© Данная статья была опубликована в № 11/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2005
  • ВОСПОМИНАНЬЕ

     

    ВОСПОМИНАНЬЕ

     

    Коридор Петровских коллегий
    Бесконечен, гулок и прям.
    (Что угодно может случиться,
    Но он будет упрямо сниться
    Тем, кто нынче проходит там.)

    Анна Ахматова

    И я вошёл, вдруг рот разинув
    От удивленья, в коридор
    (Творенье смуглого Трезини).
    И – бесконечный, как резина,
    Как макаронина, – грозил он
    Пространством, как тюремный
    двор.

    Тут слева статуи стояли,
    И там, где Марр был академик,
    Зияло пыльное дупло.
    А в коридоре в пятнах солнца
    Студенты шли и аспиранты
    И под весёлое мычанье
    С разбойным посвистом Вийона,
    Держась за гипсовые фалды,
    Вдаль академика несли
    Вдоль по маршруту всех коллегий.

    А вслед глазницами пустыми
    Глядели слепо истуканы,
    К которым относился я
    С почтеньем абитуриента,
    Пришедшего постигнуть тайны
    Марксизма и языкознанья.

    Всё с тем же пеньем наклонили
    Белёсый труп седого Марра
    И стали подыматься вверх
    По вечной лестнице, истёртой
    Стопами буйных разночинцев,
    Мыча гугниво, на Голгофу
    Белёсый слепок вознося;
    И, будто люк на броненосце,
    Чердачный вход вдруг отворился,
    Исчез в том входе академик,
    Вползли студенты с песнопеньем,
    И я туда вослед в смущеньи
    За строгой девушкой проник.

    И видел я, как раскачали
    Труп академика с бурлацким
    Привычным посвистом
    «Эй, ухнем!»,
    И по параболе взлетел
    Тот труп и с рокотом тупым
    Упал в засыпку, и взметнул
    Он пылевой протуберанец
    В лучах чердачного окна.

    И с шумом нетопырь взлетел,
    Расправив вширь пергамент
    крыл, —
    Свидетель чертежей Трезини,
    Свидетель Первого Петра.

    И нетопырь крылом коснулся
    Руки языковеда Марра,
    Торчащей в мусоре веков.

    Студенты стали расходиться,
    Не ведая, что сотворили...
    И на меня тогда взглянула
    Студентка в строгом белом
    платье,
    Вслед за которой я вошёл.
    Взглянула на мою толстовку,
    Толстовку абитуриента,
    Толстовку, шитую умело
    Моею мамой Евдокией,
    И мимо нимфою прошла,
    Мурлыча «Марш энтузиастов»,
    И растворилась вдруг навечно
    В просторном гулком коридоре,
    В луче Двенадцати коллегий.

    Был год тогда пятидесятый,
    Тугая середина века.
    Да-да, поистине блажен,
    Счастлив, кто посетил сей мир
    В его минуты роковые,
    Его призвали всеблагие
    Как собеседника на пир.

    И часто после я встречал
    Прекрасных дев с лучистым
    взглядом,
    Но девы той, что вознесён
    Был истукан языкознанья
    На крышу университета
    Нигде не мог я встретить.

    19 марта 1983

    Юрий ШВЫРЁВ,
    кинорежиссёр, заслуженный
    деятель искусств России.
    В 1950 г. был студентом
    Ленинградского университета
    им. Жданова

    TopList