© Данная статья была опубликована в № 11/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2005
  • «Я реально ощутил его святость»

    «Я РЕАЛЬНО ОЩУТИЛ ЕГО СВЯТОСТЬ»

    Михаил Вострышев. Патриарх Тихон. — 3-е изд., доп.
    М., Молодая гвардия. 2004

    Кажется, уже много лет прошло со времени восстановления Православной церкви в России в полных её правах, однако много ли мы знаем о её подвижниках, которые поддерживали едва теплившуюся лампаду Православия во дни гонений на верующих со стороны советской власти? К сожалению, трудов на эту тему выходит не так уж много, да и на полки книжных магазинов они редко попадают. Зная об этом, стоит обратить особое внимание на вышедшую в серии «Жизнь замечательных людей» книгу Михаила Вострышева «Патриарх Тихон».
    Фигура одиннадцатого российского патриарха недостаточно знакома широкому читателю. Ещё со школьной скамьи прочно утвердилось в памяти, что первый российский император Пётр I упразднил патриаршество, но кем и когда оно было восстановлено? Между тем это событие имело огромное значение для верующих в России в начале столь богатого испытаниями XX в. Перед автором стояла нелёгкая задача: ведь патриарх Тихон являлся не только Предстоятелем Русской православной церкви, но и был причислен в 1989 г. к лику святых. Но М. Вострышев рассказывает о патриархе Тихоне прежде всего как о человеке, со всеми его переживаниями, сомнениями, тяготами.
    Уже с детских лет было понятно, что Василий Белавин (так звали патриарха Тихона в миру) резко отличается от остальных мальчишек его возраста. Дети всегда чутки к особенностям характера окружающих, а потому прозвища «архиерей» и «патриарх», которые дали Василию в духовном училище и семинарии, можно считать пророческими. В самом деле, благочестию и праведности его можно подивиться, однако не только этим запомнился он своим современникам. Через всё повествование проходит мысль о простоте и кротости пастыря. Никогда он не был ханжой. Он любил жизнь и людей и в этом видел смысл пастырского служения: «Даже порочный человек скорее готов послушать одного слова того, кто его любит, чем …целых речей и убеждений тех, которые к нему равнодушны». Свидетельством тому могут послужить и статьи отца Тихона, написанные им в Холмской губернии, куда он был назначен инспектором духовной семинарии. Нет в его работах схоластических изысков: он пишет полемические статьи по поводу повести Толстого «Крейцерова соната», печатает в журнале заметки о церковной музыке, о духовном образовании. М. Вострышев аккуратно и кропотливо собирает воедино воспоминания о будущем патриархе, и, что интересно, все они сходятся на том, что с ним было весело, легко и приятно. Священники, находившиеся под началом владыки Тихона, говорили, что он никогда не относился к ним свысока, с пренебрежительной, покровительственной лаской, но всегда был радушен и открыт. Позднее, когда владыка Тихон станет патриархом, о нём будут говорить, что он похож на Кутузова из романа Л.Н. Толстого «Война и мир» — такой же искренний, добродушный и доступный. О владыке даже говорили, что в быту он похож на «провинциального попика» и лишь во время службы преображается и становится настоящим предстоятелем у Престола Божия за всех верующих. Понятно, что православные люди любили Тихона. Куда бы ни переводили его, а он поменял немало мест службы (Холмщина, Америка, Ярославль, Вильно, Петроград, Москва), его паства расставалась с ним со слезами. Ещё одна важнейшая черта патриарха – его человеческое достоинство, это отмечали даже его мучители, закоренелые атеисты.
    Где бы ни находился пастырь, он всегда очень ревностно относился к своему служению. Он не побоялся заявить архиепископу о полном хозяйственном беспорядке в одном из привисленских монастырей, возглавляемых игуменьей-графиней, за что влиятельная особа добилась его перевода на Аляску, что можно вполне назвать ссылкой.
    Читателю, привыкшему к определённому шаблону биографий, эта книга покажется немного необычной. Прежде всего, необыкновенна сама личность патриарха. А книга эта – не просто хроника, это переживание автора, это непритворная боль за судьбы верующих людей, за агрессивные, разрушительные действия властей. Создаётся впечатление, что автор вместе со своим героем переживает печали земли Русской. Он не стыдится порой самых резких оценок и выражений, особенно когда речь идёт об Октябрьской революции 1917 г., о свержении монархии, о судьбе царской семьи. Когда читаешь эти страницы, они кажутся даже своеобразным анахронизмом: столь эмоциональное отношение к царской власти было актуально в то время, а сейчас кажется немного странным. При этом автор выражает и мысли своего героя, который всегда отстаивал преимущества самодержавного строя.
    Мы подошли к очень важному вопросу, который поднимает автор книги. Это вопрос о соотношении церковной и светской власти. Имеет ли Церковь какое-либо влияние на власть? А если имеет, то может ли вмешиваться в её действия или должна только врачевать души, не влияя на дела политические? Судьба патриарха Тихона может служить ответом на этот вопрос. Конечно, Церковь не могла стоять в стороне от народных бедствий. Во время Первой мировой войны будущий патриарх, а в то время архиепископ Тихон, работал не покладая рук для организации помощи раненым, выезжал на фронт, чтобы воодушевить бойцов. Во время волнений в Москве, обстрела Кремля он организовывал крестные ходы и депутации к представителям юнкерства и Советов, чтобы остановить кровопролитие. В 1921 г., когда в России разразился страшный голод, он основал Всероссийский церковный комитет помощи голодающим. Конечно, это скорее благотворительная деятельность, но она оказалась тесно связанной с активной политической позицией Церкви.
    Митрополит Московский и Коломенский Тихон стал патриархом в 1917 г. В это время держаться в стороне от оценки действий власти было невозможно. Церковь выступает с острой критикой. Декрет о свободе совести, который весьма метко окрестили декретом «свободы от совести», вызвал возмущение патриарха. Тихон пишет своё знаменитое воззвание, где предаёт большевиков анафеме. Он яростно протестует против вскрытия мощей, известно послание, в котором он выступает против разграбления церквей. И всё же позиция патриарха по отношению к власти не была однозначна. Это тяготило патриарха Тихона до конца жизни. После долгих мытарств, заключений, арестов, допросов он согласился не выступать против советской власти, но может ли Церковь закрывать глаза на творимые ей беззакония? С одной стороны, он чувствовал ответственность перед православными верующими, которых он должен был оберегать и окормлять, которым обязан был дать возможность молиться. Но с другой — понимал, что требования советской власти «лежат за пределами верности Христу», а потому удел Церкви – уйти в катакомбы, как в первые годы существования христианства. Для М. Вострышева вопрос об ошибках патриарха Тихона не стоит: все им делалось только для блага Церкви и верующих. Протестовать далее было бессмысленно, надо было поддержать православных людей как только возможно.
    Как мы уже говорили, стиль написания этой книги может показаться не совсем обычным. Нас не покидает впечатление, что это житийный текст. Автор сумел передать в своём повествовании мироощущение глубоко верующего человека, для которого ничто в мире не происходит случайно, жизнь наполнена молитвой и любовью к Богу и человеку. Судьба патриарха Тихона полна пророчеств и чудесных знамений. Когда его посвящали в патриархи, облачение, принадлежавшее не ему, пришлось впору, и все восхищались: «Как на него сшито», и клобук патриарха Никона оказался как раз по размеру. Но сам патриарх предвидел своё мученичество… Для сознания верующего человека важна любая случайность. Так, автор обращает внимание на тот факт, что государь Николай II родился в день памяти многострадального Иова, что как бы заранее предвещало его мученичество. Не раз в книге появляется образ Голгофы, на которую поднимается Русская Церковь. Ещё о многих чудесных событиях рассказывает автор. Например, он описывает чудо, происшедшее на первый советский Первомай, прозванный в Москве «Иудиной Пасхой» (он пришёлся на среду Страстной седмицы, когда вспоминается предательство Иуды). Редкие колонны демонстрантов шли мимо Никольских ворот Кремля, и вдруг красное полотнище, заслонявшее икону Николая Чудотворца на воротах, само собой порвалось и из-под него засиял старинный образ.
    В этой связи хотелось бы упомянуть и ещё об одной интересной авторской концепции. По мнению М. Вострышева, действиями советских властей, начавших травлю Церкви, руководил страх перед верой простых людей, а вовсе не теоретические изыскания марксистов. Не было в этом и петровского желания железной рукой искоренить мракобесие. В гонениях и репрессиях, в насилии и грабеже был лишь страх, что есть у простых людей нечто большее, чем боязнь за свою жизнь и ужас перед властью, чем забота о хлебе насущном…
    Патриарх обладал прекрасным даром слова. Михаил Вострышев не прошёл мимо этого факта и предоставил читателю удовольствие наслаждаться речью патриарха. Приблизительно половина книги занята приведёнными целиком проповедями, письмами, речами владыки Тихона. Однако в тексте нет ссылок на документы, из которых взяты цитаты. Это вовсе не недостаток, а скорее часть авторского замысла. Всю необходимую информацию можно найти в конце книги, в библиографии. Мы ещё раз вспоминаем, что в традиционном житии есть место и для повествования, и для молитвы, и для проповеди святого. Конечно, многостраничные речи, перемежающиеся ссылками на Евангелие, могут показаться утомительными для читателя, привыкшего читать светские биографии. Однако можно с уверенностью сказать, что это вовсе не та книга, которую можно читать через строчку, в ней важно и взвешенно каждое слово. К тому же цитаты искусно вплетены в текст и стали органичной его частью, поэтому не нарушают целостности повествования. Помимо произведений патриарха Тихона, мы найдём множество других важных документов, например протокол его допроса, декреты советской власти и даже секретные предписания В.И. Ленина.
    Один священнослужитель, отвечая на вопрос чекиста о патриархе, сказал: «Я реально ощутил его святость». Внимательно и неторопливо прочитав книгу до конца, понимаешь смысл этих слов. Вглядываясь в простое, доброе, открытое лицо Первосвятителя, проникаешься доверием и уважением к нему. Патриарх Тихон в трудную годину взял на себя ответственность за миллионы верующих и за всю Русскую землю и нёс свой мученический крест с любовью и мужеством до последнего земного часа.

    Анна КАЛАШНИКОВА

    TopList