© Данная статья была опубликована в № 32/2000 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 32/2000
  • Арабский Халифа
    Нуриман ХАКИМОВ

    Арабский Халифат

    основные вехи истории

    Возникновение ислама

    «Бисмилляхи-р-рахмани-р-рахим» — «Во имя Бога, милостивого, милосердного».

    Такими словами начинали свои труды по истории Арабского халифата мусульманские ученые, переходя затем к биографии основателя ислама — пророка Мухаммеда. Именно его учение стало тем краеугольным камнем, на котором было затем воздвигнуто здание новой мировой империи — предмета гордости, зависти, страха и восхищения средневековых народов.

    Мухаммед, известный в Европе под именем Магомета, родился в 570 г. в городе Мекке на территории нынешней Саудовской Аравии в сотне километров от восточного берега Красного моря. Предание возводит его происхождение к одному из наиболее известных и почитаемых у арабов семейств — курайшитам. Род курайшитов делился на две ветви. Родоначальником одной из них был прадед Мухаммеда — Хашим, хранитель Каабы. Так назывался мекканский храм, бывший одним из наиболее почитаемых мест паломничества жителей Аравийского полуострова.

    После смерти Хашима его сын Абд-аль-Муталиб унаследовал почетную должность и политическое влияние отца. Отец пророка — Абдаллах — был младшим сыном Абд-аль-Муталиба. Он женился на Амине — представительнице того же рода.

    Единственным ребенком от этого брака и стал Мухаммед. Его рождение, если верить позднейшим преданиям, сопровождалось особыми обстоятельствами.

    Амина не испытывала обычных болей во время родов. В момент появления мальчика на свет, небо озарилось необыкновенным блеском, а сам новорожденный, подняв глаза к небу, воскликнул: «Велик Бог! Нет Бога, кроме Бога, и я Его пророк!»

    Детство пророка прошло в племени Бану-Саад, где с особым пиететом относились к сохранению древних арабских традиций. Сам он впоследствии с гордостью говорил оппонентам: «Я более араб, чем кто-либо из вас: я — курайшит, и меня вскормило племя Бану-Саад».

    При этом ни отрочество, ни юность Мухаммеда не были легкими и радостными, так что для всего этого периода у него нашлось затем всего три слова:

    «Я был сиротой».

    С пятнадцати лет пророк в качестве оруженосца участвовал в многочисленных межплеменных столкновениях. Известно также, что ему приходилось заниматься торговлей. Впрочем, ни первое, ни второе не могло привлечь внимания соплеменников, так как было делом для араба обычным.

    Известность пришла после того, как основатель ислама удалился в пустыню, где и принял божественное откровение.

    Вернувшись в Мекку, он начал жизнь проповедника. Единобожие (монотеизм), о котором говорил Мухаммед, снискало ему симпатии небогатых горожан, некоторых кочевых племен и рабов.

    Последних привлекало то, что новая религия объявила богоугодными выкуп невольников и их освобождение.

    Большинство арабов были в описываемый период язычниками и поклонялись многочисленным богам, каждый из которых имел свое изображение — идола. Наиболее известные идолы носили имена Хубель, Лат, Менат, Узза, Сува, Йегус, Неср и т.д., но каждое племя имело своего особо почитаемого бога.

    В Каабе и вокруг нее насчитывали около 360 изображений богов. Каждый идол посещался поклонниками в строго определенный день. Таким образом, в течение года поток паломников в Мекку не иссякал. Это, в свою очередь, способствовало превращению города в религиозный и торговый центр арабского мира, наиболее развитой частью которого была область Хиджаз, тянувшаяся по побережью Красного моря от залива Акаба до Йемена. С Меккой соперничали другие города Хиджаза, расположенные несколько южнее, — Ясриб и Таиф.

    Именно в Ясриб пришлось отправиться Мухаммеду и его сторонникам, когда власти Мекки сочли его проповеди слишком опасными для существовавшего там порядка, а монотеизм — подрывающим традиционные языческие устои.

    Это переселение (хиджра) произошло в 622 г., который до сих пор считается начальной точкой летосчисления в исламском мире. Изменила хиджра и название города Ясриба: впоследствии он стал называться Мединой (Мадиной), что означало («Мадинат ан-набиий») «город пророка».

    До принятия ислама арабский мир представлял собой конгломерат отдельных племен, вожди которых именовались шейхами. Бульшая их часть вела кочевую жизнь, хотя в Хиджазе и Йемене у арабов были, как мы видели, и города.

    Отношения между этими племенами можно охарактеризовать, как череду кровавых и запутанных междоусобиц. Споры возникали в первую очередь из-за границ районов, где происходило кочевье. Из-за кровной мести вражда не прекращалась на протяжении многих десятилетий. Столкновения несколько затихали только в месяцы Зулькада [джулькада], Зульхиджа [джульхиджа] и Мухаррам, т.е. с мая по август, а также в месяц Раджеб [раджаб] — январь—февраль, которые назывались запретными, ибо в это время возбранялось проливать кровь. В «запретные месяцы» активизировались часто совмещавшиеся торговая деятельность и паломничество.

    Как вероучение и мировоззрение ислам развивался и вследствие контактов его адептов с представителями других религий. На Аравийском полуострове помимо язычников-политеистов жили в то время иудаисты и христиане. Единобожия придерживалось также племя Ханифов, отвергавшее поклонение идолам.

    Мухаммед, зарекомендовавший себя в Мекке как противник язычества и его жрецов, концентрировавшихся вокруг храма, выступил в Ясрибе (Медине) уже в качестве борца за объединение арабов. Эта консолидация должна была проходить под знаменем ислама и вокруг нового места обитания пророка, где он был признан арбитром в межплеменных спорах.

    В результате мединцы начали вооруженную борьбу с Меккой, которая продолжалась вплоть до 630 г., когда был достигнут компромисс. Мекканцы признали власть Мухаммеда и его учение, однако их город сохранил значение главного арабского религиозного центра, а основной святыней новой веры стал храм Кааба, куда должны были по-прежнему стекаться паломники: уже не язычники, но мусульмане. Слово это происходило от арабского «муслим» — приверженец ислама (во множественном числе — «муслимуна»).

    Объединенные вокруг Мухаммеда, ислама и Мекки с Мединой арабы нашли в себе силы создать качественно новое государственное образование с тенденцией к территориальному расширению. Мощным стимулом экспансии стала новая религия.

    Мухаммед сделал главное, в чем нуждались арабы в начале VII в.: он сплотил их, дал им учение и веру, указал тот путь, по которому следовало направить свои силы и энергию. Путь этот был теперь ясен: правоверные должны обратить неверных, поставить всех под знамя великого учения святого пророка. Этот путь полностью соответствовал как заповедям ислама (джихад), так и извечному стремлению кочевников к наживе за счет военной добычи: четыре пятых ее распределялось между воинами, а одна пятая шла пророку и предназначалась для нужд бедных и одиноких.

    Сам Мухаммед не успел полностью осознать масштабы начатого им предприятия, так как скончался уже в 632 г.

    Правление первых халифов

    После смерти Мухаммеда правители арабского исламского государства выбирались из сподвижников или родственников пророка, которые получали титул халифов. Слово это означает «заместитель», так что речь шла о преемственности власти по линии Бог — пророк — халиф. Таких халифов было четыре:
    Абу Бекр (632—634 гг.), Омар (634—644 гг.), Осман (644—656 гг.), Али (651—661 гг.).

    Уже первым халифам пришлось подавлять вооруженным путем вспыхнувшие во многих районах Аравии сепаратистские мятежи, часто возглавлявшиеся «лжепророками». Характер этих боевых действий, описанный в «Книге завоевания стран» арабским историком средневековья Ахмедом Ибн Яхья Белазури, представляет особый интерес. Так, один из первых военачальников, отправляясь в поход, получил еще от самого Мухаммеда следующие наставления: «...требуй, чтоб враги наши приняли ислам, требуй уплаты поголовной подати от несогласных принять ислам, заключай мирные договоры не от имени Бога и пророка, но от имени отца своего и от своего имени: грех твой не будет велик, если ты не будешь соблюдать их.

    Вступая в бой, прикажи рубить мечами высокомерные головы, но запрети трогать отшельников, убивать детей, женщин и стариков, рубить деревья и разрушать дома».

    В правление Абу Бекра мусульманам удалось не только подавить сопротивление своих противников внутри страны, но и начать походы на восток (территория современных Ирака и Ирана) и запад (восточное побережье Средиземного моря).

    В первом случае им пришлось столкнуться с Персией, которой правила династия Сасанидов, во втором — с Византией. Раздираемая внутренними противоречиями держава Сасанидов не смогла оказать арабам серьезного сопротивления. Главные силы шаханшаха, которым не помогли ни численное превосходство (по некоторым данным — четырехкратное), ни боевые слоны, были разгромлены арабами халифа Омара в двухдневном сражении при Кадисии (Кадесии). Персидская столица — Ктесифон — сдалась без боя, в руки победителей досталась сказочная добыча.

    Несколько ранее, когда успех на восточном направлении только-только определился, часть арабских войск во главе с крупнейшим полководцем Халидом Ибн Валидом была переброшена на запад. До этого мусульмане потерпели здесь ряд поражений от сил Византийской империи и ее вассалов. Теперь ситуация полностью изменилась.

    В 635 г. воины ислама вышли к стенам Дамаска — крупнейшей крепости и средоточию торговых путей средневековой Сирии.

    Город сопротивлялся почти шесть месяцев, после чего капитулировал. Во многом этому способствовала позиция местного христианского духовенства. Вот как описывает эти события арабский историк:

    «Однажды епископ сказал ему [арабскому полководцу]: “Ваше торжество приближается, у меня есть данное тобою обещание, так заключи со мной мирный договор касательно этого города”.

    И Халид написал: “Во имя Бога всемилостивого и всемилосердного! Даю клятву жителям Дамаска и обещаю им неприкосновенность их жизни, их имущества, их церквей и стен их города”.

    Этой же ночью люди, близкие епископу, доложили, что ворота Баб-аш-Шаркий охраняются двумя охранниками, и принесли им лестницы, с помощью которых мусульмане поднялись на стену и, отворив ворота, захватили город, выполнив затем все свои обещания».

    В следующем году против арабов выступила армия византийского императора Ираклия, чья численность была вдвое больше арабского войска. Битва у реки Ярмук отличалась необычайным упорством: три раза ромеям удавалось отражать атаки мусульман, и три раза арабские женщины, стоявшие позади своих мужей, не давали им обратиться в бегство.

    Наконец, используя усталость противника, арабы отрезали его конницу от пехоты, которая побежала с поля боя. Поражение было полным, потери императорской армии — огромными.

    «Румы и их приверженцы приковали себя в тот день друг к другу цепями, чтобы им нечего было думать о бегстве. И Бог истребил их в числе семидесяти тысяч, и бежали их разбитые остатки, и укрылись в Палестине, Антиохии, Халебе (Алеппо), ал-Джезире и Армении».

    Победители сразу же осадили Иерусалим, из которого базилевс Ираклий успел только вывезти в Константинополь одну из главных реликвий христианского мира — Честное древо Креста Господня.

    Говорят, что, оставляя святые места, Ираклий несколько раз повторил с глубоким горем:

    «Прощай, Сирия, прощай навсегда!»

    Иерусалим был сдан патриархом Софронием после многомесячной осады, истощившей силы обороняющихся. Впрочем, такое сопротивление завоеватели встречали, как пишут мусульманские историки, далеко не везде и не всегда.

    «Перед битвой на реке Ярмук, узнав, что румы приближаются к ним, мусульмане возвратили жителям Химса тот харадж [обязательную дань с покорившихся], который взяли с них, и сказали: “Нам не до того, чтобы помогать вам и защищать вас, распоряжайтесь им как хотите”.

    И сказали жители Химса: “Ваше правление и ваша справедливость нравятся нам больше, чем та несправедливость и обиды, которым мы подвергались; с Вашим правителем мы отстоим наш город от войска Ираклиева”. И они заперли ворота свои и поставили у них стражу. Таким же образом поступили христиане и евреи, жители тех городов, которые заключили мирные договора с мусульманами.

    И когда Бог обратил в бегство неверных и превознес мусульман, жители городов открыли свои города, вызвали музыкантов, играющих на тимпанах, предались увеселениям и уплатили харадж».

    При первых халифах арабам удалось полностью разгромить державу Сасанидов, захватить Армению и Грузию, перейти Кавказский хребет и столкнуться с Хазарским каганатом.

    Византия обязалась выплачивать дань халифату, а мусульманские армии захватили Египет и, двигаясь по южному побережью Средиземного моря, в 648 г. подошли к Карфагену, жители которого откупились от захватчиков.

    Первая смута

    К этому времени в арабском лагере уже наметились тенденции к расколу и распаду единого государства. Первоначально это выразилось в династических неурядицах. Уже Абу Бекр передал власть своему преемнику Омару путем завещания, одобренного лишь ближайшими сподвижниками Мухаммеда и членами его семьи, устранив от принятия решения жителей Медины (634 г.).

    Когда же сам Омар был убит неким персом в 644 г., то халифом стал Осман. Последний был представителем семьи Омейядов из рода Курайш. К этому же мекканскому роду принадлежал, как мы помним, пророк Мухаммед. Впоследствии курайшиты оказывали ему упорное сопротивление и приняли ислам лишь после ряда военных неудач.

    Все эти обстоятельства на фоне наступившего засилья Омейядов давали повод для недовольства и сомнений в законности избрания Османа. Недовольных возглавили родственники Мухаммеда, среди которых выделялся его зять Али. Именно он был объявлен халифом, когда заговорщикам удалось убить Османа, подняв восстание в Медине.

    Нового правителя признали далеко не все: на политическом горизонте возникали всё новые и новые претенденты. Некоторых из них поддержала вдова Мухаммеда — Айша.

    Собрав своих сторонников, которых называли «шиитами» (от слова «шиа» — группа), Али разгромил «семейную оппозицию» (657 г.). Оставалось покончить с Омейядами, которые объединились вокруг наместника Сирии — Муавии. Победа была уже близка, когда обнаружились разногласия в окружении халифа, который пытался объявить свою власть наследственной.

    Многие считали тогда, что халифом может быть избран любой правоверный мусульманин, а родственные связи с семьей пророка — лишь один из аргументов в пользу того или иного кандидата. Сторонники этой точки зрения отделились от лагеря Али и провозгласили, что «нет халифа иначе как по воле Бога и народа». Они стали называться хариджитами, т.е. вышедшими.

    Следует заметить, что все описанные разногласия выходили за рамки сунны — священного предания мусульман, содержащего рассказы о жизни пророка Мухаммеда и его суждениях. Именно на сунну опирался предводитель Омейядов Муавия, который и стал следующим халифом. Это случилось, когда Али, почти полностью разгромивший хариджитов, был убит одним из них в 661 г.

    С этого времени по 750 г. в Арабском халифате утвердилась династия Омейядов.

    Укрепление династии Омейядов

    Воцарение Муавии сопровождалось мирным договором, который новый халиф заключил с сыном покойного Али — Хусейном. Это был также компромисс со старым окружением пророка, которое ориентировалось на исконные арабские территории — Медину и Мекку. Оказывая внешнее уважение традиционным центрам, Муавия всё же перенес свою столицу в Дамаск, сделав акцент прежде всего на завоевание новых земель и удержание завоеванного.

    Но сразу после его смерти (680 г.) Мекка и Медина выступили в защиту прав Хусейна, которого шииты вновь провозгласили халифом.

    В том же году войска Омейядов подавили это движение: армия повстанцев была окружена, сам Хусейн убит, голова его отправлена в Дамаск.

    Такая экзекуция не принесла мира: в 682 г. Омейяды были изгнаны из Медины, хариджиты укрепились в Басре, шииты — в Куфе. Все владения в Северной Африке западнее Египта оказались под властью местных племен — берберов. Отпали от Омейядов Ирак во главе с полководцем Абдуллой Ибн Зубейра, Армения и Азербайджан, отвоеванные Византией, земли Средней Азии за Амударьей, где против арабов началось очередное восстание.

    Борьбу за воссоединение земель халифата начал Абд аль-Малик (халиф с 685 г.). Уже в 684 г. он разгромил хариджитов, а шиитское движение подавил в 687 г. Обезопасив себя мирным договором с Византией, Абд аль-Малик отправил сирийскую армию на Аравийский полуостров. Земля пророка была брошена под копыта коней. Войска халифа заняли Медину, после чего была осаждена и взята Мекка (692 г.).

    Достигнутая таким образом консолидация арабского мира позволила халифату Омейядов, который иногда называют и Дамасским халифатом, резко усилить внешнюю экспансию.

    Апогей арабского могущества

    Египетские наместники Абд аль-Малика повели войска вдоль побережья Средиземного моря на запад. Здесь, как уже говорилось выше, укрепились кочевые племена берберов. Начатое в 689 г. наступление завершилось к 710 г. выходом к современному Гибралтарскому проливу. Еще несколько лет потребовалось, чтобы ряд десантов в Испанию показал слабость государства вестготов, терзаемого смутами. В числе первых на Пиренейский полуостров высадился (711 г.) отряд численностью до 7 тыс. человек, которым командовал вольноотпущенник Тарик Ибн Зияд. Он одержал победу под Кадиксом, после чего почти без сопротивления занял целый ряд городов, завершавшийся столицей вестготского королевства — Толедо.

    Прибывший вслед за Тариком (712 г.) наместник Северной Африки Муса привел с собой восемнадцатитысячную армию, которая вошла в Толедо, двигаясь по другому маршруту. Здесь Муса приказал арестовать удачливого вольноотпущенника и заковать его в цепи, но память о первом завоевателе Испании сохранилась в названии Гибралтар, происходящем от арабского Джебель (Гебель) Тарик, что означает Гора Тарика.

    В следующем году, взяв после долгой осады Севилью, Муса почти полностью завладел Пиренейским полуостровом: лишь горная страна басков не покорилась завоевателям. Впрочем, торжествовал мусульманский полководец недолго: в Дамаске он был обвинен халифами Валидом I (705—715 гг.) и Сулейманом (715—717 гг.) в неправильном распределении военной добычи. Уплатив огромный штраф, Муса кончил свои дни частным лицом.

    Уже эти события свидетельствуют о глубоком антагонизме между полководцами — наместниками завоеванных территорий — и центральной властью.

    Несколько раньше (695 г.) Омейядам удалось восстановить свою власть в Ираке, куда отступили из Аравии силы хариджитов. Развивая успех, войска халифов подчинили Среднюю Азию, где их опорным пунктом стал город Мерв (Мары). Успешным был и поход в Индию: в 711 г. арабы заняли город Мультан — один из крупнейших центров индуизма.

    Все эти завоевания сопровождались строительством собственно арабских городов, чьи укрепления должны были обеспечить контроль над покоренными народами.

    Экспансии халифата не предвиделось, как казалось, никаких преград, когда его победоносные армии осадили Константинополь (717 г.). Падение города означало для арабов соединение западных владений с восточными и завершение борьбы за мировое господство.

    Трудно было сомневаться в успехе этого предприятия: Византия была ослаблена двадцатилетним периодом междоусобиц, когда шесть императоров лишились престола насильственным образом, причем четверо из них погибло от руки палача. Более того: новый император Лев Исавр слыл арабофилом и чуть ли не тайным мусульманином. Именно эти симпатии к исламу сделали его, как считали современники и считают некоторые исследователи, инициатором иконоборческого движения. Халиф Сулейман одним из первых признал не совсем очевидные права Льва на императорский трон.

    Новый император не оправдал надежд своих арабских друзей, и против византийской столицы были брошены огромные силы. Часть войск двигалась из Малой Азии, другая была переброшена морем во Фракию и наступала на Константинополь из Европы. Флот, насчитывавший до 1800 кораблей, должен был отрезать город как от Средиземного, так и от Черного морей. Судьба империи висела на волоске, когда Лев Исавр, выждав благоприятное сочетание течения и ветра, направил против вражеской армады свои огнеметные суда. Знаменитый греческий огонь уничтожил большую часть арабского флота. Последовавшая сразу после этого отчаянная попытка взять городские стены с моря была отражена. Не могла не сказаться на положении осадной армии и смерть халифа Сулеймана. Тылы европейской группировки арабов тревожили болгары.

    Фатальным для мусульман оказалось решение зимовать под Константинополем. Полная блокада без господства на море оказалась невозможной, и осаждающие терпели лишения еще в большей степени, нежели осажденные. Постоянно тревожимые вылазками и редеющие от болезней в условиях суровой зимы армии халифата понесли огромные невосполнимые потери и могли надеяться лишь на помощь нового флота. Весной 718 г. эти подкрепления действительно прибыли, но вновь потерпели поражение в морском бою. Неудачей закончилась и попытка перебросить осаждающим подкрепление сухим путем.

    Обшие потери арабского войска оценивались в 100 тыс. человек. Такая катастрофа всё же не помешала мусульманам вторгнуться на территорию Франции и продержаться там некоторое время, равно как и нанести совместно со среднеазиатскими племенами поражение китайской армии в 751 г. на реке Талас, однако это были уже предсмертные судороги погибающего гиганта.

    Гибель Дамасского халифата и династии Омейядов

    Изнурительные завоевательные походы, переставшие приносить только победы, но кончавшиеся зачастую и тяжелыми поражениями, вынудили халифов пересмотреть налоговую политику. Легкие изначально подати, обеспечившие арабам поддержку на покоряемых территориях, стали сменяться тяжелым гнетом, не уступавшим поборам, которые имели место в Византии и в державе Сасанидов.

    Усиливалась реальная власть эмиров — одновременно военачальников и администраторов в наместничествах, которых к этому времени насчитывалось уже пять.

    В первое наместничество входили Иран, Ирак, Восточная Аравия, Хорасан и Средняя Азия, причем два последних региона имели отдельных правителей.

    Второе наместничество включало коренные арабские земли: Хиджаз, Йемен и Центральную Аравию.

    Восточная часть Малой Азии, Азербайджан и Армения относились к третьему.

    Четвертое наместничество объединяло Египет, Ливию и Триполи, а пятое — Западную Африку и Испанию.

    Эмиры устанавливали свои порядки, часто еще более поднимая и без того что вело к росту социальной напряженности. Этот процесс накладывался на сепаратистские устремления отдельных регионов и сохранявшиеся религиозные противоречия.

    Во второй четверти VIII в. отдельные разрозненные мятежи прокатились по всему халифату. В 728—737 гг. восстали согдийцы в Мавераннахре (междуречье Амударьи и Сырдарьи), в 734—743 гг. — берберы в Магрибе (Северная Африка) и Испании, в 740 г. — шииты в Куфе, в 744—747 гг. — хариджиты в Месопотамии, Западном Иране и Южной Аравии. Все эти выступления имели разный социальный состав участников и различную идеологическую оболочку. Кульминацией этой серии явилось восстание в Хорасане, возглавляемое бывшим рабом Абу Муслимом, которое началось в 747 г. и вылилось в настоящую гражданскую войну, охватившую весь Иран и Ирак. Основную массу восставших составляли иранские крестьяне, к которым присоединились иранские землевладельцы — дехкане, осевшие в Хорасане арабские племена, множество беглых рабов. Столь же пестрым был состав участников этих движений и в религиозном отношении: мусульмане различных толков — сунниты, шииты, хариджиты и немусульманское население. Войска Омейядов были разбиты. Последний халиф Мерван II отступил в Сирию, а затем бежал в Египет, где и был убит.

    В результате гражданской войны к власти пришла новая династия — Аббасиды (потомки дяди пророка Мухаммеда). В 749 г. один из них — Абу-ль-Аббас-ас-Саффах был провозглашен халифом. Утвердившись на престоле халифата, Аббасиды расправились с восставшими. Абу Муслим был казнен.

    Потомки лишившихся власти Омейядских халифов сумели укрепиться лишь на крайнем западе, в Испании, где ими был основан Кордовский халифат.

    Хотя Аббасиды победили с помощью шиитов, они признали официальной государственной религией суннизм и перенесли столицу в Багдад, основанный в 762 г.

    TopList