© Данная статья была опубликована в № 07/2005 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 07/2005
  • Между Истром и Танаисом

     

    Между Истром и Танаисом

    Геродот в Скифии

    Первые письменные источники о прошлом нашей родины написаны на древнегреческом языке. Ведущее место среди них, как по древности, так и по значительности, занимает четвёртая книга «Истории» Геродота. В ней ярко и красочно изображена Скифия, какой она была в середине V в. до н.э. Тогда эта страна занимала южную часть Восточной Европы

    Материал рекомендуется использовать при подготовке уроков по темам «Древнейшие предки народов России» и «Свидетельства древних авторов». 6-й класс.

     

    Цицерон в трактате «О законах» (I, 5) назвал Геродота «отцом истории», и это определение по праву сопровождает его имя до наших дней. Ведь, в отличие от своих предшественников, которых мы бы теперь назвали краеведами, Геродот впервые сумел поставить и успешно решить большую, истинно историческую задачу: он не только описал войны между греками и персами, итоги которых определяли само существование Эллады, но также раскрыл их причины, терявшиеся в глубине столетий.
    В предыстории греко-персидских войн учёный рассказал о нескольких походах царя Дария перед его наступлением на Элладу. Остерегаясь вторжения скифов в Малую Азию, как это случилось столетием ранее, Дарий в 512 г. до н.э. решил покорить Скифию, но потерпел поражение. Оно оказалось первым в серии завоевательных походов персов, поэтому эллины с живым интересом относились к упоминаниям о поражениях в Скифии их грозного противника.
    Геродот развернул перед читателем масштабное полотно военных действий и подробно охарактеризовал страну и жителей, которых Дарий намеревался покорить. Разделы о Скифии принадлежат к числу наиболее подробных исследований Геродота по истории, этнографии и географии отдельных частей античной ойкумены. Учёный проводил подобные исследования по определённому плану и использовал для этого, по собственному утверждению, три вида информации: в первую очередь, он стремился описать то, что видел сам; далее то, о чём узнал благодаря собственным расспросам, и, наконец, то, до чего он додумался на основании увиденного, услышанного и прочитанного. Современный анализ текстов «Истории» показывает, что в этом произведении устные источники по объёму впятеро превышают письменные.
    О Скифии в греческой литературе VI — первой половине V вв. до н.э. упоминалось редко. Сейчас известно, что Гекатей Милетский включил эту страну в своё «Землеописание» и нанёс на карту ойкумены, но это и прочие сочинения предшественником Геродота не сохранились до наших дней. Повторять известное не входило в планы Геродота; он замыслил создать собственное исследование и критически оценить своих предшественников, с которыми, в частности с Гекатеем, часто спорил на страницах «Истории». Как известно, критическое отношение к источникам и литературе принадлежит к основным определяющим признакам исторического труда и по сей день.

    Наиболее достоверные сведения Геродот мог получить в греческих колониях, появившихся в VI в. до н.э. на южном рубеже Скифии. Там, на побережье Понта Эвксинского (Чёрного моря), находились греческие города: Тира в устье Днестра, Ольвия на Южном Буге, при его слиянии с Днепром, Керкенитида и Херсонес на западном побережье Крыма, Пантикапей, Нимфей, Фанагория и другие города на обоих берегах Керченского пролива.
    Не зная иностранных языков, Геродот собирал интересовавшие его сведения у соотечественников, которые широко расселились на берегах Средиземноморья и Причерноморья. Во время своих путешествий историк выбирал для постоянного пребывания какой-нибудь значительный город. Там он узнавал обо всём у греков и, благодаря их посредничеству, — также и у туземцев. Из этого отправного пункта историк осуществлял поездки по стране. Во время посещения Передней Азии таким городом для Геродота стал Вавилон, в Египте — Мемфис, а в Скифии — Ольвия, основанная милетскими колонистами. В античной литературе этот город чаще называли Борисфеном. Так о ней писал и Геродот, хотя знал, как видно из его замечаний, официальное название города.
    Скорее всего, Геродот избрал Ольвию вовсе не случайно. В его время уже существовала карта Скифии, и, изучив её, он увидел, что Ольвия расположена в центре побережья этой страны. Не случайно историк дважды подчеркнул это в своём труде. Стремление оказаться как можно ближе к центру страны было связано с системой ориентации, присущей большинству античных писателей. Их описания строились на последовательном перечислении географических объектов, увиденных как бы с центрального пункта той части ойкумены, где пребывал автор произведения.
    Наиболее выразительными в этом плане представляются разделы «Истории» Геродота, где в строгом порядке описаны скифские и соседние им племена; начиная от Ольвии, они перечислены вначале на запад, а затем на восток от Днепра. Так из центра Скифии перед читателем разворачивалась географическая картина Восточной Европы, на которой основными ориентирами служили реки Истр (Дунай), Тирас (Днестр), Гипанис (Южный Буг), Борисфен (Днепр), Танаис (Дон) и др.

    Геродот. Римская копия с греческого оригинала

    Геродот

    Римская копия
    с греческого оригинала

    Геродот видел собственными глазами устья Истра, Тираса, Гипаниса и Борисфена, когда плыл на корабле в Ольвию. Борисфен произвёл на него самое сильное впечатление. Историк с восхищением отметил плодородные почвы и чудесные пастбища на берегах реки, а также невероятное количество рыбы; особенно поразили его громадные осётры — так, что он даже записал их местное название: антакии.
    Две крупнейших реки Северного Причерноморья Гипанис и Борисфен сливались невдалеке от Ольвии и были для её жителей основными ориентирами при определении мест обитания племен Скифии. Последние делились на две группы: жившие на Гипанисе и западнее его и обитавшие возле Борисфена и восточнее от него. По Гипанису на запад от Борисфена первыми от Ольвии находились каллипиды, а далее алазоны, скифы-пахари и, наконец, невры. На восток от Борисфена расселялись скифы-земледельцы, царские скифы, а далее нескифские племена андрофаги, меланхлены, савроматы, будины, тиссагеты, иирки и аргипеи. Последние обитали в предгорьях Урала.
    При описании этносов Юго-Восточной и Восточной Европы в произведении Геродота отразилась бoльшая осведомлённость его информаторов ольвиополитов о своих близких соседях, нежели о более отдалённых племенах. Поэтому территория ближайшего к Ольвии племени скифов-земледельцев определена как в меридиональном (11 дней плавания по Борисфену), так и в широтном (3 дня пути) направлениях. О размерах земель других народов или ничего не сказано, или указывается их протяжённость в одном направлении.
    Основываясь на собственных расспросах, знакомстве с картами и сведениями в трудах своих немногочисленных предшественников, Геродот подробно охарактеризовал географическое положение Скифии. Она находится в Европе, на западе начинается от Истра и простирается на восток к Танаису. Её территория по форме подобна квадрату, каждая сторона которого имеет 4000 стадиев. Перевести эту цифру на современные единицы измерения трудно, ибо в различных греческих государствах длина стадия определялась по-разному. Наверное, в данном случае речь шла об ионийском стадии, равнявшемся 210 м, поскольку во времена Геродота Скифию исследовали преимущественно греки-ионийцы, населявшие Малую Азию и острова Эгейского моря. Квадратная форма Скифии в труде Геродота объясняется вовсе не действительной конфигурацией её площади, а одним из приёмов греческой картографии VI—V вв. до н.э., стремившейся уподобить размеры и формы территорий стран каким-либо географическим фигурам.

    Костяная лошадка. V—III в. до н.э.
    Костяная лошадка.

    V—III в. до н.э.

    Климат Скифии, согласно Геродоту, был очень суровым, восемь месяцев там стоят холода, зимой выпадает снег и замерзает пролив Боспор Киммерийский (Керченский пролив), поэтому скифы на возках переезжают по льду к синдам. Земля Скифии равнинная, богата травой и очень плодородна. По ней течёт множество рек, среди которых Геродот выделяет восемь наиболее значительных и характеризует каждую из них. Вследствие кочевого образа жизни у скифов отсутствуют города. Среди полезных ископаемых историк упоминает лишь о громадных залежах соли в устье Борисфена.
    Скифы-кочевники принадлежат к тем немногим этносам, которые описаны Геродотом с наибольшей полнотой. Находясь в Ольвии и осуществляя поездки по её окрестностям, он встречался со скифами, и часть его этнографических записей основывается на личных наблюдениях. Вероятно, он сам видел, как скифы готовят мясо в котлах местного производства, поэтому историк сравнил их с лесбосскими кратерами, сходными по форме, но уступающим им величиной. Возможно, по собственным впечатлениям описаны скифские изделия из человеческой кожи. Об этом может свидетельствовать примечание для греческого читателя: «Кожа человека крепкая и блестящая; наверное, она сверкает белизной больше всех других кож».
    Описание скифских обычаев Геродот начинает с религии и принесения жертв. Историк перечисляет основных богов, называя их скифские имена и указывая, с какими греческими божествами они схожи по функциям. Наибольшим почитанием у скифов пользовались Табити, богиня подземного царства, Папай, верховный бог, напоминающий Зевса, и его жена, богиня земли Апи. В боге Гойтосире греки видели аналог Аполлону, в Аргимпасе — Афродите Небесной, а в Тагимасаде — Посейдону.

    Серебряная чаша из Гаймановой могилы IV в. до н.э.

    Серебряная чаша
    из Гаймановой могилы

    IV в. до н.э.

    Скифы не строили ни храмов, ни алтарей, не изготовляли изображений богов. Лишь в честь бога войны сооружали большой холм из вязанок хвороста, на верхушке которого устанавливали скифский меч акинак — символ этого божества. Ему приносили жертвы, среди них и человеческие, избиравшиеся среди пленных. Другим же богам скифы жертвовали лишь домашних животных, главным образом коней, а также коров, быков и мелкий рогатый скот.
    Рассказав об обрядах, посвящённых богу войны, Геродот переходит к военным обычаям скифов. Их войско состояло из конницы, а главным оружием были лук и стрелы. Убив первого врага, скиф должен был выпить его кровь, а затем приносить царю головы всех, убитых им в бою. Раз в год начальник каждого скифского округа устраивал праздник с угощением вином из общей большой чаши. Но пить из неё могли лишь те, кто убил в том году противника, а те, кому не удалось этого сделать, сидели в стороне, вызывая всеобщее презрение.
    Из кожи убитых скифы шили плащи или украшали ею колчаны, а из вражеских черепов изготовляли чаши. Сверху их обтягивали бычьей кожей, а внутри иногда покрывали золотом. Этот варварский обычай существовал в различные времена у многих народов в разных частях мира. Русская летопись рассказала о том, как печенежский хан Куря велел изготовить чашу из черепа убитого им киевского князя Святослава.
    Важную роль в жизни скифов играли прорицатели. К ним часто обращались и окружали уважением, но если пророчество не сбывалось, их казнили, посадив в повозку с подожжённым хворостом, которую влекли испуганные огнём быки. Если с прорицателем расправлялся сам царь, то истреблял всех его детей-мальчиков, вероятно, полагая, что подросшие сыновья могут стать такими же лжепророками.

    Бронзовый олень. IV в. до н.э.
    Бронзовый олень.

    IV в. до н.э.

    Особенно подробно Геродот описал обряд погребения скифских царей. Умершего бальзамировали и в течение 40 дней возили по всей Скифии. Прощаясь с ним, скифы бурно выражали скорбь: расцарапывали лицо, прокалывали стрелами левую руку, обстригали волосы. Хоронили скифских царей в области Герры, местоположение которой до сих пор не установлено. Вместе с царём закапывали убитых возле его могилы наложницу, нескольких слуг и лучших коней. Над могильной ямой, перекрытой бревнами, насыпали большой курган. Через год возле него вновь приносили в жертву людей и коней: пятьдесят мёртвых всадников ставили вокруг кургана, привязав каждого к деревянной палке.

    Скифские воины. Реконструкция
    Скифские воины.

    Реконструкция

    Материалы археологических раскопок, проводящихся уж более ста лет, подтверждают свидетельства Геродота. Действительно, в скифских царских погребениях под высокими курганами находят рядом со скелетом знатного покойника, останки его слуг, наложниц и коней. Открытия последних лет приносят всё новые доказательства точности этнографических записей отца истории. Например, в 1990 г. в погребении возле скелета скифского жреца найдена золотая чаша редкостной красоты с рельефными головами шести коней, изготовленная греческим мастером по скифскому заказу, и на ней единственной сохранилась петелька для подвешивания. Не зная слов Геродота о скифском поясе «с золотой чашей возле верхнего края застёжки», было бы трудно понять, что скифы прикрепляли чашу к поясу, и так она висела на парадном костюме усопшего.

    Серебряная амфора из кургана. Чертомлык IV в. до н.э. Прорисовка

    Серебряная амфора
    из кургана Чертомлык

    IV в. до н.э. Прорисовка

    Археологические находки произведений греческих мастеров дополняют рассказ Геродота чудесными иллюстрациями. Реалистическая манера античного искусства позволяет увидеть, как выглядели знатные и простые скифы. Речь идёт о ювелирных изделиях V—IV вв. до н.э. со сценами из быта скифов. Вначале учёные считали их иллюстрациями повседневной жизни, но теперь утвердилась справедливая мысль о том, что ювелиры изображали эпизоды скифского эпоса или отдельных мифов. Однако греки, перелагая на язык искусства мифы или их литературные изложения, искали модели для своих произведений в окружающей среде и изображали фольклорных героев в одежде своих современников.
    Произведения эллинских мастеров воссоздают внешность и костюмы, а также занятия скифов в дни мира и войны. Всё внимание художников сосредоточено на жизни мужской части общества, женщины же изображаются очень редко, а детей нет вообще. Вероятно, это объясняется спецификой скифского фольклора, который иллюстрировали художники.
    На чаше из Гаймановой могилы (в Запорожской области) изображена мирная беседа двух скифских вождей (см. с. 25). Они одеты в традиционную скифскую одежду: шаровары и куртки, отличающиеся от обычных красивыми узорами. В руках у них атрибуты высшей власти — у одного булава, у другого плеть; возле каждого находится непременное скифское оружие: лук и стрелы, положенные в общий футляр, который назывался горитом.

    Бронзовая голова хищной птицы. VI—V вв. до н.э.

    Бронзовая голова хищной птицы

    VI—V вв. до н.э.

    Жизнь скифа была немыслимой без коня. Наверное, в скифском эпосе герои описывались не только как прекрасные всадники, но и как мастера дрессировки коней. Это иллюстрируется фризом на серебряной амфоре из кургана Чертомлык (в Днепропетровской обл.) (см. с. 27). Там изображено несколько коней двух пород, их ловля в табуне и процесс обучения. У кочевых скифов молоко и различные изделия из него составляли важную составляющую питания. На золотой пекторали из Толстой могилы мы видим скифа, доящего овцу.

    Украшение трона. VII—VI вв. до н.э.
    Украшение трона.

    VII—VI вв. до н.э.

    Здесь приведено лишь несколько выразительных примеров, поскольку объём статьи не позволяет охватить всё разнообразие сцен скифской жизни, отражённой эллинскими художниками. Большая часть сохранившихся до нашего времени ювелирных изделий, обычно называемых «скифским золотом», находится в петербургском Эрмитаже и Киевском музее исторических драгоценностей.
    Таким образом, благодаря «Истории» Геродота и шедеврам греческих ювелиров ныне можно представить, какой была жизнь скифских племен в восточноевропейских степях 2,5 тыс. лет назад.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1  Нейхардт А.А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии. М., 1982.
    2 Waters K. Herodotos the Historian. London—Sydney, 1985. Р. 76.
    3  Скржинская М.В. Древнегреческий фольклор и литература о Северном Причерноморье. Киев, 1992. С. 89—90.
    4  Исследованию изделий греческих мастеров посвящено немало научных работ и каталогов выставок с прекрасными иллюстрациями, например: Уильямс Д., Огден Д. Греческое золото. СПб., 1994; Scythian Gold Treasures from Ancient Ukraine. N.Y., 1999.

    Марина СКРЖИНСКАЯ,
    доктор исторических наук,
    ведущий научный сотрудник
    Института археологии НАН Украины

    TopList