© Данная статья была опубликована в № 44/2002 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 44/2002
  • Войны, оружие, арми

    републикация

    Войны, оружие, армия

    В любом учебнике истории значительная часть текста посвящена бесконечным войнам за передел мира и полководцам, возглавлявшим армии во время кровопролитных сражений. «Чужое» становится «своим» благодаря вооруженному до зубов и хорошо обученному войску.
    Военный мундир (конечно, офицерский, а не солдатский) становится модой; он хорош и в императорских покоях, и на великосветских балах, и в церкви. Военные во всех государствах мира составляли и продолжают составлять особую касту людей – с отличными от остального населения законами, образом жизни, мировоззрением.
    Мирное время для армии – это лишь подготовка к будущей войне, совершенствование орудий защиты и убийства, усваивание навыков обращаться с ними. Военное время – это чудеса героизма и трусости, верности родине и предательства, взаимовыручки и подлости.
    Война выворачивает человека наизнанку, оголяет его душу и приоткрывает те ее потайные уголки, которые не следовало бы показывать никому, кроме Бога.
    Война содействует прогрессу, ибо большинство технических изобретений создаются и совершенствуются для нужд армии.
    Война — это образ жизни, жизни противоестественной, калечащей не только тело, но и душу людей. Но, увы, человек, хоть и почитается разумным существом, так и не научился жить в мире и согласии с соседями...

     

    С матерью-отцом
    Вовек не видатися,
    С ружьем да с сумой
    Вовек скончатися;
    С девками, с молодками
    Полно нам гулять,
    Перины-подушечки
    Пора нам забывать.

    Солдатская песня
    Римские солдаты

    Строгую военную дисциплину и солдатскую выправку неверно считать изобретением последних лет. В любом благоустроенном государстве непременно было и хорошо обученное, строго дисциплинированное войско. Необычный успех римских армий, в течение столетий отметившихся победами почти во всех известных тогда частях света, зависел столько же от строгой дисциплины, сколько и от опытности военачальников и храбрости солдат.
    Несмотря на все политические превратности римской истории, военная дисциплина всегда одинаково поддерживалась и в республиканских войсках, где солдатами были свободные граждане, по окончании войны расходившиеся по домам, и в войсках наемных, где со времен Августа вошло в обычай держать воинов под ружьем (точнее, под копьем) чуть ли не до глубокой старости.
    Римские солдаты, однако, использовались не для одной только войны, но и для общественных работ. Грандиозные пути сообщения, во всех направлениях пересекавшие государство, кое-где еще и поныне уцелевшие, были делом рук римских легионов, которые так же ловко владели заступом и киркой, как мечом и копьем.
    В самых отдаленных провинциях рядом с казармами воздвигали бани, театры, храмы, судилища. Солдаты сами обжигали необходимый для построек кирпич и всегда отмечали его особым клеймом. Последнее часто встречается на остатках древних построек и свидетельствует о мирных занятиях римских легионов в промежутках между войнами.
    Кроме того, римские гарнизоны заслужили благодарность не только своих современников, но и дальнейшего потомства работами в более широких размерах. Так, они расчищали устье Нила, осушали берега Платтенского озера, разводили виноградники во Франции, на Рейне, в Венгрии.
    Военачальник имел неограниченную власть над жизнью и смертью своих подчиненных. Это основное начало дисциплины оставалось неизменным во все времена, в отличие от Афин, где оно признавалось в теории, но на самом деле военачальник, за слишком большую строгость нелюбимый солдатами, по истечении срока своей службы подвергался народному суду и взысканию.
    Преступления против дисциплины всегда строго карались. Так, диктатор Постумий Тубертус и консул Тит Манлий судили и казнили собственных сыновей за то, что те самовольно вступили в бой, из которого, однако, вышли победителями. Папирий Курсор приговорил к смертной казни Квинта Фабия, который не послушался своего начальника и сразился с самнитянами, хотя и победил их. Фабия спасло только заступничество народа и сената.
    Наказание обыкновенно соизмерялось с рангом и с летами виноватого. Молодой солдат подвергался менее строгому взысканию, чем старый воин, в котором предполагалось более сильное сознание ответственности. Преступление, совершенное в нетрезвом виде, признавалось заслуживающим снисхождения. Смертная казнь в таких случаях нередко заменялась телесным наказанием.
    Военное звание считалось почетным, и потому солдат избегали подвергать наказаниям, которые слыли позорными и применялись к невольникам. Так, их не распинали, не вешали, не заставляли работать в рудниках, не обрекали на борьбу с дикими зверями. Не подвергали их также предварительным пыткам. Преимущества эти, однако, не распространялись на дезертиров и разжалованных солдат...
    К числу самых легких наказаний относились выговор, уменьшение обычной порции пищи или замена ее худшей (например, пшеничного хлеба ячменным). Затем следовали: марширование с двойной, против обычной, ношей на плечах, добавочная и часто бесцельная работа, вроде рытья канав и немедленного засыпания их. Далее шли арест, вычеты из жалования, выселение солдата, а иногда и целых отрядов, за черту лагеря. Однажды сенат даже приговорил всю армию провести зиму в палатках за чертой обычного места стоянки — в наказание за то, что эта армия дала победить себя эпирскому царю Пирру.
    К более строгим наказаниям относилось перемещение из старшего отряда в младший или в такой, где служба была труднее (например, из кавалерии в пехоту). Наиболее тяжким наказанием считалось удаление из армии.
    Во времена республики это делалось так. Военачальник вызывал из строя подлежащего исключению и объявлял ему: «Ты мне больше не нужен». Солдат слагал оружие, военные атрибуты и знаки отличия, даже снимал обувь. После того он на всю жизнь считался обесчещенным. Он не мог исправлять никакой общественной должности, не имел права жить в Риме, да и на родине не находил себе приюта. Позор, сопряженный с положением исключенного из армии солдата, был так велик, что его нелегко переносили даже христиане, которые подвергались ему из-за своей веры. Бывали случаи, когда они опять возвращались к язычеству, лишь бы остаться в армии.
    В большом ходу были также телесные наказания. Им подвергались не только солдаты, но и офицеры. Так, например, Аврелий Котта разжаловал в солдаты и приговорил к розгам своего родственника — трибуна Аврелия Пекуниолу, который самовольно вступил в сражение и проиграл его.
    Самая легкая форма телесного наказания заключалась в ударах лозой, находившейся в руках центуриона, что не влекло за собой бесчестия. Розги и палки считались уже более позорными.
    Смертной казнью римляне карали самые тяжкие преступления. Чаще всего прибегали к обезглавлению преступника топором (во времена республики) и мечом (при императорах). Казнь производилась за чертой лагеря. Вырывали яму, законом определенной длины и глубины. В нее ставили преступника. Раздавался звук трубы, и особо назначенные солдаты или гладиаторы из числа рабов военачальника приводили в исполнение приговор в присутствии трибунов и центурионов. Казненного хоронили тут же. Смертью карались трусость, преждевременное отступление перед врагом, измена, шпионство, грубое неповиновение начальству, возмущение к неповиновению других солдат.
    В случаях, когда виновным оказывался целый отряд, обыкновенно прибегали к казни по жребию. Всю армию располагали кругом, в центр которого вводили преступников. Трибун произносил обвинительную речь, затем один из десяти человек, на которого падал жребий, тут же немедленно предавался смерти. Первый пример такой казни по жребию относится к 471 г. до Р.Х., ко времени консула Анния Клавдия. С тех пор он неоднократно повторялся, но не часто.
    Иногда военачальник, желая смягчить наказание, обрекал на смерть, вместо десятой, двадцатую или даже сотую часть отряда, а иногда, наоборот, беспощадно казнил всех до одного. Эта участь постигла, между прочим, четырехтысячный легион, посланный против Пирра защищать Региум. Вместо исполнения приказа, легион сам овладел этим городом, избил в нем жителей и провозгласил свою независимость. Десять лет спустя, когда Пирр покинул Италию, остатки возмутившегося легиона были взяты в плен и отведены в Рим.
    Там ежедневно казнили из них по пятьдесят человек, пока не истребили всех. Позже был осужден на казнь по жребию фивский легион, который отказался участвовать в избиении христиан. Сначала предали казни его десятую часть, но он продолжал упорствовать в своем отказе. Тогда вторично казнили каждого десятого, но и это не помогло. Тогда император Максимиан приказал обезглавить всех до одного воинов фивского легиона.
    Строже всех наказывались перебежчики в неприятельский лагерь. Заключая мирные договоры с иноземцами, римляне всегда включали в них пункт, по которому требовали выдачи своих перебежчиков. К ним не знали пощады, и сколько бы их ни было, всех предавали мучительной смерти. Однажды в Самниуме триста семьдесят перебежчиков достались в руки Фабию Максиму. Он отправил их в Рим. Там их сначала жестоко били, затем сбросили с Тарпейской скалы. Марцелл взял в плен в Сицилии до двух тысяч перебежчиков. Их сначала секли розгами, потом всем отрубили головы. Та же участь постигла перебежчиков из римских союзных войск, которые были выданы обратно Сципиону карфагенянами после битвы при Заме. Строже всех казнили римских граждан — их распяли на крестах. Не менее жестоко поступил с перебежчиками Павел Эмилий после своей победы над македонским царем Персеем. Он велел всех их бросить под ноги слонам, которые и растоптали их.
    Хотя военные наказания у римлян регулировались законами и обычаем, личная власть военачальников была такова, что наиболее жестокие из них могли безнаказанно самым варварским способом обращаться с подчиненными. Нельзя, однако, не признать, что только крайне строгая дисциплина могла создать храброе, непобедимое римское войско. Благодаря ей римляне покорили многие земли и продолжали владычествовать над ними еще долго после того, как сами стали претерпевать разные превратности судьбы.

    «Нива», 1890

    Война в будущем

    Популярный в Англии романист Велье рисует очень правдоподобную войну, если не двадцатого, то двадцать первого века.
    Никаких планов и теорий войны не будет. Однако сражениями будет руководить полководец. Вернее, режиссер. Находясь на почтительном отдалении от поля битвы, он при помощи самых усовершенствованных телефонов и телеграфов сумеет проникнуть во все детали боя и отдать вовремя необходимые приказания.
    Само же поле сражения должно быть колоссальным по размерам. Не надо забывать того, что как артиллерия, так и пехота, не говоря уже о коннице, будут носиться взад и вперед на автомобилях и велосипедах, что орудия станут заряжать и передвигать посредством электричества. В тоже время бомбы посыпятся и с небесной выси, где будут парить воздушные шары.
    Стоит ли упоминать о том, что пальба давно забыта, как недостойный пережиток варварства, все бездымно и бесшумно. Орудия по праву получат названия дальнобойных. О раненых и пленных нет и речи, врага «пульверизируют», то есть превращают в пыль. Осадных укреплений, конечно, никто не возводит, потому что взрывчатые вещества, усовершенствованные до последней степени, сравняют крепости с землей.
    Страшно за человека.

    «Огонек», 1901

    Перед угрозой новой войны

    Во всех странах в настоящее время ведется исследовательская работа по изысканию новых сильнодействующих газов. Крупнейшие ученые-химики внимательно изучают качества этих газов, стремясь найти более мощное по своему смертельному действию вещество. Кроме применения боевых газов, производятся исследования и опыты над «ракетой смерти» Уэльша, которая при взрыве дает дождь расплавленного металла и на расстоянии более шести верст уничтожает всё живое.
    Кроме того, Гриндель Мэтьюз производит опыты над своими «лучами», дающими взрывы на расстоянии и могущие прекратить действие авиамоторов.
    Таким образом, послеверсальский мир стоит опять перед новой и еще более жестокой войной. Будущее в тумане, ибо все детали новых изобретений для новой кровавой бойни буржуазия умело держит в строжайшей тайне (идея внезапности), но свою государственную оборону она стремится построить с таким расчетом, чтобы последняя с первого момента войны (который теперь едва ли будет объявляться) автоматически вызвала мобилизацию и развертывание не только армии и флота, но и всех ресурсов страны в целом. Несомненно одно: центр тяжести в будущей войне будет перенесен на воздушный флот, боевые газы и дальнобойную артиллерию.

    «Красная панорама», 1924

    Опасное войско

    В Ницце ходит по рукам документ со следующим заглавием: «Великий союз и торжественная клятва 5000 женщин — сражаться за освобождение Рима, Венеции и Венгрии».
    Это новое войско зуавок, или амазонок, будет носить костюм французских гусар и состоять из кавалерии и инфантерии. Генеральша-главнокомандующая и капитанши уже назначены. Во Флоренции набрано этих солдат 530, в Пизе — 328, в Бергаме — 283, в Ливорно — 200, в Генуе — 27, в Турине — 36, в Милане — 21, в Монце — 110, в Брольо — 27, в Павие — 35, в Лоди — 20.
    По первому сигналу все должны оставить друзей, отечество, семейство и поступить под начальство великого диктатора. Вероятно, вся Италия откликнется на этот призыв, и везде услышат патриотические крики женщин.

    «Иллюстрация», 1861

    Дружелюбие на войне

    Когда в 1580 г. испанцы осаждали Антверпен и были сильно ожесточены долгим и упорным сопротивлением города, один, по-видимому ничтожный, случай, привел к его сдаче.
    Дело в том, что в Антверпене заболела жена бургомистра. Доктор нашел, что для ее выздоровления необходимо пить молоко ослицы. Но, к сожалению, внутри стен города не нашлось ни одного подобного животного. Тогда явился один молодой крестьянин и предложил найти ослицу в одной из деревень, лежащих вокруг города, и привести в Антверпен. Он прокрался через ряды врагов, нашел требуемое животное, купил его и сделал попытку провести в город. Однако его схватили и привели к главнокомандующему, герцогу Пармскому. Последний отнесся к молодому крестьянину очень дружелюбно, похвалил его за решимость подвергнуться большой опасности для спасения больной и позволил отправиться дальше. Но прежде этого он велел нагрузить ослицу дичью, мясом и всем, что может быть полезно больной при выздоровлении, и в заключении поручил молодому человеку передать госпоже бургомистерше его искреннее пожелание поскорее поправиться.
    Случай этот возбудил в Антверпене общую радость. Жители, в свою очередь, отблагодарили рыцарского полководца тем, что от имени города послали ему вина и фруктов. Эти взаимные одолжения подействовали успокоительно на обе стороны, пылавшие до тех пор воинственным гневом друг на друга. Испанцы начали думать, что антверпенцы — достойные уважения люди, с которыми можно вести разумные переговоры. Осажденные также увидели, что испанцы совсем не так страшны, как их себе представляли. Вследствие этого вскоре и без дальнейшего кровопролития состоялась сдача города.

    «Кругозор», 1877

    Кто сколько воюет

    Одна из английских газет занялась вычислением, какое число лет каждая из европейских держав в течение этого столетия провела под ружьем. Оказывается, что больше всего пришлось воевать Турции. Из девяносто семи лет истекающего столетия она провела пятьдесят девять на военном положении. Затем следует Испания, на долю которой приходятся тридцать два года войны в нашем столетии, причем в это число не вошла ее несчастная последняя война с Соединенными Штатами. Третье место занимает Франция — двадцать семь лет войны, затем Россия — двадцать четыре года; Англия — двадцать один. На долю Германии (не включая сюда Пруссии) приходится шестнадцать лет войны, Швеции — десять, Дании — девять.
    Из этих цифр видно, что XIX век ни в коем случае не может быть отнесен к числу мирных столетий.

    «Мозаика», 1898

    Чего стоили Наполеоновские войны?

    Нью-йоркская газета «Америка» на основании тщательных исследований многих историков подвела итоги, сколько человеческих жизней и сколько денег отняли войны, прямо или косвенно связанные с ненасытным честолюбием Наполеона.
    В жертву богу войны Наполеоном было принесено около четырех миллионов человеческих жизней и пятнадцать миллиардов долларов, то есть около тридцати миллиардов рублей.

    «Новый обыватель и гражданин», 1908

    Победа русского военного пальто

    Русское серое генеральское пальто, которое подарили императору Вильгельму во время его пребывания в Петербурге, полюбилось этому монарху до такой степени, что он решил ввести его в обязательную форму для прусских генералов.
    Сначала думали, что монарх, часто нося это пальто, хотел лишь показать, что ему дорог подарок. Но, оказывается, вместе с тем это была и проба. Попробовав лично, как значится в кабинетном приказе, серое военное пальто, император повелевает впредь ввести такое всем прусским генералам в виде официальной формы, оставив пока остальным офицерам и нижним чинам прежнее черное пальто.
    В последнее время, кроме самого монарха, производились опыты с серой шинелью и офицерами. Оказалось, что серое пальто служит в поле не столь удобной мишенью, как черное. Очевидно, предстоит введение серого сукна для обмундирования всей армии.
    Итак, кое в чем уже и Пруссия начинает подражать нашему военному делу.

    «Мозаика», 1893

    Кокосовая броня

    Американцы употребляют очень остроумное средство против бомб, которые, делая в корабле отверстие, заставляют его идти ко дну. Они помещают под железной броней корабля другую броню — в виде матраса из кокосовой мочалы. Бомба, пробивая насквозь железную броню, образует в кокосовой мочале отверстие, через которое сейчас же начинает просачиваться вода. Тогда кокосовая мочала разбухает и не позволяет воде просачиваться более. Таким образом, военные корабли в некоторой степени обезопашены от бомб.

    «Мозаика», 1898

    Английские пули дум-дум

    Пресловутые пули дум-дум, против которых в настоящее время так сильно и справедливо восстают, получили свое название от оружейного завода Дум-Дум, находящегося вблизи Калькутты. В отличие от обыкновенных пуль оболочка пули дум-дум сделана половинной. Достигнув мягкого тела, дум-дум совершенно изменяет свою форму и в случае близкого прицела разрывается во все стороны. Отсюда понятно, почему они отличаются чудовищной разрушительной силой.
    Пули дум-дум употреблялись англичанами в Читральском походе, а в новейшее время в некоторых африканских экспедициях. Просвещенные мореплаватели поступают как дикие варвары, и европейским державам не мешало бы заявить соответственный протест.
    Женевская конвенция запрещает употребление некоторых огнестрельных снарядов, но пули дум-дум, к сожалению, этой конвенцией не предусмотрены.

    «Мозаика», 1898

    Новое применение кинематографа

    В одной из германских газет говорится: «Кинематограф завоевал себе новое поле деятельности. Он вторгся теперь в казармы. Стрелок, вооруженный винтовкой и боевыми патронами, ставится в известном расстоянии против полотна кинематографа, и фильм приводится в движение. Вдруг стрелок видит, как перед ним появляется неприятельский пехотинец, а вслед за ним бегут еще двое. Солдат должен, не теряя хладнокровия, приложиться к винтовке и стрелять по неприятелю. После выстрела лента на секунду приостанавливается и то место, куда попала пуля, озаряется мгновенным электрическим светом. При применении картин в красках впечатление получается очень сильное, и такая цель заставляет солдата волноваться гораздо больше, чем обыкновенная мишень».

    «Новая иллюстрация», 1912

    Китайская армия

    Общая численность китайских войск простирается до одного миллиона двухсот тысяч человек. В последнее время в Китае были произведены военные реформы, которые начались с флота и морских учреждений и затем распространились на сухопутные силы. Появились новое вооружение, новый порядок обучения, возникли новые категории войск, сооружены новые укрепления, заводятся специальные школы.
    Главный недостаток заключается в плохом устройстве центрального военного управления. Хотя военному министерству и подчинены все сухопутные силы, но на практике их состояние и численность находятся в зависимости от личных качеств генерал-губернаторов. Китайские войска различаются между собой по времени сформирования, организации, характеру отправляемой службы и вообще по значению в политическом строе государства.
    Все они могут быть сведены в несколько категорий: манчжурские войска, или восьмизнаменные, китайские войска зеленого знамени и войска «обучаемые» разных наименований. Кроме того, имеются специальные милиции — монгольская и тибетская.
    Особыми преимуществами, сложившимися исторически, вследствие завоевания Китая манчжурами, пользуются войска восьмизнаменные, напоминающие по своему значению и характеру наших бывших стрельцов. Численность их достигает ста пятидесяти тысяч человек. Войска зеленого знамени, или луины, имеют четыреста семьдесят тысяч человек. Из обоих этих войск в последнее время стали выделять известное число частей, обучаемых по-европейски. Вооружение полевых войск удовлетворительное, остальные же снабжены пистонными ружьями, мечами и луками.
    Китайский флот делится на две эскадры, северную и южную, причем общее число судов современной конструкции достигает шестидесяти четырех, вооружение — 489 орудий, экипаж — семь тысяч человек. Приняты меры по укреплению портов и якорных стоянок. На длинной береговой линии, протяжением до шести тысяч верст, в двадцати пунктах возведены новые укрепления.
    Что же касается обороны сухопутной границы, то до сих пор по соседству с Уссурийским краем только в Сянсане и Хунгуне устроены укрепленные лагеря, представляющие смесь старых стен с фортами новой конструкции.

    «Газета А.Гатцука», 1890

    Французские латы в Дагомее

    Один из предшественников нынешнего короля Дагомеи, возымев однажды благую мысль обезопасить своих телохранителей от отравленных стрел и пуль враждебных дагомейцам негритянских племен, заказал одной марсельской фирме, с которой вел дела, две дюжины кирасирских лат. При приеме заказа король, желая испытать их прочность, облачил в кирасу своего первого министра и выстрелил в него с пяти шагов из боевого ружья. Пуля, пробив латы, убила министра наповал.
    Правительство Людовика Филиппа, не желая навлечь на французских колонистов Сенегалии гнев дагомейского властелина, уговорило марсельский торговый дом, поставивший кирасы, заплатить за убитого министра двенадцать тысяч франков, которыми король и удовлетворился.

    «Газета А.Гатцука», 1890

    Аэроплан на войне

    Ныне впервые, в войне Италии с Турцией, аэроплану пришлось участвовать в качестве военного разведчика. Задача осложнялась тем, что летать приходилось над безграничной песчаной пустыней, бороться с вихрями, поднимающими в небо песок.
    Из Триполи сообщают подробности первого полета капитана Пиацца на моноплане Блерио. Он летел всего сорок пять минут, сделав сначала несколько виражей над городом и бухтой. Полет произвел ошеломляющее впечатление на арабов, которые следили за авиатором с восхищением и суеверным ужасом. Ни грозные броненосцы итальянского флота, ни страшные снаряды орудий, ни многочисленная армия не вызывали такого удивления, как вид летающего человека.
    Пиацца рассказывает, что лететь над пустыней очень тяжело. Бурные воздушные течения колеблют аэроплан и тянут его вниз, обдавая едкой пылью. Солнце, отраженное гладкой, ярко-желтой поверхностью песков, слепит глаза.
    Тем не менее Пиацца доставил точные сведения о расположении турецких и арабских отрядов.

    «Газетка для детей и юношества», 1911

    Сержант сорок третьего линейного полка
    в рекогносцировке

    Французских солдат называют в народе трубадурами, потому что веселость их неистощима, остроумие и шалости так и просятся в водевиль. В каждом полку, в каждой роте есть свои присяжные тирсеи, которые изобретают различные фарсы, сочиняют песни, каламбуры, поэмы.
    Эти военные поэты мало известны публике, но одарены иногда замечательным талантом.
    Сержант 43-го линейного полка отличается необыкновенной способностью импровизаций в стихах. Он воспевает вино, любовь и славу, но в последнее время весь его стихотворный талант был посвящен австрийцам. С самого начала кампании он сочинил несколько куплетов о новых врагах Франции и потом, с каждой новой победой французов, прибавлял новые куплеты, которые распевал для удовольствия всего полка во время рекогносцировок.
    Жаль, что война скоро окончилась, а то храбрый сержант мог бы составить огромную поэму вроде Нибелунгов.

    «Иллюстрированный семейный листок», 1859

    Французские маркитантки

    Нигде существование маркитанток так хорошо не упрочено, как во французской армии. Там маркитантка нечто вроде подвижного обоза, потому что к каждому батальону и к каждому эскадрону приписано определенное число маркитанток, разделенных на два отряда — кантиньерки и вивандьерки.
    В обыкновенных полках их по три и не более четырех, а у зуавов шесть. Весьма несправедливо было бы думать дурно об их нравственности, потому что это, большей частью, жены солдат, служащих в том же полку.
    Кантиньерки обыкновенно продают водку, вино и табак, но только до сражения или после него, а вивандьерки следуют за полком в самую битву и там раздают свои запасы. Случается, что после павшего солдата маркитантка берет его ружье и сражается вместо него.
    Каждый солдат считает своей обязанностью оградить маркитанток от всякого рода опасностей и оскорблений. Они в ответ стараются помогать солдатам во всех случаях. Одежда их всегда соответствует форме батальона, а в кавалерии все они ездят верхом и крепко сидят в седлах.

    «Иллюстрированный семейный листок», 1859

    Курящие и пьющие солдаты

    В Казанском военно-санитарном обществе прочитано сообщение врача Тюмянцева о влиянии воинской повинности на распространение курения и спиртных напитков в населении. Из 600 солдат, опрошенных доктором, 45% курящих до поступления на службу не курили и приобрели эту привычку уже на службе, глядя на других. Напротив, относительно спиртных напитков опрос показал, что иные из пивших до службы перестали пить, одни — по неимению средств, другие — боясь своего буйного характера в пьяном виде.

    «Русское слово», 1896

    Знаки отличия Шамиля

    Шамиль в дни своей власти над Дагестаном ввел у себя весьма строгий порядок и дисциплину. Военную иерархию у него составляли чины; десятник — он-баши, сотник — юз-баши, пятисотенный начальник — без-юз-баши, тысячник — мин-баши или наиб, он же и гражданский правитель наибства. Верховная же власть сосредотачивалась в лице самого имама Шамиля — главы религиозного и политического.
    Войском Шамиля, состоящим на жаловании, была его почетная стража в 140 человек отборных мюридов. В отличие от прочих мюридов они имели на белой чалме с правой стороны, против уха, поперечную полосу в вершок ширины из коричневого коленкора или шерстяной материи. Чалмы (тюрбаны) при Шамиле носили все жители, подчинившиеся шариату. У самого имама и мюридов чалма была белая, у наибов — желтая, у муфтиев — зеленая.
    В поощрение за храбрость Шамиль учредил знаки отличия в виде круглых и овальных медалей из серебра, с медным ушком посередине обратной стороны для ношения подобно звезде. Медали имели надписи, не лишенные оригинальности. Например: «Этот знак за храбрость. Кто будет думать о том, что случится с ним на войне, тот никогда не будет храбр!» Или: «Этот знак дан имамом оказавшему храбрость перед прочими!» Каждая медаль имела подпись: «Раб божий Шамиль».
    Шамиль установил также две медали для наибов, которые носили их по обеим сторонам груди. Первая, из серебра, давалась, как знак наибского достоинства. Другая, из меди, предназначалась наибам, бежавшим с поля сражения.

    «Нива», 1884

    Разведчики на ходулях

    Юго-Западная Франция или, вернее, та часть ее, которая носит название Ландов, изобилует сыпучими песками. По ним местные жители шагают на высоких ходулях, которыми заинтересовалось теперь французское военное ведомство. Оно пригласило лучших ходульных ходоков и поручило им руководить отрядом солдат, принадлежащих к 34-му пехотному полку.
    Во время маневров, проходивших в окрестностях Мон-де-Морсана, солдаты живо установили телеграфное сообщение, обходясь без лестниц и пользуясь только высокими ходулями. В другом случае требовалось перейти речку вброд, но местонахождение его было неизвестно, а потому вперед послали солдат на ходулях. Они быстро определили место, удобное для переправы пехотинцев.
    Офицеры тоже упражняются в искусстве ходить на ходулях, ибо с них очень удобно обозревать местность и высматривать спрятавшегося неприятеля.
    Наконец, ходули дают возможность шагать разведчикам через колючие заросли, совершенно недоступные для обыкновенного пехотинца.

    «Всемирная иллюстрация», 1912

    Известия из Чечни

    Истребив все аулы и огромные запасы кукурузы и сена, бывшие на пути следования и в окрестностях, войска прибыли на Басс, а оттуда к вечеру в лагерь на Аргуне.

    «Северная пчела», 1852

    Русский язык в немецкой армии

    Русский язык в Германии положительно становится в высших учебных заведениях чуть ли не обязательным. Давно уже он введен как предмет преподавания в Берлинской военной академии. Теперь он вводится в Мюнхенской военной академии.
    Неужели русская литература и русская наука в глазах немцев приобрели такое значение? И почему только военные должны учиться по-русски, а не мирные граждане?

    «Пчела», 1875

    Прожектор сверху

    В одном из английских графств на днях испытывался новый прожектор, приспособленный для аэропланов и дирижаблей с целью помогать им производить разведку ночью. Дважды воздушный шар поднимался на высоту 1500 футов и каждый раз бросал в пространство небольшой ящик с прикрепленным к нему парашютом. Как только парашют раскрывался, вокруг на расстояние приблизительно 500 футов распространялся сильный и ровный электрический свет.
    Падение ящика продолжалось приблизительно три с половиной минуты, во время которых воздухоплаватели имели полную возможность исследовать всю местность, не подвергая себя в то же время риску попасть под неприятельские снаряды, так как падающий электрический свет ослеплял неприятеля.

    «Новая иллюстрация», 1913

    Финские стрелки-лыжники

    Ловкость и быстрота, с которой наши финские стрелки научились пользоваться лыжами, обратили на себя общее внимание не только у нас, но и за границей. По примеру финских стрелков отряды лыжников введены уж во многих других частях нашей армии, в особенности на севере, где приходится совершать переходы по глубокому снегу.
    Лыжи, которыми пользуются финские стрелки, — узкие, длинные и резко отличаются от лыж, употребляемых охотниками в Сибири. Хотя, по мнению специалистов лыжного спорта, бег на финских лыжах гораздо труднее, нежели на широких и коротких русских лыжах, это не помешало финским стрелкам довести ходьбу на лыжах до степени замечательного совершенства.
    В финском стрелковом батальоне обучаются ходьбе на лыжах точно так же, как и всем другим военным приемам, приобретая навык и ловкость путем частых и усердных упражнений под руководством опытных офицеров-лыжников.

    «Мозаика», 1894

    Взятие в плен аэроплана

    Живописно разбросанный подо Львовом лагерь пленных австрийцев, синие шинели которых ярко горят под лучами солнца, привлек внимание пилота австрийского аэроплана. Очевидно, офицер-наблюдатель, усмотрев «своих», поделился своим открытием с пилотом, и «таубе» начал снижаться, чтобы получше рассмотреть странное явление. Часовые наши сразу смекнули, в чем дело, и затаили дыхание.
    «Таубе» описывал круг за кругом и, наконец, убедившись, что под ним находятся действительно австрийцы, крутым планирующим спуском сел прямо в середину лагеря пленных. Велико было удивление австрийцев-пилотов, когда их окружили казаки! Изумленные летчики даже не сопротивлялись. Аппарат оказался вполне исправным и был отправлен во Львов.

    «Вокруг света», 1915

    Крейсер-символ

    Недавно английские газеты сообщим, что всякий раз, как союзный флот входит в Проливы, ведет его наш крейсер «Аскольд», несущий русский флаг. Оказывается, это исключительно редкое отступление от правил боя соединенных эскадр, по которому высшее командования флотом и флаг отдается государству, выставившему для боя большинство судов, было сделано после того, как стало известно решение военного совета в Константинополе, — в случае победы союзников сдаться Англии и ей передать на вечные времена контроль над Проливами.
    В тот же день соединенную эскадру, коей командует доблестный английский адмирал, повел в бой русский крейсер «Аскольд», символизируя этим право России на обладание Царьградом.

    «Вокруг света», 1915

    Лица перед казнью

    Надзиратель в Мандалае, британский полковник Гупер, занимался приготовлением фотографических снимков с приговоренных к расстрелу бирманцев. Снимки делались им перед самым моментом казни, когда лица осужденных при виде направленных на них ружейных дул были искажены ужасом.
    Вице-король Индии, рассмотрев это дело, признал Гупера виновным и в своем приказе выразил, что поступки такого рода составляют бесчестие для армии, а потому Гупера следовало бы уволить со службы. Но ввиду прежних заслуг этого офицера вице-король признал возможным ограничиться в данном случае объявлением Гуперу публичного выговора.

    «Всемирная иллюстрация», 1886

    Гениальный шпион

    Полковником Генерального штаба Клембовским предпринят перевод на русский язык изданного несколько месяцев тому назад на французском языке очерка деятельности знаменитого в свое время Карла Шульмейстера.
    Бывший контрабандист, променявший это ремесло на более выгодную профессию шпиона или, как он сам называл себя, «секретного комиссара армии», Шульмейстер немало способствовал капитуляции Макка под Ульмом, имел влияние на исход Аустерлицкого сражения, принимал деятельное участие в событиях 1806—1809 гг. и вообще оказал очень много услуг Наполеону I. Шульмейстер вполне заслужил репутацию гениального шпиона и, по словам Наполеона, «стоил целой армии».

    «Вестовой», 1897

    Черные амазонки

    Во владениях дагомейского короля существует армия амазонок численностью в несколько тысяч человек. Они известны под названием «жен короля» и составляют, так сказать, его гвардию.
    Они отличаются мужеством, дисциплиной и преданностью. С ранних лет их обучают пению, танцам и военным упражнениям, которые они выполняют с замечательной точностью. Амазонки живут в различных частях города и принимают участие в каждом народном празднике.
    Их костюм отличается оригинальностью. Головной убор состоит из белого колпака, на котором вышиты изображения жвотных. Ноги не знают обуви. Красные, желтые или голубые панталоны спускаются несколько ниже колен. Грудь стянута латами, шея и руки открыты, на пестром поясе сбоку кинжал. Большой плащ через плечо довершает их костюм.

    «Живописное обозрение», 1885

    Военные маневры на коньках

    В Девардане, в Нидерландах, недавно происходили интересные военные упражнения. Рота голландской пехоты в полном вооружии устремилась на коньках к пункту на трехчасовом расстоянии, которому будто бы угрожала высадка неприятельских войск. Маневры вполне удались, потому что в них участвовали фрисландцы, считающиеся лучшими в Голландии конькобежцами.

    «Живописное обозрение», 1885

    Лучники девятнадцатого столетия

    Оказывается, лук и стрелы в качестве боевого оружия употреблялись в битве под Лейпцигом в 1813 г., где Англия выставила против Наполеона целый отряд лучников. Эти стрелки были так искусны, что производили разрушения, мало чем уступавшие ружейному огню. Закованный в панцирь и шлем, такой стрелок пускал ежеминутно двенадцать стрел и редко давал промах даже на расстоянии ста сажень.

    «Природа и люди», 1902

    Происхождение штыка

    Французское название штыка (bayonnette) происходит от города Байоны.
    В 1641 г. приключилась стычка между таможенной стражей этого города и шайкой контрабандистов. Последние, расстреляв весь порох, вздумали привязать свои охотничьи ножи к ружьям и стали действовать получившимся холодным оружием, с помощью которого и победили своих неприятелей.
    Впервые во Франции штык был введен в 1676 г. в полку королевских фузелеров.

    «Иллюстрированный семейный листок», 1859

    Броневик

    Большую сенсацию в военном мире вызывает привезенный из Франции блиндированный автомобиль, сооруженный в Пюто, на заводе Шаррон Жирардо Вуат по мысли и проекту одного из бывших офицеров русской армии князя М.А.Накашидзе.
    Проект автомобиля был разработан его изобретателем во время русско-японской войны. Тогдашний главнокомандующий генерал Линевич чрезвычайно заинтересовался изобретением. Но, к сожалению, автомобиль уже опоздал к войне, да и до сих пор еще идут переговоры о его введении в нашу армию.
    Автомобиль закрыт со всех сторон хромоникелевой броней, в четыре с половиной миллиметра толщиной, изготовляемой на заводе Крезо во Франции. Броня полностью предохраняет от ружейных пуль, осколков снарядов и от шрапнели. Ружейные пули не пробивают ее даже с расстояния в пятьдесят шагов. Во время боя автомобиль полностью закрывается броней, и управление движением производится, как в подводной лодке, при помощи перископа. В средней части автомобиля устроена вращающаяся башня, вооруженная пулеметом Гочкиса. Кроме того, внутри имеется фонарь-прожектор.
    Вес автомобиля — сто восемьдесят пудов, но, несмотря на это, он движется очень легко и даже по бездорожью, достигая скорости 65 верст в час. Внутри могут поместиться пять человек, а в крайнем случае — восемь. Стоимость автомобиля с двумя пулеметами Гочкиса (второй пулемет запасной) равняется тридцати тысячам рублей. Названные пулеметы выпускают по шестисот выстрелов в минуту.
    Согласно идее изобретателя, князя М.А.Накашидзе, этот автомобиль предназначен для рекогносцировки, разведки и для преследования неприятеля. За границей он произвел настоящий фурор, и военный мир всей Европы и даже Америки обратил на него особое внимание.
    В настоящее время заводом получены заказы от Турции, Румынии, Испании, Англии, Германии, Аргентинской республики, Японии и Китая, но их исполнение приостановлено до окончательных переговоров с Россией.

    «Нива», 1906

    Жертвы сражений

    Число пуль, попадающих в цель, к счастью, относительно невелико. Так, во время франко-прусской войны 1870 г. в среднем попадала в цель одна из четырехсот пуль. В общем же один выстрел из пятисот оказывается смертельным.
    В том случае, когда сражающиеся имеют возможность пользоваться укреплениями, попадания в цель еще реже. Так, например, в Крымскую кампанию смертельным оказывался один из семисот сорока выстрелов.
    Потери в живой силе в военное время — это не только жертвы неприятельского оружия, но и множество других причин. На первом месте из них стоит смерть от болезней, особенно тифа. Болезни при мало-мальски продолжительной компании оказываются гораздо опаснее неприятеля.
    Общее правило, что побежденные теряют гораздо больше людей, нежели победители. Средние цифры, относящиеся к пятнадцати великим сражениям XII в., указывают, что в то время как победители теряют около пятнадцати процентов солдат, побежденные — двадцать семь.
    Самым «дешевым» поражением следует считать битву при Сольферино, где австрийцы потеряли лишь четырнадцать процентов своих войск. Очень может быть, что они на этом основании и стремятся к войне, полагая, что им дешево обойдется любое поражение.
    Между тем при Седане французы потеряли 38 тысяч из 125 тысяч своих войск. Немцы же — 9 тысяч из 190 000 войска. Иными словами, победители потеряли пять процентов, побежденные — тридцать один процент своего наличного состава.
    В злополучную русско-японскую войну потери обеих воюющих сторон были почти равными. От оружейного огня под Порт-Артуром японцы потеряли в два с половиной раза больше людей, чем мы. Это объясняется крепостными укрытиями Порт-Артура. Но в открытых боях наши потери на двадцать восемь процентов превышали японские.

    «Весь мир», 1911

    Мозольные операторы

    В английском войске в скором времени будет осуществлена реформа, вызванная, может быть, опытом последней войны. К пехотным частям прикомандировываются мозольные операторы, по два на батальон. Им будет присвоен унтер-офицерский чин. Вступлению в должность предшествует месячный курс лекций в Кембриджском госпитале, а затем проверочное испытание.
    Первая серия чтений для унтер-офицеров одной гвардейской бригады уже открылась.

    «Огонек», 1902

    Еврейский полк

    В Нью-Йорке не так давно хоронили главного раввина Иозефа. Произошли партийные беспорядки, с которыми полиция не в силах была справиться. Это обстоятельство подало повод еврейской молодежи образовать дружину из двухсот пятидесяти человек.
    Дружинники снабжены ружьями и другим оружием, пожертвованным им богатыми единоверцами. Под руководством солдат они обучаются ружейным приемам, гимнастике и прочему.
    Интересно во всем этом то, что по законам Соединенных Штатов составление воинских отрядов национального или религиозного характера воспрещено. Между тем существование еврейского полка, санкционированное судебной властью, идет вразрез с законом и, пожалуй, служит прецедентом для создания национальной гвардии.

    «Огонек», 1902


    Подборка материалов из журналов вековой — примерно — давности подготовлена известным московским литератором и историком Михаилом Вострышевым.

    TopList