© Данная статья была опубликована в № 32/2002 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 32/2002
  • Поражения Красной армии в первые месяцы Великой Отечественной войны<

    материалы для изучения на уроках

    Андрей ИГНАТОВ

    Поражения Красной армии
    в первые месяцы Великой Отечественной войны

    Введение

    уть ли не вся история России — это история войн. С.М.Соловьев писал, что неудачное географическое положение вынуждало Российское государство постоянно содержать большое войско для защиты границ. Поэтому, по мнению ученого, в стране хронически не хватало денег и были плохо развиты торговля и промышленность. Впрочем, экономическую слабость нашей страны можно рассматривать не только как следствие содержания большой армии, но и как причину многих войн.
    Киевские, владимирские, московские, петербургские правители воевать любили. Порой приходилось сражаться и за независимость страны, но чаще войны служили имперским амбициям власти. Бились и просто так, «за компанию» — например, в Семилетней войне (1756—1763) или в Наполеоновских войнах. Характерно, что прекратившего бессмысленную для России Семилетнюю войну Петра III впоследствии объявили «дураком и пьяницей».
    Война определяла внутреннюю политику власти, а не наоборот. При этом, по меткому замечанию историка Р.Ю.Виппера, русские не отличались особой воинственностью, однако общество и государство были исключительно военизированными. Следствием милитаризации стало оформление крепостного права — ведь служилое сословие надо было содержать и вооружать, а денег у государства, как всегда, не было.
    Практически все внутренние кризисы Российского государства были следствием войн. Робкое недовольство общества тяготами Ливонской войны вызвало опричный террор Ивана IV Грозного; соперничество России с Речью Посполитой в XVII в. отозвалось Медным и Соляным московскими бунтами, а нескончаемые русско-турецкие войны в XVIII в. привели к пугачевскому бунту.
    Парадоксальность результатов войн, которые вела Россия, состоит в том, что, выигрывая войну, русское общество обычно проигрывало, а поражение нередко вело к экономическому и социальному прогрессу. Победа Петра I в Северной войне (1700—1721) обернулась усилением крепостного права и тотальным контролем государства над обществом. По мнению В.О.Ключевского, эту войну Петр вел довольно бестолково.
    Знаменательно, что сразу после смерти реформатора его соратники стали говорить о гибели государства. Генерал-прокурор Сената Ягужинский в записке Екатерине I изобразил мрачную картину положения в стране: неурожаи, вымирающее от голода население, разорительные налоги, полное обнищание, массовое бегство крестьян. Разбегались куда глаза глядят: на Дон, на Урал, в Сибирь, к башкирам, в раскол, в Польшу и Молдавию. Сенат рассчитал, что перепись 1710 г. выявила сокращение податного населения на четверть в результате массовых рекрутских наборов, работ на верфях, на строительстве каналов и новой столицы, больших потерь в ходе боев со шведами.
    Победа русского народа в Отечественной войне 1812 г. обернулась консервацией крепостного права, аракчеевскими военными поселениями и консервативным курсом императора Александра I во внутренней политике.
    И, наоборот, следствием поражения России в Крымской войне (1853—1856) стали Великие реформы Александра II. Разгром русских войск в Манчжурии японцами вызвал революцию 1905—1907 гг., в ходе которой были проведены (пусть и частично) демократические реформы.
    Поражение СССР в холодной войне привело к распаду Союза и демократическим преобразованиям в Российской Федерации.
    Другая особенность военных действий русской армии состояла в том, что они сопровождались, как правило, огромными людскими потерями. Это считалось вполне нормальным и не рассматривалось как недостаток. Воевать «не числом, а уменьем» удавалось крайне редко. Мужество и героизм порой прикрывали бездарность командования и власти. Одним из немногих исключений можно считать полководческую деятельность Суворова. Он всегда был рядом с солдатами, они видели заботу о себе, знали, что их жизни ценят и берегут…
    Историки войн начала XX в. (русско-японская 1904—1905 гг. и Первая мировая) часто объясняют неудачные действия армии неподготовленностью России к вооруженному противостоянию. Но при оценке ситуации, сложившейся в канун Второй мировой войны, такое объяснение явно не годится. Войну ждали, к войне готовились. Сталинизм превратил страну в единый военный лагерь — и не только военный.
    Индустриальный скачок, сделанный благодаря концентрации всех имевшихся в стране людских, материальных, финансовых, интеллектуальных ресурсов, был куплен дорогой ценой. Чтобы обеспечить дешевыми сырьем, продовольствием, рабочей силой растущие промышленные центры, деревню не только разорили, но прикрепили крестьян к колхозам. Может быть, эти жертвы оправдывались повышением жизненного уровня хотя бы рабочих? «Средств на развитие производства товаров народного потребления не хватало — рабочие и служащие вынуждены были затянуть пояса. Чтобы в корне пресечь недовольство, создается разветвленная карательно-осведомительная система; к началу войны количество заключенных в СССР составило 2300 тысяч человек» (Москва военная. 1941—1945: Мемуары и архивные документы. М., 1995).
    Советская власть не только закрепостила крестьян, но прикрепила рабочих и служащих к промышленным предприятиям — по постановлению СНК от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Возникла тотальная система подневольного труда — ради военного производства. И тогда непонятно, почему «войну ждали, к войне готовились», но потерпели тяжелое поражение летом—осенью 1941 г.
    Великая Отечественная война (1941—1945) — безусловно, одно из центральных событий в отечественной истории XX века. Наши знания и представления об этой войне, сформированные в советский период, казались ясными и четкими. Думалось, что еще можно было сказать о тех трагических и победных событиях? Но появление книг В.Суворова, который рассматривал предвоенный период СССР в совершенно нетрадиционном ключе, вызвало в обществе и среди историков бурные дискуссии.
    Можно соглашаться или не соглашаться с выводами В.Суворова, но приходится признать, что он представил в своих работах материалы, от которых просто отмахнуться нельзя. Неожиданные предположения исследователя стали мощным толчком для развития исторической науки постсоветского периода.
    Поэтому вполне закономерными стали изменения в трактовке предвоенного периода и событий Великой Отечественной войны на школьных уроках. Необходимо все-таки пытаться решать «неудобные» вопросы вместе с учащимися — это весьма актуальная задача школьного исторического образования.
    К сожалению, и в наше время власть часто делает ставку на силовую политику — например, в Чечне. Тут уместно вспомнить предостережение Ключевского, который утверждал, что «история не учительница, а надзирательница... Она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

    Цели изучения темы

    1. Углубление и систематизация знаний учащихся об основных событиях первого этапа Великой Отечественной войны
    (22 июня — декабрь 1941 г.).
    2. Анализ причин военных поражений РККА в начальный период Великой Отечественной войны.
    3. Формирование умений и навыков анализа исторических фактов, развитие представлений о сложности и противоречивости исторических событий.

    План изучения темы

    1. Вступление. Военные планы и соотношение сил Германии и СССР накануне Великой Отечественной войны.
    2. Трагедия разгрома советских войск (22 июня — август 1941 г.).
    3. Итоги и причины поражения Красной армии в начале войны.
    4. От Смоленска до Москвы. Смоленское сражение.
    5. Битва под Москвой — начало перелома в войне?
    6. Заключение. «Мы за ценой не постоим!»

    Вступительное слово учителя

    Будущее складывается из прошлого — эта аксиома заставляет нас вновь обращаться к теням ушедших эпох. Это относится и к истории XX века, века противоречивого, ознаменованного и торжеством разума, и ужасами двух мировых войн.
    Вторая мировая война была самой кровопролитной и самой жестокой из известных нам вооруженных конфликтов. Ее истории посвящены тысячи и десятки тысяч работ, но изучение событий 1939—1945 гг. продолжается. Появление в последнее десятилетие новых документов, извлеченных из закрытых ранее архивов, привело к критическому осмыслению неоспоримых, казалось бы, выводов.
    Начальный период войны — наиболее сложный и загадочный, наиболее болезненный в истории России.
    Даже спустя 60 с лишним лет многое остается не до конца ясным. До сих пор в нашем обществе идут споры. Сталинизм — это система, спасшая государство от поражения и народ от порабощения, или система, ввергшая страну в пучину бед, из которых она крайним напряжением сил едва сумела выкарабкаться? Можно ли оправдать геноцид против собственного народа и его беспощадную эксплуатацию при проведении коллективизации и индустриализации, в результате которых была создана одна из самых милитаризированных социально-экономических систем? Наконец, какие причины привели к трагедии 1941 г. и какие уроки из нее можно извлечь?

    Военные планы и соотношение сил Германии и СССР
    накануне Великой Отечественной войны

    Задания должны помочь в процессе анализа документов 1—3 определить, что послужило основой для плана «Барбаросса».
    Отрывки из мемуаров немецких генералов позволяют выявить просчеты Генерального штаба Германии, а также степень подготовки Вермахта к предстоящей войне.
    Сущность советской военной доктрины накануне войны раскрывается в документе 4. Проблемы боевой подготовки РККА отражены в документе 5.

    ЗАДАНИЕ № 1

    По документам 1—5 определите военные планы Германии и СССР накануне войны.
    Советско-финляндская война показала недостатки Красной армии, прежде всего в боевой подготовке командиров и красноармейцев. Принимало ли меры руководство страны для исправления этих недостатков? Какие?

    Документ 1.
    Из Директивы № 21 (план «Барбаросса», 18 декабря 1940 г.)

    В основу плана «Барбаросса» была положена идея молниеносной войны — блицкрига. План основывался на данных немецкой разведки о расположении основных сил РККА на западной границе.

    Общий замысел.
    Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.
    Группа армий «Север» наносила удар в направлении Ленинграда, группа армий «Центр» двигалась к Москве, группа армий «Юг» — через Украину к Волге.

    Документ 2.

    Из мемуаров генерал-майора фон Бутлара «Война в России»
    «Русский сфинкс» со своими силами, которые было трудно определить, со своими планами, которые было трудно разгадать, и со своей опасной идеологией угнетающе действовал на Гитлера и мешал ему. Он [фюрер] надеялся, что ему удастся разделаться с ним [«русским сфинксом»] путем быстротечной военной кампании и показать миру призрачность мощи Советского государства и его мировоззрения.
    Германская разведка не сумела вскрыть советского военного развертывания, она не имела понятия ни о производственной мощности советской индустрии, ни о состоянии и вооружении Красной армии.
    Фельдмаршал Кейтель на допросе 17 июня 1945 г. показал: «До войны мы имели очень скудные сведения о Советском Союзе и Красной армии, получаемые от нашего военного атташе». <...>
    К началу войны на западной границе России могло быть примерно 185 соединений. При проверке данных в апреле 1941 г. оказалось, что они значительно устарели, так как уже тогда в европейской части России предположительно находилось свыше 170 стрелковых дивизий и около 40 моторизованных бригад (около 200 дивизий). Русские войска были оснащены современным вооружением и имели большое количество танков. Было установлено также, что и в составе пехотных дивизий русские имели много танков непосредственной поддержки пехоты.

    О том, насколько смутными были представления немецкого командования об оснащении и составе Красной армии, говорит в своих воспоминаниях командующий танковой группой генерал Гот.

    Документ 3.
    Из работы Г.Гота «Танковые операции»

    Превосходила ли наша танковая пушка по пробивной способности и дальности стрельбы орудия русских танков — на этот вопрос нельзя было ответить определенно, но мы на это надеялись. Незадолго до начала войны Гитлер сам имел неопределенные сведения о сверхтяжелом русском танке. В начале июля мы встретились с этим танком юго-восточнее Витебска.
    Только постепенно, начиная с января 1941 г., высших офицеров германской армии стали знакомить с новыми задачами на Востоке. Выяснилось, что ранее никто не предполагал возможности войны с Россией. Военно-географические описания страны и карты начали выпускать только теперь. Они частично основывались на описаниях дорог, которые тщательно собирались в течение многих лет перед Первой мировой войной, но к тому времени уже устарели и оказались неудовлетворительными. В частности, по выданным картам редко можно было установить, какие дороги и мосты пригодны для движения по ним автомашин и танков. Нередко приходилось указывать войскам дороги, не зная, окажутся ли они проходимыми.

    Документ 4

    В советском руководстве господствовало убеждение, что война со стороны СССР будет наступательной, пройдет на чужой территории и закончится победой, достигнутой «малой кровью».
    Советская военная доктрина была выражена в проекте Полевого устава 1939 г.

    Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская красная армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий. Войну мы будем вести наступательно, перенеся ее на территорию противника. Боевые действия Красная армия будет вести на уничтожение, с целью полного разгрома противника.

    Опыт советско-финляндской войны показал, по признанию С.К.Тимошенко, «всю пагубность нашей системы боевой подготовки — проводить занятия на условностях», неумение командиров и штабов по-настоящему командовать, а также искаженное представление военных кадров о характере современной войны.
    Новый нарком С.К.Тимошенко в одном из своих первых приказов потребовал «учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне».

    Выводы

    Итак, и Германия, и СССР делали ставку на молниеносную войну, стремились к победе на чужой территории «малой кровью».
    Наступательная военная доктрина РККА определила характер подготовки войск.

    ЗАДАНИЕ № 2

    Проанализировав таблицы 1—3, ответьте на вопросы.
    Была ли Красная армия готова к надвигающейся войне?
    Какое соотношение сил на западной границе сложилось накануне 22 июня 1941 г.?
    Имел ли Вермахт накануне вторжения количественное и качественное превосходство над РККА?

    Внимание! С точки зрения военной науки нападающая сторона должна, как правило, иметь трехкратное превосходство над противником.
    Примечание. Данные взяты из мемуарной литературы, из книг: Великая Отечественная война 1941—1945 гг. М., 1998; Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993.

    Вывод

    Таким образом, ни по количеству военной техники и личного состава, ни по качеству Вермахт не имел преимущества над РККА накануне войны. Более того, советские войска располагали всем необходимым для достойного отпора захватчикам.

    Трагедия разгрома советских войск
    (22 июня — август 1941 года)

    Материал о действиях Вермахта и Красной армии в первые месяцы войны призван показать, что, несмотря на внезапность нападения противника, советское командование готовило и попыталось нанести сокрушающие удары на всех фронтах — с целью не только остановить войска Вермахта, но и разгромить их. Результаты контрударов мощных соединений Красной армии помогут выявить причины поражения войск СССР в начале войны. В процессе работы используется фактический материал, почерпнутый из учебных пособий по истории России и новейшей истории XX в.
    Работа учащихся с данным материалом может проводиться самостоятельно или в группах. Обязательно организуется работа с картой.

    Таблица 1

    Соотношение немецких войск (и войск союзников Германии) и РККА
    на 22 июня 1941 г. на западной границе СССР

      Вермахт и  союзники РККА
    Дивизии 166 190
    Личный состав 4 306 800 3289 850
    Орудия и минометы 42 601 59 787
    Танки 3582 15 687
    Самолеты,

    в том числе истребители

    4846

    1067

    10 743

    3311

    Примечания. Личный состав Вермахта и войск союзников Германии исчислен с учетом всех родов войск, в том числе тыловых служб и резервов.
    К 1 июля ряды РККА пополнили еще 5,8 миллиона человек, к концу 1941 г. — 7,2 миллиона человек.

    Таблица 2

    Соотношение немецких и советских войск на основных направлениях

    Группа"Север" (генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб) Прибалтийский особый военный округ (генерал-полковник Ф.И.Кузнецов)
    Личный состав 787 500 375 863
    Орудия и минометы 8348 7467
    Танки 679 1514
    Самолеты 830 1814
    Группа "Центр" (генерал-фельдмаршал фон Бок) Западный особый военный округ (генерал Д.Г.Павлов)
    Личный состав 1 445 900 (по другим источникам – 820 000) 680 000
    Орудия и минометы 15 161 15 000
    Танки 2156 Около 3000
    Самолеты 1670 1939
    Группа "Юг" (генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт) Киевский и Одесский особые военные округа (генерал-полковник М.П.Кирпонос)
    Личный состав 1 508 500 1  412 200
    Орудия и минометы 16 008 26 580
    Танки 1144 8069
    Самолеты 1223 2263

    Примечание. 22 июня 1941 г. в Киевский и Одесский особые военные округа прибыло еще 10 советских дивизий — 129 675 человек, 1505 орудий и 1071 танк.
    Численность личного состава группы «Юг» указана вместе с румынскими войсками.

    ЗАДАНИЕ № 3

    Какие доводы авторы учебных пособий используют для объяснения трагического начала войны для СССР?
    Можно ли согласиться, что уничтожение 1200 советских самолетов на аэродромах 22 июня немецкой авиацией могло привести к господству в воздухе Люфтваффе?

    Текст 1.
    Из учебника «История России. XX век»
    (авторы А.А.Данилов, Л.Г.Косулина)

    Осуществление «плана Барбаросса» началось ударами авиации и танковыми прорывами противника по трем основным стратегическим направлениям — на Москву, Ленинград, Киев...
    Пользуясь внезапностью и слабым зенитно-артиллерийским прикрытием аэродромов, немецкая авиация в первый же день войны уничтожила более 1200 боевых самолетов приграничных округов и захватила полное господство в воздухе. Танковые дивизии противника, обходя немногочисленные узлы сопротивления, стремительно продвигались в глубь советской территории.

    Текст 2.
    Из учебника «Мир в XX веке»
    (под редакцией О.С.Сороко-Цюпы)

    Внезапной атакой с воздуха по советским аэродромам на рассвете 22 июня немецкая авиация вывела из строя значительную часть советской авиации. За один только первый день войны Советский Союз потерял 1200 машин.

    Документ 5.
    Из выступления по радио заместителя Председателя СНК СССР,
    наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова 22 июня 1941 года

    Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестная армия и флот и смелые соколы советской авиации с честью выполнят долг перед Родиной, перед советским народом и нанесут сокрушительный удар агрессору.

    Материал для рассказа учителя

    Основные события.
    Северо-Западный фронт

    С началом войны Прибалтийский военный округ был преобразован в Северо-Западный фронт. Основные силы фронта (две армии и два механизированных корпуса), застигнутые врасплох 22 июня, не смогли оказать организованного сопротивления (штатная численность механизированного корпуса РККА — 1031 танк, 266 бронеавтомобилей, 358 орудий и минометов, 352 трактора-тягача, 5165 автомашин, 36 000 солдат и офицеров; не все мехкорпуса накануне войны были полностью укомплектованы техникой и личным составом).
    Немецкие части танковой группы Хепнера к вечеру 22 июня продвинулись на 60—70 километров. Это привело к потере управления советскими войсками, уничтожению боеприпасов, горючего и техники при полном господстве в воздухе авиации противника.
    23 июня два механизированных корпуса РККА (всего 1393 танка; из них 109 машин Т-34 и KB) нанесли контрудар по танковой группе Хепнера, которая имела в два раза меньше танков. Понеся большие потери, мехкорпуса отступили.
    25 июня командование Северо-Западного фронта решило начать организованный отход. Но один из механизированных корпусов, не имея связи со штабом, начал очередную атаку, которая и на этот раз закончилась поражением. Отход армий Северо-Западного фронта перерос в неорганизованное отступление. 26 июня моторизованный корпус Манштейна захватил Даугавпилс и переправы через Двину.
    Стремительное продвижение частей Вермахта при безостановочном отступлении войск Северо-Западного фронта привело к падению Пскова (9 июля). 26 июня в войну против СССР вступила Финляндия.
    В ходе ожесточенных боев на Лужском рубеже (река Луга, 150 км от Ленинграда) силами отрядов моряков, курсантов военных училищ и дивизий народного ополчения удалось временно остановить немецкие войска.
    В августе группа армий «Север» силами 23 дивизий начала наступление на Ленинград. Ей противостояли 33 дивизии РККА. 12 августа резервная армия генерала К.М.Качанова нанесла удар у озера Ильмень в тыл немецким дивизиям. Из состава группы «Центр» был срочно переброшен на север моторизованный корпус немцев.
    Ответный удар противника был страшен — армия Качанова была разбита, и ее отступление переросло в бегство (Качанов и начальник штаба армии позже были расстреляны за «вредительство»).
    Несмотря на ожесточенное сопротивление советских частей, противник занял Новгород и — 21 августа — Гатчину (50 км от Ленинграда). 8 сентября немцы овладели Шлиссельбургом. Ленинград был окружен (с севера финскими войсками). Только прибытие в город Г.К.Жукова стабилизировало положение. Советские войска под Ленинградом устояли.

    Таблица 3

    Бронетанковые войска Германии и РККА к 22 июня 1941 г.
    на западной границе СССР

    Германия СССР
    Т-I (180 штук)
    2 пулемета (1934)
    Т-26 (9998 штук)
    Пушка калибра 45 мм
    (производился с1931 по 1941 г.)
    Т-II (746 штук)
    Пушка калибра 20 мм (1936)
    БТ-5 и БТ-7 (около 5000 штук)
    Пушка калибра 45 мм (1937)
    Т-35 (t) – чешские танки (772 штуки)
    Пушка калибра 37 мм (1935)
    Т-28 (504 штуки)
    Пушка калибра 76,2 мм (выпускался до 1940 г.)
    Т-III (965 штук)
    Пушка калибра 37 или 50 мм (1938)
    Т-35 (около 57 штук)
    Одна пушка калибра 76,2 мм и две пушки калибра 45 мм
    Т-IV (439 штук)
    Пушка калибра 75 мм (1938)
    Бронетранспортер БД-10 (3258 штук)
    Пушка калибра 45 мм
      Т-34 (967 штук)
    Пушка – 76 мм (1940)
      КВ (508 штук)
    Пушка калибра 76 или 152 мм (1940)

    Примечания. Даты в скобках обозначают год принятия на вооружение или начала серийного производства.
    Снаряд 45-миллиметровой пушки танка Т-26 пробивал броню в 47 мм с расстояния 1000 м. Снаряд немецкой пушки калибра 50 мм пробивал такую же броню с 500 м.

    Основные события.
    Западный фронт

    полосе 4-й армии группы армий «Центр» имелось шесть мостов через Буг. За 5—10 минут до начала артналета немцы захватили их. К 7 часам утра 22 июня противник ворвался в Брест. Бои за город продолжались всё утро, но силы были несоизмеримы, и части Красной армии к полудню отошли. В крепости остались не успевшие отступить воины из 6-й и 42-й дивизий, а также других разрозненных частей. С их именами и связана брестская оборона (длившаяся почти месяц).
    Утром 23 июня командование советской армии пыталось организовать контрудар силами 14-го танкового корпуса, имевшего 500 машин. Однако встречный бой закончился поражением корпуса. Другой (6-й) танковый корпус РККА имел штатную численность — 1021 танк — и наполовину был укомплектован новейшими танками Т-34 и KB, а потому должен был причинить противнику большой урон и остановить его продвижение. Во всяком случае, у немецких танковых генералов таких оперативных соединений не было ни в 1941-м, ни в последующие годы. Но 6-й мехкорпус смог лишь героически погибнуть...
    Шесть немецких пехотных дивизий вышли победителями в трехдневном сражении с танковым корпусом и тремя стрелковыми дивизиями, впервые на Восточном фронте продемонстрировав эффективность и организованность своей противотанковой обороны. Эти качества немецкие войска покажут еще не раз.
    В результате боев 22—25 июня основные армии РККА на Западном фронте были разбиты, значительная часть запасов горючего и боеприпасов потеряна. Деморализованные войска начали отдельными колоннами и группами отходить на восток.
    Противник подошел к Минску, но ожесточенное сопротивление оказала 100-я советская дивизия генерал-майора И.Н.Руссиянова, которая не только остановила врага, но и перешла в наступление. Лишь значительный перевес сил противника заставил дивизию отступить. Это показало, что при хорошей организации и руководстве наши армии и дивизии были способны дать отпор врагу.
    28 июня пал Минск. Командующий Западным фронтом Павлов и начальник штаба Климовских были арестованы, обвинены Ставкой в поражении войск и расстреляны. Возглавил воссозданный и пополненный новыми армиями Западный фронт нарком обороны С.К.Тимошенко.
    Наступающим на Витебск немецким механизированным частям Гота (7 дивизий) и Гудериана (9 дивизий) предстояла встреча с советскими войсками второго стратегического эшелона (5 армий — 42 дивизии, 2 мехкорпуса), о существовании которого немецкое командование не подозревало.
    6 июля в районе между Оршей и Витебском произошло крупнейшее танковое сражение, в ходе которого два мехкорпуса Западного фронта (1300 танков) нанесли фланговый удар по двум танковым дивизиям Гота (менее 300 танков). За три дня боев наши мехкорпуса потеряли 832 танка и отступили. 10 июля немцы взяли Витебск.
    Несмотря на численное превосходство советских армий и упорное сопротивление, танковые части Гудериана 16 июля прорвали фронт, ворвались в Смоленск и двинулись дальше. До Москвы оставалось 350 километров.
    Предыдущие 700 километров противник преодолел за три недели. За 18 дней Западный фронт потерял в общей сложности 4799 танков, 9400 орудий и минометов, 1777 самолетов.

    Основные события.
    Юго-Западный фронт

    Самая мощная группировка советской армии была сосредоточена на Украине. В период с 22 по 25 июня германским соединениям удалось продвинуться на глубину до 100 км. Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Кирпонос решил утром 26 июня ввести в сражение подошедшие резервы и разгромить противника. Замысел контрудара заключался в том, чтобы силами шести механизированных корпусов атаковать фланги 1-й танковой группы Клейста с севера и юга и разгромить ее западнее Луцка—Ровно.
    В период с 23 по 25 июня танковые и механизированные соединения из глубины округа, совершая утомительные марши и теряя по пути технику, сосредоточились в районе городов Луцк, Ровно, Броды. Именно здесь, а не под Прохоровкой в 1943 г., с 23 по 29 июня развернулось крупнейшее за всю войну танковое сражение, в котором участвовало с обеих сторон почти 2,5 тысяч боевых машин (более 1700 советских танков и около 600 немецких).
    Сначала в бой вступили 22-й (обратите внимание на номер мехкорпуса РККА), 4-й и 15-й корпуса. Своего пика битва достигла с выдвижением 9-го, 19-го и 8-го мехкорпусов. Бронетанковые войска наносили удар с целью окружения 1-й танковой группы Клейста. Основную силу представляли два «южных» корпуса, насчитывавших до войны 1700 машин, включая 431 танк Т-34 и 170 танков KB. Но командование фронта заставило корпуса пройти форсированным маршем несколько сот километров, после чего в районы наступления вышло лишь немногим более половины танков.
    Перед войной в Киевском округе было сосредоточено 50% новых советских танков, и немцы это ощутили. Боевые качества советского танка Т-34 оказались для германских войск полной неожиданностью.
    Вот какое донесение направил командир батареи 37-миллиметровых противотанковых пушек 42-го батальона истребителей танков: «Совершенно неизвестный тип танков атаковал наши позиции. Мы немедленно открыли огонь, но наши снаряды не могли пробить броню танков и только с дистанции 100 метров огонь стал эффективнее».
    Другой немецкий офицер, из 4-го танкового батальона, докладывал: «Снова и снова наши танки разваливались от прямых попаданий советских снарядов. Наступательный порыв иссяк, его заменило чувство собственной неполноценности, поскольку против русских танков мы бессильны».
    Немецкие командиры заговорили о «танковом терроре русских». Тем не менее немцы смогли бороться с новейшими машинами, применяя тактику засад, используя 88-миллиметровые зенитные пушки, уклоняясь от неравного боя, применяя тактическую гибкость.
    Командир одного из немецких орудийных расчетов докладывал о том, что его орудие двадцать три раза попало в один и тот же танк Т-34 и, лишь когда снаряд угодил в основание башни, танк вышел из строя.
    Действительно, Т-34 оказался великолепной боевой машиной. Но сам упомянутый в немецком донесении факт говорит о более чем слабой подготовке экипажа, который так и не смог уничтожить орудие, успевшее сделать двадцать три выстрела.
    Несмотря на полное техническое превосходство, контрудары Красной армии в районе Луцка—Ровно потерпели неудачу. Германская 1-я танковая группа потеряла около 260 танков, но с 26 по 29 июня на участке, где сражались мехкорпуса, танки Клейста продвинулись еще на 120 километров.
    Таким образом, в начале войны на юго-западном направлении Вермахту не удалось окружить советские войска. Генерал Бутлар писал: «Ведя тяжелые кровопролитные бои, войска группы армий “Юг” могли наносить противнику лишь фронтальные удары и теснить его на восток. Моторизованным немецким соединениям ни разу не удалось выйти на оперативный простор или обойти противника, не говоря уже об окружении сколько-нибудь значительных сил русских».
    Тем не менее и на Украине самая значительная группировка Красной армии потерпела тяжелое поражение; потери в одних только танках составили около 3000 машин, т.е. 60% от парка Юго-Западного фронта на 22 июня.

    Катастрофа под Киевом

    2 августа германские войска отрезали советские части от Днепра и полностью окружили их в районе Умани. В окружении оказались 15 дивизий. Вырваться из кольца не удалось почти никому. Многие бойцы и командиры оказались в немецком плену, в том числе два командарма. Всего немцы тогда взяли в плен 103 тысячи человек, захватили 317 танков, 858 орудий.
    Для предотвращения окружения войск Юго-Западного фронта в районе Киева (Ставка не отдала приказа об их отступлении) войскам Брянского фронта (генерал Еременко) был отдан приказ атаковать 2-ю танковую группу Гудериана. 25 августа по головному корпусу Гудериана нанесли удары в правый фланг четыре пехотные дивизии, а с юга — танковая дивизия и воздушно-десантный корпус Брянского фронта генерала Еременко. Немецкие войска были усилены полком «Великая Германия». Этому полку удалось оттеснить части 13-й армии обратно за Десну.
    Гудериан осуществлял свой прорыв на Конотоп силами 8 дивизий и одного элитного полка. Против них в общей сложности были задействованы войска трех советских армий (13 дивизий) при наличии советского превосходства в воздухе. Однако 7 сентября части Гудериана захватили Конотоп, в тот же день части германской армии завязали бои в Чернигове.
    Таким образом, соединениям Брянского фронта не удалось предотвратить выход противника в тыл войскам генерала Кирпоноса. Во 2-й танковой группе Гудериана оставалось 190 исправных танков...
    В окружении под Киевом оказались пять советских армий. Генерал Кирпонос пытался организовать прорыв своих войск из окружения. Однако управление войсками было потеряно. Киев пал 19 сентября. Юго-Западный фронт был полностью разгромлен, немцы захватили 3718 орудий, 884 танка и 665 тысяч пленных.
    Поражение Юго-Западного фронта привело к тому, что противник ворвался в Донбасс, захватил Левобережную Украину, осадил Одессу и вышел на подступы к Крыму. Лишь благодаря вводу новых резервов осенью удалось воссоздать фронт обороны и остановить немцев под Харьковом.

    Основные события.
    Южный фронт

    Армии Южного фронта были достаточно сильными приграничными группировками, чтобы попытаться разбить румынские вооруженные силы и дать достойный отпор немецкой 11-й армии (около 100 000 человек). Советская сторона располагала 5554 орудиями и минометами против примерно стольких же у противника, 769 танками (60 из них Т-34 и KB) против 60 безнадежно старых румынских танков французского производства времен Первой мировой войны, 1216 самолетами против примерно 600 противника, многие из которых (румынские) также устарели.
    Начав наступление 2 июля (Румыния объявила войну СССР именно в этот день), противник уже 16 июля овладел Кишиневом при полной неудаче двух советских мехкорпусов — 16-го и 18-го, созданных для сокрушающей атаки. Напряженные бои развернулись у Кишинева. Советские корпуса нанесли удары во фланг соединениям противника. Тем не менее мехкорпусам Красной армии при 500 танков не удалось разгромить 7 германских пехотных дивизий.

    Итоги и причины поражения Красной армии
    в начале Великой Отечественной войны

    Материал для рассказа учителя

    К 9 июля сокрушительными ударами Вермахт разгромил 6 армий Северо-Западного и Западного фронтов. Группа армий «Север» форсировала Западную Двину и заняла Псков, войска группы армий «Центр» вышли на линию Полоцк—Витебск—Орша—Жлобин, продвинувшись в глубь территории СССР на 400—600 км. На Юго-Западном фронте советские части с 1 июля начали отходить к линии старых укрепленных районов (Линия Сталина), но подвижные соединения танковой группы Клейста успели преодолеть эти укрепления еще до занятия их советскими частями. 9 июля группа армий «Юг» на Украине, несмотря на подавляющее превосходство РККА в живой силе и технике, продвинулась на 300—350 км. План «Барбаросса» развивался успешно.
    Потери Красной армии на 10 июля были просто катастрофическими — 815 700 человек, 21 500 орудий и минометов, 4013 самолетов и 12 249 танков. Были уничтожены либо оставлены противнику гигантские запасы военной амуниции, снаряжения, боеприпасов, горючего и боевой техники.
    13 июля советское радио сообщило: «Лучшие немецкие дивизии истреблены советскими войсками. Потери немцев убитыми, ранеными и пленными за этот период боев исчисляются цифрой не менее миллиона. Наши потери убитыми, ранеными и без вести пропавшими — не более 250 тысяч человек. Немецкие войска потеряли более 3000 танков, за этот же период мы потеряли 1900 самолетов и 2200 танков. Советская авиация ... по уточненным данным, уничтожила более 2300 немецких самолетов и продолжает систематически истреблять самолеты противника. Точно установлено, что немецкие самолеты уклоняются от встречи в воздушных боях с советскими истребительными самолетами. Такова действительная картина потерь немецких и советских войск».
    Однако реальные потери Вермахта к 10 июля составили 79 058 человек, 1061 орудие и миномет, 826 самолетов и 350 танков.

    Таблица 4

    Потери РККА и Вермахта с 22 июня по 10 июля

      РККА Вермахт
    Личный состав 815 700 79 058
    Орудия и минометы 21 500 1061
    Самолеты 4013 826
    Танки 12 249 350

    Коллективная работа

    Настало время попытаться вместе определить причины сокрушительного поражения войск Красной армии в начальный период войны. Какие причины поражений, или «временных неудач», как эти события охарактеризовал товарищ Сталин, мы можем найти в материале учебных пособий?
    Учащиеся внимательно читают текст параграфа. Варианты ответов после обсуждения фиксируются на доске.
    Авторы различных учебников в целом сходно объясняют неудачи РККА в 1941 г. Учитель и школьники разбирают предложенные в пособиях построения.

    Версия № 1. 
    Несмотря на многочисленные донесения разведки (Рихард Зорге и другие) и перебежчиков, Сталин «упрямо игнорировал все донесения и предостережения о нависшей над страной угрозе», убедив себя, что Германия не нападет на СССР, пока не разделается с Англией. Большевистский лидер опасался дать немцам повод обвинить СССР в подготовке к войне и нарушении пакта о ненападении.
    Поэтому войска приграничных округов накануне вторжения Вермахта не были вовремя приведены в боевую готовность.
    Такое построение поражает своей нелогичностью. Во-первых, представления, будто Сталин «упрямо игнорировал» очевидное, «убедил себя», «опасался», ставят под сомнение вменяемость советского лидера, который, однако, всегда отличался трезвой расчетливостью. Во-вторых, пытаясь всеми силами избежать обвинений со стороны Германии в подготовке к войне, Сталин в то же время сосредотачивал колоссальную армию на границе. В-третьих, если Германия «разделалась» бы с Англией, во что якобы свято верил Сталин, то это означало бы окончание Второй мировой войны; непонятно становится, почему после этого Германия обязательно должна была напасть на СССР? Наконец, не следует забывать о том, что приграничные округа были не простыми, а особыми. На то они и особые, чтобы постоянно находиться в боевой готовности.
    Если не приписывать Сталину иррациональность действий накануне войны, приходится признать, что у него была какая-то вполне веская причина не готовиться к оборонительной войне против Германии. О том, какой расчет двигал тогда Сталиным, историки спорят до сих пор.
    Следует иметь в виду и следующее обстоятельство. Для того чтобы начать военные действия против другой страны, нужен повод. Ни одна агрессия не начиналась «просто так». В.Суворов считает, что Сталин не успел первым напасть на Германию и планировал это сделать 6 июля 1941 г. Критика со стороны его оппонентов по этому поводу вполне справедлива. Сталин не мог «развязать неспровоцированную агрессивную войну» и отдать приказ о начале военных действий против Гитлера. Нужен был повод.
    Идеальным вариантом стало бы нападение Германии. Зная соотношение сил накануне войны на границе, любой аналитик сделал бы только один вывод — неминуемое поражение Вермахта в самом начале войны. Именно поэтому в обращении Молотова 22 июня не было ни тени сомнения в неизбежном и быстром поражении агрессора. Вот тогда, уже как жертва агрессии, Красная армия и должна была нанести «сокрушительный удар», положив начало «освободительному походу» в Европу.

    Версия № 2.
    Вероломное нападение Германии «застало врасплох большинство дивизий и полков приграничных военных округов».
    Финляндия объявила войну СССР только 26 июня, что всё равно не спасло войска Северного фронта (Ленинградского особого военного округа) от поражения. Румыния вступила в войну против СССР 2 июля. Это не изменило ситуацию в пользу войск Южного фронта. Наконец, внезапностью можно объяснить события нескольких дней начала войны, но не месяцев.

    Версия № 3. 
    Репрессии Сталина в РККА в 1930-е гг., «обезглавившие командную верхушку» и «отучившие оставшихся в живых от принятия самостоятельных решений».
    Данная причина является скорее гипотетической, чем реальной. Она не может объяснить «временные неудачи» РККА в начале войны. Мы не можем утверждать определенно, что репрессированные военные воевали бы лучше, чем оставшиеся в живых. Во всяком случае, командиры, реабилитированные накануне войны и впоследствии ставшие знаменитыми генералами и маршалами, не оказали влияния на ход боевых действий в начальный период противостояния с немцами.

    Китайскому мудрецу Конфуцию приписывают изречение: «Очень трудно поймать черную кошку в темной комнате, особенно тогда, когда ее там нет». Авторы учебников предлагают заняться чем-то типологически сходным. Но мы-то знаем, что причины событий не стоит искать ни в намеренно затемненной комнате, ни под услужливо зажженным фонарем. Поэтому испробуем иной путь поиска.
    Два вопроса, требующие ответа, дадут нам ключ к решению проблемы.
    1. Как можно объяснить столь чудовищные потери военной техники РККА?
    2. С чем связаны непропорционально высокие потери личного состава и большое количество пленных красноармейцев — по сравнению с Вермахтом?
    Общий итог приграничных сражений очевиден. Везде, от Черного моря до Карелии, Красная армия, за исключением отдельных частей, воевала плохо и откатывалась далеко на восток в глубь страны. Даже там, где у нее возникал перевес в личном составе и технике, она всё равно терпела поражение.
    Северо-Западный фронт потерял 2523 танка; Западный за тот же период — 4799 танков; Юго-Западный — 4381 танк; Карельский фронт — 546 танков. Итого 12 249 танков! Цифра фантастическая. Это значит, что на каждый немецкий подбитый танк приходилось 10 советских. Даже если часть танков была взорвана при отступлении в силу объективных причин (поломки, отсутствие горючего), все равно остается только подивиться тому, что немцам удалось за 2,5 недели уничтожить столько танков, и тому, что советскому командованию удалось угробить столько военной техники за такой короткий срок.
    Как можно объяснить такие огромные потери военной техники РККА в начале войны?

    Факт № 1.
    На практическую подготовку механика-водителя танка накануне войны в Красной армии отводилось всего 5 часов, а многие имели лишь 1,5—2 часа практики вождения, в то время как в Вермахте — не менее 50 часов. Мы неустанно наращивали выпуск танков, а немцы повышали уровень подготовки экипажей. Бывшие командиры жалуются в своих мемуарах, что их подчиненные не успели освоить новую технику, а разве можно было ее освоить за 2 часа? Такое же положение было и в подготовке советских летчиков перед войной.

    Факт № 2.
    На низкую боевую подготовку всех звеньев Красной армии указывали в своих воспоминаниях и советские маршалы. Правда, делали это они в оригинальной форме, возлагая всю ответственность на рядовых солдат. У противника «было много танков, а 19-я армия их почти не имела, — объясняет маршал Еременко. — Наши войска не имели достаточного опыта борьбы с танками. Тяжелая артиллерия оказалась неповоротливой и также не имела опыта борьбы с танками. Пехота и кавалерия при появлении танков чаще всего уходили в недосягаемые для танков районы — в леса и болота».
    Другими словами, красноармейцы попросту разбегались при первом натиске противника.
    «В мирное время мы учили наши стрелковые войска укрываться от танков в противотанковые районы, щели и окопы, если они отрыты. В результате такой учебы ... получив сигнал о появлении танков врага, наши роты, батальоны, полки иногда метались в поисках укрытий, нарушали боевые порядки, скапливались в противотанковых районах. Авиация противника ... засекала места скопления нашей пехоты, наносила по ним сильнейшие удары».

    Факт № 3.
    Генерал Меллентин оставил описание танковых сражений 1941 г.: «Первые операции танковых армий [РККА] заканчивались полным провалом. Плотными массами танки сосредоточивались перед фронтом немецкой обороны, в их движении чувствовалась неуверенность и отсутствие всякого плана. Они мешали друг другу, наталкивались на наши противотанковые орудия. В эти дни отдельные немецкие противотанковые пушки и 88-миллиметровые орудия действовали наиболее эффективно: иногда одно орудие повреждало и выводило из строя свыше 30 танков за один час. Нам казалось, что русские создали инструмент, которым они никогда не научатся владеть».

    Вывод.
    Несмотря на беспрецедентную в истории милитаризацию всей жизни страны, вооруженные силы РККА оказались не готовыми к требованиям современной войны. Тактическая безграмотность командиров, низкий уровень боевой подготовки красноармейцев привели к тому, что Красная армия, имея материальное превосходство, терпела одно поражение за другим.

    Отрывки из документов и мемуарной литературы призваны расширить и дополнить представления школьников о причинах поражения РККА в начальный период войны. Основная цель работы с источниками — выяснение причин огромных потерь (в том числе военнопленными) среди красноармейцев.
    Огромное качественное и количественное превосходство РККА в военной техники, большой численный перевес в личном составе, неиссякаемые резервы Красной армии привели к крайнему напряжению сил Германии на Восточном фронте. Несмотря на сокрушительные поражения советских Вооруженных сил в этот период, немецкое командование и солдаты Вермахта столкнулись с упорным сопротивлением отдельных частей.

    Документ 6.
    Из дневника начальника германского Генерального штаба Гальдера

    Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов: теперь это уже недопустимо.

    Документ 7.
    Из книги подполковника Греффрата «Война в воздухе»

    Гибкость и оперативность управления войсками со стороны [немецких] командиров всех степеней как в низшем, так и в среднем и в высшем звеньях, отличная боевая выучка и опыт одержали верх над противником, хотя он часто имел превосходство в людях и боевой технике. Однако в результате упорного сопротивления русских уже в первые дни боев немецкие войска понесли такие потери в людях и технике, которые были значительно выше потерь, известных им по опыту кампаний в Польше и на Западе.
    Стало совершенно очевидным, что способ ведения боевых действий и боевой дух противника, равно как и географические условия данной страны, были совсем непохожими на те, с которыми немцы встретились в предыдущих «молниеносных войнах», приведших к успехам, изумившим весь мир.

    Документ 8.
    Из письма немецкого офицера о боях под Киевом

    С расстояния в 600 метров мы открыли огонь, и целые отделения в первой волне атакующих повалились на землю... Уцелевшие одиночки тупо шли вперед. Это было жутко, невероятно, бесчеловечно. Ни один из наших солдат не стал бы двигаться вперед. Вторая волна тоже понесла потери, но сомкнула ряды над трупами своих товарищей, павших в первой волне. Затем, как по сигналу; цепи людей начали бежать. С их приближением доносилось нестройное раскатистое: «Ура-а-а!»...
    Первые три волны были уничтожены нашим огнем... Пулеметы раскалились от непрерывного огня, и часто приходилось прекращать стрельбу для замены стволов...
    Количество, продолжительность и ярость этих атак совсем истощили нас и довели до оцепенения. Не буду скрывать, они испугали нас.

    Неумение воевать советское командование компенсировало атаками красноармейцев тесным строем на позиции противника, что вело к огромным потерям. То, что эпизод из письма немецкого офицера был не единичным, а распространенным явлением, отметила немецкая разведка в обобщающем документе.

    Документ 9.
    Из документа немецкой разведки (январь 1942 г.)

    Опыт войны на Востоке. Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда данной схеме — большими людскими массами — и повторяются несколько раз без всяких изменений... Отбитые атаки повторяются снова, не щадя сил и ничего не меняя...
    Таким образом, для отражения атак русских нужны крепкие нервы и сознание того, что наше прекрасное стрелковое оружие в состоянии противостоять массовому наступлению русских...
    Отражение такого рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько от того, выдержат ли нервы. Лишь закаленные в боях солдаты были в состоянии преодолеть страх, который охватывал каждого.

    Документ 10.
    Из статьи писателя солдата-фронтовика В.Быкова
    «За Родину, за Сталина!»

    Правилом ... была полная покорность перед старшими и беспощадная жестокость по отношению к подчиненным; на этом в войну преуспели многие. Именно степень требовательности, а не что-либо другое, определяла карьеру самых выдающихся полководцев сталинской школы.

    Поражения на фронте, разочарование в собственном командовании, которое не умеет хорошо воевать, не ценит солдатские жизни, сильно сказывалось на настроениях и боеспособности красноармейцев.

    Документ 11.
    Из воспоминаний маршала К.К.Рокоссовского

    Нанесенный врагом неожиданный удар огромными силами и его стремительное продвижение в глубь территории на некоторое время ошеломили наши не подготовленные к этому войска. Они подверглись шоку... Наблюдались случаи, когда даже целые части, попавшие под внезапный фланговый удар небольшой группы вражеских танков и авиации, подвергались панике...
    Беспорядочное движение мчавшихся поодиночке и группами машин больше напоминало паническое бегство, чем организованную эвакуацию.

    Документ 12.
    Из справки НКВД

    За период с 29 июня по 1 июля 3-м отделом Юго-Западного фронта задержано дезертиров 697 человек, в том числе 6 человек начсостава. Из числа бежавших с фронта командованием частей расстрелян за дезертирство 101 человек. В 99-й дивизии (лучшая дивизия Красной армии!) во время боя 80 человек отказались стрелять. Все они командованием расстреляны перед строем.

    За первый месяц боев только в полосе Юго-Западного фронта были задержаны более 75 тысяч дезертиров — целая армия. Из них решением трибунала 411 человек приговорены к расстрелу. С 22 июня по 1 июля части 26-й армии потеряли убитыми 391 человека, ранеными — 953 человека и разбежалось до 4000 человек.

    Документ 13.
    Из справки НКВД

    С начала войны по 10 октября с.г. особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта... По постановлениям особых отделов и по приговорам военных трибуналов расстрелян 10 201 человек, из них перед строем 3321.

    За годы Великой Отечественной войны были расстреляны по приговору трибунала 300 000 военнослужащих советской армии. Для сравнения: потери США во второй мировой войне составили 300 000 человек.
    Генерал А.В.Горбатов оставил воспоминания об «обороне» Демидова. Этот город, являвшийся важным узлом шоссейных дорог, защищали части полностью укомплектованного личным составом и техникой стрелкового корпуса. Вот краткое описание действий этого соединения.

    Документ 14.
    Из воспоминаний А.В.Горбатова

    Не доехав километра три до переднего края обороны, я увидел общий беспорядочный отход по шоссе трехтысячного полка. В гуще солдат шли растерянные командиры различных рангов. На поле изредка рвались снаряды противника, не причиняя вреда...

    Указав полку новую линию обороны, Горбатов поехал разыскивать «нашу артиллерию».

    В лесу, справа от шоссе, я нашел корпусной артиллерийский полк и обнаружил, что его орудия не имеют огневых позиций, у командиров полков, дивизионов и батальонов нет наблюдательных пунктов. Собрав артиллеристов, пристыдил их и дал необходимые указания.

    Когда на следующий день немцы вышли к Демидову, то посланный помочь войскам организовать оборону комбриг Горбатов не обнаружил в городе ни стрелкового полка, ни артдивизиона. Немцы взяли Демидов без единого выстрела. Стрелковый корпус фактически разбежался, даже не вступая в бой.

    Документ 15.
    Из донесения заместителя Кирпоноса генерала Ф.С.Иванова
    о своей инспекционной поездке в войска

    Моральное состояние пехоты 27-го и 36-го стрелковых корпусов очень низкое...
    Много случаев оставления артиллерии и боевых машин на дорогах и на поле боя. Мною созданы заградительные отряды, но их стремятся обойти полями. Проверяя организованную мною из задержанных разрозненных частей оборону в Ровно, последнюю не обнаружил. Разошлась...

    Документ 16.
    Из письма Сталину писателя Богданова

    Я видел массу примеров героизма, но я видел и то, как целыми взводами, ротами переходили на сторону немцев, сдавались в плен с вооружением без всяких «внешних» на это причин. Раз не было внешних, значит, были внутренние.

    Советское руководство, видя развал армии, массовую сдачу в плен солдат и нежелание их воевать за тоталитарное государство, ответило испытанным средством — репрессиями.
    16 августа 1941 г. Сталин подписал приказ № 270. В соответствии с этим приказом сотни тысяч и миллионы солдат, уже попавших в плен, зачислялись в предатели и дезертиры. Каждый боец и командир, отправляясь на фронт, теперь знал, что оставляет у советской власти в заложниках членов своей семьи. Члены семей «изменников Родины» не только лишались государственной поддержки, но подлежали аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет.
    Как и следовало ожидать, приказ вождя вызвал очередную кампанию по «закручиванию гаек», что привело к массовым репрессиям на фронте. Прошло меньше двух месяцев и нарком обороны в приказе № 0391 от 4 октября 1941 г. вынужден был отметить: «За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к свои подчиненным... Повседневная воспитательная работа в частях в ряде случаев подменяется руганью, репрессиями и рукоприкладством».

    Документ 17.
    Маршал Жуков о директиве от 15 мая 1941 г. с предложением превентивного удара

    Сталин отклонил эту директиву. Жуков заметил:

    Сейчас же я считаю: хорошо, что он не согласился тогда с нами. Иначе, при том состоянии наших войск, могла бы произойти катастрофа гораздо более крупная, чем та, которая постигла наши войска в мае 1942 г. под Харьковом.

    Масштабы потерь Красной армии и разгром ее основных сил приводили к выводу противника о скорой своей победе.

    Документ 18.
    Из дневника начальника германского Генерального штаба Гальдера

    3 июля… В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил сухопутной русской армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена... Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдет не столько о разгроме вооруженных сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы.

    4 июля Гитлер заявил: «Я все время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически он войну уже проиграл».
    Но иллюзии руководства Германии о быстром окончании войны скоро развеются под Москвой. Война только начиналась…

    Основные выводы

    1. Неумение Красной армии воевать — вот в чем заключался подлинный шок и для руководства, и для страны в первые недели войны.
    2. Главной причиной катастрофы 1941 г. стала не внезапность германского нападения и не неготовность СССР к войне, а преимущество Вермахта в боевой подготовке и больший профессионализм немецкой армии.
    Сталин знал, что по всем количественным показателям Красная армия значительно превосходит Вермахт, что по качеству советская военная техника лучше немецкой. Поэтому он был убежден в том, что враг будет остановлен и потерпит поражение на границе. Но страшные поражения войск Красной армии в начале войны показали, что расчеты руководства страны на скорую победу не оправдались.
    На полях сражений в 1941 г. столкнулись две противоположные системы: качества и количества. Качество неизменно одерживало верх.
    Вермахт с небольшими по численности танковыми войсками громил всё на своем пути. Было мало истребителей, но немецкие летчики сбивали столько самолетов противника, чтобы обеспечить господство в воздухе. Несмотря на подавляющий численный перевес противника, по количеству асов Люфтваффе лидировала до конца войны. 104 летчика германских ВВС сбили по 100 и более советских самолетов.
    Немецкие солдаты доверяли своему командованию, демонстрируя высочайший моральный дух. Они преодолевали все препятствия.
    3. Низкий моральный дух значительной части красноармейцев, нежелание воевать за сталинское государство.
    На настроении части солдат сказывались последствия коллективизации и раскулачивания, массового голода, бесправного положения крестьян, прикрепления рабочих к предприятиям и сверхэксплуатации их труда, массовых репрессий и создание индустрии подневольного труда заключенных, снижение жизненного уровня основной части населения СССР в предвоенные годы.
    Чтобы понять, насколько противоречивые и неоднозначные настроения царили и на фронте, и в тылу, достаточно обратиться к сводкам органов госбезопасности.

    Документ 19.
    Из сводок органов НКВД (23 июня 1941 г.)

    Нет предела нашему возмущению. Гитлер посягнул на священные рубежи первой в мире страны социализма. Наш гнев не беспредметный; он вооружает на героические дела как на фронте, так и в тылу (Хасин, сотрудник издательства)…
    Гитлер в данном случае просчитался, так как весь трудящийся народ готов к защите Советского Союза. Каждый труженик будет драться за победу над фашизмом (рабочий)…
    Сейчас половина народа СССР озлоблена против советской власти. Много людей сидят в тюрьмах, а у крестьян плохое настроение, так что воевать будет трудно. Народ будет против нашего правительства (Гребенщиков, врач железнодорожной больницы)...
    Победа советской власти в этой войне сомнительна. Если в 1919—1920 гг. народ шел за свободу, за свои права, то теперь ему не за кого умирать. Советская власть довела народ до крайнего озлобления (Курбанов, начальник стройуправления «Интурист»)…
    В выступлении Сталина по случаю
    24-й годовщины Октябрьской революции на торжественном заседании Моссовета 6 ноября 1941 г. есть неожиданные на первый взгляд, но вполне объяснимые слова: «По сути дела, гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме. Известно, что гитлеровцы так же охотно попирают права рабочих, права интеллигенции и права народов, как попирал их царский режим, что они так же охотно устраивают средневековые погромы, как устраивал их царский режим».

    Материал для рассказа учителя

    Гитлеровские войска пришли в нашу страну не как освободители от сталинизма, а как поработители. Основной целью в ходе войны Германии было уничтожение национальной государственности народов СССР и этническое уничтожение многих народов. Сохранение немецкими властями колхозов на оккупированной территории рассеяло иллюзии крестьян о возможности освобождения от сталинского крепостничества.
    Уничтожение сотен тысяч пленных красноармейцев не оставило выбора для советских солдат. Карательные акции против мирного населения в ходе установления «нового порядка» привели к развитию партизанского движения. Это даже не был выбор меж двух зол — сталинизм и «новый порядок» — выбора для народов СССР не было.
    Именно политика Гитлера на оккупированных территориях превращала войну в действительно Отечественную. И этим не преминуло воспользоваться сталинское руководство.
    Сталин в докладе в честь 24-й годовщины Октябрьской революции говорил о «глупой политике Гитлера, превратившая народы СССР в заклятых врагов нынешней Германии».
    Перелом в войне начался под Москвой, когда Вермахт впервые потерпел крупное военное поражение, не только военное, но и идеологическое, и политическое.

    От Смоленска до Москвы. Смоленское сражение

    Материал для рассказа учителя

    10 июля Государственный комитет обороны принял постановление о создании командований трех главных направлений:
    Северо-Западного во главе с маршалом К.Е.Ворошиловым;
    Западного под командованием маршала С.К.Тимошенко;
    Юго-Западного, которое возглавил маршал С.М.Буденный.
    Этим же постановлением Ставка Главного командования была преобразована в Ставку Верховного командования во главе со Сталиным.
    Германский генеральный штаб предполагал, что в распоряжении советского командования на всем фронте имелось не более 66 боеспособных дивизий. Считая, и небезосновательно, что основные силы Западного фронта разгромлены, немецкое командование приняло решение, не дожидаясь подхода пехотных частей, силами танковых соединений окружить и уничтожить войска противника в районе Смоленска, молниеносным броском устремиться к Москве и в начале августа занять ее.
    Поэтому Восточный фронт Вермахта лишался каких-либо пополнений. Между тем, спустя всего три недели после этого совещания количество «выявленных» советских дивизий выросло до 350.
    Против советского Западного фронта в новой операции действовала группа армий «Центр» силами 16 дивизий. Не дожидаясь их подхода, танковым группам Гота и Гудериана предстояло, наступая на Смоленск, рассечь войска Западного фронта и окружить их. Немцам на смоленском направлении противостояли шесть советских армий (около 30 дивизий).
    2-я танковая группа Гудериана наносила удар на Ельню — в обход Смоленска с юго-запада. Войска Гудериана, почти не встречая противодействия, провели форсирование Днепра в районе Могилева. В боях за город были окружены соединения 13-й армии (5 дивизий). Советские войска держались в окружении до 26 июля.
    Немецкая 3-я танковая группа из района Витебска осуществляла удар, обходя Смоленск с северо-запада. 16 июля немцы завладели Невелем, а 20 июля их части, разбив нашу танковую дивизию, ворвались в Великие Луки. Генерал Конев направил 3 дивизии для контрудара, но две немецкие танковые дивизии их просто разметали во встречном бою.
    13 июля стрелковый корпус генерала Петровского удачно развил наступление на Бобруйск. За успешное руководство вверенными войсками Петровскому было присвоено звание генерал-лейтенанта. Лишь 13 августа германские войска форсировали Днепр и окружили стрелковый корпус. 17 августа генерал-лейтенант Петровский погиб у селения Скепня. Немцы, опознав труп, похоронили советского генерала со всеми воинскими почестями. На его могиле был установлен крест с надписью: «Генерал-лейтенант Петровский, командир Черного корпуса».
    Дело в том, что стрелковый корпус был корпусом штрафным, как и многие корпуса и дивизии армий второго эшелона. Основной контингент в них составляли заключенные, одетые в черную лагерную форму, что не преминула отметить немецкая разведка.
    Знаменательно, что формировать эти армии начали еще осенью 1940 г., а в середине июня 1941 г. их уже выдвигали к западным границам. Командовали этими соединениями тоже ранее репрессированные и позже реабилитированные комбриги и комдивы: Петровский, Рокоссовский, Лукин, Горбатов и другие.
    Немецкие войска окружили под Смоленском 3 армии (12 дивизий). Ликвидация Смоленского котла продолжалось до 5 августа, противник захватил 350 000 пленных, 2000 танков и 1900 орудий. После окружения советских войск под Смоленском основные силы группы «Центр» (танковые группы) были переданы группам армий «Юг» и «Север».
    Всего московское направление прикрывали около 60 советских дивизий. Вся группа армий «Центр» в августе состояла из 13 дивизий.
    Наступательная операция продолжалась только в районе Ельни. Жуков бросал войска Резервного фронта на Ельню весь август. Однако немцам удалось отбить атаки. На этот раз Ельню пытались освободить 10 советских дивизий, а с немецкой стороны оборону держали три пехотные и танковая дивизии. Ценой больших потерь к 7 сентября удалось освободить Ельню.
    В приказе по случаю завершения операции Жуков писал: «Фашистское командование стремилось любой ценой удержать в своих руках район Ельня, не жалея для этого жизни тысяч своих солдат и офицеров. В районе Ельня нашей пехотой, артиллерией, танками и авиацией разгромлены 137-я, 78-я, 298-я, 15-я и 17-я пехотные дивизии. Некоторые из этих дивизий полностью истреблены и нашли себе могилу на поле сражения. За время боев в районе Ельня нашими войсками разгромлено в общем около восьми отборных дивизий, в том числе одна дивизия СС, противник потерял не менее 75—80 тысяч человек убитыми и ранеными».
    На самом деле около 80 тысяч человек потеряли советские войска. Потери немцев составили не более 7000 убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Ни одна из перечисленных в приказе дивизий не была разгромлена.
    5 сентября начальник Генерального штаба Вермахта Гальдер в дневнике отметил: «Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни. Противник еще долгое время, после того как наши части были уже выведены, вел огонь по этим оставленным нами позициям и только тогда осторожно занял их пехотой. Скрытый отвод войск с этой дуги является неплохим достижением командования».
    Длившееся два месяца Смоленское сражение закончилось. Ельнинская операция, несмотря на то, что не удалось окружить и уничтожить немецкие войска, стала первой успешной наступательной операцией Красной армии.

    Битва за Москву — начало перелома в войне?

    Материал для рассказа учителя

    В директиве германского. командования об операции, которая 19 сентября получила кодовое название «Тайфун», подчеркивалось, что она должна непременно пройти в самое короткое время, до начала осенней распутицы и зимы. Гитлер приказал передать на фронт последние резервы — 2 танковые дивизии.
    По замыслу германского командования группа армий «Центр» должна была тремя мощными ударами расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить их в районах Вязьмы и Брянска — и тем самым открыть путь на Москву. В дальнейшем предполагалось окружить советскую столицу с севера и юга и овладеть Москвой.
    Противник имел небольшой перевес в технике, в том числе в танках (см. таблицу 5). Но если учесть, что советская сторона была обороняющейся, перевес этот являлся несущественным. При таком соотношении сил советские войска, вполне могли удержать и обескровить противника на занимаемых рубежах. Но советская разведка так и не выяснила направление главного удара германских войск.
    Еще в июле Москва сформировала 12 дивизий народного ополчения общей численностью 160 тысяч человек, которые первоначально намечалось использовать для строительства оборонительных сооружений и в качестве резервных соединений непосредственно за линией фронта. Численность и вооружение этих дивизий были недостаточными. Фактически собирали их на войну те районы, от которых они выставлялись, и предприятия-шефы.
    Например, 1-я дивизия Ленинского района насчитывала 7908 человек, но имела на вооружении 2 тысячи винтовок, 30 пулеметов, 11 орудий и минометов и 15 танков. 7-я дивизия Бауманского района при численности 7614 человек была вооружена 3963 винтовками, 201 пулеметом, 33 орудиями. Военная подготовка ополченцев была недостаточной. Тем не менее, их бросали в бой наравне с кадровыми частями уже под Ельней. Две армии Резервного фронта были полностью добровольческими. Почти никто из ополченцев не уцелел.

    Катастрофа под Вязьмой и Брянском

    Операция «Тайфун» началась 30 сентября 1941 г., когда против войск Брянского фронта перешла в наступление
    2-я танковая группа. У Гудериана имелись 650 танков и 6 пехотных дивизий.
    Немцам удалось сравнительно легко прорвать фронт советских войск потому, что не было создано плотной обороны. Руководство войсками Брянского фронта было парализовано. Армиями фронта в течение десяти следующих суток руководил напрямую Генштаб, не зная в деталях складывавшуюся на месте обстановку.
    3 октября немецкая 4-я танковая дивизия, пройдя с боями 250 км, неожиданно для командования Брянского фронта, ворвалась в Орел. Немецкая бронетехника вышла на дорогу, ведущую к Москве. Путь на советскую столицу в первых числах октября фактически был открыт.
    6 октября все три армии фронта (27 дивизий) оказались в окружении в районе Брянска.
    После падения Орла возникла реальная угроза немецкого прорыва через Тулу на Москву с юга. Упорные бои развернулись в районе Мценска. В бригаде полковника Катукова имелось 49 танков. Катуков грамотно и умело применил метод танковых засад, устраивая их на выгодных для себя позициях. Когда утром б октября колонна немецких танков выступила из Орла, тридцатьчетверки нанесли ей столь сильный удар, что более 30 танков противника остались догорать на поле боя. Бригада Катукова в этом бою потеряла 6 танков.
    Измотав противника, бригада в ночь на 7 октября отошла на новый оборонительный рубеж. Оценил профессионализм Катукова и Гудериан: «Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить. Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике.
    Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились».
    Ожесточенные бои под Мценском длились семь суток, за это время катуковцы, по советским сводкам, подбили 133 танка и уничтожили 49 орудий. Это позволило выиграть время для организации обороны Тулы.
    В эти же дни (8 октября) советские войска Западного фронта потерпели сокрушительное поражение под Вязьмой. Высшее военное руководство РККА узнало о разгроме войск из передачи немецкого радио.
    4 октября Гитлер заявлял, что на Восточном фронте началось последнее решающее наступление и что «Красная армия разбита и уже восстановить своих сил не сможет».
    С Западного и Резервного фронтов таких данных в Генеральный штаб не поступало. Но летчики 120-го полка доложили, что «по шоссе со стороны Спас-Деменска на Юхнов движется колонна танков и мотопехоты длиной до 25 км и перед ней наших войск они не обнаружили». Командование просто не могло себе представить, что немцы способны прорваться на глубину 120 км. Сталин приказал привести в полную боевую готовность Московский оборонительный район.

    Таблица 5

    Соотношение сил Вермахта и РККА накануне операции «Тайфун»

      Группа "Центр" Западный, Резервный и Брянский фронты
    Дивизии 77 95
    Личный состав Около 1 000 000 человек Более 1 250 000 человек
    Орудия и минометы Более 14 000 9600
    Танки 1700 1400
    Самолеты,

    в том числе истребители

    950

    3311

    680

    1067

    Документ 20.
    Из воспоминаний командующего истребительной авиацией ПВО Н.А.Сбытова

    Поступил приказ Сталина: задержать наступление немцев любой ценой минимум на 5—7 суток. А чем задерживать, неизвестно. Я организовал командный пункт около Подольска... На пути немцев мы смогли поставить только тех же подольских курсантов всего лишь с двумя противотанковыми пушками и мои самолеты, штурмовавшие наступающие немецкие войска по несколько раз в день.
    Курсантов в период с 6 по 10 октября легло на полях от Медыни до Крестов три с половиной тысячи только убитыми. Вечная им память!

    На северном крыле немецких войск наступали соединения Гота в составе 415 танков. Эти дивизии прорвали русский фронт. По воспоминанию Гота, «сопротивление противника на участке прорыва танков было менее упорным, чем мы ожидали».
    Ставка потребовала от командования Западным фронтом уничтожить прорвавшуюся группировку и восстановить положение. Генерал Гот свидетельствует: «Упорные бои развернулись юго-западнее Холма. Сюда с юга подошла танковая бригада русских, которая сражалась не на жизнь, а на смерть».
    Советские танковые бригады 5 октября оказались в окружении, где и погибли, сражаясь до последнего снаряда. 6 октября танковая дивизия немцев вышла на автостраду Вязьма—Москва и оказалась в тылу советских войск. В окружение попали 37 советских дивизий. Германские войска захватили 660 тысяч пленных, 1242 танка и 5412 орудий.
    На кратчайшем направлении к Москве фронт был прорван. Германское командование пришло к выводу, что в распоряжении противника нет больше значительных сил, так как разведка отмечала участие в боях дивизий народного ополчения. Поэтому немцы решили, что резервы у военного руководства СССР исчерпаны и можно сразу начать преследование разбитых советских войск.
    Гот писал: «У противника появился союзник, которому удалось сделать то, чего, несмотря ни на какие жертвы, не могло добиться русское командование. Не русская зима, а осенние дожди положили конец немецкому наступлению. Дождь лил днем и ночью, дождь шел непрерывно, вперемежку со снегом. Дороги размокли и движение приостановилось».
    Гудериан подтверждает это свидетельство: «Дороги превратились в сплошное месиво, и наши танки двигались по ним с черепашьей скоростью, причем очень быстро изнашивалась материальная часть... Последующие недели прошли в условиях сильной распутицы».
    15 октября командующий 4-й армией фон Клюге, оценивая обстановку отмечал, что «на Восточном фронте сложилось критическое положение, ибо, с одной стороны, войска оказались в морозную погоду без зимнего обмундирования и теплых квартир, с другой — непроходимая местность и упорство, с которым противник обороняется, прикрывая свои коммуникации и районы расквартирования, чрезвычайно затрудняют продвижение наших, пока еще слабых, передовых частей».
    Конечно, распутица сказывалась и на советских войсках. Но немецкие дивизии наступали, не подготовленные к таким погодным условиям. Из-за плохой погоды Люфтваффе не могла использовать свое господство в воздухе.
    10 октября немцы возобновили наступление против войск правого крыла Западного фронта и заняли Калинин. В городе советских войск не было, вся местная милиция и несколько сот работников НКВД сбежали. Хотя от Ржева до Калинина были заранее подготовлены довольно серьезные оборонительные сооружения, которые создавали сотни тысяч рабочих в течение нескольких месяцев, в них не оказалось ни одного бойца.
    19 октября Государственный комитет обороны, созданный 30 июня, ввел в Москве осадное положение.
    23 октября пал Волоколамск. Не удалось остановить и прорвавшегося к Боровску противника; большинство подольских курсантов погибли, приняв на себя основной удар.
    Стремление генерала Жукова прикрыть основные направления на подступах к столице сопровождалось проведением контрударов, что приводило к большим потерям.
    Танки Гудериана 29 октября вышли к Туле. Попытка захватить город с хода натолкнулась на упорную оборону и окончилась провалом, причем немцы понесли большие потери. После 200—250-километрового продвижения на восток в первых числах ноября германское наступление на Москву было остановлено почти на всех направлениях.
    Немецкое верховное командование при оценке обстановки обращало внимание на то, что русские прикрывали образовавшиеся на фронте бреши отрядами ополчения, а не регулярными войсками. Это подтверждало представление немцев о том, что противник выдохся и что война на Востоке может закончиться уже в ближайшем будущем.
    На совещании командующих группами армий, состоявшемся 13 ноября в Орше, Гитлер категорически потребовал любой ценой взять Москву. Его поддержали главнокомандующий сухопутными силами Браухич, начальник генерального штаба Гальдер, командующий группой армий «Центр» фон Бок и другие. Наступление намечалось возобновить в середине ноября.
    Любопытно, что и советское руководство с нетерпением ожидало, что противник выдохнется. На параде Красной Армии в Москве 7 ноября 1941 г. Сталин откровенно заявил бойцам: «Наши людские резервы неисчерпаемы»...
    Для второго наступления на Москву германское командование располагало двумя ударными группировками, в которые входили 1000 танков, около 10,4 тысяч орудий и минометов, около 600 самолетов.
    Перед самым немецким наступлением Жуков приказал командующему 16-й армией Западного фронта нанести удар по вражеской группировке из района Волоколамска.
    «Чем руководствовался знавший обстановку командующий фронтом, давая такой приказ, мне до сегодняшнего дня непонятно», — вспоминал маршал Рокоссовский. Выполняя приказ, он послал в атаку на окопавшуюся немецкую пехоту и танки 17-ю и 44-ю кавалерийские дивизии, прибывшие из Средней Азии.

    Документ 21.
    Из журнала боевых действий 4-й танковой группы Хепнера

    Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном разве что для парадов...
    Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками, пригнувшись к шеям лошадей...
    Первые снаряды разорвались в гуще атакующих... Вскоре страшное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади... Трудно разобрать, где всадники, где кони... В этом аду носились обезумевшие лошади. Немногие уцелевшие всадники были добиты огнем артиллерии и пулеметов...
    И вот из леса несется в атаку вторая волна всадников. Невозможно представить себе, что после гибели первых эскадронов кошмарное представление повторится вновь... Однако местность уже пристреляна, и гибель второй волны конницы произошла еще быстрее, чем первой.

    В этой бойне 44-я дивизия погибла почти полностью, а в 17-й осталось 800 человек, т.е. из 6 тысяч человек в двух дивизиях уцелело восемь сотен. Деморализованная кавдивизия без приказа оставила свои позиции, ее командира и комиссара немедленно отдали под суд.
    «Тайфун», однако, выдохся. 16 ноября немцы перешли в наступление на северо-западном направлении — на Волоколамск. 16 ноября 1941 г. 316-я стрелковая дивизия готовилась в соответствии с приказом Жукова к наступлению, когда около 11 часов появились немецкие танки. Рубеж у разъезда Дубосеково занимал 2-й батальон 1075-го полка 316-й дивизии генерала Панфилова, которым командовал полковник И.В.Карпов. Политруком 4-й роты этого батальона был В.Е.Клочков.
    Первую атаку передового отряда немцев полк отбил, уничтожив 6 танков. К 16 часам, после ожесточенного 40-минутного боя, противник смял позиции
    2-го батальона и вклинился в оборону 316-й дивизии. За два дня боев 1075-й стрелковый полк потерял 400 человек убитыми, 100 человек ранеными и 600 пропавшими без вести.
    Тем временем вслед за отступающей армией Рокоссовского немцы форсировали Истринское водохранилище и заняли Солнечногорск, но в районе Яхромы были остановлены частями 1-й ударной армии.
    Неудачей закончилась попытка противника пробиться на юго-западном направлении к Кашире. Армия Гудериана была отброшена и перешла к обороне. На центральном участке наступления с 1 по 4 декабря немцы в результате ожесточенных боев были остановлены у Звенигорода и на реке Наре. Таким образом, к началу декабря немецкое наступление на Москву выдохлось.
    Красная армия остановила Вермахт на всех направлениях. Ударные группировки противника были измотаны и обескровлены.
    Немцы были вынуждены перейти к обороне, не достигнув поставленной цели. «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьезное поражение, которое из-за упрямства верховного командования повело в ближайшие недели к роковым последствиям», — писал Гудериан.
    В докладе отдела цензуры полевой почты 2-й армии отмечалось: «Моральный подъем, который войска испытывали в связи с громадными успехами в предыдущие месяцы, в ноябре не наблюдается».
    Командующий 4-й танковой группой Хепнер докладывал: «Люди настолько измотаны, что с ними ничего нельзя поделать. Причиной являются ужасные холода, плохие условия расквартирования и непрерывные бои».
    5—6 декабря войска Западного, Юго-Западного и Калининского фронтов начали знаменитое контрнаступление под Москвой.

    Заключение

    «Мы за ценой не постоим!»

    ЗАДАНИЕ № 4

    Сравните данные о потерях личного состава и военной техники сторон и сделайте вывод об одной из причин провала стратегии блицкрига гитлеровской Германии под Москвой (см. таблицу 6).

    Таблица 6

    Потери личного состава и военной техники с 22 июня по декабрь 1941 г.

      РККА Вермахт
    Личный состав (убитые, раненые, пленные) Около 8 000 000,
    из них пленные – более 3 000 000
    Около 831 000
    Танки Более 20 000 3730
    Самолеты Более 10 000 4643

    Примечание. С 22 июня 1941 г. по 31 августа 1942 г. потери Вермахта на Восточном фронте убитыми и пропавшими без вести (безвозвратные потери) составили 390 000 человек (по данным немецких источников), в РККА — примерно 6 млн человек. Спор историков о размере потерь не закончен.

    Документ 22.
    Из воспоминаний де Голля о Сталине

    Он был удачлив потому, что встретил народ до такой степени живучий и терпеливый, что самое жестокое порабощение его не парализовало, землю, полную таких ресурсов, что самое ужасное расточительство не смогло ее истощить, союзников, без которых нельзя было победить противника, но которые без него также не разгромили бы врага.

    Одним из важных моментов анализа событий является вопрос о том, были ли причины поражений РККА в начале войны связаны исключительно с командно-административной системой сталинизма или они имеют более глубокие исторические корни.
    Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить о двух войнах, которые вела Российская империя в начале XX в. и проиграла — русско-японскую войну 1904—1905 гг. и первую мировую войну 1914—1918 гг.

    Две неудачные войны в суждениях и цифрах
    Русско-японская война
    1904—1905 гг.

    «Царское правительство не верило, что “маленькая” Япония первой нападет на Россию».
    «Слабой была и подготовка части офицеров. Россия не завершила свою программу постройки кораблей для Тихоокеанской эскадры».
    «Япония подготовилась к войне значительно лучше. Армия была обучена немецкими инструкторами и хорошо вооружена. Каждая японская дивизия имела 6 тысяч носильщиков (кули), что делало ее более мобильной, чем русские дивизии».
    «Количественное превосходство японцев на Дальнем Востоке по броненосцам и тяжелым крейсерам было незначительным — 14 против 11».
    Под Лаояном русские войска под командованием Куропаткина, имея численный перевес (148 тыс. русских солдат и 673 орудия против 110 тыс. японцев и 484 орудий), потерпели поражение.
    Еще больший перевес над японцами в сражении на реке Шахе тоже не обеспечил успеха русских войск. С таким же результатом для русской армии закончилось крупнейшее сражение под Мукденом (потери японцев убитыми, ранеными и пленными — 71 тыс., русских — 81 тыс. человек).
    Самое крупное морское сражение в мировой истории — Цусимское — закончилось полным разгромом 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского. Итог — из 38 боевых кораблей потоплены 21, разоружились 6, взяты в плен 5, прорвались 3, ушел 1, задержаны 2. 12 русских броненосцев были уничтожены 12 японскими броненосцами.
    В воспоминаниях участника сражения Костенко есть примечательный эпизод. Ночью перед боем проверили дальномерные установки русских броненосцев. Выявились значительные расхождения. «Эти результаты удручающе подействовали на настроение офицерского состава в канун боя, ибо воочию продемонстрировали неподготовленность эскадры к решительному бою, от которого зависел исход войны».

    Первая мировая война

    Генерал А.Деникин: «Армия [России] вообще до 1910 г. оставалась в полном смысле беспомощной. Только в самые последние перед войной годы (1910—1914) работа по восстановлению и реорганизации русских вооруженных сил подняла их значительно, но в техническом и моральном отношении совершенно недостаточно».
    «Однако полностью провести модернизацию русского флота к началу войны не удалось».
    «К началу боевых действий русская армия насчитывала 3,5 млн человек, являлась одной из сильнейших в Европе и во многих отношениях подготовленной лучше своих противников. Слабым ее звеном было управление. Перевооружение и реорганизация здесь шли полным ходом, но были далеко не завершены».
    «Момент развязывания мировой бойни застал страну на сложном этапе перевооружения и реорганизации армии и флота, дожидаться окончания которого враги России отнюдь не собирались».
    О наступлении элитной русской армии генерала Самсонова в Восточной Пруссии. «Самсонов, с трудом продвигаясь по сильно заболоченной местности, также все более уклонялся на запад, растянув армию в линию на 210 км, без резервов, снабжения, устойчивой связи; идя вслепую, без разведки, не зная, где находится противник, переговариваясь по радио со штабами открытым текстом».
    «С начала войны по 1915 г. потери личного состава русской армии достигли 3 млн человек, только в плену оказалось более 1,5 млн».
    «С начала войны по 1917 г. потери русской армии достигли 9 млн человек».
    Имея численное превосходство, Россия в мировой войне достигала успехов только против заведомо слабых противников — Австро-Венгрии (Брусиловский прорыв) и Османской империи. Но русские генералы проиграли все крупные сражения германской регулярной армии.

    О неподготовленности к войне любят упоминать и не добившиеся успеха генералы, и многие историки. Слова о том, что первая мировая война «застала страну на сложном этапе перевооружения и реорганизации армии и флота, дожидаться окончания которого враги России отнюдь не собирались», весьма созвучны суждению о другой войне, Второй мировой: «В предвоенные годы конструкторские бюро разработали, а военные заводы освоили производство и выпуск новых типов вооружений, не уступавших лучшим мировым образцам. Полностью обеспечить соединения и части Красной армии новым вооружением планировалось в 1942—1943 гг. А пока войска были оснащены устаревшими образцами оружия и боевой техники» (Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. XX век. М., 1995).
    Ox уж эти враги — всегда не дают нам закончить перевооружение! Вот если бы подождали, мы бы им показали...
    Сравнение показывает, что многие недостатки в боевой подготовке солдат и офицеров, низкий уровень стратегического и тактического мышления командования, слабая организация управления войсками и их взаимодействия были характерны не только для Красной армии, но и для Вооруженных сил России в начале XX в.
    И тогда, и в годы Великой Отечественной войны низкий профессиональный уровень военного руководства приводил к неоправданно огромным потерям личного состава. Солдат не жалели и в царской армии, и в советской. Правда, к чести советских генералов необходимо отметить, что в ходе Великой Отечественной войны они научились бить противника, в отличие от царских, проигравших две войны начала XX в. и, в конечном счете, Российскую империю.

    TopList