© Данная статья была опубликована в № 10/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 10/2005
  • Кто прав перед судом истории?

     

    Кто прав перед судом истории?

    Об одном парадоксальном советском фильме
    В.В. Шульгин. Владимир. 1968 г.
    В.В. Шульгин.

    Владимир. 1968 г.

    Сейчас уже мало кто знает фильмы крупного советского кинорежиссёра Фридриха Марковича Эрмлера (1898—1967). «Катька — Бумажный ранет», «Великий гражданин», «День первый» давно стали лишь предметом научного интереса киноведов и историков кино. Между тем в 1950—1960-е гг. фильмы Эрмлера пользовались большой популярностью. Конечно, то же можно сказать и о многих картинах других мастеров советского кино: Г.Л.Рошаля, И.Е. Хейфица, С.И. Юткевича и др. Очевидно, это связано с тотальной идеологизацией «важнейшего из искусств», зачастую превращавшегося в пропагандистский рупор. И если в комедийном жанре идеология часто уходила на второй план (вспомним фильмы И.А. Пырьева и Г.В. Александрова), то в драматических фильмах, особенно посвящённых историко-революционной тематике, художественная сторона уступала политической конъюнктуре.
    Все эти факторы отразились и в творчестве Фридриха Эрмлера. Его судьба — классический пример жизни советского режиссёра, принадлежащего к основоположникам киноискусства. Он родился в небогатой еврейской семье в Латвии, не получил систематического образования, но уже с детства полюбил кино. В начале XX в. учиться кинорежиссуре было не у кого, ведь со времён сеанса братьев Люмьер прошло совсем немного времени. Соответствующий опыт ещё не был накоплен. Вот и Эрмлер, пришедший в кино в середине 1920-х гг., был вынужден методом проб и ошибок формировать свой творческий стиль сначала в немом, а затем и в звуковом кинематографе.
    А дальше — творческие удачи и провалы, теоретические работы. Ко второй половине 1950-х гг. Эрмлер понимает, что снимать «по-старому» нельзя. К этому времени после эпохи «малокартинья» в кино пришли новые молодые режиссёры. Они привнесли в советское киноискусство реализм жизни, психологизм, интерес к личности, индивидуальности. Всё это вызвало масштабный кризис старой киношколы, который коснулся даже такого мастера, как М.И.Ромм. После неудачной картины «Убийство на улице Данте» Ромм вообще надолго перестал снимать. Эрмлер, конечно, сознавал приход нового в кино, но его фильмы 1950-х: «Неоконченная повесть» и «День первый» — сняты ещё в рамках старой эстетики. Однако кинорежиссёр пытается перестроиться, найти новые пути и неожиданно приходит к почти неизвестному для советского искусства жанру — историко-документальному кино. В 1965 г. он создаёт свой лучший фильм «Перед судом истории» — одну из самых парадоксальных картин отечественного кинематографа.
    В разгар хрущёвской оттепели, в 1962 г., Фридрих Эрмлер пришёл в одну из московских больниц, чтобы познакомиться с восьмидесятишестилетним Василием Витальевичем Шульгиным. В СССР имя Шульгина, одного из крупнейших политических деятелей России начала XX в., упоминалось в негативном смысле. И это понятно, ведь Шульгин, ярый монархист, один из лидеров правого крыла 2—4-й Государственных Дум, принимавший вместе с А.И.Гучковым отречение Николая II, участвовавший в образовании Белой Добровольческой армии, был идейным врагом большевизма. В 1944 г. в Югославии Шульгина арестовали органы НКВД, вывезли в СССР. До 1956 г. он находился в заключении за антисоветскую деятельность. После освобождения Шульгин остался жить во Владимире, и вот советский кинорежиссёр, коммунист Эрмлер предлагает Шульгину сняться в своём фильме.
    Что привело Эрмлера к мысли о подобной картине? Помимо уже названного кризиса здесь сыграл роль и снятый им небольшой документальный фильм «Из Нью-Йорка в Ясную Поляну», где мастер убедился в художественной силе и выразительности показа на киноэкране подлинных вещей и документов. И если мемориальные предметы способны стать художественным центром картины, то что говорить о живом человеке — свидетеле реальных исторических событий.
    Поначалу Эрмлер задумал поставить фильм о событиях революции с участием восьми её современников. Но уже в процессе работы он решил остановиться лишь на фигуре Шульгина, что и предопределило успех картины. Однако назвать фильм «Перед судом истории» документальным нельзя прежде всего потому, что наряду с реальной личностью — Шульгиным в фильме присутствует ещё одна центральная фигура — Историк (его роль исполняет артист С. Свистунов). Именно дискуссия Шульгина и Историка-актёра является основой фильма. И это оказалось важнейшей ошибкой Эрмлера как художника, ошибкой, которую он сам признал. В роли Историка, второй по важности в картине, конечно же сниматься необходимо было самому Ф. Эрмлеру. Он, старый большевик, многим обязанный Октябрьской революции, сумел бы более убедительно и тонко полемизировать с Шульгиным. А историк-актёр свёл всё к прокурорско-менторскому стилю, так свойственному советской пропаганде. И хотя Шульгину преподносились иногда убедительные доказательства его неправоты, в целом контраст между этим умудрённым жизнью старцем и советским актёром был очевиден — симпатии зрителя невольно перемещались к Шульгину. И всё это при том, что весь фильм, как и любая картина, строился на чётком сценарии. Конечно, Эрмлер задумал этот фильм как апологию идей большевизма. Задачей картины, как писал режиссёр, являлся показ того, что «Шульгин осуждён самой историей и что он это сегодня понимает, только он не хочет с этим мириться и согласиться». Важнейшим аргументом в полемике являлась, по замыслу Эрмлера, сама действительность, поэтому в фильме много документальных кадров: Москва встречает Ю.А.Гагарина, танцы выпускниц в белых платьях на набережной Невы, табличка «Высшая партийная школа» на дверях бывшей Государственной думы — всё это должно было символизировать торжество новой жизни, начало которой положено большевиками в 1917 г. В этом проявилась свойственная советской кинодокументалистике плакатность, пропагандистский стиль.
    Однако самыми интересными кадрами, где присутствовала атмосфера прошлого, стали: салон-вагон, где проходило отречение Николая II, монтаж хроники, изображающей выступление депутатов Думы, — всё это сопровождалось живым рассказом Шульгина.
    В своих заметках Ф.М. Эрмлер отмечал, что работать с Шульгиным было трудно. Василий Витальевич предъявлял особые претензии в адрес отдельных эпизодов сценария, некоторых кадров. Был даже такой курьёзный случай, когда Шульгин не хотел сниматься в сцене, где он проходил мимо большой статуи Ленина. Ему казалось, что этим утверждается торжество ленинских идей над его «белогвардейскими».
    Конечно, историко-документальные фильмы снимали и до Эрмлера, что подтверждается опытом Дзиги Вертова, французских режиссёров. Однако Эрмлеру удалось наиболее ярко и талантливо создать подобный фильм. Здесь сыграл свою роль не только опыт старого мастера, но и выбор уникального сюжета. Что же касается идейной направленности картины, то по прошествии времени она уже не кажется столь очевидной, какой виделась самому Эрмлеру, верившему в партийность своего произведения.
    Парадокс фильма «Перед судом истории» заключается и в том, что ни до, ни после, даже с пропагандистской целью, не было больше создано подобных лент, где в главной роли снялся идейный враг, которому было дозволено защищать свою точку зрения. При этом хотя такая точка зрения не принимается, но выслушивается, признается само право на её высказывание. Без сомнения, подобное могло произойти в СССР лишь в эпоху хрущёвской оттепели (фильм снят в 1965 г.), когда закручивания идеологических гаек ещё не произошло. Нам осталось от этого фильма самое ценное — возможность увидеть и услышать знаменитого человека, который был участником, свидетелем поворотного момента нашей истории.
    Остаётся сказать, что народный артист СССР кинорежиссёр Фридрих Эрмлер умер спустя два года после съёмок фильма «Перед судом истории», в 1967 г. Василий Шульгин ушёл из жизни в 1976 г. в возрасте 97 лет.

    Марат САФАРОВ,
    учитель истории

    TopList