© Данная статья была опубликована в № 03/2003 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 03/2003
  • Стихи из трофейного дневника

    публикации

    Леонид РАЗЛОГОВ

    Стихи из трофейного дневника

    От редакции.
    Публикуемый ниже текст хранится в домашнем архиве.
    Материал был любезно предложен нам правнуком автора, А.Л.Разлоговым.


    Леонид Разлогов в 1915 г. служил прапорщиком в одной из российских пехотных частей. Он, как и многие на той войне, вёл дневник, cохранившийся лишь частично. В дневнике этом есть весьма любопытные страницы: это переводы стихов погибшего немецкого офицера.
    Стремление сделать чужой литературный опыт частью своего —
    и понять другого человека, врага — стремление это уточняет психологический портрет русского офицера Первой мировой.
    Очевидно, что Леонид Разлогов не был человеком заурядно-типичным.
    И всё же...
    В недавнем бою — не слишком удачном и для нас, и для пруссаков — я своими руками убил их офицера. Впервые я увидел лицо человека, погубленного мной.
    У меня было несколько секунд, чтобы взглянуть в это лицо. Без свалившегося с головы дурацкого ошишаченного шлема он выглядел как завсегдатай светской гостиной. Я подумал, что году эдак в тринадцатом мы могли бы мило поболтать о литературе или о лошадях — где-нибудь в Ревеле (там я, кстати, и приучился читать из немецкого).
    Из-под разорванного мундира выглядывала тетрадка, оплетенная синим сафьяном, — почти такая же, как моя. Я наклонился и взял ее.
    Потом, уже после боя, я прочитал содержимое. Оказалось — стихи. Немецкие, конечно. Кажется, неплохие.
    Я подумал, что, может быть, моим долгом будет перевести их на язык страны, в полях которой принял смерть сочинитель, имя которого мне неизвестно. Окопные затишья между стычками доставили мне какие-то досуги, и я попытался осуществить эту странную мысль.

    Вот что получилось.
    Это брань, где не видно исхода.
    Это всходы нелепой вражды.
    Дважды, трижды проиграна кода —
    Но блестит лишь единожды штык,
    Что нам задал последнюю тему —
    Тему подвига? Тему усталости?
    Это, может быть, только оттенок
    Той невольной, простительной
    малости,
    Что дает нам надежду вернуться,
    Прежним стать, овладеть судьбой.
    В пуле весу — не станет двух унций.
    Это бой. И, возможно, с собой.

    Под стихотворением стояла пометка — декабрь 1914-го.
    А вот другие строки, не обозначенные датой, но, судя по всему, записанные позже.

    Начинали под громогласье,
    Провожали в поход нас трубы.
    Мы едва изучили в классе
    Пару строк из латыни — и грубым
    Нам казался казарменный быт.
    Нам казалось, что звон копыт
    Приведёт нас во вражью столицу,
    Что коням нашим — скоро напиться
    Из далёкой холодной Невы.
    Поморщинились наши лица —
    Таково-то ходить на вы.

    Мы рассчитывали из похода
    Возвратиться под шелест знамён,
    Свято верили — сложат оды
    В нашу честь. Но Господь умён.

    Он нам выдал возможность сечи,
    Улыбнулся — и был таков.
    Время лечит? Идём навстречу,
    Тень отбрасывая от шишаков.

    А следующее стихотворение я затрудняюсь применить к какому-либо дню или месяцу — страницы сафьяновой тетрадки сохранились не все, некоторые попорчены безнадёжно, иные прочитываются весьма трудно. Эта была надорвана, и мне кое-что пришлось домыслить.

    Легче было скопом
    Грязь топтать дорог.
    Легче рудокопом
    Быть — хоть выйдет прок.
    Веселей ловитвой
    Промышлять урок...
    Нас позвал на битву
    С детства знамый рог.
    Дратвой нас удерживал
    Родины порог.
    Слава нам побрезжила —
    Мы переступили,
    Мы взвели курок.
    Тратим, что копили,
    Прячась по окопам.
    Маринеру проще из-под перископа
    Усмотреть торпеде верную мишень.
    Люди мы — иль клоуны
    из папье-маше?

    Действительно, очень странно переводить стихи врага — который, если вчитаться, врагом-то и не был.
    Будет еще затишье — переведу остальное...
    [На этом запись обрывается.]

    TopList