© Данная статья была опубликована в № 08/2004 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 08/2004
  • Школьницы по-прежнему влюбляются в... Джона Кеннеди

     

    Школьницы по-прежнему влюбляются
    в... Джона Кеннеди

    Исторические деятели глазами старшеклассников

    Много времени утекло с тех пор, как в еженедельнике «История» были опубликованы результаты опросов среди учеников 10—11-х классов по оценке исторических деятелей XVIII—XX вв. (отечественных и зарубежных) (см. № 7, 1997). Эти опросы проводились в 1990—1995 гг. Напомню, что молодым людям был предложен перечень исторических деятелей, которые оставили глубокий след на скрижалях отечественной и мировой истории. Предлагалось оценить каждого деятеля по пятибалльной системе (1 балл — оценка резко отрицательная; 2 балла — в целом отрицательная; 3 — средняя или противоречивая; 4 — в целом положительная; 5 — безусловно положительная). Рейтинги двух десятков деятелей, собранных в пяти опросах, можно прочитать в той публикации. В них отразился пересмотр традиционных советских исторических клише, указывавших, что «прогрессивно» или «реакционно» в истории, и процесс становления новых критериев в оценке исторических ценностей.
    Такие же опросы я продолжал и в дальнейшем (примерно раз в два года) в трех московских школах — № 242, 364 и 1415.
    Что же было характерно для исторических предпочтений школьников в середине 1990-х гг.? Как в 1995, так и в 1997 г. весьма низко оценивались деятели, условно называемые революционеры (Робеспьер, Гарибальди, Ленин и др.), — 2,95 балла в среднем. Самой низкой была оценка сторонников стагнации (Николай II, Брежнев) — в среднем 2,85. Чуть выше оценивали сторонников сильной власти (Наполеон, Бисмарк, Сталин и др.) — 3,0 балла. Наиболее авторитетными для старшеклассников были реформаторы (Петр I, Столыпин, Рузвельт и др.) — 4,05 балла и духовные лидеры — М. Ганди, А.Д. Сахаров и др. — 3,8. Популярность реформаторов тогда приблизилась к максимальной, наблюдавшейся в 1992 г. (год начала бурных экономических реформ).
    Вообще результаты опросов наглядно иллюстрируют ходячее утверждение, что история — это современность, опрокинутая в прошлое. Не случайно один из пиков популярности реформ в новейшей истории России пришелся на 1997 г. (правительство «молодых реформаторов»). Случайно ли совпадение определенного роста рейтинга приверженцев сильной власти — до 3,05 баллов — с событиями осени 1999 г., когда было сделано заявление о необходимости «мочить в сортире» террористов? И вновь падение рейтинга представителей «сильной руки» и рост его у реформаторов в 2001 г., когда вновь были обещаны глубокие реформы.
    Наряду со всем этим продолжалось нарастание критического отношения молодежи к истории вообще. Если в 1997 г. выше 4 баллов в среднем набрали 5 персоналий, то через два года — ни одной, в 2001 г. — одна. То есть почти не осталось деятелей, оцениваемых однозначно на ура. Что это — трезвый объективизм или кризис идеалов? Заметно, что почти исчезло «харизматическое» видение отдельных личностей, характерное еще для начала 1990-х гг.: продолжала снижаться оценка Петра I (остававшаяся, впрочем, высшей из всех) и существенно снизился балл у Дж. Кеннеди (в среднем с 4,10 до 3,47 в 2003 г., а ведь в 1992 г. было 4,31 балла!). Попутно заметим, если в первой половине 1990-х гг. новое поколение «выбирало пепси» — оценки всех президентов США в опросе были заметно выше, чем всех отечественных лидеров, кроме Петра, то к началу нового тысячелетия этого уже не наблюдалось. Расхождения в личной оценке отдельных людей сократились по сравнению с 1990—1994 гг. даже по отношению к таким неоднозначным личностям, как Наполеон, Бисмарк, Керенский. Число оцениваемых личностей приходилось ограничивать теми, кого старшеклассники хорошо знают. Попытки ввести в опрос, например, Пилсудского или недавно ушедших из жизни Миттерана и Дэн Сяопина не увенчались успехом — их смогли хоть как-нибудь оценить очень немногие. В то же время лучше, чем раньше, стали знать деятелей российской истории — Горчакова, Витте.
    В принципе, можно было бы сделать вывод, что изменения в отношении старшеклассников к ключевым историческим фигурам носят теперь вялотекущий характер, если бы не результаты последнего опроса (осень 2003 г.). Лично у меня они вызывают определенную настороженность. Посмотрите: оценка Ленина поднялась почти на балл по сравнению с предыдущим опросом и стала такой высокой, какой никогда не была после 1990 г. — 3,6 балла. Причем высокие оценки вождя большевиков наблюдались в разных школах — независимо от уровня преподавания истории и отбора учеников. (Кстати, стабильно очень низкая оценка Сталина всегда была более высокой там, где преподавание истории было поставлено плохо.) Оценка Сталина осталась по-прежнему очень низкой, но рванула вверх оценка Наполеона. Вообще заметно поднялись в рейтинге революционеры, особенно Че Гевара, введенный в опрос в 2001 г. (тогда он был оценен весьма низко, теперь же оценивается в 3,6 балла).
    Обращает на себя внимание также существенное снижение рейтинга у Екатерины II и повышение его у Керенского. Падает — и заметно — оценка Николая II. Возможно, что причиной этому — отрицательная реакция на определенный налет казенщины и сусальности в отношении последнего российского императора со стороны ряда государственных деятелей и публицистов. Рост популярности революционеров — может быть, тоже реакция на их почти официальное, в некотором смысле навязываемое, осуждение у поколения, которое уже не помнит эпохи торжества коммунистической идеологии, а значит, может создавать об этой эпохе новые мифы.
    К тому же все это совпало с волной истеричного антиглобализма, когда извлекаются на свет, казалось бы, вконец дискредитировавшие себя идеи...
    Еще несколько интересных наблюдений. Имевшая место в истории «дипломатическая дуэль» между Бисмарком и Горчаковым, по мнению старшеклассников, явно была выиграна российским государственным деятелем. По-видимому, это результат некоего инстинктивного патриотизма (в Германии школьники, конечно же, выше оценят Бисмарка). Другая «дуэль» — между Дж. Кеннеди и Хрущевым — в минувшем году впервые окончилась победой последнего. В этом случае патриотизм явно зашкалило до высоты ботинка на трибуне ООН...
    В целом в последнем опросе впереди все же оказались духовные лидеры — 3,65 балла (но это ниже, чем несколько лет назад). Революционеры (3,45 балла) почти догнали реформаторов (3,5). Ниже всех — и ниже, чем всегда, — оцениваются те, кто символизирует стагнацию, и это тоже реакция на определенные явления в обществе (2,7 балла).
    Есть ли разница в оценках отдельных личностей у юношей (Ю) и у девушек (Д)? Во время опроса 1999 г. в двух школах старшеклассники указали свой пол. И вот как оценили в среднем молодые люди и девушки, к примеру, Екатерину II, Наполеона III, Шарля де Голля и Дж. Кеннеди:

    Персоналии Ю Д
    Екатерина II 3,40 3,87
    Наполеон 3,23 2,56
    Шарль де Голль 3,17 2,95
    Дж. Кеннеди 3,14 3,52

    В общем по-прежнему имеют место традиционные юношеские и девичьи предпочтения. Екатерину лучше оценивают девушки — как женщину; оценка Наполеона у девушек значительно ниже — вероятно, юноши больше ценят его как полководца. Аналогичные мотивы, похоже, и у более высокой оценки де Голля молодыми людьми. А Кеннеди по-прежнему пленяет своей неотразимой улыбкой и элегантностью слабый пол.

    Результаты опроса старшеклассников
    по оценке исторических деятелей XVIII—XX вв.
    (средний балл)
    Исторические
    деятели
    Годы Рейтинг
    1997 1999 2001 2003
    Петр I 4,43 3,84 4,14 4,02 1
    Екатерина II 3,61 3,85 3,42 12—13
    М. Робеспьер 3,08 2,87 2,28 2,90 21
    Наполеон 3,41 2,90 2,28 3,34 15
    Декабристы 3,28 3,37 3,66 3,43 10—11
    А.И. Герцен 3,42 3,19 3,33 16)
    Александр II 3,50 3,60 3,61 4—5
    Дж. Гарибальди 3,39 3,44 3,40 3,26 19
    О. фон Бисмарк 3,47 3,17 3,08 3,35 14
    А.В. Горчаков 3,39 3,42 12—13
    Народовольцы 2,84 3,22 3,02 20
    Г.В. Плеханов 3,88 3,30
    П.А. Столыпин 4,26 3,50 3,39 3,78 2
    Николай II 3,00 2,93 2,71 24—23
    А.Ф. Керенский 2,79 2,93 3,31 18
    В.И. Ленин 2,62 2,76 2,67 3,60 6—7
    Л.Д. Троцкий 2,71 2,69
    И.В. Сталин 2,04 2,81 2,50 2,35 25
    Ф.Д. Рузвельт 3,21 3,25 3,78 3,32 17
    Де Голль 3,14 3,29 3,43 10—11
    М.К. Ганди 4,05 3,29 3,39 3,60 6—7
    Дж. Кеннеди 4,10 3,55 3,59 3,47 9
    Э. Че Гевара 2,97 3,61 4—5
    Н.С. Хрущев 3,11 2,85 2,81 3,53 8
    Л.И. Брежнев 2,67 2,75 2,77 2,71 24—23
    Ю.В. Андропов 3,02 2,44 2,75 22
    А.Д. Сахаров 4,26 3,59 3,83 3,69 3

    Первая десятка 2003 г.: Петр I, П.А. Столыпин, А.Д. Сахаров, Александр II — Че Гевара,
    В.И. Ленин — М.К. Ганди, Н.С. Хрущев, Дж. Кеннеди, Ш. де Голль — декабристы.

    Аркадий КУЗНЕЦОВ

    TopList