© Данная статья была опубликована в № 45/2003 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 45/2003
  • Любовь к военному делу

     

    Любовь к военному делу

    Генерал С.Л. Марков был образцом русского офицера,
    ученым и одним из создателей Белой армии

    Окончание. Начало в44/2003

    Учебник «Военная география» с автографом Маркова
    Учебник «Военная география»
    с автографом Маркова

    После начала Первой мировой войны Марков был направлен в Управление генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта (начальником штаба фронта был в это время генерал-лейтенант М.В. Алексеев), где занимал должность начальника Разведывательного отделения. В начале сентября Сергей Леонидович направил генерал-квартирмейстеру записку с предложениями по проведению опросов пленных, предложив для эффективности упростить их процедуру и сделать анонимными. 22 сентября 1914 г. полковник Марков был назначен начальником Управления генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта. Через месяц Сергей Леонидович был переведен на должность начальника штаба 19-й пехотной дивизии 9-й армии. В ее составе он с 28 по 30 октября участвовал в блокаде крепости Перемышль, а с 30 октября по 26 ноября — во всех боях дивизии на Карпатах в районе Дуклинских проходов. «За отличия в боях в указанный период полковник Марков представлен мною к награждению мечами к ордену Святой Анны 2-й степени», — написал в дополнении к послужному списку Маркова начальник 19-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Г.Ф. Янушевский.
    7 декабря 1914 г. Марков был назначен начальником штаба 4-й стрелковой бригады генерала А.И. Деникина в составе 8-й армии, позднее развернутой в 4-ю дивизию, имевшую неофициальное название «железной».
    4-я стрелковая бригада прославилась в ходе русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Начало ее известности относится к переходу через Балканы отряда генерала И.В. Гурко и к боям на Шипке, куда бригада пришла форсированным маршем на выручку к попавшему в тяжелое положение гарнизону и сумела отстоять перевал. С этого времени она носила название «железной». Положение ее на фронте Великой войны было особым. Части бригады (дивизии) почти не принимали участия в позиционном стоянии, их выводили после боев в резерв командующего 8-й армией и направляли на наиболее тяжелые участки.
    А.И. Деникин писал впоследствии о назначении Маркова: «Приехал он к нам в бригаду, никому не известный и нежданный: я просил штаб армии о назначении другого. Приехал и с места заявил, что только что перенес небольшую операцию, пока нездоров, ездить верхом не может и поэтому на позицию не поедет. Я поморщился, штабные переглянулись. К нашей “запорожской сечи”, очевидно, не подойдет — “профессор”…
    Выехал я со штабом к стрелкам, которые вели горячий бой впереди города Фриштака. Сближение с противником большое, сильный огонь. Вдруг нас покрыло очередью шрапнели.
    Что такое? К цепи совершенно открыто подъезжает в огромной колымаге, запряженной парой лошадей, Марков — веселый, задорно смеющийся.
    — Скучно стало дома. Приехал посмотреть, что тут делается…
    С этого дня лед растаял, и Марков занял настоящее место в семье “железной” дивизии».
    На должности начальника штаба дивизии Марков пробыл два с лишним месяца и проявил себя с самой лучшей стороны. 15 января 1915 г. Высочайшим приказом Сергей Леонидович был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени, а 5 февраля — мечами к имеющемуся ордену Святой Анны 2-й степени (к последним представлен еще в 19-й дивизии).
    14 февраля 1915 г. Марков принял временное командование 13-м стрелковым генерал-фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полком. Деникин писал о времени принятия Марковым полка: «Вспоминаю тяжелое для бригады время — февраль 1915 г. в Карпатах… Бригада, выдвинутая далеко вперед, полукольцом окружена командующими высотами противника, с которых ведут огонь даже по одиночным людям. Положение невыносимое, тяжкие потери, нет никаких выгод в оставлении для нас на этих позициях, но… соседняя 14-я пехотная дивизия доносит в высший штаб: “кровь стынет в жилах, когда подумаешь, что мы оставим позицию и впоследствии придется брать вновь те высоты, которые стоили нам потоков крови”… И я остаюсь. Положение, однако, настолько серьезное, что требует большой близости к войскам; полевой штаб переношу на позицию — в деревню Творильню. <…> В такую трудную минуту тяжело ранен ружейной пулей командир 13-го стрелкового полка, полковник Гамбурцев, входя на крыльцо штабного дома. Все штаб-офицеры выбиты, некому заменить. Я хожу мрачный из угла в угол маленькой хаты. Поднялся Марков.
    — Ваше превосходительство, дайте мне 13-й полк.
    — Голубчик, пожалуйста, очень рад!
    У меня у самого мелькала эта мысль. Но стеснялся предложить Маркову, чтобы он не подумал, что я хочу устранить его от штаба. С тех пор со своим славным полком Марков шел от одной победы к другой».
    Однако назначение командиром полка по Высочайшему приказу состоялось только 22 сентября 1915 г. — спустя почти девять месяцев со дня принятия временного командования. Причиной была так называемая «мертвая линия старшинства», не позволявшая Маркову «законно» принять командование — в кандидатских списках на принятие командования полком он стоял во втором десятке: «Заслужил уже и Георгиевский крест, и Георгиевское оружие, а Ставка 9 месяцев не утверждала его в должности — не подошла мертвая линия старшинства», — отмечал Деникин. Еще в мае 1915 г. А.И. Деникин писал в штаб 8-й армии исполняющему должность начальника штаба генерал-майору П.Н. Ломновскому (прилагая рапорт на имя командира 17-го корпуса генерала от инфантерии П.П. Яковлева) с просьбой утвердить полковника Маркова в должности командира полка. Сам Марков примерно в это же время ходатайствовал на имя начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Н.Н. Янушкевича с просьбой о помощи в утверждении его командиром полка: «…Я прошу как милости и высшей награды утверждения меня командиром славного 13-го стрелкового имени Августейшего отца Верховного главнокомандующего. <…> Трудно вообще писать о себе, еще труднее что-либо просить для себя. Мне будет больно, если Вы посмотрите на это письмо как на способ обогнать товарищей. Бог с ними, никого я не хочу обскакивать и обгонять, в эти дни не до карьеры. Здесь постоянно ходишь по краю могилы и твердо знаешь, что не имеешь легкой карьеры. В последние бои я давно приговорил себя к мысли умереть в рядах полка, которым руковожу уже почти 4 месяца войны, честь и слава стрелкам, близким моему сердцу». Но официальное утверждение последовало только осенью.
    Боевые действия под Лутовиском и на Ужгородском направлении, бои на реке Сан — все это вехи боевого пути Маркова в составе дивизии в 1914—1915 гг. Как и на фронте Русско-японской войны, Марков был отмечен многими наградами. В июле 1915 г. за бой под Творильней Марков был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В августе последовало награждение Георгиевским оружием. За ряд боев он был представлен начальником дивизии к чину генерал-майора, но из-за своей молодости не получил его.
    В апреле 1916 г. шла подготовка к Луцкому прорыву. Но Маркову не пришлось участвовать в этой операции. После многократных отказов Ставка вынудила Сергея Леонидовича повторно принять должность начальника штаба дивизии. Приложив все усилия, чтобы остаться во главе своей части, Марков в конце апреля 1916 г. оставил полк, сдав командование полковнику П.П.Непенину. Весною он оказался на новом для себя театре военных действий — Кавказском фронте, вступив с 20 апреля 1916 г. в должность начальника штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии уже в чине генерал-майора. Пробыв в течение нескольких месяцев на фронте войны против Турции, Марков осенью 1916 г. был вызван в открывшуюся Николаевскую академию Генерального штаба, где пробыл до начала 1917 г.
    1917 год — трагичный для судеб как русского офицерства, так и всей России — начался для Маркова с назначения в январе на должность генерала для поручений при командующем 10-й армией генерале от инфантерии В.Н. Горбатовском. В начале февраля 1917 г. он находился в командировке по делам службы в Петрограде, из которой возвратился, видимо, до начала Февральской революции, положившей начало разложению русской армии. В марте—апреле 1917 г. Марков был определен на должность 2-го генерал-квартирмейстера штаба Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии М.В. Алексеева. Здесь он вновь встретился с А.И.Деникиным, назначенным в конце марта 1917 г. начальником штаба Верховного главнокомандующего. В конце мая 1917 г., после того как Деникин стал командующим Западным фронтом, Марков был назначен начальником штаба того же фронта. Вместе с командующим он пережил драму июньского наступления, окончившегося полной неудачей из-за разложения армии.
    После назначения в июле 1917 г. генерала от инфантерии Л.Г. Корнилова Верховным главнокомандующим на его прежнюю должность командующего Юго-Западным фронтом переместили генерала Деникина. Вслед за ним на должность начальника штаба Юго-Западного фронта был переведен и Марков. В это же время Сергея Леонидовича произвели в генерал-лейтенанты.
    В августе 1917 г., не участвуя прямо в Корниловском выступлении, Марков поддержал Деникина, который в числе других командующих фронтов отправил резкую телеграмму в адрес Временного правительства, где целиком поддержал действия Л.Г. Корнилова. 29 августа (11 сентября) за попытку вооруженного восстания против Временного правительства генералы Деникин, Марков и генерал-квартирмейстер штаба генерал-майор М.И. Орлов были арестованы по приказанию комиссара Юго-Западного фронта и заключены в бердичевскую тюрьму. В конце сентября Деникин и Марков были переведены в Быхов, где вместе с Корниловым уже находилось около 20 арестованных генералов и офицеров. Пробыв в быховской тюрьме до середины ноября 1917 г., заключенные были освобождены распоряжением последнего Главнокомандующего русской армии генерал-лейтенанта Н.Н. Духонина: дальнейшее пребывание в Быхове грозило им расправой, которой подвергся в скором времени сам Духонин.
    19 ноября (2 декабря) генералы Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, А.С. Лукомский, И.П. Романовский и С.Л. Марков отправились на Дон, где в это время уже находился генерал Алексеев, под руководством которого велось формирование первых добровольческих частей. Так зарождалось Белое движение.
    24 декабря 1917 г. (6 января 1918 г.) Марков был назначен начальником штаба командующего добровольческими войсками, а с января 1918 г. принял должность начальника штаба 1-й Добровольческой дивизии. На Маркова легла обязанность немедленно завершить формирование частей и привести их в боевую готовность.
    12 (25) февраля 1918 г. при переформировании Добровольческой армии в станице Ольгинской Марков возглавил Сводно-офицерский полк, получивший после смерти Маркова его именное шефство. Во главе полка он принял участие в 1-м Кубанском походе. Участие в нем сделало имя Маркова легендарным для участников Белого движения. В апреле 1918 г. Марков был назначен командиром 1-й отдельной пехотной бригады Добровольческой армии. С июня 1918 г., перед началом 2-го Кубанского похода, — начальником 1-й пехотной дивизии. На этой должности он и погиб в бою у станции Шаблиевка 12 (25) июня 1918 г., когда предпоследний снаряд отходящего бронепоезда красных разорвался рядом с генералом, сидящим на коне, и смертельно ранил его.

    Проект памятника генералу Маркову Проект памятника генералу Маркову
    Проект памятника генералу Маркову

    Руслан ГАГКУЕВ

    TopList