© Данная статья была опубликована в № 15/2002 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 15/2002
  • мир за трещиной<

    мир за трещиной

    Ольга СОРОКИНА

    Первая мировая война и Россия

    Окончание. См. № 12/2002.

    Приступив к делу помощи больным и раненым воинам на фронтах и перевалочных пунктах, в санитарных поездах, союзы с первых же дней занялись заготовкой в крупных размерах белья и верхней одежды, медицинского и хозяйственного оборудования. В октябре 1914 г. Земский союз получил заказ на изготовление 7 млн 500 тыс. комплектов белья, в феврале 1915 г. — 17 млн 380 тыс. комплектов. Из них было с 1 ноября 1914 по 1 января 1916 г. по заказу интендантства заготовлено более 10 млн, а всего закуплено и заготовлено на 3 млн рублей комплектов белья. Кроме этого через Союз было куплено обуви на 4 млн 700 тыс. рублей. Для хранения и распределения амуниции были созданы склады в Москве, Минске, Бресте, Львове, Петрограде, Тифлисе и других городах.
    Кроме этого, Союзом городов сначала на Северо-Западном и Северном фронтах в декабре и январе 1914—1915 гг., а затем и на других фронтах направлялись уполномоченные для посещения военно-питательных отрядов Союза, работающих на этих фронтах. В результате таких поездок выяснялся круг необходимых мероприятий, который в основном сводился к следующему:
    1) устройство на фронтах бань с обменным бельем, прачечных для стирки белья, получаемого из бань, а также белья собственных врачебных учреждений и по возможности войсковых частей; установка дезинфекционных камер для войсковых частей и организация чайных и питательных пунктов;
    2) организация предохранительных прививок против тифа, холеры и оспы и устройство химико-бактериологических лабораторий;
    3) организация стационарных и подвижных зубоврачебных кабинетов;
    4) непосредственная помощь больным и раненым воинам путем перевозок, эвакуации и размещения их в лазаретах и приемниках;
    5) устройство больниц, лабораторий и фельдшерских пунктов в прифронтовой полосе для борьбы с эпидемиями.
    Одновременно для обслуживания раненых общественными организациями к 1 декабря 1914 г. стало приобретаться медицинское оборудование: сначала на сумму 1 млн 245 тыс. 780 рублей; к декабрю 1915 г. — на сумму 1 млн 665 тыс. рублей; к 1 января 1916 г. — на 7 млн рублей. Общая стоимость медикаментов, отпущенных со складов Земского союза, составила 3 млн 500 тыс. рублей. Военно-промышленными комитетами для решения этих задач было налажено производство термометров, а санитарному отделу удалось организовать отечественное производство шприцев «Рекорд» и игл к ним. К маю 1917 г. оно было доведено до 100 шприцев в день, причем цены были не выше заграничных.
    Но уже скоро основное направление деятельности Главного комитета по снабжению армии определилось. К своим обязанностям он приступил в июле 1915 г., когда военное ведомство предложило взять заказы «на предметы вооружения, шанцевые предметы и на предметы конского и обозного снаряжения». Все заказы, получаемые Земгором от военного ведомства, можно разделить на три основных направления:
    1) предметы обозного довольствия (повозки, двуколки, кухни, седла, упряжь);
    2) предметы окопно-строительного снабжения (топоры, кирки, лопаты, ножницы);
    3) предметы артиллерийского снабжения (гранаты, снаряды, бомбы).
    Так, в середине 1916 г. заказ на артиллерийское снабжение исполнялся 28 предприятиями, 20 из которых были построены Земгором. Из 1 млн 100 тыс. заказанных ему гранат 1 млн изготавливался его средней и мелкой промышленностью. Всего с 1 марта по 1 июля 1916 г. Земгору удалось выполнить 46% принятых им заказов. А с мая 1916 г. заказы Земгора, как и заказы ЦВПК, стали официально считаться «подлежащими исполнению наравне с заказами других ведомств».
    Не остались в стороне в деле снабжения армии и военно-промышленные комитеты. Ими был сделан определенный вклад в организацию и развитие собственных предприятий с учетом нужд армии. ЦВПК имел в годы войны 120 собственных предприятий. Всего для выполнения заказов военного ведомства было привлечено 1300 предприятий.
    Круг деятельности ЦВПК был широк: обеспечение предприятий металлом; эвакуация предприятий и грузов; обеспечение предприятий рабочими; организация самостоятельно развивающегося хозяйства; привлечение предприятий для выполнения заказов военного ведомства. Но это были средние и мелкие предприятия, крупнейшие же фабрики и заводы страны получали заказы непосредственно от ведомств и в посредничестве ВПК не нуждались. Выполнение же основной функции — распределения заказов между предприятиями — проходило беспорядочно и приводило к разнобою в ценах, работа ЦВПК с местными комитетами сводилась, с одной стороны, к стремлению добиться у правительства военных заказов, с другой — к попыткам местных комитетов любой ценой получить эти заказы, часто без учета пропускной способности своих предприятий. И в ряде случаев военно-промышленные комитеты с трудом размещали полученные от военного ведомства заказы. Всего же ЦВПК принял заказов к исполнению на 600 млн рублей, а исполнил на 1 января 1918 г. — на 330 млн рублей.
    Выполнение общественными организациями правительственных заказов влекло за собой новые виды деятельности, такие как заготовка металла и топлива; содействие в перевозке грузов, предназначенных для армии и флота (отдел транспорта и связи); производство исходного сырья для вооружения: азотной и серной кислот, толуола и бензола (был построен завод минеральных кислот).
    26 августа 1915 г. Главный комитет принимает специальное постановление о необходимости возбудить ходатайство перед Министерством торговли и промышленности о допуске его представителей в Харьковский угольный комитет и во все губернские комиссии по распределению топлива.
    Вместе с расширением функций общественных организаций всё разнообразнее становилась география размещения заказов. Так, деятельность Земгора показывает, что почти все заказы (98,1%) распределялись в Европейской России, на Кавказе — 1,5 и в Сибири — 0,4%. В качестве ведущих центров по выполнению заказов Земгора в Центральной России выступала Московская губерния (17% всех заказов), на юге — Херсонская и Харьковская губернии (26%), в Сибири — Иркутская губерния и Акмолинская область, на Кавказе — Тифлисская губерния, на Петроградскую губернию приходилось лишь 8% всех заказов Земгора.
    Но в силу острого недостатка на внутреннем рынке сырья, материалов и топлива выполнение в срок заказов первой очереди оказалось практически невозможным. Военное ведомство вынуждено было даже продлить этот срок с
    1 марта до 1 июля 1916 г. Но это не исправило положения. Основными причинами невыполнения заказов являлись:
    1) недостаток сырьевого материала на рынке;
    2) крайняя затруднительность перевозок;
    3) несовершенство конструкций и изменение технических условий на производстве;
    4) недостаток, отсутствие опытных рабочих на предприятиях;
    5) отсутствие и задержка в получении топлива;
    6) слабость образования, изношенность технических мощностей;
    7) недостаток аванса, загруженность заводов и др.
    Но самое главное — инициатива упиралась в несогласованность действий между обществом и правительством, нежелание правительства привлекать буржуазию к решению поставленных задач. Сыграла свою роль и ликвидация заводов, принадлежащих немцам.
    Что же касается экономической деятельности буржуазных общественных организаций, то, несмотря на ограничение их инициативы со стороны правительства, особенно со второй половины 1916 г., ими был сделан определенный вклад в развитие военной экономики России в период первой мировой войны. По масштабам санитарного обслуживания Земский и Городской союзы значительно превзошли в этом направлении деятельность Красного креста. Если брать в целом заказы, выполненные Земским и Городским союзами по отдельным видам продукции, то они составили 3,2% от общей суммы заказов Главного интендантского управления, 2,0 — Военно-технического управления, 1,25% — Главного артиллерийского управления. Данные по Земгору соответственно по тем же управлениям следующие: 16,6%, 7,0 и 1,0%.
    Кроме Земсоюза, Согора, Земгора и ВПК действовал в России в годы войны Комитет военно-технической помощи («Техпомощь»), который был консультативно-вспомогательной организацией ученых и техников. Его целью было установление связи между специалистами различных областей на почве обороны. Ядром Комитета было Русское техническое общество, которое в сентябре 1914 г. выделило организацию — Комиссию по промышленности. Затем Комиссия превратилась в Комитет путем слияния комиссий военно-технической и санитарно-технической помощи с девятнадцатью другими общественными организациями технического характера.
    Начав работу 5 июня 1915 г., Комитет военно-технической помощи осуществлял инструкторскую деятельность. Были организованы курсы военно-строительных техников, старших десятников, автомобильных механиков, автомобильных шоферов, авиационно-наблюдательные курсы, курсы фототехников, электротехников, инструкторов по термохимической обработке стали, инструкторов по газовому делу, химиков-браковщиков по пороху.
    Созданные в годы войны общественные организации призваны были стать посредником между казенной, средней и мелкой промышленностью, мобилизовать ее усилия на оказание помощи государству в организации экономического тыла страны.
    Участвуя в работе общественных организаций, буржуазия пыталась укрепить свои позиции в государственной системе управления путем соглашений с царизмом, посредством тактики внутреннего мира.
    Обоснование этой тактики прозвучало в выступлениях Милюкова с думской трибуны 26 июля 1914 и 27 января 1915 г. В своей речи 26 июля он, в частности, заявил: «В этой борьбе мы все заодно — мы не ставим условий и требований: мы просто кладем на весы борьбы нашу твердую волю одолеть насильника».
    Тем не менее тревога за исход и последствия войны либералов никогла не покидала. Еще 2 августа 1914 г. на заседании ЦК кадетской партии Милюков вынужден был признать, что «единство 26 июля» является «довольно фиктивным», но его «надо всё же некоторое время поддерживать», ибо «демонстрация расхождения между властью и народом сейчас была бы очень неудобна с общей точки зрения». Но уже 14 ноября 1914 г. на заседании ЦК кадетской партии обсуждается вопрос о возможности революции во время войны. Интенсивность обсуждения этого вопроса приходится на начало 1915 г., когда представителями с мест выдвигается призыв о немедленном начале оппозиционной борьбы против внутреннего врага — царского правительства.
    В пользу такого решения говорило всё: поражение русской армии, усиление революционных и оппозиционных настроений в обществе, создание думского Прогрессивного блока, деятельность общественных буржуазных организаций. Это заставило либералов поставить вопрос о власти.
    Пути передачи власти буржуазии предполагались разные, но все они сводились к одному — «власть надо брать в любой момент», но никак не революционным путем, а посредством эволюционного общественного развития в рамках существующего парламентарного строя. И тем не менее в 1915 г. буржуазия не решалась еще на дворцовый переворот, к признанию необходимости которого она пришла осенью 1916 г. Тогда они считали для себя возможным продолжать борьбу за создание «министерства общественного доверия», которое, по их разумению, будет приемлемым и для верховной власти, так как ни в коем случае не предусматривало какого-либо радикального политического переворота, и одновременно могло быть рассмотрено в перспективе в качестве «ступеньки» к созданию думского ответственного министерства.
    Дебаты вокруг этого вопроса продолжались в либеральной среде вплоть до самой Февральской революции. Они то ослабевали, то усиливались, принимая радикальное направление в зависимости от положения в стране. Споры касались и перспектив развития кризисной ситуации, и возможности революции. Но споры оставались лишь спорами, в то время как политическая обстановка всё более осложнялась.
    Одной из причин политической нестабильности стал экономический кризис. Во многом он был вызван переключением на военное производство тех отраслей промышленности, которые изготавливали предметы потребления. В результате нарушился обмен между городом и деревней, ухудшилось снабжение городского трудового населения и значительно сократилось потребление трудящихся.
    Выход из создавшегося положения виделся правительствам воюющих держав в проведении всеобъемлющей централизации снабжения. В России с 1915 г. карточная система явочным путем стала проводиться городскими самоуправлениями на дефицитные продукты: сахар и керосин. Но официально, в виде общегосударственной меры, карточная система появилась лишь с введением хлебной монополии 25 марта 1917 г.
    Обсуждались в России и проекты введения трудовой повинности, но идея оказалась непопулярной. Власть, опасаясь волнений рабочих и обострения социального вопроса, не пошла на принятие этого законопроекта.
    Огромные жертвы, затяжной и кровопролитный характер войны, рост дороговизны в тылу воюющих государств привели в политической сфере к смещению акцентов — от грандиозной вспышки национализма и шовинизма, идей гражданского мира во имя победы над внешним врагом к созданию в широких народных массах совершенно новой психологии военного коммунизма с присущими ей настроениями максимализма, нетерпения, всеобщего уравнительства, с ориентацией на насилие и прямое революционное действие.
    Носителем новой идеологии, коммунистического течения в рабочем и социалистическом движениях стала РСДРП(б), основными теоретиками — В.И.Ленин, Н.И.Бухарин. Лениным были разработаны основные идеи о войне (август 1914 г.), положенные в основу Манифеста ЦК РСДРП(б) «Война и Российская социал-демократия». В нем были сформулированы следующие важнейшие положения: начавшаяся война — война империалистическая, грабительская, направленная на захват чужих земель и покорение чужих наций. Необходимо разоблачать буржуазную ложь «о патриотизме», об «освободительном характере данной войны». Поведение вождей социалистических партий главнейших европейских стран, голосование за военные кредиты, вхождение в буржуазные правительства, политика «гражданского мира» и т.п. являются изменой социализму, рабочему классу. II Интернационал перестал существовать, оппортунизм перерос в социал-шовинизм. Для того чтобы добиться революционного выхода из империалистической войны, манифест выдвинул тактические лозунги партии большевиков:
    1) Превращение империалистической войны в войну гражданскую, что означало: отказ от гражданского мира; отказ голосовать за военные кредиты; выход социалистов из реакционных буржуазных правительств; создание нелегальных организаций на предприятиях, в воинских частях.
    2) Поражение своего правительства. Этот лозунг должны были проводить социалисты всех стран в борьбе против общего врага — буржуазии.
    3) Создание нового, свободного от оппортунизма III Интернационала.
    С осени 1914 г. в ленинской антивоенной платформе появился лозунг о создании Соединенных Штатов Европы (СШЕ), образованию которых должно предшествовать революционное свержение монархии в России, Германии и Австро-Венгрии.
    Важным этапом консолидации левых сил социалистических партий воюющих стран вокруг РСДРП(б) стала международная социалистическая конференция (5—8 сентября 1915 г.) в Циммервальде (Швейцария) и создание на ней так называемой Циммервальдской левой, а также проведение второй социалистической конференции (апрель 1916 г.) в Кинтале (Швейцария). Конференция в Кинтале продолжила работу Циммервальдской левой по дальнейшему размежеванию с оппортунистами и центристами, сплочению левых интернационалистических элементов.
    Политика РСДРП(б), проводимая в тылу и на фронте, усугубила размежевание масс, породила сомнения в конечном успехе в войне. Главным настроением на фронте и в тылу становится стремление к миру — к окончанию чуждой народу, длительной и кровопролитной войны. Это стремление у солдат проявилось в различных формах. Широкий размах приобрели братание, а также дезертирство. Всюду в воинских частях, в офицерских собраниях в присутствии командиров, в штабах и т.д. — говорилось о негодности правительства. В тылу формой недовольства правительством стал рост забастовочного движения.
    Свою лепту в раскол общества внес буржуазный лагерь, представленный несколькими партиями и группами. Деятельность буржуазных общественных организаций, подобных Центральному военно-промышленному комитету (ЦВПК) и Всероссийскому земскому и городскому союзам (Земгору), по консолидации власти в руках буржуазии привела к росту оппозиционных настроений в обществе. Раскол усугубило создание в августе 1915 г. буржуазно-помещичьей фракции в Государственной думе — Прогрессивного блока, разработавшего программу, основой которой стало допущение буржуазии к власти и осуществление таких задач, как предотвращение революции, доведение войны до победного конца при сохранении монархии. В качестве средства к достижению этих целей Прогрессивный блок требовал от царя создания «объединенного правительства» из лиц, пользующихся доверием страны, т.е. такого министерства, которому доверяла бы буржуазия. Осенью 1916 г. эти требования буржуазии конкретизировались в лозунге создания «ответственного министерства», которое было бы подконтрольно в своей деятельности Думе. Однако царь отверг эти требования, а затем поставил вопрос о роспуске самой Думы до конца войны.
    После роспуска Думы 3 сентября 1915 г. конфликт либеральной оппозиции с правительством достиг своей кульминации и превратился, по словам Милюкова, в открытый разрыв. Правительство устанавливает надзор за деятельностью буржуазных общественных организаций, сокращает количество военных заказов для них, что приводит к закрытию заводов и фабрик, увольнению рабочих, разорению мелкой и средней буржуазии. В кругах буржуазии зреет заговор по проведению «дворцового переворота» (1916 г.) с целью устранения Николая II от власти. Но в то время, когда требовалась решительность в действиях, буржуазия упустила руководство событиями, которое перешло к более левым силам.
    Нарастал кризис и самогу царского правительства, что проявилось в так называемой министерской чехарде. За время войны сменилось 4 председателя совета министров, 8 министров внутренних дел, 4 военных министра, 3 министра иностранных дел, 4 министра земледелия, 4 министра юстиции. К концу 1916 г. в среде прогермански настроенной буржуазии, в МВД, в царском окружении рассматриваются планы заключения сепаратного мира с Германией с целью подавления революционных настроений и укрепления позиций царизма.
    О наличии недовольства политикой Николая II свидетельствовала организация убийства Г.Распутина 18 декабря 1916 г. великим князем Дмитрием Павловичем, князем Ф. Юсуповым и ярым монархистом и реакционером Пуришкевичем. Апогеем политики царизма стало дело Сухомлинова—Мясоедова, когда в шпионаже в пользу Германии были обвинены военный министр и старший офицер.
    К 1917 г. ухудшается положение на фронте и в тылу. Армия претерпела существенные изменения, почти полностью выбыл в результате кровопролитных боев кадровый состав.
    Возникший в процессе войны кризис в снабжении армии вооружением, особенно тяжелой артиллерией, боеприпасами вынуждал возмещать этот недостаток более интенсивным использованием живой силы. За три с половиной года войны из деревни было призвано свыше 12,8 млн человек. Огромные жертвы, плохое снабжение, затягивание войны неотвратимо сказывались на моральном духе солдат и офицеров. Главным препятствием к победе стало теперь внутреннее состояние самого общества.
    В такой обстановке в правящих кругах обеих коалиций росла тревога. Поэтому кайзер и его окружение выступили с «мирными» предложениями — в расчете на то, что эти предложения будут отвергнуты противником и в таком случае на него можно будет свалить всю вину за продолжение войны.
    Так, 12 декабря 1916 г. правительство Германии предложило странам Антанты начать переговоры. При этом германское мирное предложение было рассчитано на раскол в лагере Антанты. Так как оно не содержало никаких конкретных условий и абсолютно замалчивало вопрос о судьбе оккупированных австро-венгерскими войсками территорий России, Бельгии, Франции, Сербии, Румынии, то это дало повод Антанте на данное и последующие предложения отвечать конкретными требованиями об освобождении Германией всех захваченных территорий, а также о разделе Турции, о реорганизации Европы на основе национального принципа. Это фактически означало отказ Антанты вступить в мирные переговоры с Германией и ее союзниками. Германская пропаганда шумно возвестила всему миру, что в продолжении войны повинны страны Антанты и что они вынуждают Германию к оборонительным мерам.
    На этой волне в феврале 1917 г. в России победила буржуазно-демократическая революция, но она не привела к выходу России из войны. Временное правительство объявило о верности союзническому долгу. Две военные операции (июнь — в Галиции, июль — в Белоруссии) закончились провалом. Немецкие войска захватили Ригу и Моонзундский архипелаг на Балтике. Россия вновь была поставлена перед выбором: война или революция. Выбор масс был сделан в октябре 1917 г. В марте 1918 г. советская Россия вышла из первой мировой войны, заключив Брестский мирный договор с Германией и ее союзниками.
    Основные боевые действия на Западном фронте закончились Компьенским перемирием в ноябре 1918 г. Германия и ее союзники потерпели поражение. Окончательные итоги войны были подведены Версальским мирным договором 1919 г. В его подписании советская Россия участия не принимала.

    TopList