© Данная статья была опубликована в № 14/2001 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 14/2001
  • Россия в Африке: возможно ли такое?

    от портретирования к раздумьям

    Станислав НИКОЛЬСКИЙ

    Россия в Африке: возможно ли такое?

    Сегодня Россия стоит перед трудным выбором. Первый (и, как кажется, наиболее простой и очевидный) вариант — это продолжать метаться между западным образцом комфорта и своими политическими амбициями, которые с каждым годом обещают быть всё более мелкими — в той степени, в которой мы будем становиться восточной провинцией Европы. Второй выбор — это максимальное расширение пространства, в котором бы наша страна выступала не «третьим лицом», не «источником сырья» и не «вредоносным противником», а волевой, созидательной силой. Поэтому возрождение сотрудничества с Африкой — это не только экономически верный союз, но и принципиально новый подход к определению будущего России и мира в целом.
    Советский Союз оставил нам в наследие уникальный опыт. Категорически отказываться от него и слепо осуждать сегодня уже не имеет смысла. Достаточно вспомнить, что СССР активно присутствовал во всем мире, и такая вовлеченность в судьбу других стран давала мощный импульс развитию и нашей страны, и ее партнеров, — импульс культурный, политический, экономический.
    Развал Советского Союза отнюдь не лучшим образом повлиял на развитие Африки. Крах левой идеи значительно снизил полифонию Запада, его интеллектуальный потенциал. Болгары, кубинцы, жители ЮАР по сей день с ностальгией вспоминают время СССР — и не только потому, что всё плохое быстро забывается.
    Современная Россия, свободная от тоталитарной идеологии, имеет шанс создавать новое корпоративное пространство. И, как ни странно, движение навстречу Африке — это тот потенциально верный вектор внешней политики, который дает нам возможность создать некую альтернативу экономической диктатуре Америки и культурной экспансии Европы.
    Итак, почему Африка? Для этого придется честно оценить реальное положение вещей. Свои политические позиции в Африке мы утеряли еще в начале 1990-х гг. В 1991 г. лондонские издания пестрили заголовками «Советский Союз: выход из игры». Весь мир был изумлен внезапным нелогичным свертыванием наших связей с Черным континентом.
    Речь не идет об идеологических целях, к достижению которых стремились тогдашние кремлевские политики, или о пропагандистском обосновании советского участия в разрешении проблем бывших европейских колоний. Спорить о том, нужно ли было «строить социализм» в Эфиопии или в Сомали, сегодня вполне бессмысленно. Интереснее другое.
    К середине 1980-х гг. Москва заключила межправительственные соглашения об экономическом и научно-техническом сотрудничестве с 37 странами Африки. К 1987 г. там при участии советской стороны было введено в эксплуатацию более 330 объектов, а еще 300 строились. Мы помогли построить на континенте около ста учебных заведений. К 1986 г. Советский Союз подготовил для Африки 450 тысяч специалистов и квалифицированных рабочих. Если подсчитать, сколько денег африканским странам потребовалось бы заплатить за наем соответствующего числа проессионалов-иностранцев, то получится, что советское участие позволило им экономить 10 миллиардов долларов в год.
    Такое не забывается. Вот почему в Африке до сих пор сохранилась ностальгия по нашим прежним отношениям, что служит хорошей основой для их восстановления.
    При этом возможности сотрудничества существуют не только там, где некогда у власти находились прокоммунистические режимы. В ЮАР, например, по сей день сохранилась крупная диаспора русских ученых и специалистов; российское образование и русский интеллект ценятся в этой стране много выше, чем западный. По рассказам эмигрантов, приехавшие в Южную Африку русские легко получают самые высокие должности на многих предприятиях.
    По словам посла Эфиопии в России Кассой Гебрэ-Хыйвота, его народ искренне рассчитывает на поддержку нашей страны. Созданы совместные предприятия (например, для производства КамАЗов), которые в будущем обещают солидную прибыль.
    Эти маленькие победы непременно должны перерасти в нечто большее, если мы будем отчетливо осознавать, какое значение сотрудничество с Африкой имеет для нашей страны.

    Позволю себе предположить, что в будущем может сложиться и некое культурное пространство, объединяющее обитателей России и африканцев. Эти совсем чуждые, непохожие на нас народы, по мнению многих исследователей, обладают огромным — пока что скрытым — потенциалом.
    Народ Эфиопии на протяжении веков сохранял и сохраняет традиции древнего христианства (хотя это отнюдь не единственная религия в стране). Можно найти немало совпадений — порой почти мистических — в исканиях марокканцев и раздумьях российских интеллектуалов последних двух веков. В нынешней ЮАР найдется немало людей, способных воспринять культуру Севера именно в ее русской интерпретации.
    Жители этих и многих других стран Земли солнца и пустынь сегодня испытывают потребность в поддержке и помощи. Они нередко готовы предпочесть сотрудничество именно с Россией — со страной, которая никогда не имела африканских колоний. Кажется, мы — сколь бы причудливо ни складывались обстоятельства отечественной политической жизни — более открыты и расположены к диалогу с Африкой, чем более обустроенные, но и более статичные (закостенелые в своей небесспорной правоте) страны Запада. Этот диалог, возможно, станет в будущем основой весьма интересного синтеза культур — не менее продуктивного, чем тот, что породил современные цивилизации обеих Америк.

    TopList