© Данная статья была опубликована в № 42/2004 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 42/2004
  • Палочки Баха и музыка Коха

     

    Впечатления участника передачи «Своя игра»

    «Своя игра» стала большим событием в моей жизни, и независимо от того, как сложится моя игровая судьба в дальнейшем, я всегда с уважением буду относиться к создателям этой передачи — Владимиру Молчанову и Ирине Тюриковой. До участия в программе я не был связан в своей работе со школьными изданиями. Писать для них я начал, когда создал базу данных по вопросам, которые могли быть использованы в «Своей игре». Некоторые темы потребовали подробной разработки и проведения серьезной исследовательской работы. Так что можно сказать, что благодаря этой телепередаче началось мое постоянное сотрудничество с изданиями для школ, в т.ч. с «Историей».
    На передачу «Своя игра» я попал относительно поздно — в 1998 г., а о существовании данной программы узнал в 1996 г. из интервью с ведущим передачи Петром Кулешовым, которое было напечатано в одной из центральных газет. «Своя игра» меня очень заинтересовала, оказалось, что делается она людьми из клуба «Что, где, когда» и многие известные знатоки принимают в ней участие. В конце публикации предлагалось прислать в редакцию передачи 30 вопросов (5 вопросов по 6 темам). После этого я наконец увидел программу по телевидению (ее перевели на канал НТВ) и понял, чту именно требуется для участия в ней. Вопросы я писал долго, а когда наконец отправил, то, к своему удивлению, очень быстро (примерно через 2 недели) получил телеграмму с номером телефона для желающих принять участие в программе. Позвонив по нему, я попал на отборочный тур, который в то время проходил в помещении агентства «РИА-Новости» и представлял собой настоящую игру, только без мантий и телекамер.
    Конкурс был от 25 человек на место и выше, по итогам всех отборочных игр составлялся рейтинг игроков, согласно которому и определялись участники предстоящих съемок. Начиная с 2001 г. отбор проводится более прозаично — по телефону задаются 25—30 вопросов, и, самое неприятное, претендент не знает, правильно ли он отвечает. В новом сезоне предполагается возвращение к очному отбору: претенденты, успешно ответившие на вопросы по телефону, будут приглашаться на отборочную игру в штаб-квартиру редакции.
    Вот несколько вопросов, заданных мне по телефону в последних отборах:
    1. Первые три слова, которыми начинается принадлежащая перу Жуковского «Молитва русского народа».
    2. Имя путешественника, о судьбе которого спросил Людовик XVI, отправляясь на эшафот.
    3. Знаменитый камень Алмазного фонда, ранее служивший третьим глазом статуи Будды.
    4. Фамилия братьев, один из которых основал консерваторию в Петербурге, а другой — в Москве.
    5. Фамилия «гроссмейстера», памятник которому поставлен в Шахматном городе Элисты.
    Прошедшим отбор игрокам сообщается место, где будут проходить съемки, и время, к которому следует явиться. Приезжают и размещаются игроки самостоятельно, а под опеку редакторской группы поступают лишь на съемочной площадке. На внимание к себе рядовые игроки могут рассчитывать лишь непосредственно перед игрой. Если выиграл — твое счастье, с тобой будут заниматься и дальше. Желающих испытать себя масса, а в редакторской группе всего несколько человек, которым надо обеспечивать непрерывность процесса.
    Первые съемки, в которых я принял участие, состоялись во ВГИКе в начале июня 1998 г. Как и все люди «с той стороны экрана», я, разумеется, был уверен, что еду на прямой эфир. Однако оказалось, что съемки продолжаются четыре дня, в день снимаются пять-шесть игр, которые будут смонтированы и показаны в записи. ВГИК удивил меня своим обшарпанным и непрезентабельным видом: блеск декораций и нищета ветшающего символа великой эпохи... Лестничные площадки были заполнены кучками очень симпатичных студенток с непременной сигаретой в руках (парней почему-то не было видно).
    Но вернемся к игре, которая запомнилась состоянием жуткого страха, испытанного перед ее началом. Я боялся, что на всю страну скажу какую-нибудь глупость, и, представьте себе, предчувствие меня не обмануло: за всю игру я лишь однажды ответил неправильно, но это был ответ на профессиональный вопрос в заключительном раунде (что и предопределило мое поражение). Позже я узнал, что все опытные игроки боятся и стараются избегать профессиональных вопросов. Крайне раздосадованный, ни на что не надеясь, я спросил Владимира Молчанова, пригласит ли он меня еще раз, — и неожиданно услышал утвердительный ответ. А в августе того года произошел тот самый дефолт... К потере своих небольших сбережений я отнесся равнодушно, т.к. главной неприятностью для меня в тот момент было молчание телефона редакции «Своей игры».
    Оказалось, что редакция просто сменила место своей дислокации, и в декабре 1998 г. я вновь приехал на съемки, но уже не во ВГИК, а на Шаболовку — комплекс скромных кирпичных зданий за бетонной стеной напротив метро «Шаболовская». Здесь, конечно, не было никаких признаков запущенности и бросающейся в глаза скудности финансирования, но по масштабам Шаболовка все же сильно уступает гигантскому телецентру на улице Королева. В тот раз я в упорной борьбе проиграл Ольге Деркач, которая готовила к выходу программу «Антимония» на канале ТВЦ.
    После этой игры я попытался написать вопросы, которые можно было бы задать игрокам во время съемок, и некоторые из них действительно были использованы. Выиграл же я только в 2000 г.: тогда мне удалось сыграть три игры — снова во ВГИКе. А потом передача неожиданно была снята с эфира.
    В августе 2001 г. снова последовал звонок из редакции: начинались игры команд гроссмейстеров. Я ответил на 30 вопросов и в ноябре приехал уже в Останкино. Кстати, зрителями на задних трибунах в телецентре являются либо старшеклассники из близлежащих школ, либо группы экскурсантов, которые постоянно переходят из студии в студию. Небольшая часть зрителей приходит по пригласительным билетам, которые можно получить в конце съемочного дня. Обычно по ним приходят друзья или родственники игроков.
    Приехал я как раз в то время, когда Анатолий Вассерман выиграл 15 игр подряд. Игра, в которой я принял участие, была для него то ли пятой, то ли шестой. Эту серию надо было видеть не по телевизору, а из студии. На трибуне претендентов царила атмосфера уныния и обреченности. Анатолий Вассерман, с головы до ног обвешанный игрушечными пистолетами, в перерывах между играми безмятежно спал в комнате игроков, а его соперники бродили вокруг, словно кролики, ждущие своей очереди на обед к удаву. Кстати, на игру со мной он вышел в бронежилете (не знаю, настоящем или бутафорском). Гроссмейстеры команды Анатолия Белкина не дождались поражения Вассермана и разъехались по домам. Я занял второе место и как награду получил от спонсора аудиосистему для компьютера.
    После той игры в голове у меня довольно долго крутился стишок Анатолия Белкина: «Он был эрудит: разбирался неплохо и в палочках Баха, и в музыке Коха».
    В марте 2003 г. жребий свел меня с Александром Друзем, который на тот момент был единственным знатоком, не потерпевшим ни одного поражения в «Своей игре» (в конечном итоге он и выиграл данную серию). Следует сказать, что в кругу постоянных участников «Своей игры» нет недостатка в умных и эрудированных людях, немало среди них также игроков с авантюрным складом характера, прославившихся необычайно смелыми ставками. Но ни у одного из них данные качества не сочетаются столь гармонично, как у Друзя. Именно это обстоятельство делает Александра поистине уникальным игроком. Иногда ошибаясь по мелочам, на решающие вопросы он всегда отвечает правильно. Высокие ставки он, как правило, делает независимо от игровой ситуации. Этим он отличается от Анатолия Вассермана, который рискует только в случае необходимости и потому является более предсказуемым соперником. В игре с Друзем я часто опережал его на кнопке, но этого оказалось недостаточно, так как он выиграл четыре раунда со свободной ставкой.
    Сейчас я поясню, о чем идет речь. Для того чтобы получить право на ответ, участники «Своей игры» должны заявить о своем намерении, нажав кнопку на игровом столе. Сделать это можно только после того, как загорится сигнал за спиной ведущего. Чтобы опередить соперников, надо, во-первых, очень быстро думать. При первой встрече Владимир Молчанов сказал мне, что вопросы «Своей игры» сформулированы таким образом, что хороший игрок первое предположение должен сделать уже после третьего слова ведущего, и желательно, чтобы это предположение оказалось правильным. Ну а во-вторых, нужно обладать хорошей реакцией: иначе можно молча простоять всю игру. Игрок, стабильно выигрывающий кнопку, имеет преимущество, вынуждая соперника рисковать, делая большие ставки или идя ва-банк. Справедливости ради следует сказать, что иногда случаются весьма забавные исключения из данного правила. Как легенду передают из уст в уста случай, когда кнопка на столе у одного из игроков вышла из строя. В результате, не принимая участия в игре, к концу первого раунда он уверенно лидировал, так как его соперники ушли в минус.
    Восьмая и пока последняя моя игра состоялась в феврале 2004 г.: выиграв основную игру, я проиграл в решающем раунде, т.к. не угадал ставку соперника (все ответили неправильно). Впрочем, для моего основного соперника игра закончилась более чем удачно.
    Что касается нестандартных или смешных ситуаций, то, разумеется, они происходят. Чаще всего веселье на трибунах в студии возникает при получении нелепых ответов от весьма умных людей. Удивляться этому не следует, т.к. во время съемок многие из игроков находятся в особом состоянии: иногда человек выбирает вопросы, ответы на которые не знает, но старается что-то сказать – в результате получается какая-нибудь глупость.
    На сайте «Своя игра глазами Анатолия Белкина» можно ознакомиться с особо выдающимися перлами. Я приведу некоторые из них. Отвечая на вопрос по теме «Словесный портрет», опытнейшая О.Д. по описанию Маугли («маленький, совсем обнаженный коричневый мальчик» и т.д.) уверенно опознала... А.С. Пушкина! Л.О. (моя соперница по первой игре) как-то раз решила, что политическим деятелем, который после пятого избрания на пост главы государства удивил всех пятичасовой речью, произнесенной, как всегда, без бумажки, был не кто иной, как Л.И. Брежнев. Московская учительница Т.Б. (довольно известный в конце 1990-х игрок) на вопрос, какая мелодия Хачатуряна способна поднять на ноги любого армянина (имелся в виду «Гимн Армении»), дала ответ: «Танец с саблями». Музыкант Е.Б., отвечая на вопрос, скелетами каких животных мостят дороги на Гуаме, где нет песка, про кораллы не вспомнил и выдвинул очень смелую гипотезу: костями динозавров. С.Л. заявил, что после марта 1917 г. гимном демократической России стала не какая-то там «Марсельеза», а «Боже, царя храни». А игрок Л. на вопрос о людях, некогда молившихся на месте нефтеперерабатывающего завода, построенного в Баку в 1859 г., практически без колебаний ответила: «26 бакинских комиссаров».
    Но иногда съемочная группа сталкивается и с более серьезными проблемами, например, с не совсем адекватными реакциями игроков. Очень редко, но бывали случаи, когда редакторам с огромным трудом удавалось дотянуть игру до конца. Случалось, что одного из игроков приходилось удалять от стола и даже начинать съемку заново. Иногда возмутителем спокойствия выступал кто-нибудь из зрителей. Среди известных игроков, которые всегда присутствуют на трибунах, имеются большие любители выступить с критикой заданного вопроса или полученного ответа. Причем в середине раунда, когда идет отсчет времени. Так как редакторы стремятся к строгой академичной форме, то «вырезают» такие случаи при монтаже.
    Вот, пожалуй, и всё...

    В. РЫЖОВ

    TopList