© Данная статья была опубликована в № 13/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 13/2005
  • Колонка главного редактора

    «Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нём отозвалось!» Кому со школьных лет не памятны эти пушкинские строки? А собственно, откуда такая нерасторжимая связь между Москвой и Россией? Почему для «сердца русского» так должна быть дорога наша столица? Только ли потому, что это центр государства, средоточие политической, финансовой, культурной жизни? Ну и что, разве нет в мире других таких же крупных, славных, богатых, эгоистичных мегаполисов?
    Конечно же, есть! Но в «сердце русском» отзывается почему-то именно Москва. Подойдём к Кремлю. Попытаемся отрешиться от каждодневной спешки, от шума людных площадей, от обступивших небоскрёбов лужковской Москвы, — и может быть, тогда за туристической декоративностью Кремля мы ощутим его державную, но не давящую, а возвышающую мощь. Набеги ханов, казни опричников, поляки в Кремле — всю трагическую повесть Москвы читаем мы на его стенах. Но душа Первопрестольной не исчерпывается державным величием. Сейчас трудно представить, что было время в XIX — начале XX в., когда вся Россия любила Москву. За что? За то, что узнавала в ней себя. Приезжий мещанин из Рыбинска или Чухломы мог найти здесь привычный уют уездного трактира, одноэтажные домики, дворы, заросшие травой, где летом можно было дуть самовар за самоваром, услаждаясь пением кенара. А чудесные дворянские усадьбы! Разве не кажутся они перенесёнными сюда из пензенской или тамбовской глуши? Именно здесь, в Москве, можно было почувствовать корни старого славянофильства, православного почвенничества. Ещё в послевоенной Москве была ощутима невесть каким образом сохранившаяся атмосфера человеческого тепла и всеотзывчивости.
    Эта Москва уже не воскреснет. Но всё же внимательный глаз и чуткое сердце способны воспринять сквозь эгоистическую устремлённость к успеху, презрение к слабым и жажду наживы любой ценой, сквозь всё, что так победно теперь зовётся прогрессом, — воспринять сострадательность, милосердие, страннолюбие, жалость... Словом, все те качества, которые животворили древнюю столицу, да и всю Россию. Угасли они совсем или только ушли в подполье, став бесценным кладом, который предстоит заново обрести нашим детям и внукам? На этот вопрос должны ответить мы, действующее поколение учителей.

    Алексей САВЕЛЬЕВ,
    главный редактор

    TopList