранилось до наших дней. Многие американцы считают занятия искусством уделом только богатых, которые могут сделать из хобби профессию. Зато в почёте юриспруденция, медицина, точные науки.

    Европеец‚ в том числе и русский‚ постоянно преодолевавший традиционные структуры и вынужденный искать выход в извечном противоборстве старого и нового‚ обладает более сложным характером‚ многослойным сознанием‚ контрастным американской прямолинейности и рационализму.

    В США долго не ценился интеллект‚ если тот не давал бесспорных внешних результатов. Художники‚ писатели бежали в Европу из атмосферы грубого материализма. Только характер южанина‚ пережившего трагедию ломки старых структур рабовладельческого общества‚ близок россиянину. Южная литература психологически глубже северной и пользуется особой популярностью в России (У.Фолкнер‚ Т.Вулф‚ Т.Уильямс).

    Россиянин самим климатом‚ социальной системой приучен к терпению‚ убеждён‚ что собственными силами не решить своей судьбы. Он меньше американца полагается на разум‚ человеческие способности‚ не верит в прогресс‚ возможность изменения жизни к лучшему, и его характерные настроения, в отличие от американского оптимизма, — тоска и безнадёжность. С трудом отбиваясь от природных и социальных условий‚ русский всегда думал о том‚ чтобы устоять‚ выжить‚ а не о том‚ чтобы лучше жить. Давление системы воспитало в России особый тип стоицизма‚ не известные на Западе формы социального сопротивления: не только побег‚ бунт‚ но так называемая «внутренняя эмиграция»: в себя‚ в семью. Призыв Пушкина: «Ты — царь‚ живи один...» обращен не только к поэту‚ но и каждому российскому человеку. Именно постоянное сопротивление нечеловеческим условиям породило то‚ что называют «русским духом» и что отчётливо выразила русская литература. В отличие от рыночного рационализма американца‚ западного человека вообще‚ россиянину свойственна душевность‚ сострадательность. «Среди формальной строгости европейского быта, — писал мыслитель и публицист Георгий Федотов, один из русских эмигрантов первой волны, — не хватало нам привычной простоты и доброты‚ удивительной мягкости и лёгкости человеческих отношений‚ которые возможны только в России».

    Русская культура является своеобразной формой сопротивления государству, поэтому так чтимы писатели. Они — народные заступники‚ часто пророки‚ поскольку помогают выжить в среде‚ мало пригодной для человека. В Америке писатель не пророк. Герман Мелвилл, автор романа «Моби Дик», заметил: «Я чувствую себя здесь изгнанником из-за материальности, утилитаризма американской жизни». В ХХ столетии то же с грустью подтвердил У.Фолкнер: «В Америке мало читают. У американцев не хватает времени на чтение. Наша культура основывается на производстве и успехе».

    Александр II в 1861 г. отменил крепостное право

    Президент Авраам Линкольн в 1865 г. отменил рабство

    Александр II в 1861 г.
    отменил крепостное право
    Президент Авраам Линкольн
    в 1865 г. отменил рабство

    Но и у русского характера можно отметить негативные черты: отсутствие самоуважения и уважения к другому; недостаток взаимной терпимости, неумение вести диалог, добиваться компромисса; слабое сознание личной ответственности. О необходимости «перевоспитания» национального характера‚ об усвоении некоторых западных добродетелей писал ещё в начале ХХ в. Н.А.Бердяев. Он имел в виду «эмансипацию личности»‚ «пробуждение творческой активности человека»‚ что возможно при изменении роли государства в России‚ которое должно «стать внутренней силой русского народа‚ ...его орудием‚ а ...не господином». По сути, философ призывал к воспитанию черт, развитых у американца, западного человека вообще. Сейчас с появлением частной собственности, рыночной экономики заметно усиление индивидуализации, пробуждение активности россиян, правда, пока предпринимательской, а не социальной. Однако, особенно в крупных городах, теряются те самые черты, которыми так дорожил Федотов, — отзывчивость‚ «доброта‚ лёгкость отношений».

    Итак‚ в России слабо развиты признаки‚ фундаментальные для американского общества и всей западной цивилизации: институт частной собственности‚ правовая система‚ индивидуализм. Главное отличие двух стран в том, что Соединённые Штаты сразу возникли как общество Нового времени, не испытав того мучительного перехода от традиционного общества к современному, к рыночной экономике, который пережила Западная Европа и до сих пор переживает Россия. Отсутствие старых, добуржуазных структур стало важнейшим фактором, ускорившим развитие США. Россия же не преодолела традиционализма в общественных отношениях, а главное, в сознании людей.

    Соединённые Штаты и Россия, таким образом, радикально отличаются по своей истории и культуре, социальным системам. Америка начинала с того, чего сейчас добивается Россия: рыночного хозяйства, гражданского общества, правового государства. Вот почему сравнение двух стран часто оказываётся неисторичным. Но нашим народам в эру глобализации нужно больше знать друг о друге, чтобы лучше понимать друг друга.

    ПРИМЕЧАНИЯ

     

    1 Токвиль А. де. Демократия в Америке. М.‚ 1992. С. 296.

    2 Киреевский И.В. Обозрение русской словесности 1829 года // Критика и эстетика. М., 1998.
    С. 81.

    3 Уитмен У. Письмо о России // Избр. произв. М.‚ 1970. С. 374.

    4 Ключевский В.О. Соч.: В 8 т. Т.1. М.‚ 1956. С.31.

    5 Достоевский Ф.М. Собр. соч.: В 15 т. Т.14. СПб.‚ 1995. С. 439.

    6 Чаадаев П.Я. Полное собр. соч.: В 2-х т. Т. 1. М., 1991. С. 323.

    7 Ключевский В.О. Указ. соч. С. 313, 315.

    8 Милов Л. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процеса // Вопросы истории. 1992. № 4–5. С. 39.

    9 Пайпс Р. Россия при старом режиме. Кембридж, Масс. 1980. С. 2–3.

    10 Токвиль А. де. Указ. соч. С. 375.

     Ирина СУПОНИЦКАЯ,
    доктор исторических наук,
    ведущий научный сотрудник
    Института всеобщей истории РАН

    TopList