© Данная статья была опубликована в № 11/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 11/2005
  • Колонка главного редактора

    День 60-летия Победы стал историей. Такого празднования Победы, пожалуй, Москва не помнила за всю послевоенную историю. И особенно радостно мне было за ветеранов: впервые за много лет они почувствовали себя не непрошеными гостями, а хозяевами на этом празднике, реально ощутили, что именно они ковали Победу, одну на всех, как неоднократно подчёркивал в своих выступлениях президент Путин.
    Но отгремевшие торжества оставили не только праздничные чувства, но и вопрос: одна ли у нас Победа? Вот в трёх местах попытались установить памятники Сталину – в якутском городе Мирном, Красноярске и Москве. А в это время в отечественных СМИ слышались вполне отчётливые голоса, требовавшие, как сформулировал один почтенный автор в газете «Известия», «облегчить душу, извинившись за оккупацию». Оказывается, это советские войска оккупировали Прибалтику, большую часть Восточной Европы и (даже страшно сказать) территорию Германии. И вот теперь нынешнему главе Российского государства настоятельно советуют принести извинения за нехорошие поступки несуществующего уже СССР.
    Мнение этих советчиков подкрепил президент США. Накануне своего визита в Москву он направил главе Латвии личное послание с официальным признанием факта оккупации Советским Союзом Прибалтики. Вот такой праздничный подарок от представителя бывшей союзной державы. Правда, и президент России не остался в долгу. Это нашло выражение в резких заявлениях Путина о «дурацких требованиях территориального характера» и о том, что «вопрос о пакте Молотова—Риббентропа закрыт, и возвращаться к нему Россия не будет».
    Такая вот «одна Победа на всех». А ведь верилось, что юбилей поможет восстановить утраченное единство нации на основе совместного исторического переживания. Свести в единое целое всё, что объединяет ветерана и юнца, бедного и богатого, образованного и не очень… Наконец, на новом уровне понимания прийти к осмыслению нашего прошлого в XX в., без чего, конечно, невозможно будущее. Но, увы! К этому прорыву оказались не готовыми ни власть, ни наша интеллектуальная элита. Вся надежда на нас, учителей истории. Может быть, нам удастся выпестовать новое поколение с неискаженным историческим сознанием?

    Алексей САВЕЛЬЕВ,
    главный редактор

    TopList