© Данная статья была опубликована в № 16/2000 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 16/2000
  • Апогей сталинизм

    Леонид КАЦВА

    Апогей сталинизма

    Нету в этом мире виноватых:
    Тьма находит вдруг на государство,
    И ликуют орды бесноватых,
    И бессильно всякое лекарство.

    Игорь Губерман

    Международные отношения
    и внешняя политика СССР после войны

    Поворот к холодной войне

    В ходе Великой Отечественной войны Советский Союз понес колоссальные людские и экономические потери, но его военное и политическое могущество, авторитет в мире неизмеримо увеличились. Коммунистические партии в ряде западноевропейских стран вошли в правительства.

    Если во время войны союзники старались преодолевать разногласия во имя общей борьбы с фашизмом, то после крушения гитлеровской Германии основа для единства стран — участниц антигитлеровской коалиции исчезла, сменившись взаимным недоверием и подозрительностью. Красная армия находилась в центре Европы, а Советский Союз столкнулся с американской монополией на атомное оружие.

    Принципиальная противоположность позиций советской России и западных держав проявилась уже в сентябре 1945 г. во время встречи министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. Камнем преткновения стал вопрос о заключении мира с бывшими союзниками Германии. Англия и Америка отказались обсуждать мирные договоры с Румынией и Болгарией, пока там не будут сформированы демократические правительства. СССР расценил требования Лондона и Вашингтона о проведении свободных выборов в балканских странах как стремление привести к власти антисоветские силы.

    Столкновение из-за Болгарии и Румынии, как и желание Советского Союза установить коммунистический режим в Польше, окончательно убедило Запад в том, что Москва считает занятый во время войны регион сферой своего господства.

    Крайнее недовольство западных политиков вызвала и советская политика на Ближнем и Среднем Востоке. На Потсдамской конференции Сталин предъявил территориальные претензии к Турции и настаивал на совместной совет-ско-турецкой обороне Черноморских проливов.

    Речь шла о присоединении некоторых восточных районов Турции к Армении. Интересно, что начале 1920-х гг. именно советская Россия способствовала срыву Севрского мирного договора, согласно которому Турция должна была передать Армении значительную часть своей территории. Тогда большевистское правительство заигрывало с президентом Турции Кемаль-пашой Ататюрком и стремилось ослабить армянских дашнаков. Теперь же Армения была в составе СССР и отношение Москвы к статусу «Турецкой Армении» изменилось.

    Даже Молотов признавал впоследствии, что требование установить советский контроль над Проливами «было несвоевременное, неосуществимое дело». По его словам, «в последние годы Сталин немножко стал зазнаваться, и во внешней политике приходилось требовать то, что Милюков требовал — Дарданеллы». Попытки нажима на Турцию продолжались в 1946 и 1947 гг.

    Не меньшее раздражение Запада вызвала помощь СССР коммунистическим повстанцам в Греции.

    В Потсдаме Сталин предложил также ввести режим опеки над колониальными владениями Италии. Получив мандат на управление частью итальянских владений, СССР смог бы создать плацдармы на Средиземном море и в Восточной Африке.

    Еще один конфликт возник вокруг Ирана. В то время как английские воска покинули эту страну по окончании войны, вывод советских войск задерживался. В Иранском Азербайджане и Курдистане при поддержке СССР были провозглашены автономии, отказавшиеся подчиняться тегеранским властям; начался раздел земли между крестьянами.

    Великобритания и США усмотрели в этих событиях подготовку СССР к расчленению Ирана и к захвату позиций на нефтеносном Среднем Востоке. Запад даже вынес иранский вопрос на рассмотрение ООН. Со стороны США последовала негласная угроза применить ядерное оружие, если СССР не будет уважать территориальную целостность Ирана.

    В разгар иранского кризиса в марте 1946 г. бывший английский премьер-министр У.Черчилль выступил в американском городе Фултоне с речью, в которой утверждал, что Советский Союз насаждает в Восточной Европе прокоммунистические тоталитарные режимы. В присущей ему образной манере Черчилль заявил, что Москва перегородила Европу железным занавесом.

    «Я не верю в то, что Советская Россия жаждет войны. То, чего они хотят,— это плодов войны и безграничного распространения своей власти и своих доктрин».

    Для противодействия этому, по мнению Черчилля, следовало установить прочный союз Великобритании и США.

    «Если население Содружества наций, говорящее на английском языке, добавить к США и учесть, что будет означать подобное сотрудничество на море, в воздухе, в области науки и промышленности, то не будет существовать никакого шаткого и опасного соотношения сил».

    В дальнейшем, считал Черчилль, угрозе советской экспансии следовало противопоставить общеевропейское единство, «от которого не может быть отлучена ни одна страна». Это означало призыв включить Германию в западную систему безопасности.

    Конечно, речь отставного политика не могла считаться выражением официальной позиции Лондона и Вашингтона — тем более, что и президент Трумэн, и лейбористское правительство Англии отмежевались от заявлений Черчилля. Тем не менее Сталин реагировал весьма болезненно. Он утверждал, что «установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР». На протяжении многих лет советские авторы рассматривали речь Черчилля в Фултоне как объявление холодной войны Советскому Союзу.

    Угрозу применения атомного оружия Сталин комментировал внешне спокойно, заявив, что атомные бомбы «предназначены для устрашения слабонервных». Однако в 1946 г. советские войска были выведены из Ирана и Маньчжурии. Впрочем, при этом Тегерану были навязаны соглашения о признании автономии Иранского Азербайджана и о совместной с СССР разработке нефтяных месторождений в Северном Иране. В ответ вдоль ирано-иракской границы развернулись британские войска.

    В конце 1946 г. иранские власти ввели войска в Курдистан и в Иранский Азербайджан и ликвидировали автономии. Вслед за тем было расторгнуто советско-иранское соглашение о добыче нефти.

    В Америке на протяжении 1946—1947 гг. постепенно складывалось убеждение, что политика СССР носит агрессивный и экспансионистский характер, причем враждебность к демократическим странам стала рассматриваться как неотъемлемое свойство советской политической системы. Отсюда следовал вывод, что Москве нужно дать понять «в первую очередь дипломатическими средствами, а если придется, то и при помощи военной силы, что ее нынешний внешнеполитический курс может привести Советский Союз только к катастрофе».

    В марте 1947 г. Трумэн обратился к Конгрессу с просьбой санкционировать американскую помощь Греции и Турции. В своем выступлении президент США провозгласил так называемую «доктрину сдерживания».

    Холодная война между недавними союзниками началась.

     

     План Маршалла

    В июне 1947 г. государственный секретарь США Дж.Маршалл выдвинул план оказания Америкой экономической помощи пострадавшим от войны странам Европы посредством предоставления кредитов и поставки товаров. Страны, принимающие помощь, должны были предоставить данные о состоянии своей экономики, о валютных резервах, о планах использования получаемых средств. На основании этих сведений Конгресс США принимал решение о масштабах помощи.

    Распределением помощи должен был ведать исполнительный комитет Организации европейского экономического сотрудничества во главе с американским администратором. Маршалл утверждал:

    «Наша политика направлена не против какой-либо страны или доктрины, а против голода, нищеты, отчаяния и хаоса».

    С просьбой о предоставлении помощи по плану Маршалла обратились не только западноевропейские государства, но и ряд стран Восточной Европы. Советский Союз первоначально также проявил заинтересованность в получении кредитов. Однако советское руководство не устроили предложенные условия. Ввиду того, что Москва объявила о положительном балансе советского бюджета, американцы склонны были в обмен на кредиты потребовать от СССР помощи восточноевропейским странам сырьем и продовольствием. Но главное, Кремль считал недопустимым передачу США информации о ресурсах получателей помощи или составление каких-либо экономических программ для стран, участвующих в плане Маршалла. По мнению советского руководства, американская помощь должна была предоставляться на основе заявок самих европейских стран.

    Некоторые советские экономисты утверждали, что США собираются оказать помощь Европе в своекорыстных целях, чтобы освободить внутренний рынок от лишних товаров в преддверии нового экономического кризиса, а потому не имеют права выдвигать свои условия.

    На сессии Генеральной Ассамблеи ООН летом 1947 г. Молотов заявил:

    «Становится всё более очевидным для всех, что проведение в жизнь плана Маршалла будет означать подчинение европейских стран экономическому и политическому контролю со стороны США и прямое вмешательство последних во внутренние дела этих стран. Этот план является попыткой расколоть Европу на два лагеря и завершить … образование блока ряда европейских стран, враждебного интересам демократических стран Восточной Европы, и в первую очередь Советского Союза».

    В результате СССР отказался от участия в плане Маршалла и вынудил принять такое же решение Албанию, Болгарию, Венгрию, Польшу, Румынию, Финляндию, Чехословакию и Югославию. Особенно жесткое давление было при этом оказано на чехословацкое правительство, включавшее тогда не только коммунистов, но и представителей других партий.

    Вернувшись из СССР, глава внешнеполитического ведомства Чехословакии Я.Масарик, сын первого президента Чехословакии, с горечью сказал: «Я ехал в Москву как свободный министр, а вернулся как сталинский лакей». Западу не удалось с помощью плана Маршалла ослабить влияние СССР на его соседей. Но рухнули и надежды восточноевропейских стран укрепить свою экономику. Разрыв в уровне жизни между Западной и Восточной Европой стал быстро увеличиваться.

    Отказ СССР от участия в плане Маршалла стал еще одним крупным шагом на пути к расколу Европы и затяжной холодной войне, свидетельством советского стремления превратить страны Восточной Европы в своих сателлитов.

    Подобная политика Кремля была на руку американским правым, возражавшим против предоставления кредитов и экономической помощи Советскому Союзу. Как признавали позднее некоторые вашингтонские политики, если бы СССР принял план Маршалла, США, возможно, вынуждены были бы отказаться от своих предложений. Но решение Сталина позволило представить инициатором противостояния именно Советский Союз.

    В сентябре 1947 г. на совещании представителей ряда компартий секретарь ЦК ВКП(б) А.А.Жданов заявил, что в итоге второй мировой войны возникла новая расстановка сил на международной арене и сложились два лагеря: империалистический, антидемократический во главе со США и антиимпериалистический, демократический во главе с СССР.

    Противостояние двух систем было закреплено официально.

     

    Формирование социалистического лагеря

    Страны восточной части Центральной Европы и Балканского полуострова вошли в сферу советского влияния в 1944—1945 гг., когда Красная армия освободила их от нацистской оккупации. Присутствие советских войск обеспечило формирование правительств с участием коммунистов. НКВД обрушил репрессии на местную политическую оппозицию.

    Особенно широкий размах они приобрели в Польше. Г.Димитров, занимавший тогда ответственный пост в ЦК ВКП(б), рекомендовал коммунистическим лидерам создать концлагеря, провести показательные процессы и казни.

    Однако в целом курс, проводившийся СССР в странах, куда вошли советские войска, в конце войны и в первые послевоенные годы, был сравнительно умеренным. По-видимому, это объяснялось тем, что этим странам предстояло нелегкое национальное восстановление, в котором готовы были совместно участвовать различные политические силы. После разгрома гитлеризма восстановление попранной нацистами демократии находило в обществе самую широкую поддержку. Советское руководство, вероятно, решило воспользоваться этим и объединить вокруг компартий широкие демократические фронты.

    Сталин говорил лидеру польских коммунистов В.Гомулке:

    «В Польше нет диктатуры пролетариата, и она там не нужна… Демократия, которая установилась у вас в Польше, в Югославии и, отчасти, в Чехословакии, это демократия, которая приближает вас к социализму без необходимости установления диктатуры пролетариата и советского строя».

    Стремление найти отличный от советского национальный путь к социализму — мирный, без диктатуры и гражданской войны, при сохранении парламентской системы — было широко распространено в среде коммунистов и социалистов и встречало понимание советской стороны. Не случайно утвердилось определение страны народной демократии. В Москве полагали, что национализация промышленности и банков, аграрная реформа способны обеспечить коммунистам влияние на массы, сделать их «полными победителями в стране» и «заменить социалистическую революцию».

    А.А.Жданов говорил об этом представителям финских коммунистов. Однако ни в Финляндии, где не было советских войск, ни в Австрии, которая была частично оккупирована Красной армией, а частично — западными союзниками, осуществить столь глобальные социалистические преобразования и привести коммунистов к власти не удалось.

    Однако с 1947 г. советская политика изменилась. К этому времени отношения между великими державами ухудшились. Влияние коммунистов в Западной Европе резко снизилось: во Франции и Италии они лишились правительственных постов, а в Финляндии потерпели поражение на выборах в сейм.

    В этой ситуации советское руководство и его ставленники в странах, находившихся под влиянием СССР, взяли курс на конфронтацию с социал-демократическими и крестьянскими партиями и на установление коммунистической диктатуры.

    В 1947—1948 гг. в Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании, Чехословакии были «раскрыты» сфабрикованные силами безопасности «антидемократические заговоры», что позволило разгромить оппозицию, уничтожить или вынудить эмигрировать ее лидеров.

    Фальсификация выборов в Польше, Венгрии, Румынии обеспечила коммунистам большинство в парламентах.

    В Чехословакии в 1948 г. был осуществлен государственный переворот. Незадолго до парламентских выборов министры, представлявшие демократические партии, оставили свои посты, протестуя против назначения нескольких коммунистов на ключевые должности в органах госбезопасности. Правительство должно было уйти в отставку, поскольку его покинули более половины членов. Однако вместо этого коммунисты во главе с председателем Совета министров К.Готвальдом по согласованию с советскими представителями в Чехословакии организовали выступления рабочих отрядов и вынудили президента Э.Бенеша сформировать чисто коммунистическое правительство. Единственный оставшийся в правительстве некоммунист — Я.Масарик — вскоре покончил самоубийством (или был убит).

    Свидетельством отказа от прежнего курса на национальные пути к социализму стало создание в сентябре 1947 г. Информационного бюро коммунистических партий (Коминформа). Это было возрождение единого центра руководства мировым коммунистическим движением. Стремление перейти к социализму посредством народной демократии сменилась курсом на социалистическую революцию и диктатуру пролетариата.

    Любые ссылки на национальные особенности социалистического строительства стали рассматриваться как «антимарксистские ошибки и извращения». Наступила пора жесткого диктата Москвы в отношениях с зарубежными компартиями.

     

    Советско-югославский конфликт

    В 1944—1945 гг. самым близким союзником СССР в Европе была Югославия. Там быстрее, чем в других странах Восточной Европы проводились социалистические преобразования по советскому образцу: национализация, создание плановой экономики, кооперирование крестьянских хозяйств. Югославская компартия, сыгравшая ведущую роль в борьбе против немецкой оккупации, к концу 1945 г. сосредоточила в своих руках всю политическую власть в стране.

    Югославские лидеры систематически демонстрировали свою преданность Сталину, решительно выступали против «американского империализма», активно участвовали в создании Коминформа. Сталин подчеркнуто демонстрировал расположение к Тито. По предложению Сталина Белград был избран местом пребывания рабочих органов Коминформа.

    Однако к концу 1947 г. отношение Сталина к Тито стало быстро ухудшаться. Вероятно, главную роль сыграло стремление Тито превратить Югославию в региональную сверхдержаву. Тито и Димитров без консультаций с Москвой вели переговоры об объединении Югославии и Болгарии в Дунайскую федерацию. Тито предлагал ввести югославские войска в Албанию и разместить их на албано-греческой границе. В ЦК ВКП(б) считали, что Тито пытается подчинить себе Албанию. Всё это вызывало у Сталина опасения и крайнее недовольство.

    Весной 1948 г. СССР отозвал из Югославии своих гражданских и военных специалистов. Сталин и Молотов направили руководителям югославских коммунистов оскорбительное письмо, обвиняя их в ревизии марксизма, оппортунизме и проведении антисоветской линии. Югославы отвергли все претензии как безосновательные.

    В июне 1948 г. Коминформ исключил КПЮ из своих рядов. Тито и его соратники обвинялись в «мелкобуржуазном национализме», ревизионизме и левацкой демагогии. Утверждалось, что КПЮ стала «кулацкой партией, в которой установлен турецкий террористический режим». Советские газеты призывали «здоровые силы» югославских коммунистов сменить руководство КПЮ.

    В октябре 1949 г. были разорваны дипломатические отношения между СССР и Югославией. В ноябре 1949 г. Коминформ принял резолюцию под названием «КПЮ во власти убийц и шпионов». Режим Тито именовался «фашистской кликой», а его политика — «политикой агрессии против восточноевропейских стран при поддержке США». Борьба с Тито объявлялась «интернациональным долгом всех коммунистических и рабочих партий». В ответ в Югославии были репрессированы коммунисты, поддержавшие линию Москвы и Коминформа.

    Конфликтом между Югославией и СССР попытались воспользоваться лидеры коммунистической Албании во главе с Э.Ходжей. Они предлагали Сталину подготовить восстание в населенном преимущественно албанцами югославском крае Косово и присоединить его к Албании. Советское правительство не пошло на это, но выразило готовность помочь в укреплении албано-югославской границы, предоставить албанской армии инструкторов и вооружение.

    Сталин в крайнем раздражении говорил, что достаточно ему «шевельнуть мизинцем — и не будет Тито». Однако ни организация в Югославии массовых выступлений против Тито, ни физическое устранение последнего не удались. Направить в Югославию войска Сталин не решился, зная о готовности югославов ответить на вторжение партизанской борьбой в горах. Пришлось учитывать и угрозу западной помощи Югославии.

    Столкнувшись с решительным отпором, Сталин вынужден был отступить. Свою ярость он сорвал на видных коммунистах других стран. В 1948—1949 гг. прокатился ряд политических процессов против «титовских агентов». В Венгрии был казнен Л.Райк, в Болгарии — Т.Костов. В тюрьмах оказались лидер польских коммунистов В.Гомулка, видный деятель венгерской компартии Я.Кадар и другие.

    Отношения между СССР и Югославией удалось нормализовать только после смерти Сталина.

     

    Берлинский кризис

    1948 год ознаменовался новым серьезным обострением отношений между СССР и странами Запада. На сей раз в центре внимания оказалась германская проблема.

    Ухудшение отношений между недавними союзниками уже в конце 1947 г. привело к срыву переговоров о выплате германских репараций и к объединению американской и английской оккупационных зон в так называемую Бизонию (позднее была создана Тризония, включившая в себя и земли, которые оккупировала Франция). Был взят курс на включение Западной Германии в план Маршалла и на подготовку к созданию на территории трех зон оккупации Западногерманского государства.

    Особенно острым был вопрос о Берлине. Западные сектора Берлина представляли собой анклав внутри советской оккупационной зоны. СССР рассчитывал полностью вытеснить западные державы из Берлина.

    Весной 1948 г. советская сторона ограничила связь, транспортное сообщение и торговлю между восточной и западными зонами, а летом полностью блокировала Западный Берлин, крайне затруднив снабжение его жителей продовольствием и предметами первой необходимости.

    Официальной причиной блокады стала попытка распространить на Западный Берлин проведенную в западных оккупационных зонах денежную реформу. Эта акция была вызвана тем, что СССР и страны Запада не смогли договориться о создании единого общегерманского банка при Союзном контрольном совете и о предоставлении ему права эмиссии денег.

    В Тризонии появились новые марки. В ответ в советской зоне была создана восточная марка, которую СССР стремился распространить на весь Берлин, включив таким образом Западный Берлин в экономическую систему Восточной Германии.

    Глава Советской военной администрации в Германии (СВАГ) маршал Соколовский заявил, что блокада будет продолжаться, пока Запад не откажется от создания западногерманского правительства.

    Советское руководство недооценило готовность Запада защищать свои позиции в Берлине. Командующий американскими силами в Германии генерал Л.Клей предлагал провести деблокирование Западного Берлина наземными силами, но президент Трумэн счел, что это слишком рискованно. Тогда был организован воздушный мост: американские тяжелые транспортные самолеты бесперебойно доставляли в Западный Берлин товары, прежде перевозившиеся поездами.

    Американцы перебросили в Англию 60 тяжелых бомбардировщиков, способных нести атомное оружие, и привели в боевую готовность стратегическую авиацию. В мае 1949 г. блокада Берлина была отменена.

    Берлинский кризис показал, что обе стороны стремились избегать крупномасштабного военного конфликта. Вместе с тем он стал важным этапом на пути к окончательному расколу Германии на два государства. В сентябре 1949 г. была провозглашена Федеративная Республика Германии, в которую вошли три западные оккупационные зоны, в октябре того же года — Германская Демократическая Республика, созданная на территории советской оккупационной зоны. Германия была на 40 лет расколота на два государства. Отношения между ними долго оставались враждебными. ФРГ вплоть до 1970 г. отказывалась признавать ГДР, а германский вопрос долго оставался одним из главных источников международной напряженности.

    Одним из последствий Берлинского кризиса стало создание в апреле 1949 г. Североатлантического блока — НАТО (NATO — North-Аtlantic Treaty Organization, т.е. Организация Североатлантического договора). В состав НАТО вошли США, Канада, Великобритания, Франция, Италия, Португалия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Дания, Норвегия, Исландия. В 1952 г. к НАТО присоединились Греция и Турция.

    В начале 1949 г. СССР и страны Восточной Европы создали Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), а затем начали подготовку к созданию общих военных структур, завершившуюся в 1955 г. оформлением Организации Варшавского договора (ОВД).

    Европа оказалась разделена на враждующие военные и экономические блоки.

     

    СССР и ближневосточный конфликт

    После второй мировой войны среди уцелевших в огне Холокоста европейских евреев усилилось стремление к созданию собственного государства. Десятки тысяч освобожденных узников гетто и концлагерей добивались возможности выехать в Палестину.

    Возникшее в 1897 г. движение сионизма (от названия горы Сион в Иерусалиме) провозгласило своей целью создание в Палестине еврейского национального очага. На протяжении первой половины ХХ в. численность евреев в Палестине постепенно росла за счет иммиграции. Значительный приток иммигрантов в 1930-х гг. был вызван нацистскими преследованиями.

    Великобритания, управлявшая Палестиной на основании мандата Лиги Наций, опасаясь враждебности арабов, всячески сдерживала приток еврейских беженцев, не останавливаясь перед расправами над нелегальными иммигрантами. В ответ еврейские организации в Палестине прибегли к террору против мандатных властей.

    В 1947 г. Англия отказалась от мандата и передала вопрос о судьбе Палестины в ООН. Евреи добивались раздела Палестины и создания двух национальных государств, арабы настаивали на независимости единой Палестины, соглашаясь предоставить евреям лишь статус национального меньшинства.

    В ноябре 1947 г. Генеральная ассамблея ООН приняла решение о разделе Палестины на два государства — арабское и еврейское. Арабы не признали этого решения. В Палестине начались столкновения между еврейскими и арабскими вооруженными отрядами.

    После провозглашения в мае 1948 г. государства Израиль соседние арабские страны начали против него военные действия, которые продолжались до весны 1949 г. Арабам не удалось уничтожить Израиль. Территория Арабской Палестины была разделена между Израилем, Иорданией и Египтом. Создать собственное государство арабы-палестинцы не смогли.

    На сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1947 г. СССР и страны Восточной Европы выступили за раздел Палестины. Советский представитель А.А.Громыко поддержал «стремление евреев создать свое собственное государство». В мае 1948 г. Советский Союз первым признал Израиль не только де-факто, но и де-юре. Во время арабо-израильской войны 1948—1949 гг. СССР поставлял Израилю оружие (формально поставки осуществлялись через Чехословакию).

    Поддержка Израиля объяснялась надеждой советского руководства превратить Еврейское государство, многие граждане которого имели российские корни, в свой форпост на Ближнем Востоке. Иные пути проникновения на стратегически важный Ближний Восток были для СССР в те годы закрыты: арабский мир всецело ориентировался на Англию. В Израиле же к Советскому Союзу, спасшему евреев от окончательного уничтожения, и лично к Сталину относились восторженно.

    И всё же расчеты на то, что Израиль станет проводником советского влияния в регионе, не оправдались. Ведущие израильские политики заняли проамериканскую позицию. Это объяснялось как их демократическими, а не коммунистическими взглядами, так и финансовой поддержкой, которую оказывали Израилю США и американские еврейские организации.

    Наконец, Израиль рассчитывал на массовую иммиграцию евреев, а советское руководство категорически не соглашалось разрешить свободный выезд всем советским евреям.

    Уже с 1949 г. отношения между СССР и Израилем стали быстро ухудшаться.

     

    Политика СССР на Дальнем Востоке

    Конфронтация СССР и Запада не ограничилась Европой, но охватила и Дальний Восток. После капитуляции Квантунской армии Советский Союз передал захваченное у японцев оружие китайским коммунистам.

    Если в годы японской оккупации КПК и Гоминьдан сумели приглушить разногласия и создать единый антияпонский фронт, то после окончания войны вражда между этими главными политическими силами Китая возобновилась. В 1947—1949 гг. КПК, опираясь на крестьянство, привлеченное осуществленной коммунистами аграрной реформой, одержала окончательную победу в гражданской войне над коррумпированным режимом Гоминьдана. Под властью Чан Кайши остался только остров Тайвань, на котором располагалась военная база США. В октябре 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика.

    В ноябре 1949 г. СССР установил дипломатические отношения с КНР и признал коммунистическое правительство в Пекине единственной законной властью в Китае. В феврале 1950 г. между СССР и КНР был подписан договор о дружбе, союзе и взаимной помощи сроком на 30 лет, с автоматическим продлением в случае, если ни одна из сторон не заявит о желании денонсировать его.

    СССР передал Китаю военно-морскую базу в Порт-Артуре и все права на управление КВЖД, предоставил КНР льготный кредит в размере 300 млн. долларов на закупку советского оборудования. В начале 1950-х гг. в советских вузах обучались тысячи китайских студентов, советские специалисты и рабочие помогали возводить промышленные объекты в Китае.

    Советский Союз и Китай демонстрировали полное единство позиций по основным вопросам международной жизни. Труды Мао Цзэдуна большими тиражами издавались на русском языке, газеты публиковали снимки: Сталин и Мао. Привычным стал лозунг «Русский с китайцем — братья навек!»

    На Западе приход коммунистов к власти в Китае восприняли как превращение страны в гигантского сателлита СССР. На самом деле, однако, ситуация была значительно сложнее. Конечно, в первые годы после образования КНР лидеры экономически отсталого коммунистического Китая склонны были подчеркивать свое отношение к Советскому Союзу как к «старшему брату». Однако Китай был слишком крупной державой, чтобы ему можно было навязать столь же тесную зависимость от СССР, как малым странам Европы. Амбициозные руководители КПК, прежде всего сам Мао Цзэдун, лишь временно соглашались на роль ведомых.

    Сталин, для которого победа коммунистов в Китае являлась прежде всего свидетельством дальнейшего ослабления империализма, должен был в то же время понимать, что со временем Пекин может предъявить претензии на лидерство в мировом коммунистическом движении.

    После капитуляции Японии коммунистический режим был создан также в занятой Красной армией Северной Корее. Демаркационная линия между советскими и американскими войсками на Корейском полуострове, проведенная по 38-й параллели, быстро превратилась в фактическую границу между двумя корейскими государствами.

    На юге возник проамериканский режим, на севере — просоветский. Лидером провозглашенной на севере Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) стал Ким Ир Сен, объявленный героем освободительной борьбы корейского народа.

    На самом деле Ким Ир Сен, находившийся в годы второй мировой войны в СССР и имевший чин капитана Красной армии, прибыл в Корею лишь после ее освобождения от японских оккупантов. Даже первые официальные речи Ким Ир Сена были написаны советскими советниками по-русски и лишь затем переведены на корейский язык.

    В 1948 г. советские войска покинули Корею, оставив северокорейской армии немалую часть своего вооружения. Формированием и обучением северокорейских войск руководили советские советники во главе с маршалами Малиновским, Мерецковым и Бирюзовым.

    В июне 1950 г. армия Северной Кореи вторглась на территорию Южной Кореи и стремительно двинулась на юг. Всего через три дня после начала вторжения северокорейские войска захватили столицу Южной Кореи Сеул, а вскоре взяли под свой контроль большую часть территории страны.

    Однако 7 июля Совет безопасности ООН осудил агрессию Северной Кореи и разрешил сформировать войска для ее отражения. (Резолюция Совета безопасности была принята в отсутствие советских представителей. СССР в это время не принимал участия в работе ООН в знак протеста против отказа других членов Совета безопасности исключить из ООН Тайвань и принять ее в состав КНР. Поэтому советская делегация не смогла при голосовании в Совете безопасности вопроса о Корее воспользоваться своим правом вето.)

    В составе войск ООН, направленных в Корею, были подразделения 15 стран, но основная роль принадлежала США. Командовал операцией американский генерал Д.Макартур.

    В середине сентября американский десант высадился в тылу наступающих северокорейских войск и вынудил их стремительно отойти. Американцы продвинулись почти до границы между Северной Кореей и Китаем. Тогда Мао Цзэдун направил в Корею под видом добровольцев огромную армию численностью 4,5 млн. человек.

    Советский Союз, объявивший резолюцию ООН незаконной и утверждавший, что Северная Корея лишь защищалась от южнокорейской агрессии, формально не принимал участия в войне, однако негласно направил на помощь Северной Корее и Китаю своих летчиков и части ПВО. В СССР в те годы распространился анекдот: «В воздушных боях отличился корейский летчик Ли Си Цын».

    На корейском полуострове начались тяжелые затяжные бои, в ходе которых китайцы сначала оттеснили американцев и южнокорейцев южнее Сеула, а потом вновь вынуждены были отступить севернее 38-й параллели. Летом 1951 г. по инициативе СССР начались переговоры, которые закончились подписанием перемирия через два года — в июле 1953 г.

    Война в Корее стала самым кровопролитным в истории локальным конфликтом. В ней погибли 9 млн. корейцев, 1 млн. китайцев, 54 тыс. американцев. Многие миллионы были ранены, стали инвалидами. Число жертв, понесенных Советским Союзом, остается неизвестным.

    Историки и политологи высказывают различные мнения о политической подоплеке войны в Корее. По одной версии, инициатива вторжения принадлежала Ким Ир Сену, который не без труда добился поддержки Сталина. По другой — подлинным инициатором был сам Сталин. Ряд авторов полагает, что Сталин сыграл решающую роль в вовлечении в конфликт Китая, чтобы усилить его зависимость от Советского Союза.

    Затяжная война в Корее позволяла СССР отвлечь внимание Запада от Европы и без помех укрепить свою власть над странами «народной демократии».

    В целом, однако, политические итоги войны в Корее оказались не слишком выгодны для СССР и его союзников. Объединить Корею силой не удалось. На Корейском полуострове надолго разместились американские войска. На Западе войну в Корее воспринимали как прелюдию к широкой советской агрессии — тем более, что Сталин на протяжении 1950—1953 гг. постоянно предупреждал, что эта война может перерасти в третью мировую. Опасения Запада подкреплялись известием о том, что в 1949 г. СССР взорвал собственную атомную бомбу, тем самым лишив США монополии на ядерное оружие.

    Стереотип «советской угрозы» привел к значительному росту военного бюджета США, к превращению НАТО из военно-политического союза в единую военную организацию с американским командующим во главе, к возникновению в 1954—1955 гг. новых военных блоков в Юго-Восточной Азии (СЕАТО) и на Ближнем и Среднем Востоке (Багдадский пакт). Холодная война приобрела глобальный характер.

    TopList