© Данная статья была опубликована в № 01/2004 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 01/2004
  • Благовест на всю Россию

     

    Благовест на всю Россию

    Памятник-колокол, посвященный
    1000-летию нашего государства

    Урок завершает изучение истории России XIX в. Это время знаменует собой окончание феодального развития нашего государства, это эпоха значительных перемен в мире.
    В конце XIX в., в 1862 г., Российское государство отмечало 1000-летний юбилей, и для рассказа ученикам об этом событии можно провести урок, используя материалы об истории создания памятника «Тысячелетие России».
    Споры о памятнике начались еще до того, как он был отлит в бронзе, и не прекращаются до сих пор. В сущности, это споры о предназначении России, которые будут, по-видимому, продолжаться всегда. Как и судьба России, судьба памятника столь же необыкновенна, сколь драматична. Его история для многих остается неизвестной, что, конечно же, несправедливо по отношению к монументу, столько рассказавшему о нашем прошлом.
    Думается, очень важно, чтобы на этом уроке, который будет посвящен людям, творившим историю государства, ученики задумались, почему именно эти российские граждане запечатлены на памятнике, почему некоторые из этих имен они не слышали ранее, и, наконец, попробовали сами составить список людей, достойных олицетворить нашу историю.

     

    Цели. Систематизировать знания об этапах развития России до XIX в., показать роль выдающихся деятелей в истории России, воспитывать чувство патриотизма.
    Оборудование урока. Изображение памятника «Тысячелетие России» и его фрагментов; раздаточный материал: «Периодизация истории России», текст статьи Н.И. Костомарова «Тысячелетие».
    До урока учащиеся получают задание — продумать, что можно было бы назвать символом тысячелетнего развития России. Учитель может заранее рассказать о задании, которое получили скульпторы в 1862 г., когда был объявлен конкурс на проект народного памятника «ввиду исполнения в 1862 г. тысячелетия государства Российского».

    ХОД УРОКА

    I. Вступительная часть

    Периодизация истории России на памятнике

    Учитель. К конкурсу на проект памятника «Тысячелетие России» допускались все желающие, как русские, так и иностранцы, проживающие в России. Срок предоставления работ устанавливался в 6 месяцев. Премия победителю составляла 4 000 рублей.
    Объявлению конкурса предшествовал ряд важных событий. На необходимость ознаменовать предстоящий тысячелетний юбилей государства Российского впервые указал министр внутренних дел Ланской. В памятной записке в Кабинет министров он предложил соорудить памятник первому русскому государю Рюрику, который в 862 г. начал править в Новгороде. Рассмотрев записку Ланского, Кабинет министров резонно возразил, что при всем почтении к Рюрику было бы гораздо уместнее воздвигнуть народный памятник не одному государю, а всей славной тысячелетней истории нашего государства. Император Александр II, одобрил идею. Объявили сбор средств. Собрано было 150 000 рублей, а поскольку средний взнос составлял от полкопейки до 15 копеек, то памятник и впрямь получался народный. Конечно, этих денег было мало, так как общая смета была определена в полмиллиона. Остальное дала казна. Вот тогда-то и появилось в газетах объявление о конкурсе.
    В задании говорилось, что «памятник по своему внешнему виду должен соответствовать историческому назначению и отражать шесть главных эпох в истории России: основание государства, введение христианства, начало освобождения от татарского ига, основание самодержавного царства русского, восстановление самодержавного царства избранием Михаила Романова и основание Российской империи». «Впрочем, — говорилось в заключении, — составители проекта могут не стесняться сим указанием, лишь бы памятник выражал главную мысль сооружения: ознаменование постепенного в течение тысячи лет развития государства Российского».
    После прочтения этих строк можно предложить ученикам ответить на вопрос, согласны ли они с выделением именно этих этапов в истории России, вспомнить различные периодизации истории России, которые предлагали знаменитые русские историки.
    Ученики проводят обсуждение.

    Периодизация истории России

    Раздаточный материал

    В.Н. Татищев (первая половина XVIII в., «История российская с самых древнейших времен»), для которого идеалом была сильная монархическая власть, выделял следующие периоды:
    1. 862—1132 гг. — совершенное единовластительство (от Рюрика до Мстислава);
    2. 1132—1462 гг. — аристократия удельного периода;
    3. 1462—1505 гг. — восстановление монархии при Иване III;
    4. Укрепление монархии при Петре I.

    H.M. Kарамзин (начало XIX в.) видел историю как процесс духовного совершенствования человечества, в котором действуют великие люди. Жизнь этих людей и есть история народа. Карамзин отождествлял историю России с историей самодержавия. Идею о том, что «Россия основалась победами и единоначалием, гибла от разновластья, а спасалась мудрым самодержавием», Карамзин положил в основу периодизации отечественной истории. Он выделил шесть периодов:
    1. Введение монархической власти от «призвания князей варяжских до Святополка Владимировича» (862—1015).
    2. «Угасание самодержавия»; Святополк Владимирович — Ярослав II Всеволодович (1015—1238).
    3. «Гибель» Русского государства и постепенное государственное «возрождение» России; от Ярослава Всеволодовича до Ивана III (1238—1462).
    4. «Утверждение самодержавия» Иван III — Иван IV (1462—1533).
    5. «Восстановление единовластия царского» и превращение самодержавия в тиранию; от Ивана IV до Б. Годунова (1533—1598).
    6. Смутное время. Б. Годунов — М. Романов (1598—1613).

    С.М. Соловьев (1820—1879) выделяет 3 этапа:
    1. От «родового начала» через «вотчинные отношения» к «государственному быту» (с древнейших времен до XVI в.).
    2. «Приуготовление» к новому порядку вещей и эпоха Петра I — эпоха преобразований (ХVII — середина XVIII в.).
    3. «Завершение эпохи преобразований» (вторая половина ХVIII — вторая половина XIX в.).

    В.О. Ключевский (1841—1911) считал двигателями исторического прогресса «умственный труд и нравственный подвиг». В основе его периодизации географические, хозяйственные и социальные факторы.
    1. Русь Днепровская, городовая, торговая (VIII—ХIII вв.).
    2. Русь Верхневолжская, удельно-княжеская, вольноземледельческая (ХIII — середина ХV в.).
    3. Русь Великая, Московская, царско-боярская, военно-земледельческая (XV — начало ХVII в.).
    4. «Всероссийский, императорский, дворянский» период крепостного хозяйства — земледельческого и фабрично-заводского (ХVII — середина XIX в.).

    Советская историография, используя формационный подход, выделяла следующие периоды:
    1. Первобытнообщинный строй (до IX в.).
    2. Феодальный строй (IX — середина XIX в.), выделяя в нем:
    · ранний феодализм (Киевская Русь);
    · развитой феодализм (феодальная раздробленность) и образование Российского централизованного государства;
    · поздний феодализм (разложение и кризис крепостнических отношений).
    3. Капитализм (вторая половина XIX в. — 1917 г.), в котором выделяется два периода: домонополистический и монополистический.
    4. Социализм (с 1917 г.), включающий следующие этапы:
    · военный коммунизм,
    · НЭП,
    · строительство основ социализма,
    · полная и окончательная победа социализма,
    · развитие социализма на собственной основе.

    Некоторые историки предлагают выделить в отечественной истории два периода:
    1. От древней Руси к императорской России (IX—XVIII вв.).
    2. Расцвет и закат Российской империи (XIX—XX вв.).

    II. Основная часть урока

    Рассказ о победителе конкурса М.О. Микешине и его проекте
    М.О. Микешин
    М.О. Микешин

    Учитель. В конкурсе победил Михиал Осипович Микешин, 24-летний художник, который, однако, по образованию не был скульптором.
    Он происходил из города Рославля. Еще в самом начале учебы в Петербургской академии художеств Микешин написал картину маслом — конных гренадеров. Она пришлась по вкусу самому императору Николаю Павловичу, который купил картину за 150 рублей.
    Девятнадцати лет от роду Микешин был уже вхож в царский дом. Он учил рисовать юных великих княжон. Художник начал получать медали на конкурсах (возможно, харизма царского любимца влияла на решения жюри). И, наконец, апофеоз — победа в конкурсе на самый главный памятник России, которая хотя и удивила коллег — скульпторов и живописцев, но была принята как нечто неизбежное.
    Что же представлял собой проект памятника?
    Прежде чем рассмотреть идею Микешина, можно обратиться к работе, которую ребята выполняли дома. Что предложили бы вы, если бы выполняли такое задание?
    Выслушиваются ответы учеников.
    Учитель. Что же предложил Микешин? Он сознавал всю сложность и непривычность стоящей перед ним творческой задачи. Изобразить надо было не героя, а тысячелетнюю историю государства. Но сложность не пугала, а еще более раззадорила его. И тут Микешину помогло то, что он не был скульптором-профессионалом, воспитанным в классической традиции. Он не стал создавать конную группу, колонну и т.д. В поисках образа, который передавал бы главную мысль памятника, Микешин подумал о колоколе. Вот та идея, которая объединит весь замысел! Благовестный колокол, который возвестит миру о русской старине, о великих мужах России и их славных подвигах.
    Найдя общий силуэт памятника, Микешин принялся разрабатывать его части. Заданная конкурсом триада: православие, самодержавие, народность — натолкнула на мысль сделать памятник трехъярусным. На вершине монумента появился высокий крест, поддерживаемый двумя ангелами, потом он заменил одного ангела коленопреклоненной женщиной — символом России.
    В своем рассказе учитель обращается к изображению памятника и его фрагментов, которые можно найти в книге «Памятник Тысячелетие России». М.: Сов. Россия, 1974.

    Открытие памятника в 1862 г. Рисунок с фотографии
    Открытие памятника в 1862 г.

    Рисунок с фотографии

    Учитель. Верхняя часть колокола как бы сама собой преобразовалась сначала в полусферу, а потом превратилась в шар — державу, символ русской государственности. В образовавшемся вокруг шара пространстве разместилось шесть скульптурных групп, олицетворяющих шесть периодов русской истории. Нижний ярус — народ, основа государственного бытия.
    Материалом стала бронза, прекрасно передающая игру света и тени; постамент — из гранита, незыблемого, как сама Россия. Началась работа над проектом, к которой присоединился скульптор Шредер.
    Время стремительно текло. Вот уже 51 проект ждал своего приговора. Победу оспаривали академики и профессора, скульпторы и архитекторы. Только два самых именитых, ректоры академии Пименов и Клодт, отказались от участия в конкурсе, считая, что правительственный заказ должны были получить они.
    Последние две ночи Микешин и Шредер не спали. Шредер лепил последнюю фигуру, а Микешин делал мелкие аксессуары: мечи, скипетры из твердого свечного воска. Через три часа такой работы пальцы отказались повиноваться, опухли. Среди ночи, взглянув на уснувшего чугунным сном Шредера и поняв, что они не успевают к сроку, Микешин заплакал от усталости и отчаяния. Пробудившийся натурщик Василий взял в охапку рыдающего художника, отвел к умывальнику, вылил на его голову кувшин холодной воды…
    В окне занимался ноябрьский рассвет, когда модель была готова. Но тут выяснилось, что она не проходит в дверь, а чтобы расширить проем требовалось разрешение академического полицмейстера. Микешин уже не верил, что они успеют к сроку, не верил, что этот огромный глиняный макет-торт можно поднять наверх по узкой винтовой лестнице, проект вдруг окончательно разонравился ему, и, когда модель все-таки вытащили, художник не чувствовал ничего, кроме усталости и опустошения. Все было ужасно, впору повеситься, а вот, кстати, и подходящий для этого двухметровый мольберт. Микешин так явственно представил эту картину, что не мог не изобразить сначала себя, висящего на мольберте, потом рядом Шредера, ибо несправедливо было бы висеть одному, без соавтора, потом представил и изобразил, как входит с чаем Осип, видит их обоих, с испугу роняет самовар и обваривается. После этого прилег на диван и наконец заснул.
    Спал он почти сутки, а когда проснулся, то увидел мольберт с изображением душераздирающей сцены и прикнопленные к нему записки. Подписи на записках были разные, а текст один: «Поздравляю!» Как буря влетел Шредер с криком «Победа!» Они обнялись, и Шредер рассказал все в подробностях.

    Псковский князь Довмонт (слева) и великий князь Александр Невский. Фрагмент фриза

    Псковский князь Довмонт (слева)
    и великий князь Александр Невский

    Фрагмент фриза

    Весть о том, что в самом нашумевшем из когда-либо проводившихся в России конкурсов победил безвестный молодой художник, произвела в обществе сенсацию. Академия гудела как улей. Студенты торжествовали, зато бледные от негодования академики не оставили от проекта камня на камне, доказывая, что его ни в коем случае нельзя осуществлять. Что это против всех законов искусства, что таких памятников в мире нет, на что их оппоненты возражали: вот и замечательно, что нет, — идея колокола гениальна, а Микешин — талант и вообще молодчина.
    После того как изображение модели появилось в журналах, полемика разыгралась с новой силой. Многим памятник понравился своей оригинальностью и патриотической идеей, но еще больше было тех, кто напрочь отвергал его, отрицая какие-либо достоинства. Но все интриги, нападки в прессе, зависть казались пустяками в сравнении с обрушившейся на Микешина ответственностью.
    Для ускоренного выполнения скульптурной части работ был создан временный творческий коллектив из признанных мастеров. Практическое осуществление проекта было поручено главноуправляющему Министерства путей сообщения и публичных зданий генерал-адъютанту Чевкину. В дальнейшем в возведении памятника участвовало великое множество людей самых разных профессий.
    С самого начала дело возведения памятника находилось под личным контролем императора Александра II. Он может по праву считаться одним из создателей монумента. Это не раз помогало выходить из ситуаций, казавшихся тупиковыми. Перед Микешиным и Шредером возникла проблема помещения, где должны были проводиться работы, а единственная мастерская, подходящая по размерам, была занята архитектором Тоном, руководившим строительством храма Христа Спасителя в Москве. Микешину и мечтать не приходилось об этой мастерской, но вмешались могущественные силы, и маститый Тон вынужден был уступить безвестному юнцу.

    «1613 г. Избрание Михаила Романова». Слева — Дм. Пожарский, справа — К. Минин. Скульптор Р.К. Залеман

    «1613 г.
    Избрание Михаила Романова».
    Слева — Дм. Пожарский,
    справа — К. Минин

    Скульптор Р.К. Залеман

    Вскоре мастерская преобразилась. Все ее пространство заполнили леса, канаты, драпировки, анатомические скелеты. Всю ночь напролет в окнах горел свет, двигались тени и звучал орган. Сонаты Бетховена, увертюры и кантаты звучали под сводами. В этом было что-то фантастическое: ночь, мастерская, громадные статуи, слепки рук, ног, маски, два скульптора с обручами на голове, в которые были вставлены огарки свечей, — и могучая гениальная музыка. Все это способствовало вдохновенному творчеству. Шредер был постоянно взволнован, отбросил все условности, никого не желал видеть и сам сгорал, как свечной огарок. Русская история захватила его целиком, он скорбел, что носит немецкую фамилию, собирался сменить ее и взять фамилию Глина.
    Дело шло, как вдруг возникло препятствие, резко усложнившее творческую задачу, но зато обогатившее памятник блестящей находкой. Барельефы нижней части памятника лепил барон Клодт. Ситуация возникла щекотливая. Ректор Академии художеств, скульптор с европейским именем, автор знаменитых «Коней» на Аничковом мосту должен был работать под руководством своего вчерашнего студента. Уязвленный барон считал ниже своего достоинства консультироваться с Микешиным, не показывал ему своих эскизов.
    6 июня 1860 г. мастерскую Клодта посетил царь. Микешин сопровождал Александра II. Взглянув на эскизы барельефов, Микешин понял: не то! Клодт растерялся перед непривычной для него задачей воплощать сюжеты из русской истории. Он просто повторил на барельефах сюжеты верхних фигур. Между тем нижний ярус по замыслу должен был нести самостоятельную творческую нагрузку, олицетворяя часть триады — идею народности. Микешин задумал изобразить на нижней части памятника вереницу людей тысячелетнего прошлого. Эту идею поддержал царь.

    III. Продолжение основной части

    Фигуры памятника

    Учитель. Три части памятника должны были олицетворять собой три столпа официальной идеологии XIX в. — православие, самодержавие, народность.
    Эту часть урока учитель может посвятить также обсуждению роли православной Церкви в истории нашей страны, особенностям политического строя Российского государства; обсудить вопрос: почему государственный строй России называется самодержавным?
    Периоды истории государства олицетворяли фигуры верхней группы памятника — Рюрика, Владимира Святого, Дмитрия Донского, Ивана III, Михаила Романова, Петра I, расположенные вокруг державы — эмблемы царской власти.
    В нижней части памятника расположен пьедестал. История создания скульптур-рельефов для него богата драматическими эпизодами. Составление списка лиц, которых следовало изобразить на рельефе постамента, а затем исполнение гипсовой модели рельефа поручили Микешину. Он привлек известных людей России к широкому обсуждению проекта. В его мастерскую на литейном дворе Академии художеств приходили крупнейшие историки, писатели, артисты.
    В своих мемуарах Микешин описывает оживленные споры, происходившие на этих собраниях, горячие дебаты о достоинствах каждого отдельного исторического лица и о правомерности изображения его на памятнике. Это был поистине захватывающий эпизод истории русской культуры!
    На этом этапе урока можно организовать обсуждение ребятами списка лиц, достойных занять место в ряду выдающихся личностей Российского государства. Это задание было дано на предварительное обдумывание при подготовке урока.

    Писатели и художники. Фриз
    Писатели и художники.

    Фриз

    Учитель. В мастерской Микешина эту же задачу решали B.C. Соловьев, Н.И. Костомаров, Н.Г. Устрялов, И.С. Тургенев, A.Н. Майков, Я.П. Полонский и многие другие. Маститые писатели и профессора стояли среди глиняных фигур и жарко, до хрипоты спорили о достоинствах и недостатках исторических персонажей, и глиняные колоссы покорно, словно школьники, внимали суду потомков, решавших, быть или не быть им увековеченными на памятнике Тысячелетию России. Споры продолжались допоздна. Мнения часто были полярны. Оставаясь один, Микешин понимал, что выбор во многом будет зависеть от него. И он выбирал, решая не столько разумом, сколько сердцем, руководствуясь тем чувством, которым народ безошибочно определяет: кого надо помнить, а кого предать забвению. Что-то подсказывало Микешину, почему нужен на памятнике Потемкин, а не нужен Остерман, нужна Марфа Борецкая и не нужен Грозный, нужен Пушкин, но не нужен Белинский. Он отдавал предпочтение людям созидающего начала, а не разрушителям.
    22 августа 1860 г. Микешин предъявил правительству список великих людей, поделенных на четыре группы: просветители (он открыл свой список именно ими), государственные люди, военные и герои, писатели и художники. Споры развернулись с новой силой. В журналах разыгрывались дискуссии, ведомства сражались за «своих», Церковь отстаивала святителей, двор соблюдал династические интересы. Список был существенно изменен и дополнен.
    На окончательное утверждение списка Микешин был вызван в Зимний дворец. «Государь ждал меня. Через Чевкина он знал о всех помещенных лицах и о некоторых изменениях, произведенных мною… В моем списке последним был Александр I, Николая я пропустил. Когда дошли до Александра, государь спросил: “А батюшка?” Я встал со стула и молчал. Он увидел мое смущение, мою муку. Я продолжал до конца, а когда кончил, он взял меня за плечо и приблизил к себе.
    Дело с Николаем не кончилось. Меня приглашали в разные места для объяснений, наконец потребовали к Константину Николаевичу. Он принял меня в Мраморном дворце в бильярдной комнате. Он вышел из своего кабинета, сел на угол бильярда и спросил: “Скажи причины, почему не помещаешь покойного батюшку?” “Ваше Высочество, — отвечал я, — личность покойного государя до того близка нашему времени, что нельзя к ней беспристрастно относиться. Есть множество людей, которые в его правлении находят утеснение русской мысли, а другие его страстно превозносят. Еще рано его помещать на монумент. Я этого делать не буду. Впрочем, есть люди, которые это сделают, если им заплатят”».
    Так и случилось, согласился Залеман — и Николай сел рядом с Александром, потеснив Сперанского.

    Русские полководцы и флотоводцы. Фриз
    Русские полководцы и флотоводцы.

    Фриз

    Микешину предстояло создать сплошной круговой фриз протяженностью 27 метров, разместив на нем 109 фигур из разных эпох, ничем между собой не связанных — ни родом деятельности, ни знакомством.
    Проще всего было расставить фигуры в хронологической последовательности, придав им позы античных героев. Но художник понимал, что эта унылая шеренга не произведет сильного впечатления. Поэтому он свободно перемещал героев, расставил в группы, заставил общаться между собой, соединил взглядом, жестом, беседой, не смущаясь тем, что в жизни эти люди никогда не встречались друг с другом. Что-то подсказывало ему, что он вправе так поступить, что есть правда искусства, которая выше правды факта. Но главное, ему удалось соединить все фигуры как бы одним сюжетом, получался исторический рассказ, рассчитанный на круговой обход. Обойдя памятник один раз, зритель должен был захотеть обойти и другой, всматриваясь, вдумываясь, углубляя свои ощущения. А для этого нужно было раскрыть образ каждого персонажа, найти для него необщее выражение, обозначить индивидуальность. И тут Микешину пригодился его талант портретиста.
    Если у учителя есть иллюстративный материал, фотографии фрагментов памятника, можно повести разговор об изображенных людях, вошедших в историю России. Здесь могут пригодиться сообщения учащихся, подготовленные дома.

    Нестор-летописец. Фрагмент фриза

    Великая княгиня Ольга. Фрагмент фриза

    Нестор-летописец

    Фрагмент фриза

    Великая княгиня Ольга

    Фрагмент фриза

    Учитель. На ленте ватмана, которую подготовил Микешин, возникали фигуры. Легкий, «как пардус», воинственный Святослав, скорбящая над разбитым вечевым колоколом Марфа Борецкая, погруженный в думу Ермак, гибнущий Сусанин, флегматичный умница Крылов, задорный, живой Суворов, энергичный грубоватый Ломоносов, эффектный Брюллов. Особенно удались ему Пушкин, Лермонтов и Гоголь, которых он объединил в группу.
    Интересны некоторые факты. Так, на памятнике нет изображения Ивана Грозного, но есть портрет его первой жены Анастасии Романовой. Почему? Была ли необходимость помещать на памятник литовцев Ольгерда и Витовта, а изображения мучеников-страстотерпцев Бориса и Глеба, Софьи Палеолог, поэта Кольцова из первоначального списка были исключены. Почему?
    Исторические портреты и основные сведения об изображенных на горельефе памятника фигурах, интереснейший материал о строительстве и открытии памятника есть в книге В. Смирнова «Россия в бронзе».
    Учителю, который решит использовать этот материал для своего урока, предоставляется возможность повести разговор с ребятами о роли личности в истории, можно подвести итог развития Российского государства за тысячу лет в политической, экономической, духовной жизни, можно подвести ребят к разговору о русском национальном характере. В этом поможет работа со статьей Н.И. Костомарова «Тысячелетие».
    Сама история создания памятника, его художественные особенности, изобразительные средства могут послужить переходом к разговору на последующих уроках о культуре России второй половины XIX в.

    Учитель. Новгород был определен местом для памятника почти без дискуссии. Памятник Тысячелетию России поставлен в городе, где сохранилось множество величайших творений русского искусства, имеющих общенациональное значение. По другую сторону Волхова в церкви Спаса на Ильине — фрески великого Феофана Грека, а рядом, буквально в двух шагах, — золоченые купола Софийского собора, одного из старейших в России, с мозаиками XI в. Город был свидетелем истории государства, местом, где происходили ключевые, этапные события русской истории. Сложнее было выбрать место в самом городе. Из трех вариантов лучше всего подходило место в центре кремля, на нем и остановились.
    Открытие памятника состоялось 8 сентября 1862 г.
    Во время Великой Отечественной войны памятник был разобран фашистами для отправки в Германию, но они не смогли вывезти его из города: помешало наступление советских войск. За время оккупации Новгорода из 2532 домов было разрушено 2508. Город лежал в руинах. Он просматривался насквозь. Солдаты 221-й стрелковой дивизии, освобождавшей Новгород, больше всего удивились тому, что они увидели в кремле. В центре его торчал наполовину демонтированный памятник, верхняя часть шара-державы была снесена, словно напоминала о наполовину захваченной врагом России, а вокруг, точно воины, павшие на поле боя, валялись полузасыпанные снегом статуи. Дмитрий Донской грозил поднятым мечом, Владимир осенял крестом, Михаил Романов возносил молитву, Петр I грозно смотрел в низкое зимнее небо. Это было настолько страшно, что даже навидавшимся всего фронтовикам стало не по себе. Все поняли драматическую символику этого зрелища. Оставлять в таком виде памятник значило оставлять поруганной Россию.
    Восстанавливали памятник восемь рабочих во главе с новгородским реставратором Чернышовым еще в военное время. В лютую стужу, под порывами ветра, без инструментов… Заново монумент открыли 2 ноября 1944 г.

    Из статьи Николая Ивановича Костомарова
    «Тысячелетие»

    Раздаточный материал

    Тысяча лет кончилась! Наступает другая: пройдет некогда и она; настанет время, от которого наша эпоха будет так же далеко стоять, как от нас эпоха Гостомысла и Рюрика. Чем вспомнят тогда нас грядущие после нас века? Пытаться ли нам угадывать, что вперед будет? Конечно, произойдет то, о чем мы и мыслить не можем — но несомненно, что грядущим временам передадутся наши стремления, что потомки наши примут то, что мы им приготовим, и, как бы ни повернули нашу будущую историю непредвиденные обстоятельства, а в ней отразятся неизбежные последствия наших теперешних желаний, понятий и взглядов — точно так же, как устроенное в IX в. отразилось на последующих веках, хотя обстоятельства и произвели то, о чем, разумеется, не думали и думать не могли русские, призвавшие варягов.
    Итак, дошедши до рубежа тысячелетия, с одной стороны — обозревая длинное наше прошедшее, с другой — невольно порываясь к грядущему, оглянемся на себя. Много лет прожито. А что нажито? Много перенесено, а что вынесено? Много думано — до чего додумано?
    Посмотрим внутрь себя. Какие задатки можем мы, теперь живущее поколение, оставить для будущего?
    Неясный гул вокруг нас. Мы слышим заветные слова: вперед, прогресс, развитие, свобода, гласность и проч. и проч. — целый словарь волшебных речений, приводящих в речение нервы того, кто хочет быть общественным деятелем. Но мы не уяснили себе значения этих слов, потому что не нашли еще непосредственного, тесного приложения их к условиям своей жизни.
    Много толков об уважении к науке и необходимости образования, а на деле мало уважения к науке и образование неполно.
    Во всех сферах жизни мы берем не по силам, слишком много хотим, слишком много на себя надеемся и в слишком многом теряемся; и отсюда, естественно, вытекает, что только на словах у нас то, чему следовало быть на деле.
    Труд и терпение необходимы, говорим мы, но как мало в нас того и другого! Правда, в нашем народе много завещанного праотцами страдательного терпения, часто изумительного, но нет у нас терпения свободного, которое вытекает из твердой решительности идти по дороге, указанной разумным убеждением. В мнениях о самих себе мы переходим то к высокопарному самовосхвалению, то к крайнему самоуничижению.
    Наши недостатки не от молодости нашей, но также не от прямой неспособности думать и действовать — иначе в русском народе не было бы умных и талантливых людей, — а от слишком большого многообразия и сложности наших общественных вопросов. Мы похожи на силача, у которого такие крепкие мускулы, что может сразу поднять четыре пуда, но хочет поднять двадцать — и не поднимет ни одного.
    Нам нужны не идеалы, а ближайшие практически цели. Нам следует собрать все свои требования, все свои современные вопросы и отделить из них те немногие, от решения которых зависит успешное решение других, и сосредоточить свои силы на первых, не страшась трудностей, которые окажутся в деле их разрушения. Нам нужно целей, целей, целей — и крепкого, непреодолимого терпения к их достижению.

    IV. Подведение итогов

    Учитель. Очень разным было отношение к памятнику на протяжении всей последующей истории, но, несмотря на различные оценки, даваемые памятнику его современниками и следующими поколениями, судьба его неотделима от судьбы России. Но что бы ни случилось, люди всегда будут идти к нему, идти для уяснения прошлого, в надежде на лучшее будущее…
    А теперь давайте подумаем, что более всего запомнилось, поразило в истории создания памятника?
    Ребята проводят обсуждение.

    ЛИТЕРАТУРА

    Кислицын С.А. Курс лекций по истории Отечества. Ростов н/Д, 1997.
    Смирнов В. Россия в бронзе. Новгород, 1992.
    Маслова Е.Н. Памятник «Тысячелетие России». Лениздат, 1972.
    Кушнир И.И. Культура Новгорода. Л.: Стройиздат, 1991.
    Матвеева С. Памятник «Тысячелетие России». Буклет.
    Костомаров Н.И. Тысячелетие. «История», № 37/2003.

    Л.Б. КУДРЯВЦЕВА,
    школа-лицей № 3,
    Гатчина

     

    Урок обобщающего повторения в 8-м классе в курсе истории Отечества или в 10—11-м классах по теме «Россия накануне ХХ в.».

    TopList