© Данная статья была опубликована в № 22/2003 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 22/2003
  • Савонарола

    знаменитые итальянцы

    Егор СЕЛИВЕРСТОВ

    Савонарола

    12 мая 1497 года папа римский Александр IV Борджиа не выдержал. Он и до этого считал учение настоятеля флорентийского монастыря Сан-Марко ДЖИРОЛАМО САВОНАРОЛЫ (1452—1498) подозрительным. А тут еще давление католической общественности — папа аккуратно отлучил неугодного пастыря от служения Ватикану. Аккуратно отлучил и осторожно — слава флорентийского проповедника уже вышла за пределы Италии и распространилась по Европе. Его неистовые речи перевели даже на турецкий: заинтересовался тамошний султан.

    Анти-булла

    Неистовый настоятель обители Сан-Марко вступил на тропу войны: отправил в Рим послание «Против лживо испрошенной буллы об отлучении» и потребовал аппеляции на Вселенском соборе.
    Правда была за Савонаролой: его не признали еретиком даже самые дотошные теологи, а булла была вдохновлена его врагом и завистником Мариано Дженнацано, у которого Савонарола попросту отбил аудиторию, — до этого Дженнацано считался лучшим проповедником Флоренции. Сейчас мы бы назвали это церковным PR. Но тогда таких слов еще не знали.
    Глухая борьба между Савонаролой и Ватиканом длилась год. Папа требовал визита настоятеля в Рим либо уж прямиком в ватиканские подвалы, угрожая интердиктом всей Флоренции. Угроза была весомой — синьория уступила понтифику и запретила Савонароле проповедовать. 18 марта 1498 года он торжественно простился с паствой.
    А когда «Письмо к государям», где Джироламо призывал европейских властителей собрать Вселенский собор для низложения папы, было перехвачено — появился повод и для официального ареста неугодного проповедника.
    Флоренция взволновалась.

    Католик.
    Коммунист. Крысолов

    Спорят о нем по сей день.
    Традиционный портрет: остервенелый фанатик, договорившийся в проповедях о вреде наук вообще. «Единственное добро, совершенное Платоном и Аристотелем, в том, что они придумали аргументы, которые можно употребить против еретиков. — Так говорил Савонарола. — Однако и они, и другие философы находятся в аду. Любая старуха знает о вере более, нежели Платон».
    Сравнение старушки с Платоном — самое безобидное в наследии.
    Зато другие биографы явно сочувствующие. Только они и вспоминают, что увлеченными поклонниками проповедей неистового Джироламо были Микеланджело и Бартоломео. Что настоятель-еретик писал стихи, рекомендовал юным художникам и скульпторам развивать таланты и никогда не призывал уничтожать библиотеки и произведения искусства. Приводят свидетельства родных и близких Савонаролы, знавших сурового аскета нежным, любящим сыном, ласковым и сердечным братом.
    А исследователи XX века готовы увидеть в нем чуть не провозвестника военного коммунизма (с поправкой на католицизм). Что-то подобное он ввел во Флоренции 1494—1498 годов — во время своего неформального правления республикой.
    ...Дети. Целая толпа. Говорили: чуть не 10 тысяч. Они входили в дома богатых флорентийцев, откуда выносили орудия светских забав: карнавальные костюмы, маски, флейты, игральные кости, «неправильные» книжки — всё это патетически сжигалось на площади. «Идущие вместе»—1490... Среди прочего сожженного было несколько экземпляров «Декамерона». (Боккаччо как Сорокин XV века? Едва ли. Наш соплеменник не тянет.) Позже Савонароле приписали уничтожение чуть ли не всех светских книг и вообще явно преувеличили масштаб аутодафе, случившегося лишь два раза — в дни бесстыжего карнавала.
    Но память (предвидение?) гаммельнского крысолова аукается — преобразованием детей называл настоятель Сан-Марко свой педэксперимент.
    Однако. Прежде чем обвинять Савонаролу в антиренессансном растлении малолетних душ, стоит вспомнить, что детьми в Италии XV века называли всех молодых людей до 20 лет. А до тех пор они чаще всего становились компаньяцци — подгулявшими отроками, с ножами и бутылками разгуливавшими по ночным городам и всерьез угрожавшими запоздалым путникам. Тут уж не семейственная шекспировская Верона, где пыряли друг дружку эксклюзивно «свои».
    Так он еще и возрожденческий Макаренко?

    Однажды в Италии

    Дед — Михаил Савонарола, потомок старинной падуанской фамилии, был знаменитым врачом. Готовил внука с детства к медицинской карьере. Не сложилось: умер, когда Джироламо шел десятый год.
    Смолоду — меланхолия, «склонность к размышлениям». Склонность привела к возмущению языческой стихией Возрождения. (Это для нас оно Возрождение, а для них...)
    Конечно, невыносимо лицезреть в нежных летах картины попранных идеалов христианства. Особо если увлекаешься теологией от Аквината. Но решение уйти из родной Феррары в монастырь — вопреки воле предков — продиктовано еще и незадавшейся любовью. (Отсюда — частый фанатизм. Но это к слову.)
    Дочь флорентийского изгнанника Строцци — не пара. Да и сами Строцци считали за стыд породниться с какими-то Савонаролами. (Шекспировская Верона актуальна.)
    Итог — побег. Из родительского дома в Болонью к доминиканцам, на прощанье — письмо-объяснение: «...побудило меня вступить в монастырь страшное ничтожество света и испорченность людей: разврат, нарушения святости брака, обман, высокомерие, нечестие, проклятия и кощунства всех-всех родов дошли в свете уже до того, что более не находишь в нем честных людей...»

    Сиповатый максималист

    Возможно, настоятель совершил ошибку, поручив Джироламо обучать новичков. Через 7 лет Савонаролу перевели во флорентийский Сан-Марко, назначив почетным чтецом и наставником послушников. Не так уж далеко тени «Имени Розы»...
    Проповеди его еще не пользуются успехом: тихий сиповатый голос не привлекал слушателей. Инок удалился в маленький городок Сан-Джениамино, где два года овладевал ораторским искусством.
    Зато в 1486 году в Брешии появился изрядно натасканный на мелкую паству проповедник. Гневно бичевал грешников-брешников, призывал к покаянию, предсказывая Италии скорое и страшное наказание.
    Прошедший горнило провинциальной церкви, он уверовал, что призван Богом и что именно ему вручен дар пророчества.
    Действительно: предсказал смерть папы Иннокентия VIII и вступление французских войск на Аппенины.
    Взволнованный правитель Флоренции Лоренцо Медичи Великолепный в 1490-м призвал провидца-аборигена обратно во Флоренцию, где тот вновь занял кафедру учителя в том же Сан-Марко.
    Успех его проповедей теперь был необычайным.

    Слово, сошедшее с небес

    Прозвучало 1 августа 1490 года. В знаменитой речи Савонаролы было предсказано скорое обновление римской Церкви и кара, ждущая Италию за ее грешность. Проповедник ссылался на свои видения и вещие сны.
    В 1491-м он был избран настоятелем Сан-Марко. Новый хозяин обители традиционно шел на поклон к правителю, но Савонарола отказался прийти к Лоренцо Великолепному. Добрые отношения между гением меценатства и доминиканским пророком так и не сложились. На смертном одре Медичи призовет к себе Савонаролу, но тот потребует в качестве епитимьи вернуть неправедно нажитое добро, а главное — дать свободу Флоренции.
    Лоренцо отвернулся от исповедника, и Савонарола ушел, не отпустив грехи великолепного правителя и не причастив его.
    После смерти Медичи проповеди стали еще резче. Пьетро Медичи, взошедший на престол, запретил ему выступать во время поста. Неистовый Джироламо отправился в Болонью, где попутно оскорбил жену местного правителя, обозвав ее дьяволицей. Телохранителям державной дьяволицы было дано поручение убрать неугодного служителя культа, но — оробели. «Словно дети, были смущены невозмутимостью и мужеством монаха».

    Военно-христианский коммунизм
    образца 1494-го

    В 1494-м, по пророчеству Савонаролы, в Италию вступил Карл VIII. Пьетро Медичи, пошедший на союз с французами, был постыдно изгнан как изменник. Настоятель Сан-Марко стал в этот момент настоящим правителем Флоренции.
    Историческая наука оценивает это время неоднозначно. Под началом Савонаролы возродились республиканские учреждения: Великий совет и Совет восьмидесяти. По его же требованию в течение года из Флоренции выехали все ростовщики. Последнее и решительное — он провозгласил синьором и королем Флоренции Иисуса Христа.
    Новоявленному христианскому «коммунизму» сопротивлялись. Не без киллеров.
    Меж тем, с 1494-го обнаружились нравственные перемены в отдельно взятой Флоренции. Граждане исправно постились и посещали церковь. В часы балов и маскарадов (наследие тяжелого прошлого) народ стекался на виртуозные проповеди Савонаролы.
    Ласковый и нежный с близкими и прочими братьями по вере, настоятель публично приказывал вырезать языки богохульникам, игроков карать несоразмерными штрафами, а развратников жечь живьем.
    За бурной деятельностью флорентийца-феррарца внимательно и с неудовольствием следил очередной папа. Последовал ватиканский наказ: удалиться в Лукку. Прощальная проповедь Савонаролы так потрясла пасомых, что у папы вымолили отсрочку.

    Костер

    Савонарола держал Флоренцию в руках четыре года.
    Четыре года в некогда шумно-карнавальном городе царили почти монастырские законы. И — как знать — Савонарола победил бы, кабы не было перехвачено его письмо с призывом низложить порочного папу.
    После «вайй» последовало не менее закономерное «распни». Народ отрекся от ревнителя христианских ценностей.
    8 апреля 1498 года Сан-Марко был осажден разъяренным охлосом. Савонаролу взяли под стражу — в руки следствия. Комиссия сия была избрана из толпы «беснующихся».
    Пытки продолжались более месяца. У проповедника хотели добыть признание, что его пророчества — ложь и обман. Не сдался.
    22 мая был оглашен смертный приговор. Через день Савонаролу сначала повесили, а потом сожгли.
    Во время казни из толпы закричали:
    — Пророк! Пришло время — сотвори чудо!
    Внезапный вихрь отнес в сторону от трупов вспыхнувшее пламя.
    — Чудо! — взревела толпа, и многие бросились прочь.
    Ветер улегся, пламя вспыхнуло вновь. Когда перегорела веревка, связывавшая руки Савонаролы, они медленно зашевелились. Правая — слегка приподнялась, будто благословляя верных...
    В XVI веке он был реабилитирован папой Павлом IV. Спустя сто лет ему была составлена служба. В 1875-м на родине Савонаролы — в Ферраре — появился памятник.
    «Он погиб, потому что не смог или не сумел победить завистников», — сказал Маккиавелли, ставший канцлером спустя неделю после сожжения Савонаролы.

    TopList