© Данная статья была опубликована в № 47/2002 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 47/2002
  • Несколько стран Европы на фоне нового времен

    О новой учебной книге

    Сюжеты из истории Нового времени. Западная Европа и США. XV в. —1918 г. / Составитель В.С.Грибов. М.: Сфера, 2001. — Переплет. 384 с.
    Издательство «Творческий центр СФЕРА» предлагает читателям пособие для учителей истории «Сюжеты из истории нового времени», которое, на наш взгляд, поможет сформировать в сознании школьников способность, вкус, интерес к изучению прошлого.
    Пособие содержит рассказы из истории стран Западной Европы и США Нового времени, почерпнутые из разнообразных источников (в значительной части — из периодических изданий), а также выдержки из научных работ, отражающих взгляды ученых на события и явления.
    Автор попытался подчеркнуть преемственность современности и прошлого, а заодно и общность исторических судеб стран Запада и других регионов мира.
    Первая часть пособия включает четыре раздела:
    1) Великобритания;
    2) Соединенные Штаты Америки;
    3) Франция;
    4) другие страны Западной и Центральной Европы.
    Вторую часть составили пять разделов:
    1) рубеж столетий (обзор);
    2) Великобритания;
    3) Соединенные Штаты Америки;
    4) Франция;
    5) Германская империя.
    В книге даны методические рекомендации по использованию материала.
    Пособие можно использовать для закрепления новой темы на уроках истории. Эта книга будет также полезна учащимся школ с углубленным изучением иностранного языка, так как содержит интересные подробности из истории европейских государств и США.
    В этом номере газеты воспроизводятся фрагменты пособия.

    Екатерина Шахнес

    Эту и другие книги издательства «Сфера»
    Вы можете приобрести, обратившись по адресу:
    Москва, ул. Маломосковская, 21.
    Тел.: 283-57-08, 216-37-72, 107-59-15
    Книга—почтой: 129626, Москва, а\я 40


    из новой хрестоматии

    Владилен ГРИБОВ

    Несколько стран Европы на фоне нового времени

    Фрагменты хрестоматии

    Общая характеристика
    Европы в XVII – XVIII веках

    Середина XVII — XVIII в. — время, ознаменованное противоречивыми процессами развития капиталистической мануфактуры на Западе и закрепощения крестьянства в Восточной Европе, становлением парламентского конституционализма в Англии и утверждением бюрократизированных абсолютных монархий на континенте.
    Вестфальский мир 1648 г. положил конец длительному вооруженному противоборству католических и протестантских держав.
    В середине XVII в. началась конечная стадия кризиса европейского феодализма. Генезис капиталистического строя приобрел необратимый характер. Упомянутый кризис охватил все области жизни, начиная с экономики и кончая традиционным общественным сознанием.
    В общеевропейском масштабе абсолютизм вступил в нисходящую фазу. Идеология и практика абсолютизма оказались под существенным влиянием рационализма политической мысли, идей новой, экспериментальной науки и философии, характерных для XVII в.
    В это же время благодаря успехам рационалистического подхода к действительности вызревает — и в XVIII в. становится определяющей составной культурного климата Европы — идеология Просвещения, творящая новое культурное единство на светском, надконфессиональном уровне.

    По книге: История Европы: В 8 т. Т. 4:
    Европа Нового времени. XVII—XVIII века. М., 1994.

    Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находился по собственной вине.
    Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом! — таков, следовательно, девиз Просвещения...
    Если задать вопрос, живем ли мы теперь в просвещенный век, то ответ будет: нет, но мы живем в век Просвещения.

    Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1963—1966. Т. 6. С. 27, 33.

    Суждения современного французского историка
    Жака Ле Гоффа

    Кризис XIV—XV столетий, как это часто бывает в истории, представлял собой скорее мутацию и трансформацию, чем упадок.
    Средневековье длилось, по существу, до XVIII в., постепенно изживая себя перед лицом Французской революции, промышленного переворота XIX в. и великих перемен века двадцатого. Мы живем среди материальных и интеллектуальных остатков Средневековья.
    …Концепция тотальной истории (Марка Блока) включает в себя не только то, что другие традиции мысли именуют культурой или цивилизацией, — она подразумевает также и материальную культуру — технику, экономику, повседневную жизнь (ибо люди в процессе истории строят жилища, питаются, одеваются и вообще функционируют), равно как и интеллектуальную и художественную культуру, не устанавливая между ними ни отношений детерминизма, ни даже иерархии.
    В особенности она избегает понятий «базиса» и «надстройки», которые насилуют постижение исторических структур и их взаимодействие. Тотальная история должна опираться на социальную историю, которая и есть подлинное содержание истории.

    Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада:
    Пер. с фр. М., 1992. С. 5—6.

    Народонаселение

    Численность населения в мире к началу нашей эры определяется специалистами в 250—280 млн человек. Многие районы Земли в это время были еще совсем не заселены или заселены очень слабо. Предполагают, что более 2/3 населения планеты проживало в Азии.
    Большинство исследователей сходится в том, что к 1000 г. население Земли едва ли превышало 300 млн человек, а к 1500 г. возросло до 440—450 млн. Пределы обитаемой суши значительно расширились, и слабой заселенностью отличались лишь Северная Америка и Австралия, а также обширная зона влажных тропических лесов Африки и Южной Америки. Большая часть жителей планеты (около 3/5) по-прежнему была сосредоточена в Азии.
    С XVI в. темпы прироста населения заметно возросли

    Брук С.М. Население мира:
    Этнодемографический справочник. М., 1981. С. 13—14.

    Таблица 1
    Численность населения Земли (в миллионах людей)

      1500 г. 1750 г. 1800 г. 1850 г. 1900 г.
    Россия 15 30 50 75 130
    Зарубежная Европа 75 114 160 205 295
    Зарубежная Азия 260 475 620 790 950
    Северная Америка 1 1 6 26 81
    Латинская Америка 26 11 24 39 64
    Африка 60 95 90 110 130
    Австралия и Океания 2,5 2 2 2,5 6
    Мир в целом 440 728 952 1248 1656

    Народонаселение сегодня и завтра

    По данным Фонда ООН для деятельности в области народонаселения, в июле 1998 г. население Земли составляло 5,9 млрд человек. В последнее время эта цифра ежегодно увеличивается на 81 млн. Другими словами, каждую секунду в мире появляется на свет трое новорожденных.

    Новые Известия. 1998. 10 июля.

    Таблица 2
    Население СССР/РФ и США (в миллионах людей)

      1991 г. 1995 г.
    СССР 287
    Российская Федерация 148
    Соединенные Штаты Америки 253 260

    Известия. 1995. 27 апреля.

    К 2030 году...

    В докладе, подготовленном экспертами Всемирного банка, утверждается, что к 2030 г. численность человечества достигнет 8,5 млрд человек.
    70% населения Земли будет сосредоточено в самых бедных странах, где ежедневный доход не превышает двух долларов.
    Что касается таких стран, как Германия, Италия, Венгрия, Япония, Бельгия, то там численность населения, возможно, уменьшится.

    Известия. 1994. 5 августа.

    Войны и народонаселение

    За последние 5,5 тыс. лет зарегистрировано 14 531 больших и малых войн, в которых погибло 3,5 млрд землян. За это время мирных лет насчитывается 292.

    Литературная газета. 1990. № 48.

    В войнах 1601—1700 гг. было убито 1,1 млн человек; умерло от ран — 2,2 млн.

    1701—1800 гг.:
    — в революционных войнах (до 1800 г. включительно) погибло 1100 тыс. человек;
    — в турецких войнах — 900 тыс. человек;
    — в Войне за испанское наследство — 700 тыс. человек;
    — в Семилетней войне — 550 тыс. человек;
    — в Войне за австрийское наследство — 450 тыс. человек;
    — в Северной войне — 300 тыс. человек;
    — в остальных войнах — около 100 тыс. человек.
    Всего в войнах погибло 4300 тыс. человек.
    Кроме того, в национально-освободительных и гражданских войнах в Европе погибло 450 тыс. человек.
    В колониальных войнах потери Франции, Англии и Испании составили 500 тыс. человек.
    Россия на Кавказе и в Средней Азии в XVIII в. потеряла 150 тыс. человек.
    Таким образом, общее число погибших в XVIII в. составило свыше 5 млн человек.

    1800—1815 гг.:
    — общее число убитых и умерших в европейских войнах превысило 3,6 млн человек;
    — в кампаниях 1813—1814 гг. русская армия потеряла 80 тыс. человек;
    — общие потери России в войнах с наполеоновской Францией составили 450 тыс. человек, в том числе в 1812 г. — 190 тыс. человек;
    — общие потери европейских стран в войнах с наполеоновской Францией составили 3,1 млн человек, около 300 тыс. человек в год.

    1815—1897 гг.:
    — в Крымской войне погибло 309 тыс. человек;
    — в русско-турецкой войне 1828—1829 гг. погибло 205 тыс. человек;
    — в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. — 190 тыс. человек;
    — во франко-прусской войне — 188 тыс. человек;
    — в австро-прусской войне — 34 тыс. человек;
    — в итальянской — 27 тыс. человек;
    — в русско-персидской — 24 тыс. человек;
    — в австро-сардинской — 11 тыс. человек;
    — в прусско-датской — 5 тыс. человек;
    — в греко-турецкой — 5 тыс. человек;
    — в австро-прусско-датской — 4,5 тыс. человек;
    — в сербско-болгарской — 3 тыс. человек.
    Всего в войнах погибло 1005,5 тыс. человек.
    В гражданских и национально-освободительных войнах 1815—1897 гг. в Европе погибло около 500 тыс. человек, в том числе: в Париже в марте—мае 1871 г. — 20 тыс. человек; в войне за объединение Италии в 1860 г. — 3 тыс. человек.
    В колониальных войнах 1815—1897 гг. европейцы потеряли 455 тыс. человек, в том числе в Азии — 261 тыс., в Африке — 105 тыс., в Америке — 86 тыс., в Австралии и Новой Зеландии — 3 тыс. человек. Россия в этих войнах потеряла 141 тыс. чел., Франция — 112 тыс., Англия — 88 тыс., Испания — 78 тыс., Голландия — 30 тыс., Италия — 6 тыс. человек.

    Урланис Б.Ц. История военных потерь.
    Войны и народонаселение Европы.
    Людские потери вооруженных сил
    европейских стран в войнах XVII—XX вв.:
    Историко-статистическое исследование.
    СПб., 1994. С. 363—364.

    Эдвард Теллер и его теория «дешевой войны»

    Во времена Юлия Цезаря на убийство одного вражеского солдата надо было затратить в среднем 75 центов; в период наполеоновских войн — 3 тыс. долларов, во время Первой мировой войны — 21 тыс. долларов; во Второй мировой войне — 50 тыс. долларов.
    Как считает Э.Теллер, в термоядерной войне уничтожение одного солдата обойдется дешевле, чем при Юлии Цезаре.

    Гришанко И. Опасные концепции
    (о теории «дешевой войны») / Новое время. 1971. № 22.

    Пояснение .Эдвард Теллер (род. в 1908 г.) — американский физик. Участник создания атомной и термоядерной бомб.

    Либерализм и консерватизм

    Термин либерализм понимается по-разному. В XIX веке, в начале которого он появился, многие были склонны считать либерализм, как и консерватизм, выражением определенных присущих человеку природных качеств — стремления к изменениям или, напротив, желания сохранить привычный порядок.
    Известный английский историк Томас Маколей (1800—1859) сравнивал либералов (вигов) с парусом, без которого корабль не может двигаться, а консерваторов (тори) — с балластом, без которого судну трудно уцелеть в бурю. Ныне нередко с понятием консерватизм сравнивается политика, направленная на сохранение любого, всё равно какого — революционного, либерального, реакционного, — порядка, а под либерализмом — приверженность к мерам, ориентированным на изменение также любого порядка.

    Европейский либерализм
    в Новое время. М., 1995. С. 5.

    Понять значение слова — значит найти истину.
    Консерватизм — фр. conservatism от лат. conserve — охраняю, сохраняю.
    Консерватор — защитник старины, отживших общественных форм (Политический словарь. М., 1926. С. 168).
    Консерваторы — дословно: приверженцы старого порядка. Партия консерваторов (в Англии и других странах) — крайне реакционная (Карманный политический словарь. М., 1932. С. 91).
    Консерватизм — приверженность к старому строю, старым, отжившим порядкам, отстаивание и стремление восстановить их: косность, вражда ко всему новому, передовому в политической жизни, науке, литературе и т.д. (Словарь иностранных слов. М., 1954. С. 350—351).
    Консерватизм — приверженность ко всему устаревшему, отжившему, косному; враждебность и противодействие прогрессу, всему новому, передовому в общественной жизни, науке, технике, искусстве (Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М., 1973. Т. 13. Стб. 102).
    Консерватор — политик, стремящийся законсервировать, сохранить в неизменности существующие порядки; человек, больше всего ценящий устойчивость, спокойствие, стабильность, предсказуемость жизни (Словарь иностранных слов.
    М., 1990. С. 28—29).
    Консерватизм — в политике можно трактовать как:
    1) политическую философию, ориентированную на защиту традиционных устоев общественной жизни, незыблемых ценностей, отрицание революционных изменений, недоверие к народным движениям; в этом плане он оформился в XVIII в. и связан с именами Э.Берка,
    Ж. де Местра и других апологетов монархизма. Линия на противопоставление традиций, устоявшихся институтов и эволюционных изменений идеям преобразования, индивидуализму и рациональному историческому творчеству, намеченная Берком, развивалась в течение XIX в. и сохраняется в XX в.;
    2) умонастроение, присущее как достаточно широким общественным группам, оформленным политическим силам, так и отдельным индивидам. Оно характеризуется приверженностью к традициям, стабильности, упорядоченности, отвергает революционные настроения и с сомнением оценивает реформистские импульсы, характеризуясь зачастую углубленной религиозностью.
    Консерватизм политический — тенденция политической деятельности, состоящая в охране и укреплении сложившихся форм политической и правовой организации общества. Критика и преобразование последней допускаются лишь как расширение их уже существующей базы. Консерватизм политический отличается, как правило, критически-негативным отношением к общественным новациям. Его сторонники одобряют лишь нововведения, которые способны, по их мнению, содействовать сохранению существующего экономического, социального и политического строя, развитию тех его черт и особенностей, которые служат гарантией роста его стабильности (Политология: Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 139, 141).
    Консерватизм — совокупность разнородных идейно-политических и культурных течений, опирающихся на идею традиции и преемственности в социальной и культурной жизни. В процессе развития консерватизм приобретал различные формы, но в целом для него характерны приверженность к существующим и устоявшимся социальным системам и нормам, неприятие революций и радикальных реформ, отстаивание эволюционного органического развития. В условиях социальных перемен консерватизм проявляется в требованиях реставрации старых порядков, становления утраченных позиций, в идеализации прошлого. В период утверждения капитализма консерватизм на Западе противостоял либерализму и социализму (Большой энциклопедический словарь. М., 1997. С. 563).
    Понимайте значение слов — и мир будет избавлен от множества ошибок.

    Готфрид В. Лейбниц

    Либерализм — oт лат. liberalisсвободный.
    В конце XVIII — начале XIX в. термина либерал не существовало. Впервые это понятие было использовано в испанском кортесе в 1812 г. для характеристики сторонников конституции, а в германских землях оно вошло в употребление (часто неточное — например, к либералам причислял себя и молодой Бисмарк) в 1820—1830-е гг.

    Европейский либерализм
    в Новое время. М., 1995. С. 90.

    Либерализм — учение, противоположное консерватизму и стремящееся к реформам и прогрессу, но в рамках буржуазной законности, в пределах сохранения капиталистического строя и мирным путем (Политический словарь. М., 1926. С. 187).
    Либералы — буржуазные политические партии, зародившиеся во Франции и Англии в эпоху промышленного подъема и борьбы буржуазии против остатков помещичьего строя, за неограниченную свободу в торговле и промышленности. В последний период, со второй половины XIX в., по мере слияния интересов промышленников и землевладельцев и полного совпадения интересов всей буржуазии в борьбе с пролетариатом либералы теряют какое-бы то ни было отличие от остальных капиталистических партий, представляя собой одну из главных сил воинствующего империализма (Карманный политический словарь. М., 1932. С. 101).

    Либерализм.
    1) Буржуазно-политическое течение... (далее почти дословное повторение определения из Карманного политического словаря 1932 г., см. выше).
    2) либерализмом также называют терпимое, благодушное отношение к классовым врагам, примиренчество и беспринципность (Политический словарь. М., 1956. С. 302).

    Либерализм — буржуазное идеологическое и общественно-политическое течение, объединявшее сторонников буржуазно-парламентского строя и буржуазных свобод. Либерализм был широко распространен среди буржуазии в период домонополистического капитализма. Тогда либерализм представлял более или менее цельную систему взглядов, согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путем обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности, а капиталистический строй — естественный и вечный. Реальное содержание либерализма, специфическое для каждой стадии развития капитализма, проявилось в деятельности объединявшихся под знаменем либерализма социальных слоев («средние классы» — промышленно-торговая буржуазия и связанная с ними интеллигенция, обуржуазившееся дворянство, некоторая часть крупной, в том числе часть монополистической, буржуазии) и претерпело сложную эволюцию при крайней пестроте конкретно-исторических форм. В измененном виде (применительно к условиям империализма и общего кризиса капитализма) идеи либерализма и сейчас используются защитниками капитализма (Советская историческая энциклопедия. М., 1965. Т. 8. Стб. 615).
    ...С ростом пролетарского революционного движения либералы вступили на путь сговора с реакцией, утратили свои прогрессивные черты и скатились в лагерь врагов революции (Краткий политический словарь. М., 1971. С. 139—140).
    Либерализм — буржуазное политическое и идеологическое течение, отстаивающее свободу предпринимательства, буржуазно-парламентский строй и буржуазную демократию. Либерализм получил наибольшее развитие в капиталистических странах в XIX в.; в эпоху империализма переживает кризис (Словарь иностранных слов. М., 1983. С. 277).
    Либерализм — в широком значении — это интеллектуальная и нравственная установка на такую организацию общественной жизни, которая построена на признании политических и экономических прав индивида в пределах, ограниченных действием законов, понимаемых как обобщение естественных потребностей нормальных цивилизованных людей. В этом значении либерализм стал доминирующим типом политической культуры Запада. Он воплотился в структурных характеристиках и принципах функционирования важнейших политических институтов и получил специфические проявления в основных идейно-политических течениях современного Запада — от консерватизма до социал-демократии.
    В более узком значении либерализм — идеология и политика либеральных партий, в целом ориентированных на сохранение механизмов рыночного хозяйства и свободной конкуренции при минимально необходимой регулирующей роли государства, умеренный социальный реформизм, обеспечение международной безопасности и развитие интеграционных процессов (Политология: Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 154).
    Либерал — политик (да и просто человек), для которого высшей ценностью является свобода, который ставит свободу, соблюдение прав каждого отдельного человека выше интересов государственной машины (Жуковский С.Т. Слова, слова, слова...: Занимательный словарь для старшеклассников. М., 1995. С. 30).
    Либерализм — идейное и общественно-политическое течение, возникшее в европейских странах в XVII—XVIII вв. и провозгласившее принцип гражданских, политических и экономических свобод.
    В XIX — начале XX в. сформировались основные положения либерализма: гражданское общество, права и свободы личности, правовое государство, демократические политические институты, свобода частного предпринимательства и торговли. Современный либерализм (неолиберализм) исходит из того, что механизм свободного рынка создает наиболее благоприятные предпосылки для эффективной экономической деятельности, регулирования социальных и экономических процессов. Вместе с тем постоянное вмешательство государства необходимо для поддержания нормальных условий функционирования рынка, конкуренции. В конце XX в. происходит сближение идей либерализма, консерватизма и социал-демократии (Большой энциклопедический словарь. М., 1997. С. 641).

    Либерализм в Европе XIX века

    Формирование либерализма как теоретической доктрины идейно-политического движения и государственно-правовой практики исторически связано с эпохой перехода от феодализма к капитализму, с борьбой буржуазии за политическую власть, с возникновением и развитием начал буржуазной государственности.

    Европейский либерализм
    в Новое время М., 1995. С. 113.

    Либерализм как политическое учение класса буржуазии своими корнями уходит в период формирования буржуазной идеологии, утверждения буржуазии как класса.
    В 20-х гг. XIX в., в условиях завершения промышленного переворота, в Англии возникло движение, направленное на достижение экономических идеалов либерализма. Речь идет о движении фритредеров (от англ. free trade — свободная торговля), ставшем знаменем либерализма. Ведущий принцип фритредеров звучал так: «Laisser faire, laisser passer» — «не мешайте действовать».
    Аналогичные процессы с разной интенсивностью протекали и в других европейских странах. Зависимость размаха либерального движения от успехов промышленной революции обусловила относительное отставание темпов либерализации, особенно в ее экономической ипостаси, в Германии, Австро-Венгрии, Италии, Испании. Так, немецкая буржуазия вплоть до 40-х гг. была, по выражению Е.В.Тарле, «приниженной и подавленной». «В то время, как во Франции и Англии буржуазия была уже “ответчиком”, в Германии она была еще только “истцом”», — пишет Тарле. «Исключительно континентальные границы громадного большинства германских государств, необычайная политическая раздробленность и бессилие, господство земледелия, войны — всё это долго препятствовало стране юнкерства и крестьянства превратиться в страну буржуазии».

    Тарле Е.В. Очерки и характеристики
    из истории европейского общественного движения в XIX веке. СПб., 1903.
    С. 11—12.

    Кульминация развития либерализма приходится на 1830—1860-е гг. Он стал господствующей формой буржуазной идеологии, подчиняя в Англии своему идейному и политическому влиянию значительную часть мелкой буржуазии и объединенных в тред-юнионы рабочих.
    Оживлением либерализма отмечены эти же годы в общественном движении Франции и других европейских стран. Характерны в этом отношении события в Бельгии. Основанная еще в 1820-е гг. Бельгийская либеральная партия одержала победу на парламентских выборах 1847 г. и, с двумя перерывами (1855—1857 и 1870—1878 гг.), находилась у власти до 1884 г. В русле реализации общих для либерализма идей бельгийские либералы настойчиво добивались отделения католической Церкви от государства и развертывания светского образования.

    Образование либеральных партий

    В Англии — партия вигов в 1670—1682 гг. В середине XIX в. на ее основе сложилась Либеральная партия Великобритании.
    В Бельгии — Либеральная партия в 1820-е гг.
    В Испании — партия модерадос (умеренные) в 1820—1823 гг.
    В Португалии — конституционалисты (либертадоры) — в 1830-е гг. Сентябристы в 1836 г.
    В Голландии — Либеральная партия в 1839 г.
    В Италии — либеральное крыло Рисорджименто (в середине XIX в.).
    В Австро-Венгрии — Либерально-конституционная партия в середине XIX в.
    В Сербии — Либеральный клуб в середине XIX в.
    В Германии — Национально-либеральный союз в 1859 г.
    В Румынии — Национально-либеральная партия в 1866 г.

    Гапонов П.М. Новая и новейшая история:
    Справочное пособие. Воронеж, 1966.

    Наши современники о либерализме

    Исторически либерал — это сторонник эволюционного повышения уровня свободы и права посредством постепенного раскрепощения общества, его возможностей, в том числе и экономических.

    Штурман Д. Размышления о либерализме // Новый мир.
    1995. № 4. С. 162.

    Основная идея либерализма — это осуществление свободы личности. А основной метод действия либерализма — это не столько творческая деятельность, сколько устранение всего того, что грозит существованию индивидуальной свободы или мешает ее развитию.

    Леонтович В.В. История либерализма
    в России. 1762—1914. М., 1995. С. 5.

    Либерализм — это комплекс принципов и установок, которые могут лежать в основе программ социально-политических сил и политических партий. Либерализм ассоциируется с такими понятиями и категориями современности, как:
    — идея самоценности индивида и его ответственности за свои действия;
    — идея частной собственности как необходимого условия индивидуальной свободы;
    — принципы свободного рынка, свободной конкуренции и свободного предпринимательства, равенства возможностей;
    — система разделения властей, сдержек и противовесов;
    — идея правового государства с принципами равенства всех граждан перед законом, терпимости и защиты прав меньшинств;
    — гарантия основных прав и свобод личности (совести, слова, собраний, создания ассоциаций и партий);
    — всеобщее избирательное право.

     

    Гаджиев К.С. Либерализм — история и современность //
    Новая и новейшая история. 1995. № 6. С. 15.

    Радикальные идеи и движения XIX века

    Краткий хронологический свод:
    1808—1814 — война за независимость и революция в Испании.
    1820—1821 — революция в Италии.
    1820 — революция в Португалии.
    1820—1823 — революция в Испании.
    1821—1829 — национально-освободительное движение в Греции.
    1825 — выступление декабристов в России.
    1830, июль — революция в Париже.
    1830 — революция в Бельгии.
    1830—1831 — Польское восстание.
    1831, ноябрь — восстание ткачей в Лионе.
    1834, апрель — второе восстание в Лионе.
    1834—1843 — революция в Испании.
    1836 — революция в Лиссабоне.
    1836—1848 — чартистское движение в Англии.
    1844 — восстание ткачей в Силезии.
    1846 — восстание в Кракове.
    1847, июнь — основание Союза коммунистов.
    1848, январь — восстание в Палермо. Начало революции в Италии.
    1848, февраль — революция во Франции. Свержение Июльской монархии. Провозглашение Второй республики.
    1848, март — восстание в Вене. Начало революции в Австрийской империи.
    1848, март — революция в Берлине.
    1848, апрель—май — восстание в Познани.
    1848, июнь — восстание в Праге.
    1848, июнь — восстание в Париже.
    1848, октябрь — восстание в Вене.
    1848—1849 — восстания в Венгрии.
    1849, май—июнь — восстание республиканцев в Саксонии, Рейнской области, Бадене, Пфальце.
    1854—1856 — революция в Испании.
    1860—1862 — походы Гарибальди в Италии.
    1863—1864 — Польское восстание.
    1864, сентябрь — основание I Интернационала.
    1867 — восстание фениев в Ирландии.
    1868—1874 — революция в Испании.
    1870, сентябрь — революция в Париже. Падение Второй империи. Провозглашение республики.
    1871, март—май — Парижская коммуна.
    Следует напомнить о своеобразном глобальном фоне, на котором развертывались европейские события: восстание бабидов в Иране (1848—1852); Тайпинское восстание в Китае (1850—1864); восстание сипаев в Индии (1857—1859); Гражданская война в США (1861 — 1865); революция Мейдзи в Японии (1869). Ясно, что такой фон серьезно влиял на события в Европе, повышал их радикализм и социально-политическую напряженность.
    Перечисленные европейские события по характеру и преобладающему составу их участников можно разделить на три группы:
    1. Социальные революции и восстания, направленные на свержение монархии и/или демократизацию государственного строя.
    2. Выступления рабочих.
    3. Национально-освободительные революции и восстания.

    Евгений Викторович Тарле и Николай Иванович Кареев
    о революции 1848—1849 годов
    и ее следствиях

    Е.В.Тарле
    Е.В.Тарле

    Е.В.Тарле: «Центр тяжести исторической драмы 1848 г. лежал в том обстоятельстве, что союз оппозиционных элементов (имеется в виду союз буржуазии и пролетариата. — В.Г.) распался тотчас же после их победы, и что один из них, — именно, во Франции мелкая буржуазия, а в германских государствах весь буржуазный класс, — примкнул к только что побежденному врагу и вместе с ним уничтожил рабочих».
    Далее Тарле отмечает, что начавшееся после июньских событий «обратное движение» окончилось отречением буржуазии от всех своих политических прав и передачей диктатуры принцу Луи Бонапарту. Это движение, определившее историю Франции, зависело уже от страха перед побежденными.
    «Если рабочие окончательно удостоверились в своей слабости, а буржуазия в своей силе, то побежденные надолго перестали искать себе союзников в других классах, победительница же пришла к заключению о необходимости для собственного блага реставрировать сильный правительственный механизм».
    С последними словами перекликаются заключения другого историка.
    Н.И.Кареев пишет о послереволюционной перегруппировке общественных сил. Во Франции, говорит он, представители абсолютизма готовы были пойти на уступки либерализму, когда этим можно было купить содействие либералов против демократии, и сами либералы не прочь были поступаться своими принципами в пользу сильной власти, если последняя обеспечивала порядок.
    В Германии, продолжает Кареев, дворянство выступило как главная общественная сила этой эпохи со своими притязаниями вернуть что только можно было из «домартовских порядков». В союзе с правительством и духовенством оно везде восстанавливало старину.
    Еще решительнее, чем прусская, была австрийская реакция.
    Кареев отмечает также, что политическая и социальная реакция 1850-х гг. приняла повсеместно резко клерикальную окраску, кое-где создававшую впечатление, будто правители пытаются возвратиться к Средневековью. Правомерен в этой связи вывод о влиянии результатов революции на общественную жизнь: «Неудача движения 1848 г. нанесла сильный удар всему духовному и общественному развитию Западной Европы, достигшему наивысшей своей точки в сороковых годах».

    Тарле Е.В. Очерки и характеристикииз истории
    европейского общественного движения в XIX веке. СПб., 1903;
    Кареев Н.И.
    История Западной Европы в Новое время:
    В 7 т. СПб., 1898. Т. 5.

    Е.В.Тарле о создании Интернационала

    В упомянутой выше книге Е.В.Тарле версия создания Интернационала изложена так.
    Французские рабочие в начале 1860-х гг. задумали основать свое общество. Однако во Франции это запрещалось законом. Поэтому было решено организовать французское общество на английской земле. За помощью обратились «к иностранным знаменитостям эмиграции» — к Марксу и другим.
    Под влиянием Маркса идея французских рабочих превратилась в идею классовой международной организации, что и было осуществлено.

    Представительство национальных секций
    на Гаагском конгрессе Первого интернационала
    (2—7 сентября 1872 года)

    Франция (16 делегатов)
    Германия (10)
    Бельгия (7)
    Англия (5)
    Америка (5)
    Голландия (4)
    Испания (4)
    Швейцария (3+2)
    Дания (2)
    Австрия (1)
    Венгрия (1)
    Польша (1)
    Португалия(1)
    Австралия (1)
    Ирландия (1)

    Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.
    2-е изд. М., 1961. Т. 18. С. 159.

    Суждения Е.В.Тарле об анархизме

    Анархистская теория — фантазия, желающая стать действительностью.
    Анархистская практика, действительность, похожая на кровавый бред
    Ни одна из анархистских теорий, находившихся во внутренней, видной всем противоположности с социализмом, никогда не могла сделаться популярной. Анархистская практика (террор) развилась в те годы, когда революционность почти полностью исчезла из настроения рабочей партии. Само появление анархистской практики знаменовало собой последние судорожные усилия единичных лиц приблизить общественный кризис, всё более и более исчезавший из Западной Европы «за горизонтом исторического предвидения».
    Наследуя Прудону, которого Леру называл «несносным ребенком социализма», Бакунин, «делатель революций», по своей психологии был, как пишет Е.В.Тарле, «обломком минувшей эпохи, смотревшим на шестидесятые годы тем взглядом, который был у него в 48-м году. Этому человеку суждено было нарушать внутреннюю жизнь «интернационального общества». Тарле так завершает рассказ о судьбе Бакунина и Интернационала: «Влияние Маркса на Интернациональ (так Тарле называет I Интернационал. — В.Г.) превышало авторитет Бакунина, и последний, вместе со своими товарищами, был наконец исключен из числа членов международной организации. Это произошло, впрочем, уже тогда, когда Интернациональ являлась лишь трупом, ожидавшим близких похорон».

    Тарле Е.В. Очерки и характеристики из истории
    европейского общественного движения в XIX веке. СПб., 1903.

    Пояснения. Пьер Леру (1797—1871) — французский философ, один из основателей христианского социализма. Именно он ввел в употребление само слово социализм. Сам он как христианский социалист основным условием социального преобразования считал моральное изменение общества.

    Последователь Маркса глазами Эмиля Золя
    (отрывок из романа «Деньги»)

    Сигизмунд ... жил в ... высоких сферах, в мечтах о высшей справедливости ... он признавал только справедливость, требовал, чтобы права каждого были восстановлены и закреплены в незыблемых основах новой социальной системы.
    Таким образом, по примеру Карла Маркса, с которым он был в постоянной переписке, он тратил всё свое время на изучение этой системы, беспрестанно изменяя, совершенствуя на бумаге будущее общество, покрывая цифрами страницу за страницей, подводя научные основания под сложное здание своего счастья. Он отнимал капитал у одних, чтобы разделить его между всеми другими, он оперировал миллиардами, перемешал одним росчерком пера мировые богатства, и всё это в пустой комнате, не имея никакой другой страсти, кроме своей мечты...
    Он считал, что работа каждого человека, выполненная по мере его сил, должна обеспечить удовлетворение его потребностей...
    Это был настоящий мудрец, восторженно преданный науке, отрешившийся от материальной жизни, кроткий и чистый.

    Золя Э. Деньги. М., 1953. С. 39.

    Е.В.Тарле и Н.И.Кареев об Интернационале

    Оценивая в целом деятельность Международного товарищества рабочих, Тарле пишет: «Экономическая, а не политическая борьба, стачки, а не революции — вот что составляло содержание короткой жизни интернационального общества».

     

    Тарле Е.В. Очерки и характеристики из истории
    европейского общественного движения в XIX веке.
    СПб., 1903. С. 41.

    Н.И.Кареев
    Н.И.Кареев

    В работе Н.И.Кареева «История Западной Европы в Новое время» подчеркивается: благодаря агитации Интернационала социализм, а одновременно с ним и анархизм, стали распространяться в таких странах, где до того времени не было ничего слышно о подобного рода движениях.
    В перечне приведенных Кареевым стран, где возникли первые социалистические товарищества или партии:
    Голландия (тяготела к анархизму) — с 1868 г.;
    Австрия (социалисты были по преимуществу анархистами) — после 1867 г.;
    Венгрия — после 1868 г.;
    Италия (анархистские организации) — с 1866—1867 гг.;
    Испания (то же самое);
    Португалия — с 1869 г.;
    Дания — с 1876 г. — социал-демократическая партия;
    Норвегия — с 1875 г. — социал-демократическая партия;
    Швеция — социал-демократическая пропаганда развернулась с 1881 г., а социал-демократическая партия образована в 1889 г.
    Особо отмечается распространение социалистических идей в среде молодежи из Сербии, Болгарии и Румынии, учившейся в России или Швейцарии либо находившейся под влиянием русских эмигрантов в других странах.

     

    Наши современники о
    «Манифесте Коммунистической партии»

    С.Г.Гойденко, экономист.
    Прежде всего хочу спросить, как вы думаете, многие поняли идеи Маркса—Энгельса? Сам Энгельс как-то сказал, что идеи марксизма поняли только два человека: Меринг и Плеханов.
    Владимир Ильич, во всяком случае, абсолютно ничего не понял, а потому и действовал вопреки основным положениям марксистской теории. Ведь что самое главное у Маркса—Энгельса? Все изменения в обществе возможны только тогда, когда они подготовлены предшествующим ходом развития. А наша Октябрьская революция — это просто прыжок в никуда. И сегодня наши реформы не идут, потому что не являются следствием объективного развития. Они еще не стали «своими» для большинства.

    И.Л.Альтерман, инвалид Великой Отечественной войны.
    Сама идея коммунизма, изложенная в «Манифесте», прекрасна. Если бы Ленин прожил еще лет десять—пятнадцать и к власти не пришел Сталин, наша страна была бы социалистической и не было бы тех страшных потрясений, о которых мы все знаем.

    А.Я.Радзивил, Киев.
    Фраза «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма» не утратила своего зловещего смысла. Болезнь еще не прошла.

    Э.Р.Гельман, профессор.
    Не утратила актуальности идея, что капиталистический строй будет заменен коммунистическим, основной принцип которого: от каждого — по способностям, каждому — по потребностям. Но всё это возможно осуществить только при определенных условиях, для чего необходимо еще эдак лет триста, может быть, поменьше — двести.

    Ю.В.Медведев, инженер-судостроитель.
    Вся красная идеология шита белыми нитками. Есть мнение, что марксизм-ленинизм — это просто гениальная провокация. В тандеме Маркс—Энгельс главенствующая роль принадлежала Энгельсу, тайному служащему прусского МИД. Идея принадлежит канцлеру Бисмарку, и смысл ее в дестабилизации главных соперников Германии того времени — Англии и России. В результате было создано идеологическое оружие.

    Н.В.Кабурнеев, заместитель генерального директора туристической компании.
    Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» непреходящий. Объединение людей труда является залогом нормального развития любого общества, его стабильности.

    А.В.Пигарев, обществовед.
    Не утратил актуальности лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» А еще идея о том, что пролетариату принадлежит будущее.

    В.Г.Федоров, мыслитель.
    Идеи «Манифеста» потеряли ныне свою актуальность, ибо для современного общества форма собственности на средства производства, о которой так много говорили коммунисты, не имеет совершенно никакого значения. Духовно-материальные результаты сейчас достигаются другим путем, и они выше там, где обеспечивается возможность развития всех способностей человека, его неизменного стремления к творческой деятельности.

    Н.Д.Мдивани.
    С моей точки зрения, «Манифест» актуален сегодня, будет актуален завтра и через 100 лет, потому что «Манифест» призывает к насилию, а это идет еще от Каина. Так что «Манифест» вечен.

    Известия . 1998 г. 30 января.

    Об одном из упрощений марксизма

    По мнению историка, почетного библиотекаря Конгресса США Даниэла Дж. Бурстина, одной из многих ошибок или упрощений марксизма является преувеличение значимости экономических и политических институтов. Существует целый ряд других институтов, роль которых Маркс не учел, например религия.

    Курьер ЮНЕСКО. 1991. Март. С. 7.

    Религия и Церковь

    По сравнению со Средневековьем в Новое время, особенно в XIX в., положение Церкви, как и других религиозных организаций, существенно меняется. В большинстве западноевропейских стран Церковь утрачивает монополию в различных областях умственной деятельности, отделяется от государства и теряет прежние правовые функции.
    Немалое значение при этом имеет секуляризация (от позднелат. saecularis — мирской, светский) — обращение государством церковной собственности, преимущественно земли, в светскую. В XIX в. этот процесс в Европе шел весьма интенсивно. Постепенно в европейских странах формируется «религиозный плюрализм», при котором юридическое равноправие религиозных организаций сочетается с их взаимной конкуренцией. Характерным для XIX в. процессом была всё большая секуляризация образования, особенно школьного. Это выражалось в значительном росте числа светских учебных заведений, а также в снижении роли религиозного обучения в школьном образовании.
    Отметим значение религиозного, точнее, конфессионального (вероисповедного, относящегося к определенной Церкви — католической, православной, мусульманской и т.д.) фактора в движении за свободу совести (например, в Ирландии, борющейся за освобождение от власти протестантской Британии, или в борьбе православных славян против гнета мусульманской Турции, или в движении поляков-католиков за независимость от православной России и т.д.).
    Отметим, наконец, значительное развитие в XIX в. атеизма. Это связано в первую очередь с распространением естественнонаучного мировоззрения, с материализмом. Появляются и организации, целью которых была борьба с религиозным мировоззрением. Одной из первых был «Союз монистов», организованный последователем Ч.Дарвина Эрнстом Геккелем. Определенную роль в распространении атеизма сыграли социалистические идеи, популярные в пролетарской среде с 1860-х гг.

    Пояснение. Термин секуляризация имеет еще два значения:
    1) в Западной Европе — переход лица из духовного состояния в светское;
    2) освобождение культуры, индивидуального сознания, науки от церковной опеки, от церковного духовного влияния, от религиозного мировоззрения.

    Австрия

    Отдельные территории будущей Австрии к VIII в. вошли в различные государственные образования Европы.
    В конце VIII в. все нынешние австрийские земли оказались в составе Франкского государства, а после его раздела (843 г.) отошли к Восточному франкскому королевству (будущей Германии). Зародышем Австрийского государства стала образовавшаяся во второй половине X в. Восточная марка (впервые названная Австрией — Oesterreich, т.е. Восточной областью).
    Датой образования Австрийского государства принято считать 1156 г., когда маркграфы добились превращения Восточной марки в герцогство.
    Австрия становится одним из герцогств в составе Священной Римской империи. Идет территориальное расширение. Австрийские герцоги становятся наиболее могущественными, особенно с утверждением на престоле в конце XIII в. династии Габсбургов, представители которой неизменно с 1438 г. избирались императорами Священной Римской империи.
    В XVI—XVIII вв., в условиях войн с Турцией, определилась наиболее специфическая черта австрийского государственного развития — превращение страны в многонациональную монархию. Используя свое положение, Габсбурги подчинили своему господству Чехию и Западную Венгрию.
    В качестве императоров Священной Римской империи Габсбурги стремились к объединению Европы в единую империю, что в XVI в. на время удалось Карлу V (1519—1556). Однако поражение в Тридцатилетней войне привело к крушению гегемонии Габсбургов в Европе.
    После австро-турецкой войны 1683—1699 гг. к Австрии были присоединены Венгрия и Трансильвания. В 1713—1714 гг. по Утрехтскому и Раштадтскому мирным договорам к Австрии были присоединены Бельгия (Испанские Нидерланды), Ломбардия, Неаполь (позже передан Испании) и Сардиния (позже передана Савойе).
    В том же XVIII столетии к Австрии были присоединены Северная Сербия и часть Боснии (1718); отдана Пруссии Силезия (1748); присоединены Галиция (1772), Люблинская и Краковская области (1795); по Кампоформийскому миру (1797) Австрия потеряла Бельгию и Ломбардию, но получила Венецию, Истрию и Далмацию.
    В 1806 г. Франц II отказался от короны Священной Римской империи, что знаменовало прекращение существования этого государственного образования.
    После Венского конгресса Австрия как член Священного союза активно участвовала в подавлении революционных выступлений в Неаполитанском королевстве и Пьемонте (1821), в Северной Италии (1831), в Кракове (1846).
    Представление о сложности национальной картины в Австрии в середине XIX в. дают следующие данные.
    Население Австрии составляли:
    — немцы — 1722 тыс. человек;
    — венгры — 5419 тыс. человек;
    — итальянцы — 5042 тыс. человек;
    — румыны — 2640 тыс. человек;
    — чехи — 4053 тыс. человек;
    — словаки — 1722 тыс. человек;
    — поляки — 2183 тыс. человек;
    — украинцы — 2622 тыс. человек;
    — хорваты и сербы — 2619 тыс. человек;
    — словенцы — 1081 тыс. человек.
    Особую остроту имела славянская проблема. Пробуждение 15 млн «австрийских» славян к национальной жизни, а также усилившаяся пропаганда всеславянских идей порождала в правящих кругах страх перед панславизмом.
    После поражения в австро-итало-французской войне 1859 г. Австрия потеряла Ломбардию (область отошла к Пьемонту), Савойю и Ниццу (отошли к Франции). В 1866 г. к Пьемонту отошла и Венецианская область.
    Австрийское правительство пошло на соглашение с лидерами венгерских партий. Результатом стало превращение в 1867 г. Габсбургской империи в дуалистическую (двойственную) монархию — Австро-Венгрию.
    В октябре 1918 г. Австро-Венгрия распалась. 11 ноября 1918 г. император Карл I отрекся от престола, а 12 ноября Временное национальное собрание провозгласило Австрийскую республику.

    Бельгия

    Территория между Сеной и Нижним Рейном, некогда населенная кельтским племенем белгов, в 57 г. до н.э. была завоевана Римом.
    После падения Римской империи бельгийские территории входили в состав Франкского государства, с распадом которого (843 г.) на бывших землях белгов образовалось несколько государств. Наиболее крупными из них были графства Фландрия и Люксембург и герцогство Брабант.
    В XV в. упомянутые княжества вошли в состав обширного Бургундского государства. После краха последнего (1477) территория Бельгии (в составе Нидерландов) перешла к Габсбургам (окончательно в 1482 г.), сделавшись при Карле V составной частью его обширной империи, а после ее раздела (1555) — владением Испанской державы.
    В 1714 г. подчинение испанским наместникам сменилось властью Австрийской империи. В 1794 г. Бельгия была присоединена к Франции, а в 1814 г. по решению союзников она была соединена с Голландией, в результате чего образовалось Нидерландское королевство. В 1815 г. этот факт был закреплен трактатами Венского конгресса.
    Переросшее в революцию восстание против голландского господства завершилось провозглашением в октябре 1830 г. независимости; в декабре того же года это самопровозглашение было признано Лондонской конференцией великих держав.
    Первым королем новой конституционной монархии стал Леопольд I (1831—1865) — из правящей по сию пору династии Саксен-Кобург-Гота. До вступления на бельгийский престол, в начале XIX в., Леопольд жил в Петербурге и служил в русской армии в чине уланского полковника.
    Нынешний (шестой) король Бельгии Альберт II (с 1993 г.), праправнук Леопольда I, состоит в родстве с династией Романовых.

    Германия

    Вестфальский мир (1648) закрепил политическую раздробленность Германии. Продлившаяся еще на полтораста лет Священная Римская империя изменилась: Швейцария и Нидерланды (Республика Соединенных Провинций) вышли из империи и стали суверенными государствами.
    Несмотря на формальное верховенство императора и общее законодательство, входившие в Империю государства все больше становились субъектами международного права.
    В XVIII в. в Империи существовали более 300 светских и духовных княжеств и 51 имперский город. Особое место занимало Бранденбург-Прусское государство, которое во время правления Фридриха Вильгельма, «великого курфюрста» (1640—1688), превратилось в сильную европейскую державу.
    Сын Фридриха Вильгельма, курфюрст Фридрих, добился от императора возведения себя в королевское достоинство по герцогству Пруссия, которое не входило в состав Империи и по которому, следовательно, он не был вассалом императора. В 1701 г. он короновался в Кёнигсберге как Фридрих I, король Пруссии.
    Важным результатом развития Империи к концу XVIII в. был процесс складывания единой немецкой нации, хотя он и затруднялся раздробленностью на многие территориальные государства. Их жители считали себя в первую очередь баварцами, саксонцами, баденцами и т.д.; существовало множество диалектов, которые сильно отличались друг от друга, и это затрудняло выработку немецкого национального самосознания.
    Наполеоновские войны оказали огромное влияние на судьбы немецкого народа. Значительная часть Германии оказалась под французским господством. В 1803 г. начался процесс ликвидации духовных княжеств и многих мелких владений, земли которых были присоединены к более крупным государствам. В 1806 г. был создан Рейнский союз; его протектором стал сам Наполеон.
    Союз охватил к 1812 г. все немецкие государства, за исключением Австрии, Пруссии и тех земель, которые непосредственно были включены в состав Франции. Создание Рейнского союза привело в августе 1806 г. к ликвидации Священной Римской империи.
    В процессе мирного урегулирования в Европе в результате падения наполеоновской империи был создан Германский союз. В него входили 35 суверенных монархий и четыре вольных города (Гамбург, Бремен, Любек и Франкфурт-на-Майне).
    Германский союз был непрочным объединением. Заседавший во Франкфурте-на-Майне парламент состоял из полномочных представителей государств и работал под председательством австрийца. Решения бундестага не являлись обязательными для отдельных членов Союза.
    В 1834 г. был образован Таможенный союз 18 немецких государств во главе с Пруссией. В 1867 г., после победы в войне с Австрией, под главенством Пруссии к северу от Майна был образован Северогерманский союз из 22 государств. После победы в войне с Францией 18 января 1871 г. в Версале была провозглашена Германская империя.

    Советская историческая энциклопедия: В 16 т. М., 1961—1976;
    Новая история стран Европы и Америки. Первый период /
    Под ред. Е.Е.Юровской и И.М.Кривогуза. М., 1997;
    Гапонов П.М. Новая и новейшая история:
    Справочное пособие. Воронеж, 1966.

    Профессор Г.-У.Велер об истории Германии

    Профессор Билефельдского университета Г.-У.Велер (H.-U.Wehler) — заметная фигура в историографии ФРГ. Он один из лидеров социально-структурного направления, представители которого отказываются от «событийной истории» и пытаются системно изучать весь спектр общественных процессов, от демографических до идеологических. В обществе, как они считают, выделяются три главные структуры: экономика, политика, культура, «невыводимые друг из друга».
    В отсутствии революции на рубеже Нового времени профессор Велер видит особенность германской истории. Среди причин, тормозивших развитие страны, на первое место выдвигается разница в уровнях социально-экономического развития Германии и стран Западной Европы, вынужденное стремление первой догнать более развитые государства, напряжением всех сил преодолеть это отставание — пока оно, отставание, не стало «фатальным».
    Таким образом, внешне «давление более развитых государств» выступает у Велера как основной побудительный мотив к модернизации германского общества.
    Наиболее четко идея «приспособления к Западу» как движущей силы германской истории нового времени выступает в разделе, посвященном периоду 1789—1815 гг. Противопоставление революционной Франции и реформистской Германии — центральное в концепции. Новая политическая сила — «уже не старый, монархический, а новый, бюрократический абсолютизм реформ решился присоединиться после 1800 г. к развитию Запада».
    Отметив, что в социальном плане реформы начала XIX в. являются компромиссом буржуазии и дворянства, Велер всё же делает акцент на их буржуазном характере. Действительно, модернизация хозяйственной жизни и государственного управления отвечала прежде всего интересам буржуазии, однако вопрос о допуске последней к политической власти в германских государствах еще не стоял на повестке дня.
    Совпадение в середине XIX в. «успешной индустриальной революции и потерпевшей поражение политической революции» трактуется Велером как эпоха «двойной революции».
    Говоря о причинах поражения революции 1848—1849 гг., автор обращает внимание на следующие моменты: быстрый успех революционных сил, раскол между демократами и либералами, конституционные иллюзии последних, «германский полицентризм».
    Задачи, связанные с модернизацией общества, считает Велер, перевесили потенциал революции, и это привело к внутренним конфликтам при выборе конкретных путей их разрешения, открыло перспективу революции сверху.

    По рецензии А.Ю.Ватлина на книгу:
    Г.-У.Велер. История германского общества.
    Мюнхен. 1987 // Вопросы истории. 1989. № 12.

    Греция

    Традиционно историю современной Греции принято начинать с турецкого завоевания в XV в. (с 1453 г.). До этого Греция (с IV в.) входила в состав Византии.
    Греция находилась под турецким владычеством до 1821 г., когда на начальном этапе национально-освободительной войны (1821—1829) Национальное собрание провозгласило независимость страны.
    Важно отметить активную роль России, которая участием в сражениях на море (Наварин, 1827 г.) и на суше (русско-турецкая война 1828—1829 гг.) помогла греческому народу окончательно освободиться от власти Турции.
    В феврале 1830 г. Лондонская конференция великих держав признала полную независимость Греции. Однако в ее состав не вошли Фессалия, Крит, Самос и другие населенные греками территории. Ионические острова были возвращены Греции в 1864 г., Фессалия и часть Эпира были присоединены в 1881 г. Остальные территории — только в XX в.
    По настоянию той же Лондонской конференции Греция стала монархией. На престол был посажен баварский принц Оттон. В результате революции 1864 г. он был низложен. Королем стал датский принц, родственник английского монарха, Георгиос I (1863—1913). Принятая в конце 1864 г. конституция, которой присягнул Георгиос I, вводила однопалатный парламент и всеобщее избирательное право для мужчин, ограниченное цензом оседлости.
    За счет займов, главным образом английских, французских и германских, во второй половине XIX в. происходит некоторый рост промышленности. Вместе с тем страна попадает в полную финансовую и политическую зависимость от держав-кредиторов. К 1892 г. только на уплату процентов по внешним займам расходовалось до половины бюджета.
    В 1893 г., не имея средств для оплаты всё увеличивающегося долга, правительство объявило о государственном банкротстве. Государственные доходы и расходы были поставлены под контроль международной финансовой комиссии. Принятые меры, еще более усилившие зависимость Греции от иностранного капитала, позволили все-таки постепенно вывести страну из финансово-экономического кризиса.

    Дания

    Заселение нынешней территории Дании данами началось в V—VI вв.
    К VIII в. даны становятся преобладающим племенем.
    К X в. у датчан устанавливается королевская власть. Около 960 г. принимается христианство.
    Экономическая развитость Дании к XIV в. и экономическая зависимость от нее соседей обусловили политическое подчинение Норвегии в форме датско-норвежской унии. Объединение всех скандинавских государств (Дании, Швеции и Норвегии с Исландией) под властью датских королей оформилось в Кальмарскую унию (1397—1523).
    Потерпев поражение в попытках, в том числе военных, удержать Швецию в составе унии, Дания в XVI в. утрачивает свое преобладание на Балтике.
    В 1660-х гг. Дания становится абсолютной монархией. В начале 1770-х гг. в стране проводятся реформы в духе просвещенного абсолютизма.
    Начало XIX в. отмечено продолжительной (1807—1814) англо-датской войной. По мирным договорам с Великобританией и Швецией Дания теряет Норвегию, отошедшую к Швеции, и остров Гельголанд, переданный Англии.
    В июле 1849 г. датское Учредительное собрание принимает конституцию, превратившую абсолютную монархию в конституционную — с двухпалатным парламентом и всеобщим (для мужчин с 30 лет) избирательным правом.
    В результате датско-прусской войны (1864) Дания, лишившись ряда территорий, населенных преимущественно недатчанами (Шлезвиг, Гольштейн и др.), становится однородно национальным государством.

    Испания

    Со II в. до н.э. и до середины V в. н.э. Пиренейским полуостровом владел Рим. С середины VI в. Испания становится центром Вестготского королевства. В самом начале VII в. готские короли принимают католичество.
    Далее, с начала VIII в. на протяжении семи столетий, до конца XV в., Пиренейский полуостров становится арабским владением. Почти сразу же началась Реконкиста — отвоевание народами полуострова захваченных арабами территорий. Уже к середине XIII в. у мавров (так называли арабов) остался лишь Гранадский эмират. Он пал в 1492 г.
    Наиболее крупными государственными объединениями с XII в. становятся Леоно-Кастильское, Арагоно-Каталонское и Португальское королевства. В 1479 г. два первых объединились. Португалия в 1581 г. была завоевана Испанией. Великие географические открытия и последовавшие за ними территориальные приобретения, включая Нидерланды, превратили Испанию в крупнейшую мировую державу. Особенно это проявилось с 1519 г., когда испанский король Карл I под именем Карла V стал императором Священной Римской империи.
    Однако экономическая основа абсолютизма была весьма неустойчивой. С особой отчетливостью экономический упадок проявился со второй половины XVI в. при разделе империи Карла V. Многочисленные неудачные для Испании войны вели к потерям одной территории за другой. В 1640 г. от Испании отделилась Португалия.
    В XVIII в. Испания и ее владения стали объектом борьбы между Францией, Англией, Австрией и другими державами. Война за испанское наследство (1701—1714) закончилась разделом ее европейских владений.
    В 1760—1780-е гг. было проведено несколько прогрессивных мероприятий в духе просвещенного абсолютизма. Но в международной сфере Испания выступала уже как второстепенная держава.
    В конце 1780-х гг. наступил период клерикальной реакции. Значительно ослабил Испанию сначала союз, а потом противостояние с наполеоновской Францией.
    Французская агрессия 1808 г. вызвала мощное национальное движение.
    На протяжении XIX в. в Испании произошло пять революций. Среди национальных героев испанского народа особого упоминания заслуживает Рафаэль Риего-и-Нуньес (1784—1823). 1 января 1820 г. он поднял восстание против абсолютистского режима, положив этим начало второй революции. Во время подавления революции французскими интервентами Риего стал одним из храбрейших вождей сопротивления. Захваченный в плен, он был казнен.
    Имя Риего стало символом борьбы за свободу Испании. «Гимн Риего» в 1822 г. был объявлен национальным гимном. После пятой революции (1868—1873) впервые за всю историю Испания стала республикой. Однако существование этой формы правления было кратковременным. В декабре 1874 г. в стране была восстановлена монархия.
    Пять революций XIX в. не привели страну к прогрессу.

    Италия

    Италия вступила в Новое время с тяжким грузом средневекового наследия: как и прежде раздробленная (на девять государств), в тягостной зависимости от иностранных держав.
    Страшным бедствием для жителей Апеннинского полуострова обернулись бесконечные войны соперничавших за влияние в Европе и в самой Италии государств: за испанское наследство (1701—1714), за польское наследство (1733—1735), за австрийское наследство (1740—1748).
    В конце XVIII в. передовые силы общества вступили в открытую политическую борьбу за новую Италию, единую и независимую. Началась целая историческая эпоха, получившая название Рисорджименто — Возрождение (с конца XVIII в. до 1870 г.). Исходным моментом дня Рисорджименто явилась Французская революция 1789—1799 гг.
    Именно тогда итальянские «якобинцы» (так их называли противники, сами же они именовали себя патриотами) возглавили освободительное движение, вспыхнувшее в различных концах Аппеннинского полуострова под антифеодальными, антиавстрийскими и республиканскими лозунгами.
    Начало третьего десятилетия XIX в. было ознаменовано подъемом революционного движения по всей Европе — от Испании и Португалии до России. Вслед за революцией в Испании вспыхнуло восстание в Южной Италии. В течение недели революция с триумфом прошла по континентальной части Неаполитанского королевства. Повсюду провозглашалась конституция по образцу французской конституции 1791 г.
    Вслед за неаполитанскими событиями началось революционное движение на Севере Италии — в Пьемонте, являвшемся сердцевиной Сардинского королевства. По своему характеру революция была близка к перевороту. Народные массы почти не участвовали в движении.
    Как и в Неаполе, руководители пьемонтской революции не сумели организовать оборону страны от австрийской интервенции, им не удалось привлечь на свою сторону даже армию. Революцию подавили.
    Под влиянием французской революции 1830 г. в начале февраля 1831 г. вспыхнули восстания в герцогствах Модена и Парма и в Папском государстве. На первых порах восставшие одерживали победы. Однако очень скоро движение пошло на убыль.
    В конце февраля 1831 г. началась интервенция австрийских войск. Они легко преодолели сопротивление слабых сил восставших. 26 марта Временное правительство Объединенных Итальянских Провинций подписало акт о капитуляции.
    В середине 1830-х гг. в итальянском национально-освободительном движении господствовало умеренно-либеральное течение. Единственно верным для Италии путем умеренные либералы считали преобразования сверху, с помощью реформ. Однако последующие события — революция 1848—1849 гг. и борьба за объединение страны — выдвинули на первый план широкие революционные силы.

    Люксембург

    Люксембург — миниатюрное государство на западе Европы, одно из древнейших на континенте. Его история восходит к 963 г., когда арденнский граф Зигфрид, вассал германского короля и императора, получил во владение массивную скалу Бокк и построил там замок, получивший название по имени древнейшего укрепления — Люцилинбурхук, что в переводе означает маленькая крепость. Позднее это название трансформировалось в Лютцельбург, затем — в Люксембург. Замок положил начало городу, а впоследствии и государству Люксембург.
    В средние века Люксембург был заметным феодальным владением в Западной Европе. Его территория тогда примерно в четыре раза превосходила современную. В XIV в. Люксембург был провозглашен герцогством в составе германских земель. Однако в 1443 г. он был завоеван Филиппом Бургундским. С этого времени начался отсчет четырех столетий иноземного господства.
    В середине XVI в. Люксембург отошел к Испании. Испанское владычество, продолжавшееся с небольшими перерывами до 1714 г., было самым тяжелым периодом в истории Люксембурга.
    Ни Реформация, ни Крестьянская война в Германии, ни разгоревшаяся в середине XVII в. борьба Нидерландов против испанского владычества не нашли серьезного отзвука в Люксембурге.
    Когда по Вестфальскому миру 1648 г. северная часть испанских Нидерландов стала свободной, Люксембург вместе с их южной частью остался по-прежнему под гнетом испанской короны. После Войны за испанское наследство, в 1714 г., Люксембург перешел к Австрии, под властью которой находился вплоть до Французской революции XVIII в.
    В 1792 г. Люксембург заняли войска революционной Франции, а 1 октября 1795 г. решением Конвента он был присоединен к Франции.
    После падения империи Наполеона Люксембург по решению Венского конгресса был провозглашен самостоятельным Великим герцогством. Корону великого герцога получил король Нидерландов. Таким образом, Люксембург оказался в личной унии с Нидерландами. Своеобразие положения состояло в том, что Люксембург был связан также с Германским союзом.
    В результате революции 1830 г., охватившей вслед за Францией Бельгию и Люксембург, образовалось независимое Бельгийское государство, к которому в 1831 г. добровольно присоединилась почти вся территория Люксембурга, за исключением самой крепости с ближайшими окрестностями.
    После девятилетней борьбы между Бельгией и Нидерландами, в 1839 г. при участии великих держав был подписан трактат, по которому 2/3 территории бывшего Великого герцогства отошли к Бельгии, а три района были возвращены Нидерландам, составив в основном территорию современного государства Люксембург. Недовольство в Люксембурге утратой весьма значительной части территории побудило короля Нидерландов провозгласить в 1841 г. независимость этой маленькой страны при сохранении, однако, личной унии.
    Вопрос о полной независимости Великого герцогства был решен лишь после распада в 1866 г. Германского союза. На Лондонской конференции великих держав в 1867 г. был провозглашен и постоянный невооруженный нейтралитет Люксембурга. Это было зафиксировано в Конституции Люксембурга 1768 г., объявившей Великое герцогство «независимым, неделимым и неотчуждаемым, навечно нейтральным государством».
    Провозглашение Люксембурга нейтральным, свободным и независимым государством освободило его от бремени военных расходов, воинской повинности, что способствовало росту хозяйственной активности и благосостояния граждан.

    Нидерланды

    После римского владычества (I—V вв.) почти вся территория нынешних Нидерландов была заселена франками и саксами. С образованием Франкского государства (V в.) Нидерланды стали его периферийным владением.
    В X—XI вв. на территории Нидерландов образовался ряд мелких феодальных владений, формально связанных вассальными отношениями со Священной Римской империей.
    С XII в. в Нидерландах развиваются города. Двадцать из них вошли в Ганзейский торговый и политический союз.
    Вплоть до второй четверти XV в. государство оставалось раздробленным. Наиболее крупными его частями были Утрехт, Голландия, Гелдерн, Фрисландия и Зеландия.
    В 1433 г. ряд нидерландских территорий, ослабленных внутренними раздорами, были захвачены герцогами Бургундскими. С распадом Бургундского герцогства Нидерланды стали составной частью (окончательно в 1482 г.) владений Габсбургов. После раздела империи Карла V Нидерланды оказались (с 1556 г.) под властью Испании.
    Результатом революции 1556—1609 гг., победившей на севере страны (территория нынешних Нидерландов), стало образование независимой Республики Соединенных Провинций (Утрехтская уния 1579 г.) — первой в истории буржуазной республики.
    За немногие десятилетия Нидерланды (официальное название — Республика Соединенных Провинций Нидерландов, неофициальное — Голландия или Голландская Республика) обогнали в своем развитии многие другие европейские страны.
    В XVII—XVIII вв., тесня испанцев и португальцев, голландцы развернули колониальную экспансию в Юго-Восточной Азии, а также в Америке и Африке, заложив основы голландской колониальной империи.
    В XVIII в. Республика Соединенных Провинций утратила гегемонию в мировой торговле, потеряла былое могущество и постепенно превратилась во второстепенное государство. Англо-голландские войны во второй половине XVIII в. серьезно подорвали экономику республики и положили начало ослаблению ее позиций в международных делах. Однако, и значительно ослабленная, она оставалась независимой.
    Во второй половине XVIII в. возросло значение Нидерландов как кредитора Англии и других стран Европы. В 1780 г. голландские купцы держали в своих руках приблизительно 3/7 облигаций английского национального долга.
    С 1795 г. почти на два десятилетия Нидерланды (в это время они назывались Батавской республикой — по имени древнего племени батавов, некогда восставших против римского господства) оказались в политической зависимости от Франции.
    По решению Венского конгресса в 1815 г. было образовано Нидерландское королевство с включением в его состав Бельгии (последняя отделилась от Нидерландов в 1830 г.). Королевство Нидерландов до 1848 г. представляло собой конституционную монархию, в которой король стоял над парламентом. Либеральные реформы 1848—1870 гг. значительно ослабили королевскую власть, способствовали оживлению экономики.
    В целом же XIX век, вошедший в мировую историю как век индустриализации, мало затронул экономику Нидерландов. Громадные прибыли, выкачиваемые из колоний, позволяли голландской буржуазии жить безбедно и пользоваться плодами индустриализации, осуществленной в других странах. Колонии были тем спасательным кругом, с помощью которого Голландия долгие годы и даже века держалась на плаву в бурном океане мирового хозяйства.

    Норвегия

    Распад родового строя у германских племен, населявших с первого тысячелетия до н.э. территорию Норвегии (коренное население — саамы — сохранилось лишь на севере страны), шел здесь гораздо медленнее, чем у народов Центральной и Южной Европы. Переходный к классовому обществу период (конец VIII — начало XI в.) ознаменовался широкой внешней экспансией, походами норманнов (викингов).
    В эпоху викингов начинается политическое объединение Норвегии под властью военных вождей — конунгов. С конца X в. происходит христианизация страны, сыгравшая свою роль в формировании королевской власти.
    Усиление королевской власти и Церкви началось в XI в. К середине XIII в. политическое объединение Норвегии завершилось. Норвежским королям было подчинено финское население на севере, а в 1262—1264 гг. норвежским владением стала Исландия.
    Проникновение в страну феодалов из Швеции и Дании привело в 1397 г. к заключению унии трех скандинавских королевств.
    Итак, в конце XIV в. в Норвегии установилось датское господство, сохранявшееся до 1814 г. В том году Дания отказалась от прав на Норвегию в пользу Швеции.
    Венский конгресс утвердил новую политическую карту Скандинавии. Там возникли два новых государства: Финляндия (в составе Российской империи) и Норвегия (без Исландии, ставшей датским владением) в унии со Швецией. Для периода шведско-норвежской унии (до 1905 г.) характерна непрерывная борьба Норвегии за независимость.

    Португалия

    В ранней истории Португалии выделяются периоды римского господства (вторая половина II в. до н.э. — начало V в. н.э.); нахождения в составе варварских государств (первая половина V — начало VIII в.); арабского господства и Реконкисты (начало VIII — середина XIII в.).
    В условиях раздробленности, в XIII—XV вв., в Португалии наблюдается рост торгово-ремесленных центров — и экономический рост в целом. Конец этого же периода отмечен становлением абсолютизма. С его укреплением связана активизация внешней политики.
    В XV—XVI вв. Португалия захватила территории в Восточной Африке, Индии, Юго-Восточной Азии, Бразилию. Слабое развитие национальной промышленности и революция цен приводят со второй половины XVI в. к экономическому упадку. Положение усугублялось неудачами в войнах с Англией, Францией и Голландией и участием в крестовом походе против мусульман Марокко.
    В 1582 г. Португалия, покоренная испанской армией во главе с герцогом Альбой, признала своим королем Филиппа II Испанского. В период испанского господства (1581—1640) страна нищала. Только в 1640 г. в результате всеобщего восстания Португалия отделилась от Испании (Испания признала независимость Португалии в 1668 г.).
    В XVIII в. при абсолютной монархии наблюдается некоторый экономический рост. В этот же период проявляется стремление к нейтралитету во внешней политике. К положительным изменениям в экономике и культуре привели реформы в духе просвещенного абсолютизма, проводившиеся в 1750—1770-е гг.
    В 1807 г. в Португалию вторглись французские войска. С помощью английской армии португальцы очистили страну от французских оккупантов. Однако свободной Португалия не стала. В качестве регента страной стал править английский генерал, командующий англо-португальской армией.
    Революция 1820 г. привела к установлению в стране конституционной монархии (Конституция 1822 г.). Но вторжением французских войск, предпринятым в рамках Священного союза, революция была подавлена.
    В дальнейшем противостояние либералов и абсолютистов вылилось в 1829—1834 гг. в гражданскую войну. Последовавшая за ней в 1836 г. революция восстановила Конституцию 1822 г. Однако в 1842 г. в Португалии снова установилась военная диктатура. Она, в свою очередь, была свергнута народным восстанием (второй гражданской войной) в 1846—1847 гг.
    После смены ряда политических режимов в 1851 г. к власти пришло правительство умеренных либералов, взявшее курс на возрождение обнищавшей страны.
    В 1854 г. население Португалии составляло 3,5 млн человек, а к 1870 г. выросло до 4 млн. В 1856 г. завершилось строительство первой в стране железной дороги. Были отменены паспорта. В 1868 г. ликвидировано рабство в колониях.
    Несмотря на то, что накопившиеся долги сильно сдерживали экономический рост, многие из начинаний того времени обеспечили бурное развитие португальской экономики в последней четверти XIX в.

    Сан-Марино

    Сан-Марино — государство в Южной Европе на Апеннинском полуострове. Окружено территорией Италии. Площадь — 61 кв. км. Население — около 23 тыс. человек (1990). Столица — город Сан-Марино (около 4,5 тыс. жителей).
    Сан-Марино — самое старое государство Европы. Его основание относят к 301 г. По преданию, Сан-Марино основано далматинцем Марино, причисленным затем к лику святых (отсюда приставка «сан»). Во время набегов варварских племен возникшая здесь община укрепляла склоны горы Титано стенами и валами.
    Вся республика уместилась на одной этой горе, чуть-чуть захватывая ее подножие.
    С XII в. в Сан-Марино действует древнеримская система демократии. Подобно римским консулам, государством управляют два капитана-регента, избираемые на 6 месяцев (в отличие от консулов, избиравшихся на 12 месяцев).
    По рассказам, Наполеон, осмотревший Сан-Марино, так возлюбил эту страну и так расчувствовался, что предложил санмаринцам немного увеличить их территорию, всего на несколько квадратных километров, что вывело бы маленькую республику к Адриатическому морю (сегодня оно хорошо видно с вершины санмаринской горы, но это не их берег — итальянский).
    Несмотря на заманчивое предложение Наполеона, капитан-регент Д’Онофрио отказался и тем поднялся на ту высоту государственной мудрости, которая ничуть не уступает великим законодателям — устроителям знаменитых империй и республик. Он ответил Наполеону, что, взяв хоть кусочек чужой территории, Сан-Марино даст соседям право обращаться с нею таким же образом. «Но стоит им соответственно конфисковать кусочек нашей земли — и нас не будет!» В Сан-Марино очень чтут славного капитана Д’Онофрио...
    Вопрос, который часто задается: почему же в XIX в., упраздняя одну старинную феодальную вольницу за другой, правители Италии пожалели Сан-Марино? Отвечают, что демократическая гора многим обязана Джузеппе Гарибальди: некоторое время он скрывался в Сан-Марино и, подобно Наполеону (но всё же, наверное, несколько иначе), маленькую республику полюбил.
    К 1880 г. в Европе везде были монархии. Лишь в Швейцарии и Сан-Марино — республики.

    Швейцария

    Как и почти все соседние земли, территория Швейцарии оказалась в составе Римского государства с конца I в. до н.э. до V в. н.э. Большую часть Швейцарии в то время занимало кельтское племя гельветов — от их имени страна в древности называлась Гельвецией. Швейцария подверглась значительной романизации. При римлянах там широко распространилось христианство.
    В VI в. почти вся земля Швейцарии вошла в состав Франкского государства. При Карле Великом страна была разделена на 10 графств. А по Верденскому договору 843 г. западная и восточная части Швейцарии оказались в разных государствах.
    С первой трети XI в. почти Швейцария на несколько столетий стала составной частью Священной Римской империи, хотя в политическом отношении она была разделена на множество самостоятельных и полусамостоятельных графств, сеньорий и аристократических республик.
    В ходе борьбы с немецкими ландграфами три швейцарских земли (кантона) заключили в 1273 г. первый временный союзный договор. Возобновленный в 1291 г., он заложил основы Швейцарского союза как фактически самостоятельного государства в рамках Священной Римской империи.
    К 1315 г. относится появление названия Швейцария, произошедшее от имени кантона Швиц.
    В XIV—XV вв. происходит территориальное расширение и военно-политическое укрепление Швейцарского союза. В самом конце XV в. в результате победы в Швабской войне (1499 г.) установилась полная независимость Швейцарии от Империи.
    К 1513 г. оформилась Конфедерация 13 кантонов, просуществовавшая до 1789 г.
    XVI—XVII века, несмотря на сохранявшуюся раздробленность, — время интенсивного экономического развития швейцарских кантонов. Появляется множество мануфактур — текстильных, книгопечатных, бумажных; товарный характер приобретает молочное животноводство.
    Неучастие Швейцарии в Тридцатилетней войне благотворно отразилось на ее экономике, а самостоятельное государственное существование Швейцарского союза получило (по Вестфальскому миру) международное признание. С этого времени в Швейцарии зарождается идея государственного нейтралитета в европейских делах.
    Обострившаяся в XVI в. социальная борьба способствовала возникновению широкого реформаторского движения. В начале 1540-х гг. в Женеве был введен кальвинизм, Женева стала центром распространения Реформации в Европе. В XVI—XVII вв. в Швейцарию переселилось из других стран много беглецов, спасавшихся от религиозных преследований. Тогда же Швейцария сделалась местом убежища для политических эмигрантов.
    В конце XVIII в. Швейцария достигла значительного расцвета в области промышленности и торговли. Особенно интенсивно развивались хлопчатобумажная и шелковая промышленность, а также производство часов.
    Весной 1798 г. войска французской Директории вступили на территорию Швейцарии. Конфедерация 13 кантонов распалась. При поддержке Франции была провозглашена «единая и неделимая» Гельветическая республика.
    Швейцария вроде бы становилась централизованным унитарным государством. В 1803 г. Гельветическая республика, пережив за пять лет пять государственных переворотов, шесть правительств, шесть конституций, прекратила свое существование. Наполеоновским «Актом о посредничестве» Швейцария превращалась во французского вассала.
    В обстановке крушения Наполеоновской империи кантоны заключили новый союзный договор (1814), который вновь превращал Швейцарию в объединение 22 самостоятельных государств. Этот договор был утвержден Венским конгрессом. Специальной декларацией конгресс признал и «вечный» нейтралитет Швейцарии.
    В начале 1830-х гг. в стране развернулось движение за демократизацию политического строя и централизацию. Оно завершилось принятием в 1848 г. конституции, которая превращала Швейцарию в единое союзное государство. В 1874 г. в конституцию были внесены некоторые изменения, завершившие процесс централизации государственной власти. Это дало толчок экономическому развитию и обеспечило утверждение капитализма в Швейцарии.

    Швеция

    В I—V вв. в Швеции уже сказалось влияние римской культуры. Начался распад родовых общин. Племена и их союзы подчинялись власти военного вождя (конунга).
    После падения Римской империи древние шведы вели оживленную торговлю с франками, фризами, западными (поморскими) славянами и народами Восточной Прибалтики. С IX в. викинги (на Руси их называли варягами) регулярно посещали с целью торговли и грабежа приволховские и приднепровские земли, Византию, Волжскую Булгарию. Походы викингов прекратились в XI в.
    В начале XI в. король Улаф (Олаф) подчинил себе почти всю Швецию.
    До XIV в. Швеция по экономическому развитию отставала от Дании и Норвегии. Свою роль в этом играли распри и войны. Централизаторская политика королевской власти, поддерживаемая Церковью, встречала сопротивление знати.
    XIV—XV века отмечены новым взрывом распрей. Под угрозой немецкого засилья шведская знать предпочла унию с Данией и Норвегией (1397—1523), в которой, однако, очень скоро обнаружились тенденции к установлению господства Дании. В условиях роста национального самосознания и политической активности в середине XV в. уния с Данией фактически распалась. Ненадолго восстановленная в 1520 г., она вновь была ликвидирована мощным народным восстанием.
    В XVI—XVII вв. усилившаяся королевская власть ведет активную внешнюю политику, особенно за утверждение в Прибалтике, в том числе за счет завоевания русских земель. В результате войн XVII в. Швеция стала одной из могущественнейших стран Европы. В стране установилась абсолютная монархия.
    К концу XVII в. в Швеции окреп буржуазный уклад. В 1668 г. был основан старейший в Европе национальный банк.
    Поражение в Северной войне (1700—1721) привело к тому, что Швеция из господствовавшей на Балтике державы превратилась в государство среднего ранга с ограниченными внешнеполитическими задачами. Конец великодержавия стал в Швеции и концом абсолютизма.
    Завершение XVIII столетия отмечено попытками восстановить самодержавие, а также политикой просвещенного абсолютизма.
    Поражения в войнах с Францией и Россией (1805—1809) — по договору 1809 г. Швеция потеряла Финляндию — привели к революционному взрыву. В результате власть короля была ограничена, провозглашен ряд гражданских свобод, упразднено большинство из дворянских привилегий.
    Результатом участия с 1813 г. в антифранцузской коалиции стало получение от Дании Норвегии, которая в личной унии со Швецией состояла 90 лет (1814—1905).
    Первое десятилетие после Наполеоновских войн было для Швеции временем общего застоя и оскудения. С 1830-х гг. начался экономический подъем и — вместе с ним — промышленный переворот. На последнюю треть XIX в. приходится апогей шведской индустриализации.
    В 1840—1850-е гг. в стране стали проводиться либеральные реформы, были упразднены цехи, смягчено рабочее законодательство, расширена свобода печати; в 1865—1866 гг. проводится первая парламентская реформа, оставившая, правда, без политических прав 9/10 взрослого населения страны. Это определило нарастание движения за всеобщее избирательное право. Шагом к нему стала парламентская реформа 1911 г.

    Переход к конституционному строю

    Конституции многих европейских государств, принятые в XIX в., ограничивали монархию, демократизировали общественно-политическую жизнь и государственный строй (что ярче всего проявлялось в переходе к республиканскому строю).
    Назовем в связи с этим принятие новой Конституции Швеции (1809), положившей конец абсолютизму; принятие норвежской Конституции (1814 г.), передавшей народу законодательную власть и установившей всеобщее избирательное право. Эта конституция с некоторыми поправками действует и поныне.
    Введение в 1848 г. либеральной конституции в Голландии — права короля по ней ограничивались парламентом — обозначило конец эпохи абсолютизма; тогда же произошли сходные изменения и в Дании.
    Конституционный строй установился в Пруссии, Сардинии (ее Конституция в 1861 г. стала конституцией объединенной Италии), Тоскане, Неаполе и в Папской области.
    Либерально-конституционные реформы проводились в Бельгии и Швейцарии; начавшееся в 1830-е гг. конституционное развитие в Греции завершилось в 1864 г. принятием демократической конституции.
    В 1867 г. были приняты конституции Австро-Венгрии и Германского союза. Демократические коррективы вносятся в конституции Швеции и Дании.
    Испанские кортесы в 1855 г., потом в 1869 г. принимают либеральные конституции, а в 1873 г. Испания провозглашается республикой. В 1850—1860-е гг. в конституциях и в законах многих европейских государств закрепляются политические свободы.
    Во многих случаях это были отмены запретов (как в Бельгии, где закон 1866 г. отменял запрет рабочих организаций).
    Приведенный перечень, не будучи исчерпывающим (напомним еще о реформах 1860-х гг. в Российской империи), подтверждает тезис о развитии в XIX столетии процессов либерализации и демократизации в государственно-политической организации стран Европы, и не только Европы.
    Обоснованным представляется вывод: в 1860-е гг. происходит окончательный переход Западной Европы к конституционному строю, к этому времени завершается процесс постепенного падения абсолютизма и установления вместо него представительной власти.

    Объединение Италии:
    Виктор Эммануил II, К.Кавур, Д.Мадзини, Д.Гарибальди

    Кавур
    Кавур

    Об Италии после поражения революции 1848—1849 гг. французский историк А.Дебидур говорит так: «Италия, казалось, снова сделалась тем, чем хотел ее видеть Венский конгресс — только географическим понятием... Австрия восстановила свое преобладание на Апеннинском полуострове; итальянские монархи по-прежнему сделались ее рабами и вместе с тем тиранами своих подданных».
    В таких условиях единственным монархом, оставшимся верным национальному делу и не восстановившим деспотического режима, а потому оказавшимся в 1850-е гг. последней надеждой итальянцев, был монарх Сардинского королевства (Пьемонта) Виктор Эммануил II Савойский (1820—1878).
    «Этот молодой и мужественный король, хотя и не одаренный большим умом, скрывал под чисто солдатской грубоватостью ухваток и речи много здравого смысла и проницательности. Он прекрасно понимал, что прикрытый с тыла Альпами и поддерживаемый Францией, которая из ненависти к Австрии должна была рано или поздно прийти к нему на помощь, Пьемонт мог сделаться для итальянских патриотов центром сплочения сил и привлечь к себе все симпатии».
    Дебидур говорит и о том, что Виктор Эммануил «жил в добром согласии со своим народом» и «смело держал себя по отношению к Австрии».
    В дополнение к тому, что известно об отношении короля Сардинии, а потом и всей Италии, к Джузеппе Гарибальди, завоевавшему для него эту корону, приведем эпизод из 1870 г.
    Наполеон III, немало способствовавший завершению объединения Италии, терпит полное поражение в войне с Пруссией. Дальше слово историку: «Виктор Эммануил находился в театре, когда ему сообщили о катастрофе, постигшей французов. “Бедный император! — воскликнул король-джентльмен. — Бедный император! Но я-то, черт побери, дешево отделался!”»
    Понятно, что с этого момента о союзе с Францией не могло уже быть и речи. «С побежденными не заключают союзов», — сказал Наполеону III один из его министров...
    Виктор Эммануил вооружался, но лишь для того, чтобы захватить Рим, который «надеялся получить теперь совершенно даром».
    Дебидур завершает главу об объединении Италии такой фразой: «Так несчастье Наполеона III дало возможность окончить великий переворот, совершить который так помогло могущество Наполеона III и который без него Виктор Эммануил, Кавур и Гарибальди не могли бы ни благополучно закончить, ни даже, быть может, и предпринять».
    Возглавляемое К.Кавуром течение национально-освободительного движения в литературе, как правило, называется умеренно-либеральным. Впрочем, в предисловии к «Истории XIX в.» Е.В.Тарле о самом Кавуре пишет, что «он принадлежит к тем умеренным либералам, для которых более характерна умеренность, чем либерализм».
    Итак, Камилло Бенсо Кавур (1810—1861). Граф. Начал служебную карьеру офицером инженерных войск, но скоро вышел в отставку. Несколько лет он путешествовал с целью самообразования, занимался сельским хозяйством и изучал политическую экономию.
    С 1849 г., когда его избрали в палату депутатов, он стал играть всё более заметную политическую роль и в ноябре 1852 г. был избран первым министром (главой правительства). «С этого момента, — замечает Дебидур, — он является как бы живым воплощением судеб Италии».
    Далее следует такая характеристика Кавура: «Отличаясь внешним добродушием, веселым и простым нравом, уже давно доставившими ему значительную популярность, Кавур был несравненным дипломатом, умевшим с одинаковым искусством форсировать события или выжидать и подготовлять их, наступать или уступать — одинаково кстати. Присутствие духа никогда его не покидало; никто не умел с такой быстротой извлекать выгоду из встречавшихся на пути препятствий и заставлять их служить своим целям. Дерзкий и в то же время уклончивый и осторожный, в случае нужды не слишком совестливый, преданный душой и телом партии объединения, Кавур, естественно, не отличался особой щепетильностью. Но следует признать, что для начала он каждый раз прибегал только к честным и законным приемам…
    Сделать Пьемонт не только хорошо управляемой страной, но также богатым и хорошо вооруженным государством, способным внушать доверие своим покровителям, — такова была первоначально его главная забота. Поэтому он старался усиленно развивать сельское хозяйство, промышленность и торговлю и ... покрыл страну сетью железных дорог, после чего государственные доходы вскоре возросли вдвое. Вместе с тем он приводил пьемонтские крепости в оборонительное положение, наполнял арсеналы и значительно увеличил сардинскую армию, которая ... вскоре сделалась ... одной из наилучше организованных в Европе.
    Любивший свободу не менее власти, Кавур ... с твердостью отстаивал права гражданского общества против католической Церкви и не побоялся открыто задеть римскую курию...
    С другой стороны, Кавур благоразумно воздерживался от поддержки революционной партии, которая, подстрекаемая лондонскими эмигрантами (Мадзини и другими), продолжала по временам прибегать к насильственным средствам вроде восстаний или террористических актов. Он хотел убедить европейских монархов, и в особенности императора французов, что его политика направлена не к ниспровержению тронов, а, напротив, к их укреплению, ибо она дает ему возможность сдерживать революционное движение и руководить им».
    Отчетливо и красноречиво выразилась позиция Кавура и Виктора Эммануила в период формирования в апреле—мае 1860 г. экспедиционного корпуса Гарибальди. «Кавур и Виктор Эммануил, — пишет Дебидур, — которые при желании легко могли воспрепятствовать этому намерению, закрывали глаза на действия Гарибальди, оставляя за собой право при неудаче отречься от него, а в случае успеха — воспользоваться плодами победы под предлогом спасения Италии и Европы от анархии».
    Одним из вождей итальянского национально-освободительного движения, руководителем и идеологом его левого республиканско-демократического направления был Джузеппе Мадзини (1805—1872).
    В Генуе, в родном городе, он получил юридическое образование. В 1827 г. вступил в общество карбонариев. С этого времени вся его жизнь была посвящена борьбе за национальное освобождение и объединение Италии.
    В 1830 г. он был арестован, а затем отправился в изгнание. В Марселе в 1831 г. им была основана тайная патриотическая организация «Молодая Италия».
    В революционной борьбе Мадзини делал ставку на народ. Со временем он стал проповедовать идею, что участие в освободительном движении — религиозный долг каждого итальянца, священная миссия народа, доверенная ему Богом (отсюда лозунг: «Бог и народ»).
    Активная деятельность привела к созданию в Италии и вне ее тайных организаций. В 1830—1840-е гг. они не раз организовывали заговоры и поднимали восстания, кончавшиеся неудачей. Во время революции 1848—1849 гг. Мадзини неоднократно приезжал в Италию, принимал участие в вооруженной борьбе, в том числе рядовым солдатом в отряде Гарибальди.
    После поражения революции Мадзини эмигрировал, но продолжал неустанную пропагандистскую деятельность, направленную на объединение своей родины. Его престиж был очень высок. В 1860 г. он содействовал организации экспедиции Гарибальди, призывал двинуть революционные войска на Рим. После неудачи объединения страны революционно-демократическим путем Мадзини снова вынужден был эмигрировать.
    Мадзини называли «путеводной звездой» итальянской демократии эпохи Рисорджименто. У Герцена мы встречаем восторженные строки, посвященные Мадзини, который веровал в будущее Италии — и начал работать «темной ночью для рассвета».
    Как неутомимый борец с тиранией — борец за единство и независимость Италии, как страстный поборник демократических и республиканских принципов Мадзини занимает почетное место в истории Италии и европейского демократического движения.

    Гарибальди
    Гарибальди

    Джузеппе Гарибальди (1807—1882) родился в Ницце, в семье моряка. С ранних лет начал служить юнгой, потом матросом в сардинском флоте. Замешанный в патриотическом заговоре, в 1834 г. он уехал во Францию, находился некоторое время на службе у тунисского бея, затем, в 1836 г., переправился в Америку, сражался за республику Рио-Гранде, а в 1843 г. поступил на государственную службу Уругвая.
    Много лет эта республика противостояла диктаторскому режиму соседней Аргентины, стремившемуся присоединить к себе территорию Уругвая. В 1843 г. уругвайские патриоты обратились к Гарибальди с просьбой помочь им в борьбе против аргентинского диктатора. Гарибальди не замедлил выступить на защиту республики. За несколько дней был сформирован итальянский легион из 800 эмигрантов. Формой легионеров стали красные рубашки — будущий символ освободительного движения Италии.
    Гарибальди действовал со своими легионерами на суше и на море. Как только появлялась необходимость действовать на суше, экипаж корабля высаживался на берег, доставал лошадей у населения и превращался в грозный для врагов кавалерийский отряд. Народные массы почти всегда встречали гарибальдийцев как освободителей и снабжали их всем необходимым. В течение четырехлетней борьбы за независимость Уругвая легион Гарибальди не знал поражений.
    После блестящих побед, одержанных Гарибальди, правительство Уругвая обратилось к нему с благодарственным письмом и предложило каждому легионеру в дар земельный участок. Гарибальди ответил, что он и его товарищи брались за оружие не из корыстных целей, а ради чести разделить опасности с жителями государства, гостеприимно принявшего итальянских изгнанников. Получив от уругвайского правительства чин генерала, он отказался от генеральского жалованья и продолжал получать паек рядового солдата.
    В это время семья его жила в большой нужде. Квартира Гарибальди не отличалась от хижины любого легионера. Однажды после удачного сражения уругвайский адмирал решил сам поблагодарить Гарибальди от имени генерального штаба за его храбрость и преданность республике. Это было вечером, в квартире Гарибальди было темно. Входя в дом, адмирал ушиб голову. «Неужели нужно непременно сломать себе шею, чтобы увидеть Гарибальди?» — спросил он. Анита, жена Гарибальди, извинившись, пояснила, что у них нет денег на покупку свечей. Когда же после этого случая военный министр прислал Гарибальди 500 франков, тот, приняв деньги, на другой день раздал их вдовам убитых солдат.
    Весной 1848 г. Гарибальди с 63 волонтерами возвратился в Италию. Возглавляемый им легион участвовал в походе против Австрии. Ставший генералом римской республиканской армии в 1849 г., после поражения он вынужден был снова покинуть Италию.
    Гарибальди отправился в Соединенные Штаты Америки, оттуда (1852) — в Китай, затем — в Перу. В 1854 г. он вернулся на родину, в Геную, и некоторое время командовал торговым судном.
    Особо следует сказать о роли Гарибальди в завершении объединения Италии после 1866 г. Как известно, для полного территориального объединения страны недоставало только столицы — Рима. В начале сентября 1867 г. Гарибальди отправился в Женеву, где под его председательством должен был состояться общеевропейский конгресс сторонников революционных идей.
    Он говорил: «Наш долг — идти на Рим, и мы скоро пойдем туда!»
    Правительство Наполеона III, которому усиление революционной партии начинало внушать серьезное беспокойство, хотело положить конец этим зажигательным воззваниям. Поэтому, когда возвратившийся в Италию Гарибальди приблизился к границе папских владений, французское правительство потребовало, чтобы известный революционер был лишен возможности действовать далее.
    Старого воина отвезли на остров Капрера, где за ним был установлен строжайший надзор. Но Наполеон III торжествовал недолго. Всего несколько дней спустя гарибальдийские отряды вторглись на папскую территорию и в несколько недель достигли Рима. А затем сам Гарибальди, бежавший с Капреры, появился в Тоскане, затем во Флоренции, где издал воззвание к итальянцам, открыто выехал в специальном поезде к своим войскам, вступил в пределы папских владений и показался под стенами Рима.
    3 ноября папские войска наткнулись на гарибальдийцев, едва не потерпев поражение, но были спасены французами, которые одержали победу над вождем краснорубашечников. Гарибальди был арестован и снова отправлен на Капреру.
    После свержения Наполеона III, в сентябре 1870 г., Гарибальди предложил свои услуги революционному правительству Франции. Ему было доверено командование Вогезской армией. 8-тысячная армия Гарибальди 21 ноября разбила 20 тысячную прусскую армию генерала Верде.
    Гарибальди, который к этому времени стал инвалидом, всё время находился на передовых позициях, на рекогносцировках. В Вогезскую армию устремились добровольцы из разных стран, и через некоторое время она уже насчитывала 15 тысяч человек. Двумя бригадами этой армии командовали сыновья Гарибальди — Менотти и Риччиотти.
    В январе 1871 г. Гарибальди наголову разбил прусскую армию при Дижоне. Но тут пришли вести о перемирии и капитуляции Парижа. Гарибальди было предложено прекратить военные действия.
    К Гарибальди с сомнением относились Тьер и его окружение. Итальянский генерал покинул Францию.
    Жизнь Гарибальди завершилась 2 июня 1882 г. Итальянцы помнят о своем национальном герое. Памятники в его честь воздвигнуты во многих городах страны. Его именем названы 5472 улицы и площади.

    История XIX века: В 8 т. / Под ред. Э.Лависса и А.Рамбо: Пер. с фр.
    М., 1938. Т. 5; Герцен А.И. Былое и думы: Ч. 5—8 //
    Собрание сочинений: В 9 т.
    М., 1956. Т. 5, 6; Невлер В.Е. Джузеппе Гарибальди.
    М., 1957. С. 23; Известия. 1998. 24 марта.

    Объединение Германии
    Вильгельм I, Отто фон Бисмарк

    Фридрих Вильгельм
    Фридрих Вильгельм

    Вильгельм I Гогенцоллерн (1797—1888) стал королем Пруссии в 64 года (перед этим, в 1858—1861 гг., он был регентом при слабоумном короле Фридрихе Вильгельме IV).
    Вот что пишет о нем французский историк Э.Дени: «Он не был выдающейся личностью, и самые завзятые панегиристы могли называть его “победоносным”, но отнюдь не “великим”. Он не обладал ни пылкой фантазией, ни подкупающими манерами; зато он отличался склонностью к усидчивому труду, упорством в проведении своих намерений, твердой волей, умением разгадывать людей и пользоваться их талантами для осуществления своих целей. Ему недоставало инициативы, и он был решительно неспособен придумать тот поражающий своей простотой план, который ему рекомендовал Бисмарк, и те тонкие приемы, с помощью которых этот план приводился в исполнение. Но, однажды одобрив тот или иной способ действий — что подчас случалось не без борьбы, — он держался его с непоколебимой твердостью и самоотвержением и проводил его в жизнь с редким постоянством.
    Легенда, изображающая его всего-навсего Людовиком XIII, а Бисмарка новым Ришелье, грешит преувеличением, почти искажающим действительность. Без сомнения, в общем деле объединения Германии прусский министр играл главную роль; но еще требуется доказать, что его усилия могли бы увенчаться таким ошеломляющим успехом без личного участия монарха, который поддерживал и развивал его начинания».
    В словах историка мы видим отражение непрекращающихся споров о степени самостоятельности короля Пруссии, а потом императора Германии, «первым подданным» которого был Отто фон Бисмарк.
    «Вильгельм в высокой степени обладал чутьем действительности, — продолжает Дени, — уважением к старине и культом своей династии. Подобно всем людям своего поколения, он верил, что Германии суждено играть в мире преобладающую роль, если она останется под гегемонией Пруссии, представляющей собою как бы ее квинтэссенцию, и признает верховенство Гогенцоллернов, которым сам Бог предназначил эту высокую миссию».
    Ко времени, когда Вильгельм взял в свои руки бразды правления, став регентом при брате, «он был уже несколько утомлен и в периоде упадка». Тем не менее он не склонен был ослаблять королевскую власть и умалять королевский авторитет.
    «Он полагал, что король должен стоять выше партий... Он отнюдь не намерен был править от имени буржуазии, а тем более стать в зависимое от нее положение. На парламент он смотрел как на совещательное собрание и полагал, что во всех важных вопросах последнее слово должно принадлежать монарху. Между ним и либералами существовало принципиальное разногласие, и конфликт рано или поздно должен был разразиться».
    Во время своей коронации Вильгельм заявил: «Я — первый прусский король, вступающий на трон, окруженный новейшими учреждениями, но я не забываю, что корона дается Богом».
    Убежденный в том, что военная сила обеспечивает власть государей и что те монархи, которые недостаточно о ней заботятся, становятся жертвами революций, он постоянно вспоминал об участи Карла I Стюарта. Тем не менее он с робостью вступал на путь сопротивления парламенту, и его колебания могли повлечь за собой самые серьезные последствия, так как ему приходилось иметь дело с противниками, раздражительность и требовательность которых возрастали по мере того, как борьба затягивалась.
    Недостающую ему решительность — и не только в отношении парламента — с лихвой возмещал министр-президент Пруссии и министр иностранных дел (с 1862 г.), бундесканцлер Северогерманского союза (с 1867 г.) и рейхсканцлер Германской империи (в 1871—1890 гг.) Отто фон Бисмарк.
    Князь Oттo Эдуард Леопольд фон Шенхаузен Бисмарк (1815—1898) был выходцем из среды померанского юнкерства. После завершения образования и прохождения первых ступеней бюрократической лестницы в судебных и административных учреждениях он приблизился, наконец, к политической и желанной для него дипломатической деятельности. В 1847—1848 гг. он был депутатом соединенного ландтага Пруссии; в 1851—1859 гг. — представителем Пруссии в бундестаге во Франкфурте-на-Майне; в 1859—1862 гг. — посланником в России, в 1862 г. — во Франции.
    Каким же был этот человек? Вот характеристика, данная ему Э.Дени: «После бурно проведенной молодости он проживал в своих поместьях, когда в 1847 г. его избрали депутатом в так называемый соединенный ландтаг, созданный Фридрихом Вильгельмом IV. Саркастическая дерзость, с какой он выступал против всех новых идей, его пренебрежительное отношение к общественному мнению, подчеркнутое презрение к избитым общим фразам и знаменитостям текущего дня вызывали всеобщее смущение.
    Но даже противники признавали смелость и гибкость его таланта; он не имел ораторского дарования и запинался, но умел в надлежащий момент найти меткое словцо и образ, врезывающийся в память. Он отличался всеми типическими чертами юнкерской касты: простой и сердечной набожностью, ненавистью к демократии и к городам, невозмутимым хладнокровием и мужеством, ясными и определенными понятиями обо всем и непоколебимой верой в собственное суждение».
    Все современники пишут о Бисмарке как о сильном человеке. Это о Бисмарке Фридрих Вильгельм IV еще в 1848 г. сказал: «Заядлый реакционер, пахнет кровью, использовать позднее».

    Отто фон Бисмарк
    Отто фон Бисмарк

    Бисмарк отличался целеустремленностью с юности. В своих мемуарах он говорит о том, что уже в 17 лет в глубине души лелеял «национальные чувства и веру в то, что развитие в близком будущем приведет нас к германскому единству: с моим другом, американцем Коффином я заключил пари, что эта цель будет достигнута не позже чем через двадцать лет».
    Принципы политики Бисмарка достаточно ясно выражали его высказывания: «Германский вопрос не может быть разрешен в парламентах, а только дипломатией и на поле битвы, и всё, что мы до сих пор болтаем и решаем, стоит не намного больше лунных мечтаний сентиментального юноши»; «Великие вопросы времени решаются не речами и парламентскими резолюциями, — это была ошибка 1848—1849 гг., — а железом и кровью»; «Вопросы государственного права решаются при помощи штыков».
    Небезынтересно сравнение Бисмарка с Талейраном, проведенное профессором А.С.Ерусалимским во вступительной статье к мемуарам германского канцлера: «Бисмарка, крупнейшего европейского дипломата второй половины XIX в., часто сравнивают с крупнейшим французским дипломатом начала того же века — Талейраном. Обоим сопутствовал успех, оба хорошо умели скрывать свои мысли, умели использовать в своих интересах противоречия не только в лагере своих противников, но и в лагере своих союзников. Но это были люди совершенно разного типа.
    Талейран прежде всего был продажен, личный успех имел для него решающее значение. Бисмарк был лично безупречно честен, и все попытки со стороны иностранных держав подкупить его оказались тщетными. Он бывал подвержен (особенно в 1870—1880-х гг.) влиянию некоторых германских финансовых групп, но всегда решал вопросы, исходя из государственных интересов, — так, как он их понимал. Он всегда был во власти чувства солдатского долга, нарушение которого рассматривал как измену.
    Главным орудием Талейрана была тонкая дипломатическая интрига. Бисмарк от этого орудия не отказывался, но наиболее характерной его чертой была огромная сила воли, которой он порой парализовывал своих партнеров. С одними он был подчеркнуто учтив, с другими — прямолинеен и порою даже груб. Он мог приспособиться к каждому, в зависимости от того, какое впечатление он хотел оставить для достижения своей цели. Но он всегда находился в состоянии борьбы и готовности к решающему удару».
    Почти шесть десятилетий длилась активная политическая жизнь Бисмарка. Тридцать из них оставили более чем заметный след в истории Германии и Европы. В 1890 г. «железному канцлеру» предложено было подать в отставку, и он ушел.
    Оценивая путь, пройденный реальным политиком, основателем Германской империи, следует сказать, что он сумел подняться выше своего класса, сумел понять исторические задачи, стоявшие тогда перед Германией, и разрешить их по-своему. Однако пришли другие времена — и Бисмарку уже трудно было освоить условия классовых и международных отношений, складывавшихся на новом историческом этапе.
    Великий юнкер снова вернулся в родовое поместье. Незадолго до смерти он посетил крупнейший порт Германии, Гамбург, и, глядя на океанские корабли, отправлявшиеся в далекие страны, промолвил: «Да, это другой мир, новый мир...»

    История XIX века: В 8 т. /
    Под ред. Э.Лависса и А.Рамбо:
    Пер. с фр. М., 1938. Т. 5; Герцен А.И. Былое и думы: Ч. 5—8 //
    Собрание сочинений: В 9 т. М., 1956. Т. 5, 6; Бисмарк О.
    Мысли и воспоминания. Т. 1—3. М., 1940—1941.

    Экономическое развитие.
    Прирост валового национального продукта

    В период с 1820 по 1870 гг. прирост валового национального продукта на душу населения в шестнадцати наиболее развитых ныне странах (Австрия, Австралия, Бельгия, Великобритания, Дания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, США, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция, Япония) составлял в среднем 1,1% в год, в 1870—1913 гг. — 1,4%, в 1913— 1950 гг. — 1,2%, в 1950—1987 гг. — 3,1%.
    Ну и что?
    Первая промышленная революция (конец XVIII — первая половина XIX в.) положила начало самоподдерживающемуся научно-техническому прогрессу, новому типу экономического развития. Такой качественный сдвиг произошел в начале лишь в группе более подготовленных капиталистических стран.
    Впервые в истории неравномерность технического, экономического и культурного развития приобрела характер непреодолимого разрыва, превратилась в острую социально-политическую проблему.

    Шпатов Ю. Упущенный шанс //
    Наука и жизнь. 1991. № 10. С. 71.

    Железнодорожный транспорт

    Из великого многообразия отраслей промышленного производства и транспорта железные дороги выделены нами в силу особенного места, которое они занимают в экономическом развитии.
    С одной стороны, их появление вызывается возросшими потребностями в перевозках. Появление и рост железных дорог является, таким образом, знаком, показателем динамичного развития экономики.
    С другой стороны, pocт железнодорожной сети является мощным стимулом развития металлургической промышленности, машиностроения, энергетики, приборостроения, связи — и так далее.
    Первой в мире железной дорогой общего пользования с паровой тягой была линия Стоктон—Дарлингтон (21 км, Англия), построенная в 1825 г. Дж.Стефенсоном.
    В том же году началось строительство первой железной дороги в Австро-Венгрии между городами Будейовиц и Линц.
    Тогда же железнодорожное сообщение появилось в Швейцарии. Протяженность первой линии равнялась 25 км. К 1874 г. протяженность железнодорожной сети Швейцарии выросла до 1,5 тыс. км.
    В Соединенных Штатах Америки первая дорога была построена в 1830 г.
    Во Франции первая железнодорожная линия Сент-Этьен—Лион была открыта в 1832 г.
    В Германии первая железная дорога Нюрнберг—Фюрт начала эксплуатироваться в 1835 г.
    В Бельгии в 1835 г. началось строительство первой на Европейском континенте железной дороги с широкой колеей. В 1850-е гг. по протяженности железных дорог Бельгия занимала первое место в мире.
    В 1837 г. началось железнодорожное сообщение в России.
    В Италии постройка первой железной дороги Неаполь—Портичи началась в 1839 г.
    В Дании первая железная дорога была построена в 1847 г.
    В Испании железная дорога Барселона—Матаро была построена в 1848 г.
    В Норвегии первый поезд был пущен в 1854 г.
    В Португалии строительство первой железной дороги было завершено в 1856 г.
    В Швеции первые железные дороги были построены в 1850—1860-е гг.

    «Широкая» и «узкая» колея

    Для первых железных дорог Джордж Стефенсон выбрал колею 1435 мм, основываясь на ширине колеи угольной вагонетки, которая, в свою очередь, восходит к ширине колеи римских колесниц. Попытки конкурентов Стефенсона расширить колею поддержаны не были. Однако неминуемо встал вопрос о стандартизации.
    В августе 1846 г. британский парламент принял билль о ширине колеи. Специальная комиссия установила, что строительные расходы при более широкой колее выше, но показать, как это компенсируется в процессе эксплуатации дороги, ей не удалось. Так в Великобритании, а впоследствии почти по всей Европе и Америке утвердился стефенсоновский стандарт ширины.
    Первая российская дорога (1837 г., между Санкт-Петербургом и Царским селом длиной 26,7 км), построенная чешским инженером Францем Герстнером, имела ширину 1829 мм.
    В 1843 г. началось строительство дороги Санкт-Петербург—Москва. Для ее колеи была принята ширина 1524 мм, которая и утвердилась в качестве российского стандарта. Отличие российской ширины от европейской (на 89 мм) было принято исключительно в качестве протекционистской меры.
    Ныне из всей мировой протяженности железных дорог около 75% приходится на стефенсоновскую колею, 11% — на более широкую и 14% — на более узкую.

    Финансовые известия. 1999. 3 мая.

    Почему «вокзал»?

    История изменений значения слова «вокзал» такова. В начале XVII в. под Лондоном был парк с увеселительными заведениями, принадлежавший некоей Джейн Вокс. Отсюда и название находившегося там зрительного зала — Вокс-холл. Если это английское слово прочесть на французский лад, то получится «вокс-аль».
    В начале XIX в. название воксал стало в России обычным для эстрадных заведений. Вот почему юный Пушкин мог в 1813 г. вспоминать, как он развлекался «на гуляньях или в воксалах».
    Когда к весне 1838 г. была завершена Царскосельская дорога, то возле конечной станции, в Павловске, был сооружен воксал — концертный зал и ресторан, куда охотно ездили состоятельные петербургские жители. Потом название «вокзал» было перенесено на станционные здания для пассажиров.

    Сельское хозяйство

    В Западной и Центральной Европе VII—IX вв. крестьяне находились по наследству в личной или судебной и административной зависимости от сеньоров, но не были юридически прикреплены к земле или к личности господина и не знали других ограничений своих прав. Юридическое прикрепление крестьян к земле существовало в это время лишь в Юго-Западной Европе.
    В X—XV вв. некоторые элементы крепостного права (запрет ухода, личное подчинение сеньору, ограничение гражданских прав и т.п.) уже сложились в Западной Европе, но касались лишь некоторых категорий крестьян (вилланы Центральной Англии, ременсы Каталонии, французские и южноитальянские сервы, среднеитальянские, североитальянские колоны и др.).
    Большая часть сельского населения оставалась вне крепостного права. Своеобразие форм крепостного права в этот период выражалось не только в отсутствии некоторых наиболее стеснительных его норм (запреты приобретать недвижимость, отчуждение крестьян без земли), но и в ограничении его распространения, а также в постепенном освобождении в XIII—XV вв. абсолютного большинства крестьян от каких бы то ни было норм крепостного права. В XVI—XVIII вв. в Западной Европе всякие признаки крепостного права исчезают полностью.
    В Центральной и Восточной Европе, наоборот, крепостное право в эти столетия превращается в важнейший элемент социальных отношений в сельском хозяйстве. Развитие предпринимательского помещичьего хозяйства, рассчитанного на производство товарной сельскохозяйственной продукции, быстрый рост барщины, безраздельное политическое господство дворянства, заинтересованного в обеспечении безудержной эксплуатации крестьян, обусловили распространение так называемого второго издания крепостничества в Восточной Германии, Прибалтике, Польше, Чехии, Венгрии.
    Отмена крепостного права происходила там в ходе реформ конца XVIII—XIX вв. Однако отдельные крепостнические пережитки сохранялись в этих странах и после реформ.

    Новые сельскохозяйственные культуры
    (XVI—XVII века)

    Кукуруза (или маис) была завезена в Испанию в 1520-е гг. Ее начали возделывать во Франции, Италии и Венгрии. Затем она распространилась на Балканах, на Украине, в Малой Азии и Северной Африке.
    Картофель стал известен в Испании и Италии с конца XVI в. В Ирландии уже в XVII в. картофель стал основной культурой и главным продуктом питания.
    Во Франции и германских государствах крестьяне поначалу отнеслись к картофелю настороженно и даже враждебно (как и в России в XVIII в.). Возможность использования картофеля как дешевого питательного средства заинтересовала раньше всего правительство и ученых.
    Название картофель происходит от имени дорогого гриба, тоже растущего под землей, трюфеля. Скорее всего, в насмешку, итальянцы прозвали картофельные клубни tartuffolo. Всерьез позаимствовав это слово, немцы переделали его в kartoffel.
    При Петре I это слово перешло в русский язык, впоследствии в разговорной речи став картошкой.
    Семена табака появились в Испании в самом конце XV в. Некоторое время табак разводился в Западной Европе лишь как садовое растение. Француз Ж.Нико провел химический анализ табака и нашел в нем одурманивающее вещество, названное по его имени никотином. Табак, уже для курения, очень быстро распространился во всем Старом Свете, вплоть до Китая.
    Какао-бобы были завезены в Испанию в XVI в., в другие европейские страны — в XVII в. В отличие от ацтеков, которые напиток какао («чоколатль») готовили без сахара, но с перцем и другими пряностями, европейцы изготовляли шоколад с сахаром и ванилью. Культура какао-бобов стала распространяться в колониях европейских держав.
    Кофе, культивировавшийся в XV в. в Эфиопии, стал распространяться в XVI в. по средиземноморским странам мусульманского мира. Оттуда он поступал в Европу.
    Одним из главных центров торговли кофе была Мокка (Аравия). Как и какао, кофе в XVII и XVIII вв. стали выращивать в колониальных владениях европейских держав.
    В это же время, и тоже в колониях, резко возросло культивирование сахарного тростника. Главными поставщиками сахара в Западную Европу в XVII—XVIII вв. стали острова Вест-Индии (Куба и др.).
    А основными поставщиками хлопка в Европу вплоть до XVIII в. были Ближний Восток и Индия.
    С XVI—XVII вв. через португальцев и голландцев европейцы познакомились с чаем. Большая популярность чая вызвала рост его производства в Китае.

    Гюнтер Грасс о роли картофеля в развитии Европы

    Немецкий писатель Гюнтер Грасс (род. в 1927 г.) утверждает, что картофель сыграл в истории немецкого народа куда более важную роль, нежели все победы Фридриха Великого.
    Грасс видит в картофеле решающий фактор развития Европы, ибо, по его мнению, благодаря картофелю создались предпосылки для индустриализации и формирования пролетариата.
    Ход рассуждений таков: картофель — продукт не только питательный, но и дешевый, поскольку растет быстро и не требует большого ухода. Появление этой доступной каждому пищи избавило народы Европы от многовекового бремени голода. Люди стали более крепкими и здоровыми. Кроме того, всё большее число крестьян освобождалось от необходимости заниматься сельским хозяйством, пополняя резерв рабочей силы для развивающейся промышленности.

    Курьер ЮНЕСКО. 1987. Июнь. С. 11.

    Технология сельского хозяйства в XIX веке

    Техническое оснащение земледелия даже в наиболее развитых странах в XIX в. еще не вышло за рамки введения усовершенствованных рабочих машин (и то не во всех операциях) Эти рабочие машины: одно- и многолемешные плуги, культиваторы, сеялки, жатвенные машины, сноповязалки — были рассчитаны по-прежнему на конную тягу.
    Но самый факт широкого применения машин в земледелии ознаменовал новый этап в развитии сельского хозяйства. Во всех европейских странах: от Англии до России и Северной Америки — строились заводы сельскохозяйственного машиностроения.
    Были и попытки использовать силу пара для вспашки и дальнейшей обработки земли (посредством установки паровой машины с котлом на тягаче, движущем по полю плуг или иное земледельческое орудие). Но они оказались неудачными из-за большого веса таких тягачей. Более перспективным оказалось введение локомобилей, т.е. передвижных (но работающих в стационарном положении) паросиловых установок.
    В 1832 г. англичанин Д.Хиткоут получил патент на плуг, движимый по полю посредством троса, который наматывался на ворот стационарной паровой машиной. Локомобили использовались также для приведения в движение молотилок и иных сельскохозяйственных механизмов.
    Ряд видных агрохимиков (А.Таер и Ю.Либих в Германии, А.Бусенго во Франции и др.) пропагандировали плодосменную систему и применение усовершенствованного сельскохозяйственного инвентаря. Идеи о незаменимости элементов питания растений одного другим, о необходимости применения искусственных удобрений (прежде всего фосфатов) принимались практикой сельского хозяйства, повышали его продуктивность, что повлияло на развитие суперфосфатной и калиевой промышленности.
    К.Маркс (да и не только он) справедливо констатировал, что в сельское хозяйство приходит сознательное технологическое применение науки.
    Сельскохозяйственные машины и усовершенствованная агротехника могли быть эффективно использованы только на больших площадях возделывания земли. Для мелкого крестьянского хозяйства применение машин, химических удобрений оказывалось труднодоступным.
    Внедрение новой сельскохозяйственной техники ускоряло процесс расслоения крестьянства и увеличения количества наемных сельскохозяйственных рабочих.

    Грамотность населения

    Во второй половине XIX в. рост грамотности становится общей тенденцией. В Англии в 1861 г. грамотность мужчин достигла более 75% (в 1846 г. — около 67%); во Франции в конце 1860-х гг. — 76% (в середине 1830-х гг. — 50%); в Голландии — более 80%; в Германии к началу 1870-х гг. — более 90%.

    Новая история стран Европы и Америки /
    Под ред. А.В.Адо. С. 429.

    Школьное образование

    Состояние школьного дела в начале нового времени мало чем отличалось от эпохи Реформации и Контрреформации: в основном укреплялись и совершенствовались сложившиеся раньше латинские школы, называвшиеся по-разному — гимназии (в протестантских странах немецкого языка), коллегии (во Франции и у иезуитов), грамматические школы (в Англии). Все эти школы исходили из того, что овладение знаниями происходит через освоение литературного наследия античного, главным образом римского, мира. Вместе с тем в содержание повышенного образования постепенно вводятся сугубо светские предметы. Содержание образования в учебных заведениях для дворян определялось традиционным требованием подготовки «воспитанного человека»: первое место занимали языки — французский, частично итальянский и испанский, а позднее и английский, изучалась история в различных ее аспектах — общая история, история права, мораль и естественное право, логика. Тогда же было положено начало изучению математики, механики и их практическому применению в архитектуре, строительстве и военном деле. Большое внимание уделялось и обучению «рыцарским искусствам» — верховой езде, фехтованию, танцам, игре в мяч и т.п.
    В XVII—XVIII вв. вопросы народного образования стали занимать всё более заметное место в жизни общества и государства.
    В XVIII—XIX вв. экономические интересы, потребность в более подготовленных рабочих, а также рост либерально-демократических настроений заставляли государственную власть принимать энергичные меры для развития народного образования.
    На протяжении всего XIX в. шла борьба между Церковью и государством за руководство школьным делом, особенно когда речь велась о начальном образовании. Лишь к концу столетия, да и то не везде и далеко не в полной мере, преимущество оказывалось на стороне государства.
    Общим же итогом развития общеобразовательной школы явилось принятие практически во всех экономически развитых странах Европы законов об обязательном начальном образовании, известное повышение его уровня, расширение содержания. Увеличилась сеть средних учебных заведений. Наряду с классическими возникли так называемые реальные средние школы, ориентированные на практические потребности времени с особым вниманием к преподаванию новых языков, естественнонаучных предметов, географии, новой истории и т.п. Содержание обучения для простого народа ограничивалось чтением, письмом, элементами арифметики. А центральное место по-прежнему занимало обучение религии.
    Наиболее серьезные попытки введения изменений в школьное дело, послужившие образцом для других стран, в том числе и России, предпринимались в Германии. Это в значительной степени объяснялось стремлением к объединению немцев в единую нацию.
    Наибольшие сдвиги в XIX в. произошли в среднем образовании. В учебный план включались предметы реального цикла — математика, физика, география и др. Однако в гимназиях латинский язык по-прежнему занимал ведущее положение. В значительной степени такая роль латыни сохранялась потому, что она оставалась языком науки по меньшей мере до середины XIX столетия. И все-таки наиболее важные изменения в деятельности средних школ в большинстве стран Западной Европы были вызваны распространением идей реального, практически ориентированного образования.
    Идеи реального образования, получившие широкое распространение в германских государствах, с середины XIX в. начали активно восприниматься во многих европейских странах. Это привело к существенным изменениям в практике школьного дела: стали открываться реальные прогимназии, реальные отделения в гимназиях и других учреждениях подобного типа, начали появляться собственно реальные школы. В результате совершенствования содержания и методов обучения в реальных школах начало происходить сближение традиционного, классического и реального образования.

    История педагогики: Ч. 2 /
    Под ред. А.И.Пискунова. М., 1997.

    Культурные центры (даты основания)

    Австро-Венгрия
    1635 — Будапештский университет.
    1712 — Народный театр в Вене.
    1741 — Бургтеатр в Вене (с 1776 г. — Национальный театр).
    1802 — Венгерский национальный музей в Будапеште.
    1825 — Венгерская академия наук.
    1834 — Будапештская консерватория.
    1847 — Институт австрийского исторического исследования.
    1871 — Венгерская академия художеств.
    Бельгия
    1772 — Академия наук, литературы и искусств.
    1810 — Королевский музей изящных искусств в Антверпене.
    1830 — университеты в Ренте и Льеже.
    1830 — Королевский музей изящных искусств в Брюсселе.
    1834 — университет в Брюсселе.
    1837 — Королевская библиотека в Брюсселе.
    1887 — Королевское археологическое общество в Брюсселе
    Германия
    1652 — Немецкая академия естествоиспытателей «Леопольдина» в Швейнфурте (в 1879 г. переведена в Галле).
    1662 — первая в Германии Академия художеств в Нюрнберге.
    1678 — первый немецкий оперный театр в Гамбурге.
    1700 — Академия наук в Берлине.
    1741 — Немецкая государственная опера в Берлине.
    1759 — Баварская Академия наук в Мюнхене.
    1767 — Гамбургский национальный театр.
    1810 — Берлинский университет.
    1830 — Государственный музей в Берлине.
    1852 — Германский национальный музей в Нюрнберге.
    1876 — Национальная галерея в Берлине.
    Греция
    1828 — Национальная библиотека в Афинах.
    1837 — Афинский университет.
    1871 — Афинская консерватория.
    1885 — Национальный музей и Музей Акрополя в Афинах.
    Дания
    1742 — датская Королевская Академия наук и литературы.
    1772 — Национальный театр в Копенгагене.
    1825 — Королевское общество северных древностей.
    1839 — Датское историческое общество.
    1878 — Музей национальной истории в Фредериксборгском замке.
    Испания
    1732 — Национальная академия медицины.
    1830 — консерватория в Мадриде.
    1847 — Академия точных, физических и естественных наук в Мадриде.
    1849 — Академия естественных наук в Кордове.
    1850 — оперный театр «Реаль» в Мадриде.
    1867 — Национальный археологический музей в Мадриде.
    Италия
    1637 — первый оперный театр «Сан-Кассиано» в Венеции.
    1690 — литературная академия «Аркадия».
    1875 — Национальный музей истории первобытного общества и этнографии в Риме.
    Нидерланды
    1575 — Лейденский университет.
    1614 — университет в Гронингеме.
    1632 — Амстердамский университет.
    1636 — университет в Утрехте.
    1808 — Королевский институт наук, литературы и искусств в Амстердаме, преобразованный в 1851 г. в Академию наук.
    1820 — Лейденский естественнонаучный музей.
    Норвегия
    1811 — университет в Осло.
    1825 — Бергенский естественный музей.
    1827 — Общественный театр (с 1899 г. — Национальный театр в Осло).
    1850 — Буллен театр «Норвежская сцена» в Бергене.
    1857 — Норвежская академия наук в Осло.
    Португалия
    1779 — Португальская академия наук.
    1835 — Лиссабонская консерватория.
    Швейцария
    1460 — старейший в Швейцарии Базельский университет.
    1873 — Музей искусств и истории в Фрибурге.
    1879 — Художественный музей в Берне.
    Швеция
    1666 — университет в Лунде.
    1735 — Королевская академия художеств.
    1739 — Королевская академия наук.
    1777 — Музыкальная академия.
    1782 — Национальная опера.
    1792 — Национальный музей в Стокгольме.
    1796 — Королевская академия военных наук.
    1877 — университет в Стокгольме.
    1891 — университет в Гетеборге.

    Гапонов П.М. Новая и новейшая история:
    Справочное пособие. Воронеж, 1966.

    TopList